«Мы стали позиционировать себя как компанию в сфере искусственного интеллекта»

Людмила Чумак
Людмила Чумак

Редактор рубрик «Возможности», «Календарь» и «Образование»

Расскажите друзьям
Людмила Чумак

Автор и ведущий программы «Силиконовые Дали» на радио Megapolis 89,5 FM Владимир Смеркис поговорил о цифровой трансформации, искусственном интеллекте и роли персональных ассистентов в жизни человека с Дмитрием Кузнецовым — управляющим директором Google в России.

Другие интервью из программы «Силиконовые Дали» читайте по тегу.

«Трансформация происходит, хотим мы этого или нет»

Владимир: Дмитрий, все сейчас говорят про цифровую трансформацию бизнеса. Как с этим дела обстоят в России, и чем все отличается от Запада?

Дмитрий: Ну, действительно, тема сейчас достаточно актуальная. Мы видим каждый день по телевизору (который, на самом деле, пока еще не совсем цифровой) программы, выпуски о том, что трансформация необходима и на государственном уровне, например, на недавнем экономическом форуме. Мы считаем, это очень хорошо, что государство начинает уделять такое внимание цифровой трансформации, но, на самом деле, она уже происходит.

Владимир: А вообще, что такое цифровая трансформация? Переход бизнеса в онлайн, цифровизация процессов внутри или все вместе?

Дмитрий: На самом деле, это цифровизация всего, что нас окружает. Трансформация происходит, хотим мы этого или нет — ежедневно, ежеминутно. Если вы задумываетесь о том, чем вы чаще всего, каким предметом, каким устройством пользуетесь, то им окажется смартфон. А это, собственно, и есть основной ваш доступ в цифровой мир. Все данные, которые характеризуют вашу жизнь, собираются в вашем смартфоне, система их обрабатывает, и впоследствии данные могут использоваться для того, чтобы осуществлять какие-то дальнейшие действия. Это происходит на уровне отдельного человека, но точно так же это происходит на уровне группы людей, на уровне компаний, на уровне индустрий, на уровне государства. Поэтому оцифровка окружающего мира и использование данных, которые теперь имеются в цифровом виде, производство выводов, на основе выводов каких-то действий…

Владимир: Та самая Big Data, да?

Дмитрий: Да, та самая Big Data. Это и есть цифровая трансформация, о которой так много говорят.

Владимир: Ну, вообще, какое место России в цифровой трансформации? Россия — предприимчивая страна, предприниматели активно смотрят на тренды, пытаются что-то скопировать. Приведу небольшой пример: несколько лет назад мне пришлось найти телефон полиции Нью-Йорка для того, чтобы узнать информацию про одного человека, все ли в порядке, я зашел на сайт и просто ужаснулся, насколько все архаично, хотя, казалось бы: Силиконовая долина, Сан-Франциско, Google, Facebook и так далее. Почему так? Или американскому государству это не нужно, или в государственном секторе цифровая трансформация Америки не так быстро происходит. Опять-таки, московские парковки: насколько удобны приложения, СМСки… в чем дело?

Дмитрий: Я думаю, что здесь нельзя сказать, что есть какой-то универсальный сценарий для всех стран. Каждая страна проходит его по-своему. Какие-то страны, которые были, скажем, отстающими в плане развития технологического прогресса, смогли обогнать тех, кто был, может быть, даже на переднем фронте, как раз в силу того, что у них не было всего того наследства, которое могло замедлять прогресс. Как пример, вы сказали про Америку, которая, казалось бы, имеет очень много передовых разработок, но вот на бытовом уровне имеются очень архаичные вещи. Одна из наиболее передовых стран по развитию, например, цифрового банкинга и электронных денег — Кения.

Владимир: В общем, такой получается комплекс Наполеона – чем меньше у тебя исходных возможностей, тем быстрее ты бежишь вперед.

Дмитрий: Не всегда. Здесь, я думаю, что все-таки два тренда: один тренд — это то, чем меньше наследства, которое замедляет движение, тем можно быстрее двигаться вперед, с другой стороны, чем больше научного потенциала и потенциала образовательного там, где уже высокоразвитое общество относительно восприятия технологий, там все-таки трансформация происходит быстрее.

«Присутствие в интернете сейчас является обязательным»

Владимир: Дмитрий, я, допустим, предприниматель, у меня есть свой классический бизнес, который я делаю уже 15 лет, у меня есть сайт, визитка, куда можно позвонить. Какие шаги мне нужно предпринять, чтобы быть в современном контексте? Что можно сделать, чтобы получать новых клиентов, и что, в частности, Google делает, какие инструменты предоставляет?

Дмитрий: Раз у вас есть уже сайт и визитка, то вы уже лучше, чем половина, потому что статистика свидетельствует о том, что примерно 50% предпринимателей не имеют никакого присутствия в интернете.

Владимир: Вы про Россию говорите?

Дмитрий: Да, совершенно верно. И вообще, когда говорят про цифру, про цифровую трансформацию, то люди рассуждают: «Я же не занимаюсь разработкой приложений или IT-системами». Действительно, чтобы быть цифровым, не обязательно заниматься IT-системами, и если вы любой бизнес, даже очень традиционный, например, мебельный салон, конфетная продукция, цветы — это все бизнес, который может быть цифровым. Присутствие в интернете сейчас является обязательным.

Мы имеем многочисленные данные о том, как много предприниматели теряют аудитории в случае, если они отсутствуют в интернете. Для большинства бизнесов это является ну, фактически, жизненной необходимостью. Можно по-разному присутствовать, можно по-разному находить свою аудиторию. Мы говорим не только о присутствии, но еще про то, как общаться со своей аудиторией. То есть вы можете воспользоваться различными рекламными инструментами, вы можете воспользоваться абсолютно бесплатными социальными сетями, мессенджерами и так далее.

Когда рад, что цифровая трансформация наступает

Владимир: А сколько бизнесов чисто интернет создал. Недавно смотрел очередной блог на YouTube про тех, кто делает интернет-блоги и зарабатывает тем самым на жизнь.

Дмитрий: Да, и для многих их контент действительно востребован. К слову о том, какие инструменты присутствуют для развития в интернете. Есть многочисленные инструменты обеспечения бизнес-процессов, начиная с облачных хранилищ, где вы можете вести всю бухгалтерию, почтовых сервисов, на сегодняшний день есть уже такие продвинутые вещи, как использование машинного обучения, искусственного интеллекта. Более того, это может происходить не в каких-то космических сферах, а в совершенно приземленных областях.

Мы очень любим приводить в пример одного из инженеров, который работал в Google над машинным обучением и искусственным интеллектом, он живет в Японии, его родители занимались фермерством. Они выращивали огурцы. Их продукцию им приходилось достаточно долго сортировать, потому что магазины принимали огурцы определенного формата. Цены тоже варьировались от того, какой формы, какой размер и так далее. Инженер использовал машинное обучение, это была простейшая система с точки зрения механики, и теперь уже достаточно простая система с точки зрения самообучения. То есть он задал примерные параметры, система при помощи машинного зрения, которая и сейчас отлично работает, определяла огурцы и самостоятельно определяла форму, размер и с сортировала эти огурцы.

«Мы создаем экосистему, которая была бы выгодна всем»

Владимир: Дмитрий, давайте вернемся немного назад к вопросу о том, какие первые шаги необходимо сделать предпринимателю для того, чтобы присутствовать в сети? Мы поняли, что это важно, но тем не менее, статистика ужасает — всего 50% бизнесов присутствует в интернете, хотя должно быть 90 минимум.

Дмитрий: Ну, все видится в перспективе, потому что в других странах эти цифры еще ниже. Россия, на самом деле, не является отсталой, даже, скорее, мы будем в верхней части списка. Когда мы говорим про цифровую трансформацию, мы в каждой стране смотрим на ту ситуацию, которая есть в реальности – чего не хватает, что Google мог бы принести и как помочь с более быстрым движением в сторону этого прогресса. В каких-то странах, как, например, в Испании, Португалии, очень высокий уровень безработицы, особенно среди молодежи. Мы занимаемся тем, что даем дополнительную специальность в цифровом маркетинге…

Владимир: То есть, например, образовательные программы? А что, это для вас больше такая социальная вещь, или это как-то помогает бизнесу?

Дмитрий: И так, и так. Мы видим, что в этом есть очень большая социальная роль. С другой стороны, от того, что будет больше успешных бизнесов, эти бизнесы будут впоследствии нуждаться в рекламных продуктах, рекламных возможностях. Google зарабатывает деньги как раз на том, что предоставляет такие возможности.

Владимир: То есть вы с детства их взращиваете, в экосистему, грубо говоря, погружаете?

Дмитрий: У нас вообще подход такой, что мы создаем платформы, создаем ту экосистему, которая была бы выгодна всем. То есть у нас нет такого чисто коммерческого подхода, у нас очень много продуктов потребительских, которые совершенно не монетизируются, и нет моделей пока по тому, как они могли бы монетизироваться.

Дмитрий КузнецовДмитрий Кузнецов

Владимир: Ну вообще, вы закрыты?

Дмитрий: Нет, мы абсолютно открыты и как раз наиболее передовые наработки в том же искусственном интеллекте — это то, что мы выкладываем в открытый доступ, делаем возможным к использованию для любого, в том числе для малых предприятий. Возвращаясь к вопросу о том, что мы делаем: в Испании, Португалии мы обучаем молодежь, в Германии мы, например, помогаем компаниям, которые хотят работать на экспорт.

В России мы тоже начали с того, что сразу сосредоточились на цифровых, рекламных областях знаний, но потом поняли, что проблема немного более объемна, и понимание того, что такое цифра, почему нужно присутствовать в интернете, как достигать своей аудитории — это уже более глубокий уровень, который для России не является каким-то недостижимым. У нас все-таки высокий уровень образования, высокий научный потенциал, поэтому мы посмотрели на проблему более комплексно и поняли, что восприятие предпринимательства вообще и занятие своим делом – это такой комплексный вопрос, который в России все-таки хорошего ответа не имеет.

Владимир: А что, для вас важно, чтобы было больше предпринимателей?

Дмитрий: Да-да. Как я сказал, малые предприятия, которые будут успешными, которые будут развиваться —– они для нас в конце концов будут рекламодателями.

Владимир: А нет такого эффекта масштаба: почему бы большому предприятию не заказывать у вас большое количество рекламных, масштабных кампаний?

Дмитрий: Большие предприятия заказывают у нас большие рекламные кампании, это для нас тоже интересно. Это как раз очень интересный момент, где наши планы совпали полностью с планами государства. Как вы знаете, государство заинтересовано в том, чтобы диверсифицировать экономику, чтобы доля малых, средних предприятий в ВВП поднималась, сейчас она всего 20%, и в этом смысле мы очень сильно отстаем от других стран. Власть ставит задачу повысить эту долю до 30%, и здесь наши интересы очень сильно совпали. Мы со Сбербанком договорились и организовали программу «Бизнес класс». Это программа для предпринимателей, которая помогает им охватить весь комплекс вопросов, который возникает при открытии собственного дела, или, если у вас уже открыт – как дальше развиваться. Бизнес-план, работа с аудиторией, работа с персоналом, налоги, как вести финансы, логистика и так далее. То есть и тут фактически полноценный такой мини-курс для предпринимателя.

«Коммерчески наиболее успешна разработка игр»

Владимир: Дмитрий, в России, как мы уже заметили, достаточно большое количество светлых умов, технологических предпринимателей, много очень стартапов, которые переезжают на родину Google в США, многие остаются, развивают бизнес здесь, и здесь много акселераторов, программ, в том числе ваша со Сбербанком. Хотелось бы узнать ваше мнение про технологическое предпринимательство. Что происходит с разработкой в России, вы за то, чтобы оставалась разработка здесь, как обстоят дела, каков рынок?

Дмитрий: Во-первых, нам, действительно, очень приятно, что в России, как вы верно сказали, очень много светлых умов. Я могу подтвердить, что в составе инженерной команды Google присутствие русскоязычных специалистов очень большое. Что касается независимых разработчиков, мы видим, во-первых, в России большой потенциал, который реализуется, и еще больше потенциала, который еще можно реализовать. Мы работаем с предпринимательским сообществом именно в плане разработки. С какими-то компаниями, которые уже первые шаги в разработке сделали, мы работаем очень плотно, то есть мы делимся какими-то лучшими практиками, мы подсказываем, как наилучшим образом продвигаться в магазинах приложений, AppStore или Google Play.

Владимир: И в AppStore тоже помогаете?

Дмитрий: Да, потому что разработка универсальна. Мы знаем, что есть две лучших платформы для разработчиков. Для каких-то компаний мы устраиваем в том числе и полугодовые курсы в Кремниевой долине, при условии, что они возвращаются домой. У нас нет никакой заинтересованности в том, чтобы весь бизнес разработки концентрировался только там, напротив, мы бы хотели, чтобы таких центров было как можно больше. И вот в России сообщество разработчиков мы активно поддерживаем. Мы и сюда привозим экспертов, и ребят возим не только в Калифорнию, но и в различные кампусы по Европе, где мы организуем встречи и курсы.

Владимир: Раз вы регулярно общаетесь с разработчиками, какие тренды вы, как руководитель компании в России, видите? Вообще в плане разработки мобильных приложений.

Дмитрий: Коммерчески наиболее успешна разработка игр. Она до сих пор остается популярной потому, что интернет позволяет получать как раз глобальный масштаб. Есть несколько российских компаний, ежемесячный доход которых превышает $100 миллионов.

Владимир: Это издатели игр?

Дмитрий: Да, издатели игр, которые производят их в массовом порядке. Это не обязательно крупнейшие корпорации, тот же Mail.ru, который достаточно успешен, но и какие-то отдельные индивидуальные разработчики, которые выходят на значительный масштаб.

Владимир: Так называемые инди-разработчики, да? Насколько у них есть шанс?

Дмитрий: Как я уже сказал, существует несколько таких компаний, которые вышли на очень большие масштабы бизнеса буквально за несколько лет. Они не имели никакой поддержки кроме того, что Google (хотя мы и не единственные, кто этим занимается) как раз помог с образованием и продвижением. Есть несколько компании, которые занимаются не только софтом, но и хардом. Например, Hudway из Ижевска, которые разработали дисплей для автомобиля, очень простая, но интересная идея.

«Мы делаем продукты для людей, а деньги уже потом»

Владимир: Дмитрий, вы все-таки живете, наверное, в большей степени не за счет предпринимателей, а за счет пользователей, которые пользуются услугами Google. И предприниматели, которые с Google дружат, входят в экосистему. Как развивается компания в этом направлении, что можно нового ждать? Понятно, что Google — это поиск номер один в России, Google — это YouTube и еще много интересных, знаковых проектов. Как развивается, что нового, какие новшества нам ждать в 2018 году или в ближайшие годы, в каком направлении движется сама корпорация?

Дмитрий: Ну, действительно, из трех основных направлений — пользователей, бизнеса и экосистемы — мы ставим пользователей на первое место, и все, что мы делаем, делаем в первую очередь для них. Вот я уже сказал, что коммерциализация не является значительным приоритетом для компании, как бы странно это ни звучало для одной из самых дорогих корпораций в мире.

Владимир: Как раз-таки, наверное, когда компания уже заработала значительные суммы, и бренд стоит дорого, и капитализация на рынках достаточно высокая, конечно же, стоит отдавать деньги.

Дмитрий: Ну, мы отдавали с самого начала. У нас была немного по-другому философия построена: мы делали продукты для того, чтобы решать проблемы людей, а деньги уже следовали потом. Что касается трендов на нашу потребительскую продукцию: когда-то мы назывались поисковой компанией. Лет 5-6 назад мы полностью отказались от того, чтобы считаться ей и стали позиционировать себя как мобильную компанию. Мы видим тренд, который уже тогда зародился, что все это переходит в мобильные устройства, все это персонифицировано, это с вами каждую минуту, каждую секунду. Сейчас мы, начиная с позапрошлого года, стали позиционировать себя как компанию в сфере искусственного интеллекта. Потому что машинное обучение сейчас используется во всех наших продуктах: будь то поиск, будь то переводчик, фото, браузеры и так далее. Существует более 4 тысяч проектов Google, которые работают только с машинного обучения и искусственного интеллекта.

Владимир: Как минимум, я при поиске фотографий, которые находятся у вас в облаке, могу искать их по слову…

Дмитрий: Совершенно верно: вы можете там посмотреть фотографии прошлой субботы или все фотографии своей собаки, или где вы улыбаетесь, фотографии с ночных клубов, спортивных залов и так далее. Машина сама для вас определит, какие фото вам нужны. Вообще возможность компьютерного зрения открылa очень многие области, которые раньше вообще были недоступны. Например, стрит вью был открыт достаточно давно, но при помощи машинного зрения вот этот массив данных мы смогли расшифровать, то есть смогли прочитать вывески, когда работают те или иные заведения, что там находится и так далее.

Когда телефон предугадал твой запрос

Владимир: В том числе, ваши капчи в обучении, наверное, помогают.

Дмитрий: Ну, капча — очень ранний этап. Сейчас существуют гораздо более сложные системы. Но тренд в основном идет как раз к искусственному интеллекту. Чтобы было понятнее: если раньше для того, чтобы получить какую-то информацию, вам нужно было сформулировать запрос, вам выдавались ссылки, вы по ним переходили, находили ответ. Следующий этап, когда вы задавали вопрос, и вам на многие вопросы следовал сразу ответ.

Владимир: Сколько два доллара в рублях, например…

Дмитрий: Совершенно верно. Там, сколько лет президенту, когда будут выборы и так далее. То есть на многие однозначные вопросы были ответы сразу, в первой же выдаче. Сейчас мы переходим к тому, что стараемся предвосхитить то, что вам может понадобиться в следующий момент.

Владимир: Как это выглядит, сейчас это уже есть?

Дмитрий: Да, есть. Ну, самый простой пример: вы собираетесь в поездку, смартфон вам подсказывает, что нужно выходить уже из дома потому, что сегодня пробки, или, например, рейс перенесен, или там, куда вы летите, будет дождь — возьмите зонт. То есть система старается предугадать, это может распространяться на любые жизненные ситуации. Вплоть до того, что система понимает, что вы давно не общались со своим приятелем, вы вместе любите итальянскую кухню, и говорит, что в соседнем кафе есть столик, у вас у обоих есть время, предлагает вам пообщаться.

Владимир: Это действительно будущее, которое, я думаю, что совсем не за горами, можно сказать, завтрашний день.

Дмитрий: Абсолютно верно. Очень многие элементы предсказания, предвидения того, что вам понадобится, есть уже сейчас.

«Вы же не боитесь автомобиля, который знает, что вы в нем делаете?»

Владимир: Хотелось бы узнать ваше мнение, ваши планы по поводу цифровых ассистентов, то есть когда можно было спросить у телефона, какая погода в Майями, и он голосом нам отвечал, это было здорово. Куда продвинулись технологии, что сейчас, какие проблемы есть и где мы будем через какое-то количество времени?

Дмитрий: Ну, как я уже сказал, система может не только вам ответить, но и предугадать, что вам будет интересна именно погода в Майями. То есть предвосхищение — это достаточно важный элемент того, как работают и должны работать в будущем ассистенты, другой очень важный момент — не только предвосхитить информацию, но и дать возможность предпринять действия по поводу этой информации. Как я сказал, например, система может определить, давно ли вы встречались со своим приятелем и предложить вам встретиться в ресторане, посмотрев в ваши календари, в вашу почту или пользуясь еще какими-то данными, которые о вас имеются.

Владимир: Поскольку это делает робот, он не залезает в вашу частную жизнь.

Дмитрий: Система восприятия того, насколько это безопасно и насколько это соблюдает вашу приватность, насколько это этично, конечно, очень большой вопрос, который везде обсуждается. Мы считаем, что поскольку это абсолютно бездушная и обезличенная система, компьютер, как мебель, как автомобиль… вы же не боитесь автомобиля, который, например, знает, что вы в нем делаете? Или не дай бог он сбил человека— это не автомобиль виноват, виноват водитель.

Владимир: Согласен, но с другой стороны здесь есть такие побочные вещи. Например, если все компьютеры в офисе находятся в одной сети, я, например, часто вижу, что у меня появляются путевки в Испанию. Может быть, ассистент собирается в отпуск, а мне об этом не сказал?

Дмитрий: Да, но это пока еще несовершенства системы, которая действительно вот должна персонально для вас подбирать то, что было бы релевантно, представляло какой-либо интерес. Ну, как я сказал, не только подбирать эту информацию и предлагать ее, но и давать возможность совершать сразу действия. То есть чтобы вы, не выходя из интерфейса, могли заказать путевку, если вдруг она, конечно, для вас предназначена и для вас релеванта, или вызвать такси, или заказать еду и так далее. То есть вот это действие, которое вам необходимо совершать, опять же, в каком-то ежеминутном, ежедневном режиме, это то, что будет, опять же, неотъемлемой частью ассистента в будущем, ну, и сейчас мы уже видим, как это начинается.

Владимир: Некоторые ассистенты могут меньше, чем другие. С чем это связано?

Дмитрий: На самом деле много факторов, которые на это влияют. Прежде всего, объем данных, которые может проанализировать система, и производительность этого анализа. Это основное, что определяет, насколько точной и насколько релевантной будет предлагаться вам информация. Системе нужно мясо в виде данных для того, чтобы их анализировать, знать, где вы были, что вы думаете, какие у вас интересы и так далее.

Владимир: И почти завершающий вопрос. Отдельные помощники должны существовать, должны развиваться, или вы считаете, что двух больших игроков будет достаточно?

Дмитрий: На самом деле, мы всячески приветствуем конкуренцию в любом виде и в любых областях, если будет таких помощников много – прекрасно, но объективности ради стоит сказать, что конечно большое количество данных собрать, наверное, смогут не слишком много компаний.

Владимир: Скажите, Google вообще смотрит на блокчейн как технологию развития дальше?

Дмитрий: На технологию смотрит, а на криптовалюту пока не смотрит.


Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
Innovate or Die
13 ноября 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase