Архив rb.ru

"Я помогу любому пострадавшему на Майдане - я давал клятву Гиппократа"

Архив rb.ru
Ольга

Автор издания «РБ.РУ» — Архив

Ольга

Детский онколог помогает раненым в уличных боях в Киеве и борется за прекращение столкновений

"Я помогу любому пострадавшему на Майдане - я давал клятву Гиппократа"
Детский врач-онколог Олександр Ябчанка из Львовской области уже 2 месяца живет на Майдане: помогает пострадавшим в уличных боях и сам участвует в акциях протеста. Он рассказал RB.ru, почему в Киеве сложилась тяжелая ситуация с оказанием медицинской помощи пострадавшими активистами.

Олександр Ябчанка – детский онколог из Львовской области. Уже 2 месяца он живет на Майдане, оказывая помощь пострадавшим. Когда необходимости во врачебной помощи нет, он с другими активистами устраивает пикеты и митинги против вооруженных столкновений на улицах Киева. Свою постоянную работу он временно оставил – попросил у начальства отпуск на неопределенный срок.

Доктор рассказал RB.ru, почему сейчас в Киеве протестующим так трудно получить медицинскую помощь.

- На Майдане вы только оказываете медицинскую помощь? Или вы еще и участник акций протеста?

- У меня два вектора работы - это прием пациентов и работа активиста. Первые 2 недели я работал в медицинском центре, который мы, оппозиционеры, сами и организовали. Какое-то время после дежурств я ходил на протесты. Но вскоре из-за такого режима я начал буквально стоя засыпать.

Когда была необходимость в медицинской помощи, как это было на улице Грушевского (20 января "Беркут" штурмовал укрепления протестующих – было много раненых и серьезно пострадавших), я надевал майку с красным крестом и оказывал первую медицинскую помощь.

Сейчас, во время затишья, слава Богу, такой необходимости нет. Поэтому в данный момент я веду другую деятельность – вхожу в неформальное объединение, которое занимается акциями и пикетами. Свою задачу на сейчас понимаю так: остановить то безумие, которое здесь, на улицах Киева, происходит. Я занимаюсь тем, чтобы прекратить это противостояние, работаю над тем, чтобы это закончилось.

- С какими травмами к вам чаще всего обращаются пациенты "Евромайдана"?

- В первое время, в самом начале протестов, травмы были такого типа: поскользнулся - подвернул ногу, кашель-сопли, обморожение (это все было в мирное время в начале декабря). Когда начались боевые действия, жаловаться стали на проблемы с глазами и дыхательными путями (слезоточивый газ), появились осколочные ранения рук, ног от шумовых гранат с гвоздями – у меня были пациенты с такими ранениями. Во всех этих случаях я перевязывал, бинтовал, но, чаще всего, закапывал лекарство в глаза.

- Кто ваши пациенты? Только оппозиционеры? Или бойцы "Беркута" тоже? Вы им оказывали помощь?

- Да, в основном протестующие. "Беркут" мне не попадался. Вернее, я не знаю, были ли среди тех, кому я оказывал помощь, бойцы "Беркута".  Но если бы была необходимость помочь человеку из "Беркута", конечно, сделал бы это. Поймите, при всем моем негодовании относительно всего того, что "беркутовцы" делают. Я же давал клятву Гиппократа, я обязан помочь человеку, кто бы он ни был. Да и что "Беркут"? Среди них есть и нормальные люди.

- С какими проблемами сталкиваетесь: нехватка медикаментов, отсутствие необходимого оборудования?

- С медикаментами были проблемы в самом начале – в первых числах декабря. Но потом бросили клич, и проблем с лекарствами не стало.

- Очевидцы говорят, что иногда людей прямо на улицах оперируют без анестезии. Это правда?

- Медикаментов, которые можно купить в любой аптеке, достаточно. Но если говорить о тех медикаментах, которые могут обезболить в случае болевого шока, то тут анальгин с димедролом не помогут. И таких препаратов у нас нет. Операции делают не на улице, их делают в помещениях. На улице оказывают первую медицинскую помощь. Почему не в больницах, это очевидно. Люди отказываются от поездки в больницу – некоторые говорят: "Я лучше потеряю глаз, чем попаду в руки этим нелюдям (речь идет о "Беркуте" – прим. ред.)".

Кстати, отношение представителей правоохранительных органов к медикам – неадекватное. Они разогнали медицинский пункт на Грушевского, врачей побили. Я был там. Нечто подобное я видел, когда ходил на фильм "Сталинград" Бондарчука в 3D. Помещение медпункта было разбомблено.

- То есть вы подтверждаете, что правоохранительные органы Украины препятствуют оказанию медицинской помощи пострадавшим оппозиционерам?

- Да. Был случай: мой друг-активист сам повез человека в больницу (ему газ в глаза попал) – их там встретили молодчики в штатском и увезли. Моего друга нашли в лесу – его побили, бросили там молиться. А второго человека нашли мертвым на следующий день, он – одна из первых официальных жертв. Это уму непостижимо! Они приехали в больницу, уже были в кабинете врача, люди в штатском их схватили, побили и бросили в машины. Много таких случаев было, когда людей прямо из больницы увозил "Беркут".

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter