Истории

Сергей Гуриев: «Быть вторым в сегодняшней экономике очень трудно»

Истории
Ольга Лисина
Ольга Лисина

Редактор

Ольга Лисина

14 мая Лекторий РЭШ совместно с проектом InLiberty провел лекцию профессора экономики Школы политических наук в Париже Сергея Гуриева на тему неравенства, а мы записали для вас самое интересное. 

В первой части речь шла о том, каким бывает неравенство и почему важно говорить о нем сейчас, в период пандемии. А из этого материала вы узнаете, растет ли неравенство в мире сегодня и при чем тут глобализация и технологический прогресс.
Сергей Гуриев: «Быть вторым в сегодняшней экономике очень трудно»

Shutterstock / Artistdesign29

Растет или падает неравенство сегодня

Один из вопросов в исследовании неравенства заключается в том, насколько люди на самом деле знают данные о неравенстве. И ответ на этот вопрос такой: не знают. 

На самом деле глобальное неравенство доходов снижается. Если мы посмотрим на весь мир как единое целое и посчитаем неравенство в этом всемирном распределении доходов, то оказывается, что этот коэффициент снижается. Оказывается, что за последние 20 лет произошли большие изменения, в первую очередь, конечно, связанные с ростом доходов в развивающихся странах — в Китае и Индии. 

При этом неравенство внутри стран растет. И есть целый ряд стран, в которых этот рост был достаточно существенным. Например, в США.

При этом надо сказать, что в Китае рост неравенства остановился примерно 15 лет назад. В Бразилии в начале XXI  века неравенство даже снизилось. Конечно, может оказаться так, что неравенство доходов низкое, а неравенство богатства или неравенство возможностей высокое. Например, как в России. 

Выросло ли неравенство между странами? Это зависит от того, как измерять. Если вы будете брать каждую страну как одну штуку и не взвешивать их по населению, то неравенство между странами не меняется. Если взвесить страны по населению, то, конечно, роль Китая и Индии резко возрастает, и тогда оказывается, что неравенство между странами падает. 

При этом оно остается огромным.

Если посмотреть на то, насколько важную роль играет место рождения — точнее, страна, в которой вы живете (хотя кроме 3% мировых мигрантов, 97% людей живут в тех же странах где они родились), — это определяет 77% различий доходов в мире. И в этом смысле, конечно, мир остается крайне неравным местом. Но это неравенство снижается.

Почему вам кажется, что глобальное неравенство растёт? Об этом есть целый ряд исследований. Есть неинформированность людей. Люди думают о фактах, которые происходят вокруг них, основываясь на данных из прессы, а пресса скорее рассказывает нам плохие, а не хорошие новости. Это нормально. Если вы не проверили недавние данные, вы будете удивлены, насколько жизни все-таки стала лучше. 

Слон, поднявший хобот

Важный график, который надо иметь в виду, говоря о неравенстве — это Elephant Curve, кривая со слоном. Если долго смотреть на этот график, вы увидите слона, который поднял хобот.


Этот график смотрит на 20 лет между 1988 и 2008, 20 лет глобализации и технического прогресса до кризиса 2008 года. 

В среднем в мире реальный доход с учетом инфляции вырос на 24%. Это примерно 1,2% в год. Сколько людей могут сказать, что их доход вырос больше, чем на 24%? Оказывается, большинство мирового населения. Весь глобальный средний класс, а также глобальный 1%, который крайне много выиграл от этих 20 лет. 

Но оказывается, что есть люди, которые выиграли меньше. Это люди, которые живут в самых бедных странах — их доход вырос примерно на 15%. Есть люди, которые не выиграли почти ничего. Это люди из посткоммунистических стран, в некоторых из них доход по-прежнему находится на уровне конца 80-х — начала 90-х. Это нижний средний класс в Америке и других развитых странах, а также люди из Италии и из Японии. 

В мире есть существенное количество людей, которых глобализация и технический прогресс этих 20 лет не сделали богаче.

Эта «кривая слона» показывает, насколько важно смотреть не на средний рост, который 24% за 20 лет — это вполне неплохая величина. Но есть люди, которые не выиграли практически ничего, и есть глобальный 1%, который выиграл очень много. 

Где здесь китайцы и индийцы? Они в середине. Это те люди, которые выиграли больше всего — 75% за 20 лет.

Что было в посткоммунистических странах

В целом за 27 лет перехода к рынку (с 1989 до 2016) доходы в переходных экономиках выросли чуть больше, чем на 50%, то есть примерно на 2% в год. Но сколько людей в переходных экономиках могли бы сказать: «Да, мой доход рос на 2%»? Оказалось, что только верхние 30%. Выигрыш большинства, или выигрыш среднего жителя посткоммунистических стран, был существенно ниже. 

Еще один фактор — то, что начальные несколько лет были ужасными. Почти все проиграли от реформы, только самые богатые могли сказать: «Мой доход почти не упал». Поэтому ситуация с доходами и в начале реформ, и по результатам 25–30 лет реформ вызывает много вопросов.

Для нижних 10% спад был очень болезненным, и восстановление к уровню начала реформ было достигнуто только в конце нулевых годов. Человек, который в начале реформ был в нижних 10%, сейчас может похвастаться ростом доходов на 17% за эти почти 30 лет. В то время как для самых богатых ситуация была гораздо лучше — рост был 82%. 

В России неравенство гораздо выше. Средний рост дохода в России был примерно 70% за 27 лет. Но только 20% самых богатых россиян могут сказать, что они заработали больше, чем 70% за эти годы реформ.

И чем богаче вы, тем больше вы выиграли. 


Почему растет неравенство в развитых странах

Во всем мире идут два серьезных процесса, которые невозможно остановить и которые порождают не только средний быстрый экономический рост, но и победителей и проигравших. 

  • Глобализация создает тот самый экономический рост, который помогает, например, быстрому росту в Китае и Индии. Но глобализация порождает и проигравших, включая проигравших в развитых странах. При этом правительства плохо работают над компенсацией потерь. 
  • Технологический прогресс, автоматизация, роботизация, экономика платформ, новые технологические гиганты — это процесс, который также создает добавленную стоимость, инновации и экономический рост. Но также порождает победителей и проигравших. Есть люди, чьи рабочие места замещаются роботами, и у этих людей больше никогда не будет работы — им нужно искать другую профессию. 

Еще одна важная вещь, о которой часто забывают, — то, что глобализация и технический прогресс усиливают друг друга. Чем быстрее развиваются технологии, тем быстрее снижаются транспортные издержки, издержки коммуникаций, издержки работы в удаленном режиме.

Чем, с другой стороны, быстрее снижаются эти издержки, тем легче получать доступ на глобальный рынок. А чем больше у вас размер рынка, тем больше у вас стимулов для того, чтобы изобретать новые технологии. 

И в такой экономике — с высоким уровнем глобализации, с быстрым развитием технологий — возникает ситуация, когда победитель получает все. Если вы самый лучший глобальный производитель социальных сетей, то вы и выиграете. А вторая самая лучшая технология проиграет. Быть вторым в сегодняшней экономике очень трудно.

Shutterstock / Hyejin Kang

Если бы были границы

Лучший в мире поисковый движок — это Google, но есть страны, где есть локальные поисковые компании. Например, в Китае, где есть граница, которая не позволяет Google работать там в полной мере. И есть Россия, где есть удивительное чудо — «Яндекс», который выигрывает за счет того, что он первым вошел на рынок и хорошо понимает русский язык.

Тем не менее, в большинстве стран сегодня почти не осталось локальных поисковых компаний. 


Проигравшие «середнячки» 

Очень важный фактор — это то, что глобализация и автоматизация не просто приводят к созданию проигравших и победителей, но и что проигравшие находятся в середине распределения по доходам.

От глобализации и автоматизации выигрывают самые высококвалифицированные люди, люди с высшим образованием: программисты, консультанты, банкиры, люди, которые занимаются развлечениями, профессора, исследователи, юристы и так далее. 

А также рабочие места создаются в низкоквалифицированном сегменте — это те рабочие места, которые слишком дорого аутсорсить или автоматизировать, потому что зарплата у них очень низкая.

И возникает такой феномен поляризации рынка труда: рабочие места создаются наверху и внизу и пропадают в середине. 

Что происходит с этими людьми в среднем сегменте? Некоторые из них меняют профессию, учатся, становятся банкирами, инженерами, программистами, двигаются в этот сегмент. 

Часть из них уходят с рынка труда, играют в видеоигры. Часто это приводит к так называемым смертям отчаяния, когда люди злоупотребляют алкоголем, наркотиками, опиоидами, и это приводит к самоубийству или ранней смерти. 

Или они переходят в низкоквалифицированный сегмент. Тогда они, разумеется, теряют в зарплате, и это само по себе оказывает давление на этот сегмент. 

Влияет ли неравенство на рост?

Статья двух экономистов (Aiyar and Ebeke, 2018) из Международного валютного фонда показывает, что, конечно, мы не можем говорить о причинно-следственных связях, но по крайней мере мы можем говорить о том, что корреляция разная в разных странах. 

Они сказали: давайте посмотрим на неравенство доходов, а также на неравенство возможностей. Они взяли страны с низкой межпоколенческой мобильностью (изменением уровня доходов и социального статуса детей относительно родителей — прим. ред.). Вот, например, Россия — это одна из таких стран. И разделили свою выборку, все страны в мире на две половины: страны с низкой межпоколенческой мобильностью и с высокой. 

В странах с низкой межпоколенческой мобильностью, где неравенство в большей степени является несправедливым, есть отрицательная корреляция между неравенством и темпами экономического роста. А в странах с высокой межпоколенческой мобильностью такой корреляции нет, то есть нет проблемы, что неравенство дорого обходится росту.

То есть в странах, где неравенство является несправедливым и неэффективным, оно отрицательно влияет на рост. А в нордических странах, а также в англо-саксонских странах, кроме Америки, есть равенство возможностей — по крайней мере, оно более высокое, — и поэтому неравенство не приводит к тем эффектам несправедливости и неэффективно, о которых я говорил.


Фото на обложке: Shutterstock / frankie's

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Сергей Гуриев: «Представьте, что в Кремниевой долине не было бы людей, которые родились в эмигрантских семьях или в других странах»
  2. 2 Технологическая революция усугубила глобальное неравенство. Вот, что мы можем с этим сделать

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase