Rusbase

Первый сервис на деревне



Как интернет-бизнес проникает на село
Кому сегодня нужен сельский интернет? Судя по тому, как мировые ИТ-гиганты рвутся со своим бесплатным интернетом в развивающиеся страны, они надеются отменно заработать на подключении офлайнового населения.
За новых юзеров сегодня конкурируют Facebook (любимое детище Цукерберга Internet.org), Google (интернет с воздушных шаров в рамках Project Loon), Microsoft (разворачивает в Африке Wi-Fi на солнечных батареях) и SpaceX (спутниковый интернет). Google недавно договорился с Индией установить 400 точек бесплатного Wi-Fi-доступа на крупнейших железнодорожных станциях страны.

Китай пошел еще дальше. Там не просто подключают деревни к сети, а создают условия для развития интернет-бизнеса в сельской местности. Китайские власти заручились поддержкой онлайн-ритейлера Alibaba, чтобы вовлечь сельское население в электронную коммерцию. Всего в рамках этой программы в Китае запустят 100 тысяч деревенских интернет-магазинов.
Как интернет продвигается в российскую глубинку?
По данным аналитиков GfK, к концу 2015 года аудитория Рунета составила 84 млн человек, или 70,4% россиян старше 16 лет. Из-за кризиса и насыщения спроса рост аудитории Рунета и отечественных онлайн-рынков замедляется. Дальше Рунет будет расти за счет старшего поколения и пользователей из глубинки, ранее не вовлеченных в интернет-экономику.

Среди сельского населения доля интернет-пользователей вдвое меньше, чем среди городского. Только у трети домохозяйств на селе есть доступ к широкополосному интернету.

Отчасти цифровое неравенство деревни и города нивелируется за счет мобильного интернета. Мобильные устройства приходят на помощь там, где отсутствует другая инфраструктура — по оценке РОЦИТ, мобильные телефоны есть у 91% россиян старше 18 лет.

По данным фонда «Общественное мнение», весной 2015 года в интернет выходили 54% жителей сел. Но к товарам и услугам из сети они приобщаются не сразу. Аналитики Data Insight подсчитали, что в 2014 году онлайн-покупателями стали только 9% селян. Так сказывается отсутствие на селе стационарного интернета. А заказывать в интернете товары с мобильных девайсов россияне пока не привыкли — доля таких покупок не превышает 15%. К тому же интернет-магазинам и частным логистическим операторам сельский потребитель пока не очень интересен из-за низкой платежеспособности.
Хотя проникновение сети в сельской местности растет, 40 млн россиян вообще никогда не использовали интернет. По наблюдениям Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), активность пользователей в сети напрямую зависит от экономического развития региона.

Еще один аспект информационного неравенства — низкая цифровая грамотность населения РФ. Региональный общественный центр интернет-технологий (РОЦИТ) оценил ее на уровне 4,79 баллов из 10. Аналитики учитывали уровень пользования соцсетями, потребления товаров, услуг и контента через интернет, знаний о цифровой безопасности и востребованность электронных госуслуг. Показатели владения интернетом неравномерно распределены по стране. Хуже всего дела обстоят в Сибирском, Приволжском и Крымском федеральных округах — там средний уровень интернет-компетенций оценивается на 3,9, 3,3 и 1,3 балла соответственно. По мнению РОЦИТ, киберликбезом должен заниматься интернет-бизнес, чтобы увеличить себе рынок.
По мере проникновения интернета в сельской местности растет спрос на онлайн-услуги. Этот процесс запущен и уже не остановится. Больше государства ему помогли частные компании, распространившие 3G-модемы.
Федор Вирин,
сооснователь аналитического агентства Data Insight
На декабрьском форуме «Интернет-экономика» первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин объяснил интернет-безграмотность россиян их незаинтересованностью в онлайн-услугах. Он призвал государство и бизнес развивать комфортные интернет-сервисы.

На конференции FinTech Lab 2015 замглавы «Почты России» Владимир Салахутдинов советовал финансовым стартапам продвигать свои услуги в деревнях, где жители еще не избалованы удобными способами оплаты. Ранее «Почта России» провела эксперимент с использованием mPOS-терминалов, который помог ей собрать на 10% больше коммунальных платежей.
Что уже делают?
Для расширения интернета в регионы государство запустило проект по устранению цифрового неравенства. Этот проект входит в 10-летний контракт на оказание универсальных услуг связи, который в 2014 году Федеральное агентство связи заключило с ОАО «Ростелеком».

В рамках госконтракта компания:

- проложит 215 тысяч км оптоволокна;
- подключит к интернету 13,6 тысяч сел и деревень от 250 до 500 человек;
- построит 21 тысячу пунктов коллективного интернет-доступа в населенных пунктах от 500 человек.

«Ростелеком» установит в селах Wi-Fi-точки, которые будут передавать данные со скоростью до 10 Мбит/с. К 2020 году доступ к интернету получат около 5 млн сельских жителей. За это госкорпорация может получить около 168 млрд рублей из Резерва универсального обслуживания, куда российские операторы связи перечисляют по 1,2% своей выручки.

Весной 2015 года «Ростелеком» объявила тендер стоимостью 616 млн рублей на установку Wi-Fi-хотспотов в селах. В партнерстве с региональными и муниципальными властями компания готова подключить к широкополосному интернету школы, больницы, библиотеки и другие социальные объекты, а затем и частные дома.
К декабрю 2015 года «Ростелеком» построил 946 точек доступа и 19 тысяч км оптоволокна. Тогда же стало известно о сокращении финансирования проекта по устранению цифрового неравенства. Это означает, что госкорпорация установит меньше сельских Wi-Fi-точек, чем планировалось ранее.

И все же она получит монополию на деревенский интернет. Частные операторы связи тоже расширяют свои оптоволоконные сети, но они делают это лишь в городах. Им попросту невыгодно тянуть оптоволокно в поселки меньше 20 тысяч жителей — это слишком долго окупается.

Сельский Wi-Fi от «Ростелекома» даст бесплатный доступ к ограниченному количеству сайтов (в списке их около 2 тысяч). Платный тариф, подразумевающий безлимитный доступ, обойдется селянам в 45 рублей в месяц.
«По мере роста проникновения ШПД на селе востребованность цифровых сервисов будет выравниваться с так называемым городским потреблением, — уверены в госкомпании. — И на селе будут пользоваться электронными государственными услугами, онлайн-банкингом, электронной коммерцией и так далее.
«Почта России» — второй крупнейший инфраструктурный игрок на селе. Филиальная сеть госпредприятия насчитывает 42 тысячи почтовых отделений, более 30 тысяч из которых находятся в сельской местности. В отдаленных поселках почтовое отделение — зачастую единственный канал связи и финансовых услуг.

Ранее «Почта России» была основным исполнителем госконтрактов на обслуживание пунктов коллективного доступа в интернет. Теперь это забота «Ростелекома», который, однако, привлекает к этому «Почту России» как субподрядчика. Но такие контакты приносят «Почте России» меньше доходов, чем она получала из Резерва универсального обслуживания.

Год назад правительство одобрило стратегию развития «Почты России» до 2018 года, которая обойдется госпредприятию в 131 млрд рублей (72 млрд из них придется занять). Эти деньги пойдут на обновление логистической и ИТ-инфраструктуры, модернизацию почтовых отделений, развитие услуги доставки посылок и продвижение финансовых сервисов. В отделениях появятся зоны круглосуточного обслуживания, системы электронной очереди, новые коробки для упаковки посылок, бланки и почтовые ящики. С помощью этих мер «Почта России» надеется увеличить свою выручку в полтора раза — до 250 млрд рублей в год.

В январе этого года госпредприятие вместе с ВТБ24 открыло «Почта Банк». Новая структура будет работать на базе «Лето Банка» — «дочки» ВТБ24. Проект запустят уже в этом месяце, а через три года «Почта Банк» будет оказывать услуги в 15 тысячах почтовых отделений, в том числе в сельской местности (для сравнения: у Сбербанка около 17 тысяч офисов). Жители глубинки смогут открыть там депозит, оформить банковскую карту или кредит. В ближайшие 8 лет «Почта России» намерена заработать на этом проекте не менее 60 млрд рублей.
В России большинство владельцев карт используют их в основном для снятия зарплат в банкомате. Низкое проникновение финансовых услуг среди населения, особенно сельского, — одна из главных болей российских банков. А наши финтех-стартапы ориентированы на продвинутых горожан и не помогут банкам расширить клиентуру. Именно поэтому банки не спешат покупать финансовые стартапы.
Павел Никонов,
инвестиционный менеджер ФРИИ
По статистике, сегодня только половина взрослых россиян активно пользуется банковскими услугами (в Китае таких людей 70%, в скандинавских странах — более 97%). «Почта Банк» обещает сделать финансовые услуги доступнее и вернуть в экономику наличные накопления граждан.

В ноябре 2015 года почтовый оператор запустил собственный интернет-магазин «Почта Маркет». Сейчас на сайте доступны более 300 товаров. Их можно заказать онлайн, на почте или по телефону. За первые три месяца «Почта Маркет» обработал 18 тысяч заказов. Доставка стоит 229 рублей независимо от веса посылки и региона ее получения. Проект расширяет выбор товаров в сельских районах, куда не дотягивается логистика других онлайн-ритейлеров. Электронный и печатные каталоги (распространяются в почтовых отделениях) для госпредприятия делала компания «Отто Групп Россия».

Карточка товара в «Почта Маркете»
По части финансовых услуг на селе с «Почтой России» конкурирует группа Qiwi. У нее 149 тысяч платежных терминалов, примерно 37 тысяч из которых находятся в сельской местности. Устройствами владеют агенты Qiwi, а она отвечает за софт и развитие сети. Список услуг зависит от агента, но большинство терминалов поддерживает денежные переводы, оплату мобильной связи, интернета, коммунальных платежей, заказов в интернет-магазинах.

В небольших поселках, где банкам невыгодно содержать отделения, терминалы Qiwi часто становятся главным каналом для оплаты услуг, денежных переводов и платежей по кредитам. По закону банки должны обеспечить бескомиссионный канал в регионах присутствия, и они организуют его при помощи Qiwi.

Летом прошлого года Qiwi и «Почта России» запустили совместный сервис денежных переводов. Он позволяет селянам получить деньги, отправленные с электронного кошелька или через терминал, на почте или из рук почтальона.

Ужесточение требований к расчетам с поставщиками услуг снизило прибыльность платежных терминалов. Чтобы восполнить выпадающие доходы, Qiwi углубилась в логистику. Группа вложила $500 тысяч в частную почтовую сеть Box2Box, которая будет доставлять онлайн-заказы. Ранее Qiwi инвестировала в собственную сеть почтаматов Qiwi Post и запустила пилотный проект с PickPoint, которая владеет сетью из 740 постаматов и 715 классических пунктов выдачи.
По мере роста конкуренции в Рунете бизнесу придется выходить на сельскую аудиторию. Его путь к сельским потребителям лежит через сотрудничество с ведущими инфраструктурными игроками. Кстати, они охотно пробуют расширить свой сервис услугами партнеров. Например, «Почта России» запускала пилотные проекты с компаниями MasterCard, Biglion, Costmart, Otto Group и JD.com, а группа Qiwi — со стартапами Panda Money, AnyBalance, LifePay, Zaimix и другими. «Ростелеком» сотрудничал с «Лето Банком», «Сбербанк страхованием» и PickPoint.
Что делать дальше?
Чтобы вовлечь российское село в онлайн-экономику, одной интернет-инфраструктуры мало. Нужно повышать доходы сельского населения, говорит директор по развитию и стратегическим коммуникациям РОЦИТ Татьяна Голубовская. Она приводит в пример Европу и США, где развитый общественный транспорт и почти поголовная автомобилизация населения практически устранили разрыв между сельским и городским уровнем жизни. А частный бизнес подтянется, когда увидит перспективы прибыли.

Для этого государство должно стимулировать фермеров и деревенских предпринимателей, считает представитель группы Qiwi Константин Кольцов. Рост благосостояния села пойдет на пользу интернет-бизнесу. «Еще нужно решать проблему с разбитыми и затопленными сельскими дорогами, по которым не доедет заказ из интернет-магазина», — добавляет Кольцов.

Гендиректор сети постаматов PickPoint Надежда Романова предлагает повышать финансовую и техническую грамотность сельского населения. Это определяет востребованность интернет-услуг. «Потребители в селах достаточно консервативны и предпочитают пользоваться тем, что уже знают, — рассказывает она. — Поэтому мы в PickPoint уделяем много внимания дружелюбному интерфейсу».

Бизнес должен вовлекать сельское население в развитие, полагает управляющий партнер E-commerce Solutions и эксперт по электронной торговле Ефим Алдухов. «В этом процессе технологии вторичны, — отмечает он. — Интернет может дать уникальный толчок к развитию удаленного образования для сельских детей. А доступ к новым товарам благодаря электронной коммерции изменит представления селян о мире. Кроме того, благодаря интернету они смогут продавать собственную продукцию в другие регионы».
Опрошенные Rusbase эксперты сходятся на том, что платежеспособность на селе значительно меньше городской. Зато эта аудитория быстрее растет. В сельских магазинах слишком узкий ассортимент, да и цены у онлайн-продавцов ниже, объясняет Константин Кольцов.

Популярности интернет-сервисов на селе способствует сокращение офлайновой инфраструктуры, констатирует Татьяна Голубовская. Низкий средний чек в сельской местности объясняется не только недостатком денег, но и недоверием к новому каналу покупок, считает Надежда Романова. По мере накопления пользовательского опыта частота и суммы покупок вырастут, говорит она.

Online-дистрибьютор косметики Citynature много работает с сельскими магазинами, не избалованными вниманием традиционных поставщиков. Предприниматели из глубинки более открыты для новых брендов, чем городские, сравнивает гендиректор CityNature Михаил Пестерев. По его словам, сельский ритейл ориентируется на масс-маркет и отечественную продукцию: деревенским потребителям критична низкая цена. Работать с такими предпринимателями выгодно — они закупаются крупными партиями, чтобы сэкономить на доставке.
Какие стартапы нужны в деревне?
Сооснователь Data Insight Федор Вирин советует интернет-предпринимателям развивать сервисы, которые будут работать поверх проложенной сельской инфраструктуры. В селах и деревнях будет расти спрос на электронную торговлю, финансовые сервисы, дистанционное образование, телемедицину (second opinion), госуслуги и развлекательные сервисы (content-on-demand).

Перспективы мобильного эквайринга на селе собеседники Rusbase оценивают осторожнее. В деревне мало банковских карт и их почти не используют для оплаты, знает Константин Кольцов. mPOS-терминалы пригодятся магазинам в селах, где жители получают деньги на карты, но главная роль все равно останется за наличными, считает Татьяна Голубовская.

«У сельских жителей нет лишних денег для откладывания сбережений, но есть интерес к банковским продуктам и инструментам управления расходами, — указывает Константин Кольцов. Также в сельской местности могут быть востребованы постаматы и услуги частных курьеров. «Например, если кто-то хочет быстро и недорого передать посылку в город, то обязательно найдется тот, кто в этот день едет в нужном направлении, — говорит Кольцов. — Или можно заказать доставку лекарств, которых нет в местной аптеке».

Местным агропредприятиям будут интересны решения из области интернета вещей, которые повысят эффективность сельхозпроизводства, предполагает инвестиционный менеджер ФРИИ Павел Никонов. «Новые сельские пользователи будут в ближайшие годы источником роста, — рассуждает он. — Но не для стартапов, выживание которых зависит от скорости развития. Выход в село не даст им нужной динамики и потому не будет приоритетом».

А вы готовы продвигать свои продукты на селе?
© Rusbase, 2016
Фото: Shutterstock
Текст: Анна Соколова.

Анна Соколова