Наиль Байназаров

Настоящая история Twitter

7 августа, и.о. генерального директора Twitter Джек Дорси выкупил акции компании на сумму $875 тыс., отчего они взлетели на 9%. Сейчас Twitter Inc. стоит около $20 млрд. Самое время узнать, что этому предшествовало. Rusbase публикует сокращенный перевод расследования Business Insider о становлении компании.


Подлинная история основания Твиттера несколько отличается от легенды, которую обычно рассказывают собственники и топ-менеджеры компании. Главное отличие — в том, что официальная версия упускает роль одной из ключевых фигур в создании сервиса и умалчивает о скандале внутри компании. 


По теме: CEO Twitter Дик Костоло покинул пост, акции выросли на 3%


Официальная история создания Твиттера выглядит так:

Бывший сотрудник Google Эван Уильямс основал стартап под названием Odeo. Первоначально проект задумывался как подкастинговая платформа. Эван пригласил в него еще одного бывшего сотрудника Google, своего друга Биза Стоуна. Когда Apple запустила свой сервис подкастов iTunes, платформа Odeo не выдержала конкуренции и потеряла рынок. Тогда Эван, Биз и сотрудник Odeo по имени Джек Дорси решили создать новый проект под названием Twitter. Инвесторам Odeo не понравилась новая идея, и тогда Эван сделал им большое одолжение, выкупив их доли в бизнесе.

Но согласно десяткам интервью, которые давали ранние инвесторы и сотрудники, история Твиттера начинается с человека по имени Ноа Гласс, который разработал Odeo у себя дома.

Подлинная история Твиттера

«Ноа создал продукт, который позволяет позвонить на телефонный номер и надиктовать сообщение, которое затем преобразуется в MP3-файл и выкладывается в интернет. Эта технология затем легла в основу Odeo», – рассказывает один из первых сотрудников компании Рэй Макклюр.

Одним из первых инвесторов Odeo был бывший сотрудник Google Эван Уильямс, наряду с несколькими другими людьми и инвестиционной компанией Charles River Ventures. Уильямс был вовлечен в работу над Odeo больше, чем обычно бывают инвесторы. Поэтому вскоре Odeo переехал из дома Ноа в дом Уильямса.

«Эв был заинтересован в проекте, но он был полностью разработкой Ноа, — говорит Макклюр. — В то время по большей части над ним работали четверо — Ноа, я, Эван (Хеншоу-Плат, среди друзей известный как Рэббл) и жена Рэббла – Габба. Мы работали из старой квартиры Уильямса».

Эван Уильямс. Источник фото: ValueWalk

Затем Odeo переехал в офис, и в компанию начали нанимать новых сотрудников, среди которых были тихий и незаметный веб-дизайнер по имени Джек Дорси, который то уходил из компании, то возвращался, и инженер по имени Блэйн Кук. Уильямс стал генеральным директором Odeo.

К июлю 2005 года в Odeo был разработан основной продукт — платформа для подкаста. Но вскоре Apple объявила о том, что у iTunes появится подкастинговая платформа, встроенная во все 200 миллионов айподов, которые компания в ближайшем будущем продаст. Примерно в то же время сотрудники Odeo, начиная с Гласса и Уильямса, начали понимать, что не пользуются подкастами так часто, как думали вначале. И «компания пошла вразнос».

На тот момент в Odeo работали 14 человек, включая генерального директора Эвана Уильямса и его друга по Google Кристофера «Биза» Стоуна. Уильямс решил, что будущее Odeo — не в подкастинге. Он попросил сотрудников предлагать идеи для нового направления развития компании. Начали проводить регулярные хакатоны, в ходе которых сотрудники могли дни напролет работать над своими проектами. Они разделились на группы. Соучредитель Odeo Ноа Гласс сблизился с Джеком Дорси, о котором Гласс отзывается как об «одной из звезд компании». У Джека была идея совершенно нового продукта, который бы строился вокруг «статуса» – того, чем пользователь занят в настоящий момент.


По теме: 11 советов от сотрудников IT-гигантов


В феврале 2006 года Гласс, Дорси и разработчик из Германии Флориан Вебер представили идею Джека остальным сотрудникам компании. Это была система, позволяющая отправлять текст в СМС на один номер с последующей трансляцией всем друзьям пользователя — Twttr.

Ноа Гласс говорит, что название Twttr придумал он. «У меня на это ушло довольно много времени», — рассказывает он. Впоследствии название трансформировалось в Twitter.

Та презентация не убедила Эвана Уильямса, и он был настроен скептически по поводу будущего Твиттера, но тем не менее, он назначил Гласса руководителем проекта. Время от времени к команде Гласса присоединялся Биз Стоун. 

Никто не спорит с тем фактом, что в первоначальном виде идея Твиттера зародилась у Джека Дорси. У Дорси даже есть наброски, похожие на нынешний Твиттер, которые он сделал за несколько лет до устройства на работу в Odeo. И очевидно, что Джек был центральной фигурой в команде проекта. Но все первые сотрудники и инвесторы Odeo, с которыми нам удалось поговорить, также согласны с тем, что никто во всей компании не был так увлечен идеей Твиттера на раннем этапе, как соучредитель Odeo Ноа Гласс.

«Этот проект вообще был запущен главным образом благодаря усилиям Ноа», — рассказывает Блэйн Кук, который описывает Гласса как «духовного лидера» команды Твиттера.

«У него определенно было видение того, как все должно быть», — говорит Рэй Макклюр.

«Два человека действительно горели этой идеей – это Джек и Ноа Гласс, — соглашается с ним инвестор Odeo Джордж Закари. — Ноа был фанатично предан делу. Фанатично! Эван и Биз даже отдаленно не были так заинтересованы».

Закари вспоминает, как Гласс говорил ему: «Знаете, что на самом деле круто в этом проекте? Это то, что ты в любой момент можешь почувствовать себя рядом с другим человеком, который находится далеко. Это полное эмоциональное погружение».

В то время весь сервис работал на ноутбуке Гласса. «Это был ноутбук IBM Thinkpad с мобильным интернетом от сотового оператора Verizon, — вспоминает Гласс. — Он стоял прямо здесь, на моем столе. Так что я мог взять весь Твиттер с собой куда угодно. Это было веселое время».

Гласс настаивает, что он — не единственный основатель Твиттера, но считает, что его предали, так как его роль практически вымарана из истории Твиттера. Кроме того, по его словам, несправедливо забыли и Флориана Вебера.

«Когда говорят о Твиттере, чьи-то заслуги признают, чьи-то – нет. Реальность же такова, что это — общая заслуга. Я не один создал Твиттер. Он был рожден общими усилиями. Но я знаю, что без меня Твиттера, по большому счету, не было бы», — говорит Гласс.

К марту 2006 года в Odeo был разработан прототип Твиттера. В июле о проекте Twttr впервые написал техноблог TechCrunch. И уже тем летом сотрудники Odeo стали буквально одержимы Твиттером, тратя сотни долларов ежемесячно на СМС-сообщения. Компания согласилась оплачивать счета за мобильную связь своих сотрудников. В августе в Сан-Франциско произошло небольшое землетрясение, и эта новость мгновенно распространилась через Твиттер, что стало моментом истины для всего проекта. К осени Твиттер насчитывал уже тысячи пользователей.

Выкуп

Тем летом на заседании совета директоров Odeo Ноа Гласс провел презентацию проекта Twitter. Никто даже глазом не моргнул.

Позже, осенью 2006 года, генеральный директор Odeo Эван Уильямс написал официальное письмо инвесторам компании. В том письме Уильямс объяснял, что компания движется в никуда, он предчувствует скорый крах и хотел бы выкупить доли инвесторов, так чтобы они не понесли большие потери.

В том письме он также писал о судьбе проекта Twitter: «Кстати, Твиттер (http://twitter.com), о котором вы, возможно, читали, на мой взгляд, один из немногих ценных проектов в Odeo. Но он еще очень сырой, так что невозможно предсказать, выйдет ли из него что-нибудь стоящее. Прошло почти два месяца с момента запуска, а у продукта менее 5000 зарегистрированных пользователей. Я продолжу инвестировать в Твиттер, но трудно сказать, стоит ли он венчурных инвестиций, вложенных в Odeo. К тому же эти средства изначально привлекались совсем на другие цели».

Инвесторы согласились продать свои доли, и вскоре Эван стал полноправным владельцем компании и, соответственно, Твиттера. Сколько он тогда заплатил — так и осталось тайной. Ряд инвесторов, которые вложили в Odeo порядка $5 млн, говорят, что Эван полностью возместил им эту сумму.

Пять лет спустя акции компании, которые инвесторы первоначально приобрели за $5 млн, уже стоили по крайней мере в тысячу раз больше — порядка $5 млрд.

Ноа Гласс

Шок и предательство

После выкупа Odeo Эван Уильямс первым делом сменил название компании на Obvious Corp. То, что он сделал дальше, потрясло всех. Он уволил основателя Odeo и главного человека в Twitter — Ноа Гласса.

Почему это решение стало шоком? Возможно, потому что Твиттер не появился бы без участия Гласса. С этим согласны и рядовые сотрудники, и инвесторы, державшие руку на пульсе. Инженер Odeo Эван Хеншоу-Плат описывает Гласса, Дорси и Флориана Вебера как «настоящих основателей» Твиттера.

«Ноа вникал во все детали, — говорит Хеншоу-Плат. — Он был просто одержим работой. Казалось, для него не было ничего важнее этого проекта».

«Ноа был очень заинтересован в будущем Твиттера, — говорит Блэйн Кук, сотрудник Odeo, впоследствии ставший техническим директором в Twitter. — Сейчас в его профиле написано: «Я все это начал». И это действительно так».

Партнер Charles River Ventures и один из основных инвесторов Odeo Джордж Закари говорит, что Джек Дорси был «автором идеи» Твиттера, в то время как Ноа был ее «главным защитником».

Но почему Уильямс уволил Гласса? Самый распространенный ответ, который мы получали на этот вопрос – они не сошлись характерами. Обычно отвечали так: Гласс громкий, а Уильямс тихий.

«Всегда слышно, как Ноа говорит, – шутит Макклюр, — и всегда слышно, как Эв думает».

Вместе с тем один из сотрудников Odeo утверждает, что Уильямс мог уволить Гласса из-за непредсказуемости последнего. Другие, включая самого Гласса, называют причиной чересчур большой интерес Гласса к руководству Твиттером. Раньше, когда Эван и Биз еще не интересовались проектом, он подумывал о том, чтобы создать из Twitter отдельную компанию и возглавить ее.

«Таков был мой план, — говорит он. — Я даже подготовил все бумаги и был на низком старте. Всё было готово. Возможно, отчасти поэтому я теперь не у дел. Я говорил Уильямсу, что могу устроить всё по-другому. Не стоит говорить правду тому, кто имеет над тобой власть. Последствия могут быть непредсказуемыми».

По мнению Закари, Эван Уильямс смог заполучить контроль над Твиттером по причине того, что «у Эвана просто хватило денег на выкуп долей у инвесторов, а у Ноа денег не было».

Почти все, с кем нам удалось пообщаться, были уверены, что Глассу перед уходом из Odeo/Obvious/Twitter заплатили некоторую сумму в качестве отступных. Однако на самом деле тогда он не получил ничего. Возможно, позже, когда Twitter вышел из состава Obvious, ему что-то и заплатили.

«Я ушел оттуда с небольшой суммой. Если бы я остался, если бы все пошло по-другому, я бы получил гораздо, гораздо больше», — говорит Гласс. — Я чувствовал себя так, будто меня предали мои друзья, моя компания, люди, которым я доверял, с кем вместе я трудился в поте лица. Меня будто контузило. Я думал, а какой вообще смысл строить какие-то дружеские отношения, если всё может обернуться вот таким образом? После этого я долгое время не мог оправиться и проводил много времени в одиночестве».

«Историю пишут победители». Джордж Оруэлл

В марте 2011 года, через пять лет после основания Твиттера, Кристофер «Биз» Стоун был приглашен на радиошоу Говарда Стерна. В то время, когда Твиттер был еще Twttr, всего лишь одним из проектов в Odeo, Стоун иногда помогал Джеку Дорси, Флориану Веберу и Ноа Глассу в работе над проектом. В 2011 году он уже официально называется соучредителем компании и почти не появляется в штаб-квартире Twitter.

ev williams noah glass biz stone twitter

Эван Уильямс, Ноа Гласс, Биз Стоун

Ведущий Стерн тогда спросил Стоуна об основании Твиттера, и вот как выглядит эта история в его изложении:

Говард Стерн: Вот вы с Эваном работаете вместе в Google. И в одном из разговоров вы говорите ему — что вы ему говорите?

Биз Стоун: Я отправился в Калифорнию, чтобы попытать счастья. Я проработал в Google два года. Затем они провели IPO, и я вдруг почувствовал себя очень комфортно, очень уверенно. Мне показалось, что никакого риска не существует. Эван и я — мы уволились из Google и основали свою компанию Odeo. Проблема была в том, что, хотя у нас первоначально и была хорошая идея, и мы смогли привлечь венчурный капитал на ее реализацию, но мы не использовали собственный продукт. Мы не инвестировали в продукт эмоции. Если ты реализуешь стартап и готов рисковать, ты должен вкладывать в дело не только деньги, но и эмоции.

ГС: А был хоть какой-то успех? Были подписчики?

БС: Проект не был провальным. Но и не стал такой бомбой, как Blogger.

ГС: Сколько денег вам удалось привлечь?

БС: Мы привлекли около пяти миллионов долларов.

ГС: На создание инфраструктуры нужно много денег, вот в чем дело. И с такими компаниями это трудно, потому что сначала приходится предлагать продукт бесплатно, чтобы люди начали им пользоваться. Как, например, Facebook.

БС: Нужно лишь сделать первый решительный шаг и начать работать. Наш проект не потряс мир. Я как-то сработался и подружился с другим соучредителем, Джеком Дорси. Мы начали с ним обсуждать, а что еще можно придумать помимо нашего основного продукта. И Эван, наш третий соучредитель, предложил эту блестящую идею. Он сказал нам: «Вы, ребята, неплохо вдвоем сработались. Почему бы вам не взять перерыв? Возьмите отпуск на пару недель и займитесь чем-нибудь другим, чем-то интересным, чем вам действительно хочется заняться».

ГС: И когда кто-то вам так говорит, то вы можете разработать проект, потому что умеете программировать? Вы просто берете и пишете скрипт, так сказать?

БС: Верно. Мы с Джеком разработали прототип. Две недели у нас ушло на то, чтобы построить первую рабочую модель Твиттера и показать ее остальным. Мы спросили, что они об этом думают. Все были просто в восторге.

К тому времени, когда мы прослушали запись этого интервью, статья уже писалась. Мы успели поговорить с инвесторами и сотрудниками Odeo, которые были непосредственными свидетелями того, как создавался Твиттер.

То, что Биз Стоун рассказал Стерну, сильно отличалось от того, что рассказывали нам все эти люди — особенно то, как он полностью упустил из виду Ноа Гласса и Флориана Вебера.

В начале апреля 2011 года Ноа Гласс, который до этого почти два года не выходил в Твиттер, не обновлял записи на YouTube и в блоге, разместил новый твит: «Собираю чемоданы. Возвращаюсь в Сан-Франциско. Назад к жизни».

Немного погодя он ответил на наш e-mail. Мы договорились созвониться. Именно тогда он рассказал нам свою версию того, что случилось на раннем этапе создания Твиттера: о том, почему он остался за скобками истории, как его «предали» друзья, и насколько вероятно, что Эван Уильямс сознательно лгал инвесторам о будущем Твиттера.

Мы несколько раз попытались связаться с Эваном Уильямсом, чтобы обсудить эту статью. Он ни разу не ответил. Правда, после этой публикации он написал в Твиттер: «Это действительно так, Ноа всегда забывают упомянуть в связи с его ролью в создании Твиттера. Еще он блестяще придумал название».


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно