Эра IT-стартапов близится к концу

Расскажите друзьям
Вероника Елкина

Кремниевая долина считается тем самым местом, куда приезжают ребята, придумавшие революционную идею в гараже или комнате общежития, чтобы открыть компанию, которая перевернет весь мир. Эта история произошла с Apple и Microsoft в 1970-х, с Amazon, Yahoo и Google — в 1990-е и с Facebook — в нулевых. Но все это события прошлого. На самом деле за последние десять лет на свет не появилось ни одной новой крупной технологической компании, сравнимой с Google и Facebook. Что же происходит?

Начиная с 2010 года в мире существует нехватка революционных стартапов в IT-сфере. Разумеется, люди до сих пор открывают стартапы. Но последним действительно успешным технологическим стартапом был Facebook, а он появился на свет 13 лет назад.

До недавнего времени многие считали, что Uber станет новым техногигантом Кремниевой долины. Но вот уже его генеральный директор уволился из компании со скандалом, в России Uber объединяется с Яндекс.Такси, а его будущее выглядит весьма сомнительным. Другие технологические компании, появившиеся за последние десять лет, не ровня основным гигантам. Airbnb, самый дорогой американский стартап после Uber, оценивается в $31 миллиард, а это лишь 7% от стоимости Facebook. Другие стартапы вроде Snap, Square и Slack стоят еще меньше.

Так что же происходит? Корреспондент издания Vox задал этот вопрос руководителям и инвесторам стартапов Кремниевой долины.

«В 90-е годы Google и Amazon, должно быть, чувствовали себя, как Колумб и Васко да Гама во время первого путешествия, — сказал Джей Завери, инвестор фирмы Social Capital. — Первопроходцы среди интернет-компаний смогли "сорвать плоды, которые висели под рукой" и занять такие привлекательные ниши, как поиск, социальные сети и онлайн-торговля. Запоздалым последователям вроде Pinterest в итоге пришлось довольствоваться остатками».

Другие топ-менеджеры и инвесторы ответили на вопрос немного иначе. Современные техногиганты стали значительно умнее в плане предупреждения возможных угроз своему доминированию на рынке. Они агрессивно захватывают новые рынки и покупают потенциальных конкурентов, пока те еще относительно малы. Критики полагают, что, помимо этого, они научились гораздо лучше контролировать и блокировать ключевые части интернет-инфраструктуры, тем самым перекрывая путь на рынок начинающим интернет-компаниям.

B2B-магазин Rusbase поможет найти инвестора.

В итоге индустрия интернет-технологий стала все больше походить на типичную монополию, где всем управляет ряд крупных компаний, надежно сидящих на своих главенствующих позициях.

Техногиганты часто покупают стартапы на ранних этапах существования

Каждый в Кремниевой долине знает, что такие некогда успешные компании, как Sun Microsystems, AOL и Yahoo погибли из-за крупных перемен в сфере технологий. Венчурный инвестор Фин Барнес считает, что сейчас техногиганты внимательно изучили ошибки предшественников и не собираются их повторять.

Например, для Facebook первым испытанием на прочность было появление смартфонов. Изначально Facebook был только сайтом, и отсутствие мобильной версии в эпоху расцвета смартфонов могло застать социальную сеть врасплох, как это было с Yahoo. Однако Марк Цукерберг сразу понял, что за смартфонами будущее, и потому сделал создание мобильной версии Facebook первостепенной задачей.

facebook

Фото: AP

Кроме того, Цукерберг начал скупать фирмы, чьи мобильные приложения набирали большую базу пользователей. В 2012 году он приобрел за $1 миллиард Instagram, где тогда работало всего несколько сотрудников. Через два года Цукерберг купил стартап WhatsApp за $19 миллиардов.

Глава Facebook действовал по принципу, который впервые использовала Google. В 2006 году компания приобрела YouTube за $1,65 миллиарда, а в 2005 — малоизвестную фирму Android, которая затем помогла Google захватить рынок мобильных операционных систем.

Все эти приобретения сыграли огромную роль. По статистике, в списке самых популярных социальных сетей после Facebook идут WhatsApp и YouTube. Следующую позицию занимает Instagram, если исключить из списка китайские сайты. Если бы все эти компании сохранили независимость, то они с легкостью стали бы крупными конкурентами Google и Facebook. Но вместо этого они превратились в еще одну часть империй этих двух техногигантов.

Amazon использует аналогичную стратегию. В 2009 году компания купила онлайн-магазин Zappos, а через год — Quidsi, создателей популярного в Америке сайта для молодых родителей Diapers.com.

Независимые технологические компании сталкиваются с жесткой конкуренцией

Но не все стартапы принимают предложения техногигантов. Например, в 2013 году генеральный директор Snapchat Эван Шпигель отказал Марку Цукербергу в продаже своей компании, хотя тот предлагал $3 миллиарда. В 2017 году Шпигель вывел свою фирму на IPO.

В ответ Facebook сделала собственную версию многих функций Snapchat. Например, в прошлом году в Instagram появились Истории, которые изначально были в Snapchat. Буквально за полгода Историями в Instagram стало ежедневно пользоваться больше человек, чем самим приложением Snapchat. Кроме того, Instagram выпустила свою версию линз Snapchat. В итоге из-за конкуренции с Instagram начала падать стоимость акций Snap.

snapchat

Фото: Drew Angerer/Getty Images

В 2012 году генеральный директор Yelp Джереми Стоппелман отказал Google и Yahoo в сделке о слиянии и вывел свою компанию на IPO. В ответ Google сделала собственный сервис отзывов о рынке местных услуг. Стоппелман считает, что Google использует свое доминирующее положение в сети, чтобы давать своему продукту преимущество.

«Google начала закручивать гайки и контролировать результаты органического поиска, — сказал он. — Страницы Yelp отображаются в результатах поиска Google ниже, из-за чего компании труднее найти новых пользователей».

Страх перед жесткой конкуренцией может быть отличной мотивацией для независимых стартапов, чтобы объединиться с крупными игроками. Изначально компания Quidsi отклонила предложение Amazon о покупке. Тогда Amazon решила резко снизить цены на подгузники.

«Руководители Quidsi изучили стоимость доставки и оптовые цены Procter&Gamble и поняли, что за три месяца Amazon понесет убытки в размере $100 миллионов из-за своего снижения цен, — рассказал Брэд Стоун, автор книги "The Everything Store: Джефф Безос и эра Amazon". — Amazon могла справиться с такими потерями, а вот Quidsi нет, поэтому в 2010 году руководство решило продать компанию техногиганту».

Современным стартапам нужно больше средств для выживания

Классические IT-стартапы вроде Yahoo, eBay, Google и Facebook смогли открыться с небольшими затратами и окупиться буквально за несколько лет.

«У Марка Цукерберга было огромное преимущество, потому что он просто пробовал разные идеи и не испытывал такого напряжения, которое бывает у обычных людей, когда они создают компанию», — объяснил Майк Мэйплс, инвестор компании Floodgate.

Цукерберг запустил Facebook в 2004 году, и в то время содержание веб-сайта стоило довольно дешево, даже если учесть, что им пользовался миллион человек. Очень быстро проект Цукерберга начал приносить выгоду. Facebook рос, сайт стал очень прибыльным, и у компании появилось много денег, которые можно было тратить на приобретение стартапов и новые идеи.

Но в последние годы ситуация изменилась.

snapchat

Фото: Vivien Killilea/Getty Images

Инвесторы поняли, насколько выгодны доминирующие технологические компании, поэтому они изо всех сил стараются вливать деньги в стартапы, чтобы именно они захватили рынок. По иронии судьбы, такие действия лишь мешают кому-либо достичь рентабельности.

Именно так обстоят сейчас дела на рынке каршеринга, где Uber и Lyft развязали многолетнюю ценовую войну. Uber она обошлась в несколько миллиардов, а его меньшему противнику — в миллионы долларов. Похожая ситуация и на рынке доставки пищи: местным компаниям приходится тратить миллионы, чтобы привлечь клиентов.

Основные игроки рынка все чаще контролируют платформы, на которых мелкие стартапы пытаются найти пользователей.

«Facebook выросла, потому что работала по методу "дайте мне адрес вашей электронной почты, и я буду приглашать ваших друзей в Facebook", — сказал Стоппелман. — Позволяет ли Facebook использовать этот метод другим на своей платформе? Конечно же, нет. Тут все работает иначе: "заплати $4 за вход, и мы приведем тебе пользователей, попутно хорошо на них заработав"».

Так что несмотря на то, что сейчас можно очень дешево открыть онлайн-сервис, компании вынуждены тратить миллионы долларов на рекламу, чтобы показать свое приложение потенциальным пользователям. И большая часть этих рекламных денег уходит в Google и Facebook.

Меняется сама природа инновации

Из-за всех этих трудностей даже стартапу с действительно революционной идеей будет сложно найти клиентов. Новые крупные IT-компании не появляются на свет, потому что возможности создания привлекательных онлайн-сервисов ограничены.   

Пару месяцев назад в интернете все смеялись над стартапом Juicero, который продавал безумно дорогую соковыжималку. Тот факт, что инвесторы профинансировали такой дорогой продукт, говорит о том, что они не могут нормально поддерживать товары, нацеленные на массовый рынок.

История Juicero — радикальный пример. Но возьмем, к примеру, относительно молодые IT-стартапы вроде Snap, Square и Pinterest. Вряд ли они смогут произвести такую революцию, которую сделали Apple, Amazon и Google в свои ранние годы.

tesla

Фото: Justin Sullivan/Getty Images

Подобные случаи были и раньше. В 50-е, 60-е и 70-е был настоящий бум инноваций в сфере производства полупроводников. Но со временем рынок остепенился, и его захватили такие крупные компании, как Intel, Samsung и Qualcomm. В Кремниевой долине не перестали появляться инновации, они просто переключились с микросхем на другие сферы.

В 80-х открылись компании Microsoft, Adobe и Intuit, которые занимались разработкой ПО. Они по-прежнему зарабатывают много денег, и для стартапов в индустрии осталось не так много места.

lyft

Фото: TechCrunch

Вполне возможно, что ситуация в сфере приложений и онлайн-сервисов достигла аналогичной точки. Можно сделать столько разных приложений, но похоже, что Google, Facebook и Snap захватили самые важные рынки.

Конечно, это не значит, что мы больше не увидим никаких инноваций в Кремниевой долине. Они появятся, но будут выглядеть совсем иначе, чем те, что мы видели за последние 20 лет.

Возьмем, к примеру, Tesla. С одной стороны, это классическая компания Кремниевой долины. Она находится в Пало-Альто, и в ней работает целая армия программистов, разрабатывающая все — от сенсорного интерфейса до программ беспилотного вождения.

Но с другой стороны, Tesla отличается от типичных компаний Долины. Apple производит айфоны в Китае, а у Tesla есть автомобильный завод в штате Калифорния. Uber и Airbnb не принадлежат машины и дома, а Tesla тратит миллиарды долларов на фабрику по производству солнечных батарей.

Так что, несмотря на доминирующее положение Google, Facebook, Amazon и других гигантов, еще не факт, что они останутся лидерами технологических инноваций в широком смысле этого слова. Инновация может проявляться в неожиданных направлениях: например, не только в сфере мобильных приложений, но в электромобилях и доставочных дронах. Мы привыкли считать Кремниевую долину, интернет и инновацию неотъемлемыми частями друг друга, но новая волна инноваций может выглядеть совсем не так, как мы привыкли ее видеть.

Источник.


Материалы по теме:

Google научит иностранные стартапы работать по принципам Кремниевой долины

15 компаний, которые не купили: что с ними стало

Когда Facebook и Google уничтожат конкуренцию, наступит новая эра феодализма

Стартапы, которые скупает Facebook: как стать следующим?



Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Sibos
16 октября 2017
Ещё события