Rusbase
«Зашивать раны можно и дома за чайком».
Виктория Сбитякова – о своем бизнесе на тренажерах для хирургов Suture Pad


... и победе в Rusbase Young Awards



18 июня 2019




Учиться в медицинском и делать бизнес – занятие не из простых. Но Виктория Сбитякова справляется и мечтает о большем. Идея производить и продавать тренажеры для хирургов пришла ей, когда она сама увлеклась хирургией. Трудолюбивые студенты начинают учиться вязать узлы и зашивать раны еще до практики в больницах, и помогают им в этом тренажеры – имитаторы кожи. Но хорошие в России стоят очень дорого, а дешевые обычно плохого качества. Намучившись с липкой резиновой «кожей» с AliExpress, Вика и ее друзья решили делать их самостоятельно – так появился Suture Pad.

Сейчас ребята продают тренажеры студентам по всей России и за рубеж и мечтают о собственном заводе. Вика со своим проектом получила премию Rusbase Young Awards в номинации Girls in Tech, которую поддержал Mastercard. Нам она рассказала, как объединить любовь к медицине и бизнесу, популяризировать хирургию и чем похожи стереотипы о женщинах-хирургах и женщинах-предпринимателях.
Как превратить боль студентов-медиков в бизнес
Инструменты из набора Suture Pad
– Ты всегда хотела стать врачом?

– Я долго думала над своим будущим. В школе хотела работать в нефтегазовом секторе, потому что хорошо понимала химию. Но потом подумала, что инженер – это довольно скучная профессия, по крайней мере для меня. Однажды мне приснилось, что я врач – и после этого я была твердо уверена в выборе, никаких сомнений не было. Это было в конце 10-го класса. Отучилась в Уфе в медицинском, сейчас учусь в Первом Московском медицинском государственном университете на лечебном деле.
Планирую работать врачом и параллельно развивать свое дело.

Для практики нужен наставник-хирург, но без знаний к хирургу тоже не пойдешь.
– Что тебя привлекает в профессии врача?

– То, что ты помогаешь людям, и так понимаешь свою нужность. И еще понимаешь, что самая главная ценность – это не бизнес и деньги, а здоровье. Мне хотелось узнать, как его можно поддерживать.

– Почему ты тогда вдруг решила заняться бизнесом? Что тебя подтолкнуло?

– Мы с моим молодым человеком Рашидом Садыковым учимся в медицинском университете, и мы оба заинтересовались хирургией. Но это довольно сложная специальность, потому что помимо теоретических знаний нужна практика и нужно уметь много работать руками. Для практики нужен наставник-хирург, но без знаний к хирургу тоже не пойдешь. И мы решили, что нам нужно осваивать базовые хирургические навыки: начать вязать узлы, шить. Сначала мы заказали тренажер с AliExpress, но он был очень плохого качества, весь липкий, на нем невозможно было шить! Тогда мы решили с друзьями Рашида и нашими будущими партнерами – братьями Данилой и Александром Вардаковыми – своими силами начать делать тренажеры и потом посмотреть, как это вообще пойдет. Парни начали тестировать: пытались понять, как подобрать материал по прочности, похож ли он на живую ткань. И через несколько месяцев мы начали делать тренажеры.

– И вы решили производить их не только для себя?

– Да. И социальные сети в этом отлично помогли. Первым нашим каналом продажи в 2016 году стала – и до сих пор остается – группа во «ВКонтакте» «Медач». Мы выбрали площадку, где много разных людей из разных городов. Это не просто мертвая группа с мемасиками: они там обзоры свои делают. И вот в «Медаче» о нас узнали. Потом мы начали участвовать во всяких медицинских мероприятиях, олимпиадах. Сейчас мы уже активно продаем.


Год назад мы сделали наборы – и они стали популярными.
«Нам говорили, что это никому не надо, что это бред»
– Какой у вас был стартовый капитал?

– 200 тысяч рублей. Мы купили 3D-принтер и с этого начали. Это все личные накопления четверых участников команды.

– А кто вообще вас поддерживал, вдохновлял?


– В основном сами себя поддерживали. Данила и Саша хорошо разбираются в производстве. У Данилы образование профильное — инженерное, и он самый главный советчик в этих вопросах: как все лучше сделать, чтобы это было и выгодно, и полезно, и функционально, чтобы тренажер долго служил.

– Кто ваши основные клиенты?

– Студенты. Мы приходили к нескольким преподавателям и они говорили: «Зачем это нужно?», «Это никому не надо». Может, не надо было продавать тренажеры: они, наверное, хотели, чтобы мы их подарили. Людям всегда хочется, чтобы им что-то дарили. Но пока у нас вроде как идут продажи, от 70 до 100 в месяц – мы и рады. Год назад мы сделали наборы – и они стали популярными. Еще была такая ситуация: ребята из Казани предложили купить у нас тренажеры подешевле и продавать их у себя. Мы поехали в Казань, думали, будем вместе работать. Но потом ребята начали делать свои тренажеры, а параллельно писали нам в соцсетях с других аккаунтов, что наши тренажеры прорезываются. Я сначала очень переживала, но они пару месяцев поработали и закрылись.

– В каких еще конкурсах, кроме Rusbase Young Awards, вы участвовали?

– Сначала ходили по преподавателям, писали заявки на гранты. Потом я утихомирилась и перестала.

– Почему?

– Нам говорили, что это никому не надо, что это бред. «Есть же губка, можно на губке шить». Можно и в туалет на улицу ходить! И я перестала – продаем и продаем. Сейчас мы проходим акселератор МФТИ. Ну и в разных олимпиадах, конференциях, которые в университетах проходят, мы участвуем.

– Кто-нибудь предлагал вам партнерство?

– Предлагали, но мы подумали, что не готовы брать инвестиции, потом будем должны. Возможно, в будущем передумаем, но пока нет такого плана.
Как и где производят тренажеры
– Как устроены ваши тренажеры?

– У нас есть двухслойные, четырехслойные, для эндоскопии, есть сосуды, есть лапароскопическая станция с инструментами (для тренировки операций через небольшие отверстия – прим.редактора) . Мы даже начали делать свои инструменты, думаем их доработать и продавать. Обычные инструменты слишком дорогие для студента, стоят где-то 50 тысяч рублей. Не совсем целесообразно такое покупать, потому что они все-таки для хирургии, студенту нужен упрощенный вариант. И мы можем сделать недорого, как раз для студентов. Таких дешевых аналогов пока нет.

Мы и шовный материал начали продавать, наборы сделали – и не собираемся на этом останавливаться. Чтобы было проще научиться, мы сделали для студентов видеоуроки на YouTube. В хирургии очень важна практика! В Германии, например, лучше развито симуляционное обучение, чем у нас. Но нам часто говорят, что заниматься на тренажерах дома, за чайком, гораздо лучше. Вечером или ночью, когда есть время. Можно хоть на улице шить, на даче. Одна наша клиентка, студентка из Германии, начала тренироваться, и когда она пришла на операцию ассистировать, то уже приноровилась, не растерялась, у нее все получилось, а хирург ее похвалил.

– А сколько они стоят?

– Один тренажер стоит 1200 рублей. Наборы – от 2200 до 4600 рублей. Себестоимость их около 600 рублей.

– Где вы их производите?

– В Уфе. Мы с Рашидом оттуда, и там живут Данила и Саша, которые занимаются производством. У нас там помещение, где стоят фрезерный ЧПУ-станок, 3D-принтер. Мы производим товары под заказ. Например, я понимаю, что скоро какая-то модель закончится, сообщаю ребятам, и они ее делают. В среднем получается одна посылка в месяц.

– Кто еще в России производит такие тренажеры?

– В основном у нас используют импортные дорогие тренажеры.

– Какие у вас еще бывают трудности?

– Ну, основная сфера деятельности – это все-таки учеба. Приходится совмещать, и иногда не хватает времени. Все-таки в любую сферу нужно углубляться и заниматься чем-то одним.
– Как ты организуешь свое время, чтобы все успевать?

– Первые три курса у нас учеба очень сложная, потом становится легче. Я учусь до обеда, потом занимаюсь делами Suture Pad, а вечером уже своими личными. Часто без выходных. Если что-то не сделаешь днем, то придется делать это вечером. Получается, что постоянно в это вовлечен.

Я всегда мечтала заниматься бизнесом, и в будущем я хотела бы посвятить себя коммерции. Поэтому, что я хотела, я получила.

– А как же медицина?

– Я думаю о бизнесе в медицине.

– У тебя есть какие-то личные качества, которые тебе помогают организовать свое время, заниматься несколькими делами одновременно?

– Я люблю организовывать, и одним делом мне скучно заниматься. Я никогда не говорю, что какие-то идеи – бред, всегда стараюсь поддержать и подумать, как это можно развить.

– Тебе самой кто-то говорил такое?

– Да, очень много людей, особенно преподаватели. Сейчас много экспертиз, акселераторов в университетах – я на них ходила и мне говорили: «Кто это у вас купит?». А я им: «У нас уже 2000 продаж». Но от старшего поколения все равно скептицизм какой-то был.

– Как это можно изменить?


– Надо просто работать. Поначалу меня это очень расстраивало, сейчас я уже более спокойно ко всему отношусь. Надо работать и все. И сотрудничество с университетами – это, конечно, хорошо, к этому надо стремиться.

– Какие у тебя еще увлечения кроме медицины и предпринимательства?

– Я люблю читать психологические книги, художественную литературу. Люблю искусство, особенно импрессионистов. Жизнь принадлежит искусству и торговле – это две мои любви. Хожу по музеям, на все выставки в Москве, могу в Вену съездить на Моне посмотреть.
Как устроена команда Suture Pad
Никто никого не пытается контролировать, у каждого есть своя задача. Вот я говорю, что нужны 100 тренажеров, они их производят.
– Сколько человек сейчас в твоей команде?

– Я общаюсь с клиентами, хожу к преподавателям, делаю контент – у меня в команде скорее административно-организаторская деятельность. Рашид – генератор крутых идей, он все придумывает, смотрит, как и что можно сделать, а еще учится на хирурга. Данила – инженер, с самого начала нам помогает. Они вместе с Сашей занимаются производством. У Саши как раз на старте было нужное нам помещение. Они оба по 10 часов могут что-то ремонтировать, в чем-то ковыряться.

Такая у нас команда. Конечно, в будущем хотелось бы, чтобы это был «мини-завод». Самое главное, что мы друг друга слышим. Никто никого не пытается контролировать, у каждого есть своя задача. Вот я говорю, что нужны 100 тренажеров, они их производят. Каждый за свою задачу отвечает и больше ничего не делает. Никто не контролирует мои посты или встречи. У каждого есть своя роль, а контроля – нет.

– Вы планируете расширять команду?

– Да, я думаю нанять менеджера по продажам и SMM-менеджера.

– Какие у вас основные затраты?

– Мы тратим деньги на зарплаты, на расширение ассортимента, на закупку самого материала. Все, что мы получаем, мы тратим.

На чем еще зарабатывает компания
– Вы проводите мастер-классы по медицине Sons of Medicine. Как к вам пришла такая идея?

– Мы еще до переезда в Москву хотели свой клуб, посвященный медицине и хирургии. Когда переехали в Москву, я познакомилась с людьми, у которых преподавательский талант, они многое умеют и знают. И я предложила тем, у кого есть базовые хирургические навыки, работать с нами. Так появился наш клуб. У нас сначала были занятия по базовым навыкам, сейчас уже преподаем и кожную пластику, и ринопластику, открыли школу по эндоскопии. Занятия проходят 2-4 раза в месяц. Преподаватели – талантливые студенты. Несколько месяцев назад мы думали снять помещение для этого, но скоро переезжаем в Казань. Там уже хотим сделать такие курсы на базе больницы, потому что обычно студенты ездят на практику за рубеж, но нет никаких гарантий, что ты там чему-то научишься. Увы, такая поездка больше похожа на туристическую. А в хирургической школе учащимся гарантируют лекции и дадут что-то поделать руками. Надо рассказывать о таких полезных профессиях.

Нас поддержал известный хирург Башанкаев Бадма Николаевич — и те, кто ходит к нам в клуб, могут ходить к нему на операции — он может дать поассестировать, — проникнуться этим операционным духом и понять, нравится или не нравится. В хирургии ведь очень важна практика. Мне кажется, каждый студент-медик должен попробовать себя в этом направлении. Даже если он не станет потом хирургом, он сможет понять – его это или не его. К нам, например, очень много девушек приходят, которые мечтают о хирургии, но это очень сложно.

– Именно для девушек?

– Вообще для людей любого пола, но если они это выбирают, то они потом в этом работают.

– Мастер-классы приносят вам доход?

– Это не супер золотая жила. Мне просто нравится этим заниматься, тут даже финансовый вопрос не так остро стоит. Конечно, это не суперприбыльный бизнес, на «Ягуар» мы еще не накопили. Деньги вообще сложно зарабатывать. Мне и раньше говорили, что в медицине сложно совмещать работу и учебу, но я не верила, а теперь понимаю, что это правда так. Рашиду вообще родители не помогают. Мне родители дают немного денег, но в основном сами себя обеспечиваем, и хотелось бы и дальше продолжать.

– А вы сами проводите занятия?

– Рашид проводит. А у меня пропал интерес к хирургии, я решила, что это очень сложно. Эта профессия очень непростая со всех сторон: ты постоянно стоишь на ногах, у тебя ненормированный рабочий день, тебе нужно делать, например, ампутации, а это морально тяжело.

– Как ты поняла, что это все не для тебя?

– Рашид, мой молодой человек, работает хирургом, и я знаю, с чем он сталкивается. Мы берем интервью у многих видных хирургов, и у них на первом месте хирургия, на втором месте хирургия и на третьем месте хирургия. И они постоянно работают – настоящие трудоголики. Но популяризировать хирургию мне нравится. Для канала «Медач» мы берем интервью, проводим встречи. Например, устроили вечер с женщиной-хирургом недавно – всем понравилось.
У меня пропал интерес к хирургии. Эта профессия очень непростая со всех сторон: ты постоянно стоишь на ногах, у тебя ненормированный рабочий день, тебе нужно делать, например, ампутации, а это морально тяжело.
Виктория
– Ты получила премию Rusbase Young Awards в номинации Girls in Tech. Как ты считаешь, есть ли разница между женщиной и мужчиной в бизнесе?

– Мне кажется, что хотя и говорят, что разницы нет, она есть. Все дело в стереотипах. Как, например, женщина-хирург. Когда мне вручили премию, я привела пример, что девушки и в технологиях, и в хирургии – редкость, но мы стараемся популяризировать хирургию для девушек. Если они хотят этим заниматься, то они должны этим заниматься.

– Что обычно останавливает девушек?

– То, что девушке надо заводить семью, заниматься бытом. Мне кажется, это очень утомительно. На это можно весь день уйти – дел нескончаемый список. И женщина, мне кажется, чувствует вину, если она не убирается, например. Ей сложно отвлечься от семейных ценностей.

– А как ты к этому относишься?

– Мне больше нравится своими делами заниматься. Но дома при этом должно быть чисто! Мне нравится, когда у меня свободный график, поэтому хочу работать на себя. Так больше времени и на семью, и на свои дела.

– В медицине так не получится?


– Да, весь твой график – это твоя работа. Мой молодой человек постоянно работает, с 8 до 22. На Западе очень много женщин-хирургов, но они по-другому работают. У них четко составлен график и они могут сменяться во время операций. У нас хирурги на одной операции всегда стоят, и кто начал, тот и заканчивает. Но в целом идет такая тенденция, что женщин в хирургии будет больше, потому что сейчас женщины открыто говорят, что только домом заниматься им не нравится, что это скучно. Сейчас у женщин появился голос. Они начали работать, начали получать деньги, и появился выбор, в том числе выбор профессии.

– Когда ты начинала свой бизнес, тебе был 21 год. Были сомнения, что, может, пока рано, что надо набраться опыта?

– Мы так не относились к этому. Для какого-то другого дела, может быть, и нужен опыт. У нас само все сложилось. Мы не придумывали план, просто работали.

«
«Mastercard, как технологическая компания работающая в глобальной платежной индустрии, управляет самой быстрой в мире сетью обработки платежей, которая соединяет потребителей, финансовые институты, торговые организации, правительственные и деловые структуры более чем в 210 странах и территориях. Создаваемые продукты и решения позволяют проще, безопаснее и эффективнее решать повседневные задачи людей. Например, делать покупки, путешествовать, вести бизнес и управлять финансами.

Также Mastercard поддерживает проекты тесно связанные с образованием и предпринимательством. Именно поэтому, идея RusBase создать Премию «Rusbase Young Award», вдохновила Mastercard на то, чтобы стать партнером этой инициативы и принять участие в процессе создания благотворной среды для развития молодежных инновационных стартапов.

Впечатление, которое на всех произвели номинанты во время защиты проектов было незабываемым. Яркие идеи, интересное воплощение, амбициозные задачи, структурированный подход к проблеме – все это стало критериями для выбора победителей в партнерских номинациях Mastercard – Digital и Girls4Tech (специальная номинация для девушек предпринимателей).

В Mastercard абсолютно уверены, что победители в этих номинациях смогут в дальнейшем развить свои стартапы, и превратить их в большие, успешные бизнесы, которые тоже сделают жизнь людей проще, безопаснее и эффективнее»

©Rusbase, 2019
Автор: Анна Меликян
Фото к материалу: Даниил Примак для Rusbase
Благодарим Bloom-n-Brew за локацию для съемок


Дарья Кушнир