Истории

Блогеры заходят слишком далеко в погоне за прибылью. Не пора ли их урегулировать?

Истории
Анна Самойдюк
Анна Самойдюк

Редактор

Анна Самойдюк

Все больше блогеров рекламируют продукты под видом простых советов. Далеко не всегда эти продукты являются качественными. Имеет ли смысл бороться с мошенничеством в социальных сетях? И как это можно делать?

Блогеры заходят слишком далеко в погоне за прибылью. Не пора ли их урегулировать?

В августе бьюти-блогер Марлена Стелл загрузила девятиминутное видео под названием «Что я думаю о бьюти-сообществе» в свой канал, на который сейчас подписаны 1,4 миллиона человек. Хотя она отказалась назвать имена, это видео – попытка пролить свет на хищную жадность в коммьюнити.

«Тысячи инфлюенсеров в сфере красоты хотят сделать себе имя. Они хотят делиться своей любовью к макияжу, делать что-то, что им нравится. Некоторые, к сожалению, делают это только ради славы. Им хочется ездить в разные путешествия, зарабатывать большие деньги. Их интересует только популярность», – объяснила она.

Стелл рассказывает историю о том, как она пыталась продвинуть свой собственный бренд косметики Makeup Geek. «О нас мало кто слышал, и отчасти потому, что мы не платили немыслимые деньги инфлюенсерам. У нас нет для этого такого бюджета… Мы не хотим платить блогеру $60 тысяч за одно видео», – вспоминает она. Некоторые блогеры даже занимались вымогательством: «Мне говорили, что если я не заплачу определенную сумму за видео, о Makeup Geek либо будут говорить плохо, либо не будут говорить вообще».

Фото: YouTube. Марлена Стелл 

История Стелл – не единственный такой случай в мире инфлюенсер-маркетинга. Мэнни Гутиерреза, бьюти-блогера с пятью миллионами подписчиков на YouTube, обвинили в том, что ему заплатили за умышленную вражду со стартапом по производству ресниц. Вероятно, ожидалось, что это приведет к повышению продаж продукта. Обе стороны отрицают такой сговор.

За последние годы индустрия инфлюенсер-маркетинга сильно выросла. По оценкам, она будет генерировать к 2020 году $10 млрд выручки. По мере того, как все больше и больше брендов выходят на рынок, спрос на инфлюенсеров увеличился. «В 2016 году одобрение популярного блогера стоило бы от $5 до $10 тысяч. Сейчас бренды платят за ту же рекламу более $100 тысяч», – утверждает Пэрис Мартино из Wired.

В связи с тем, что такой огромный поток денег поступает в нерегулируемый, все еще развивающийся рынок, мы наблюдаем разные этические скандалы. Ранее в этом году, например, несколько известных ютуберов начали рассказывать о своей борьбе с депрессией и выгоранием. Блогер Элль Миллс в одном из своих видео кричала в камеру: «Я всегда этого хотела. Какого же черта я так несчастна?». Эти видео стали переломным моментом в сообществе YouTube, и многие стали задумываться о выгорании и бремени постоянного преследования онлайн-славы.

Но волна доброй воли закончилась после того, как многие заметили, что некоторые эти блогеры в конце своих видео рекламируют приложение BetterHelp, соединяющее вас за определенную сумму с профессиональным психологом, с которым вы можете поговорить о своих проблемах. Пользователи приложения сообщили о плохом сервисе и написали десятки жалоб. Вскоре этих известных ютуберов, рассказавших свои личные «болезненные» истории, обвинили в циничном использовании темы психического здоровья для набивания своих карманов.

Фото: The Atlantic

Ведущие платформы пытались урегулировать инфлюенсер-маркетинг в рамках собственных экосистем. Facebook и YouTube ввели новую функцию, которая позволяет пользователям помечать пост как проплаченный контент, содержащий рекламу. Недавно Instagram объявила о закрытии приложений, используемых инфлюенсерами для накрутки лайков и комментариев.

Стоит также рассматривать проблему и со стороны потребителей. Среднестатистическому пользователю социальных сетей очень сложно определить, является ли пост проплаченным. Журналистка BuzzFeed Кэти Нотопулос ведет регулярную колонку, в которой пытается отличить рекламу в социальных сетях от простых постов с советами.

Вероятно, вы задаетесь вопросом: а вмешивалось ли правительство? В прошлом году мы наблюдали, как Конгресс вызывал технических руководителей и заставлял их отвечать за поступки их пользователей. Им задавали вопросы касательно сбора данных и вмешательства других стран в политические процессы, но ни одна из дискуссий не затрагивала тему инфлюенсер-маркетинга.

Всю работу берут на себя федеральные агентства, в частности Федеральная торговая комиссия США. Уже с 2000-х она выпускала руководство о том, как выкладывать спонсируемый контент онлайн. В общем и целом, если есть какие-либо отношения между владельцем аккаунта в социальной сети и брендом, оплачиваемые или неоплачиваемые, и они не очевидны пользователям, в подписи к посту следует указывать, что это реклама.

Тем не менее, этических и противозаконных нарушений в интернете слишком много, чтобы такие меры были эффективными. С ростом «нано-» и «микроинфлюенсеров» – пользователей социальных сетей лишь с несколькими тысячами подписчиков – этот мир стал слишком непокорным, чтобы любое правительственное агентство могло осуществлять эффективный мониторинг.

Конечно, то же можно было сказать и о вмешательстве в выборы США, но повышенное внимание к проблеме заставило платформы инвестировать миллионы долларов и нанимать тысячи новых сотрудников для борьбы с такой деятельностью и повышения рекламной прозрачности. С индустрией инфлюенсер-маркетинга должно произойти нечто столь же возмутительное, чтобы компании начали предпринимать более серьезные меры для искоренения и регулирования плохого поведения.

Фото: Mashable

В ближайшее время мы, вероятнее всего, увидим усиление контроля и координации между игроками отрасли. Ведущие технологические платформы и рекламные агентства уже объединились для разработки новых инструментов для борьбы с мошенничеством, и эти же компании начали более серьезно относиться к проблеме. Большие бренды вроде Kellogg’s ужесточили свою политику в отношении сотрудничества с инфлюенсерами. Unilever объявила в прошлом году, что больше не будет работать с инфлюенсерами, которые купили подписчиков. Конечно, не у каждого бренда есть такие ресурсы для управления маркетингом, поэтому индустрия все еще находится в поиске более масштабируемых решений.

А пока нам нужно просто скептически относиться ко всему, что мы видим в Instagram, и не верить каждому слову блогеров.

Источник.


Материалы по теме:

«Инста-муж это звучит гордо»: история мужчин, делающих снимки для блогов своих жен

10 вещей, которые не следует делать в Instagram

Пока, крупные блогеры! Бренды теперь выбирают «микроинфлюенсеров»

Как хакеры воруют популярные аккаунты в Instagram

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

Комментарии

ПРОГРАММЫ И КУРСЫ

17 сентября — 12 ноября 2019

Digital PR & SMM

17 — 20 сентября 2019

Product nights B2B

20 — 21 сентября 2019

AIRF: Apache AirFlow