Невольный Каменщик: история взаимоотношений владельца "Домодедово" с государством в цитатах


С 2001 года против аэропорта "Домодедово" было заведено 6500 судебных дел, с 2004 года (когда произошел первый теракт в этом аэропорту) было проведено 483 проверки и более 1500 допросов сотрудников, рассказывал владелец аэропорта Дмитрий Каменщик в интервью "Ведомостям" чуть больше года назад. При этом он отмечал, что не считает "Домодедово" "нелюбимым аэропортом" властей. 8 февраля вечером Каменщик задержан по обвинению в оказании пассажирам услуг, не отвечающих требованиям безопасности. 



Уголовное дело было возбуждено в связи с терактом, произошедшим в аэропорту в январе 2011 года. Помимо Каменщика, задержаны экс-директор аэропортового комплекса Вячеслав Некрасов, бывший глава российского представительства компании Airport Management Company Limited (управляет аэропортом "Домодедово") Светлана Тришина и бывший управляющий директор ЗАО "Домодедово Эрпорт Авиэйшн Секьюрити" (обеспечивает в нем авиационную безопасность) Андрей Данилов. Следствие полагает, что действия менеджеров, среди прочего, привели к "увеличению степени уязвимости аэропорта". В течение четырех лет с момента теракта следствие рассматривало другую версию - неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, ст. 263.1 УК РФ. Все пять лет с момента начала следствия все топ-менеджеры исправно ходили на допросы (включая самого Каменщика, живущего в Подмосковье). Улик в аэропорту никто не уничтожал и следственным действиям не препятствовал. Дело о неисполнении менеджерами требований транспортной безопасности было прекращено в апреле 2015 года, и тогда было возбуждено новое: об оказании услуг, не отвечающих требованиям транспортной безопасности. Сначала владельцы аэропорта проходили по нему как неустановленные лица, после - как свидетели, а в результате статус был изменен на обвиняемых.

Бывший владелец "Евросети" Евгений Чичваркин заявил, что дело Каменщика, как и дело бизнесмена Сергея Полонского, политически мотивировано. По мнению Чичваркина, "чекисты" сами организовали теракт в 2011 году, чтобы отобрать аэропорт. Как отметил Чичваркин, 12 сопротивляться давлению властей - настоящий героизм. Если верить словам Каменщика, то все не так драматично, как говорит Чичваркин. В частности, в интервью "Ведомостям" осенью 2014 Каменщик сказал: "В ноябре 2005 года президент наложил на моем письме резолюцию: "Законы нужно соблюдать, но действия государства не должны приводить к разрушению успешно функционирующего бизнеса". Что еще говорил Каменщик об отношениях с государством?

О переквалификации уголовного дела
"Мы, кстати, изучали, является ли типичным в правоприменительной практике привлечение собственников предприятий по статьям 263.1 и 238 УК. Не является". (Forbes, октябрь 2015)

О перспективности дела против него
"По нашему представлению, у тяжкого последствия — смерти — не может быть несколько причин. Причина всегда одна. В нескольких судебных процессах, решения по которым вступили в законную силу, уже установлено, что смерть граждан наступила вследствие самоподрыва террориста-смертника. Статья 90 УПК требует от следователя признания факта, установленного судом, без дополнительной проверки. С другой стороны, статья 238 УК подразумевает доказывание того, что смерть наступила в результате самого оказания услуг. Далее, согласно определению Гражданского кодекса, услуга — это работа, выполненная по заданию заказчика в рамках возмездного договора. Но аэропорт не только не оказывал услуг по досмотру граждан на входе в терминал, но и на момент теракта не имел права это делать: 55-я статья Конституции допускает ограничения прав граждан только федеральным законом. Домодедово бесплатно и добровольно ­— даже такой обязанности тогда не существовало — предоставило полиции досмотровую технику и операторов интроскопов. До 2014 года, когда соответствующий федеральный закон появился, только полицейский на основании Закона о полиции мог на входе в терминал остановить гражданина, который показался ему подозрительным, и досмотреть его. На этом строится уверенность в прочности нашей правовой позиции". (Forbes, октябрь 2015)

О рейдерских захватах
О том, что конечным бенефициаром "Домодедово" является Каменщик, стало официально известно только в 2014 году. До этого информация не афишировалась. "Жизнь корпорации несколько стабильнее, если собственники не раскрыты: это делает ее менее уязвимой, в том числе и главным образом для рейдерских угроз. Видим ли мы дело таким образом, что теперь нам ничто не угрожает? Нет". ("Ведомости", октябрь 2014)

"Нам неизвестно, какие события относятся к плану рейдера, какие происходят сами по себе, а какие относятся к законной деятельности государства. Рейдер не действует как самостоятельный экономический агент, а действует как паразит, внедряясь в щели и дефекты государственной машины. Таким образом, государственный аппарат становится его средством производства. Поскольку рейдер не объявляет себя, все выглядит так, будто правоохранительные органы и контрольные ведомства проявляют к вам искренний интерес. При этом вы осознаете, что, проверяя нас, государственные ведомства действуют в своем праве. До какой степени искренне и целесообразно? Стоит ли за этим незаконная мотивация? Мы, конечно, не знаем". ("Ведомости", октябрь 2014)

О требовании назвать собственников
После теракта в "Домодедово" в 2011 году прокуратура предложила Каменщику и председателю наблюдательного совета аэропорта Валерию Когану назвать имена собственников бизнеса. "Мы отвечали: "Хорошо, мы скажем, но у нас есть просьба: укажите, пожалуйста, законные основания, на которых мы должны раскрыть структуру собственности? " Он заметил, что закона нет, но имеется поручение президента. Дискуссия не задалась: нам представлялось, что справедливым является подход, основанный на законе, а не требовании к отдельно взятому аэропорту". ("Ведомости", октябрь 2014)
 
О количестве проверок и судебных дел в отношении аэропорта по разным поводам
"С 2001 г. количество судебных дел составляет около 6500. Если считать по предметам спора, то 3111. Судебных споров по поводу решений налоговых органов - 180. Уголовные дела по большей части закрыты, сотрудники не подвергались наказаниям, штрафы - по крайней мере, существенные - не наложены, проверки закончились положительными актами". ("Ведомости", октябрь 2014)
 

О первых проверках после теракта 2011 года
"Первоначально аэропорт обвинили в нарушении нормативного акта, который появился через несколько месяцев после теракта. Следственному комитету понадобилось провести 196 экспертиз, 35 выемок и 10 обысков, опросить 300 свидетелей, чтобы установить этот факт - самого нормативного акта, который мы нарушили, на момент нарушения не существовало. Но нужно отметить, что рассматривать деятельность граждан и юридических лиц в плоскости уголовного законодательства - это предназначение Следственного комитета. Видно, что для нас исключения не сделано". ("Ведомости", октябрь 2014)

О конфликте с государством
"Я бы не назвал это конфликтом. Для конфликта с государством у нас неподходящая весовая категория. Дело представляется так, что в силу тех или иных причин, которые нам с вами не известны, государство нас как объект обстоятельно изучает. Известно, что прокуратура, Счетная палата, налоговые органы, Росимущество, МВД, ФСБ, Следственный комитет, Ространснадзор, Ростехнадзор уже более 15 лет выделяют значительные ресурсы с целью обнаружить и пресечь возможное нарушение нами закона. Но является ли деятельность по выявлению и пресечению незаконной? Напротив, они обязаны это делать. Испытываем ли мы удовольствие от того, что нас подозревают и проверяют? Нет, но когда мы были не согласны, то оспаривали, пользуясь законными методами защиты, и в большинстве случаев получали удовлетворяющие нас результаты". ("Ведомости", октябрь 2014)

Об административном ресурсе
"Есть популярные в СМИ формулы: "компания или предприниматель, близкий к власти" или "имеет административный ресурс". Так вот у нас нет "административного ресурса", мы не компания, "близкая к власти", и я сам не могу гордиться никакими знакомствами в истеблишменте. Является ли это преимуществом или недостатком - сегодня неизвестно. Просто мы придерживаемся этой линии поведения как более надежной. Нам кажется, что не дружба с чиновником должна быть прочной, а экономика бизнеса должна быть прочной, дисциплина в организации должна быть прочной, технология должна быть эффективной и не позволять сотруднику отклоняться от намеченных администрацией метрик". ("Ведомости", октябрь 2014)

О предложениях объединиться с "Внуково" и "Шереметьево"
"Объединяться не предлагали. В марте 2011 г. Владимир Путин провел в "Шереметьево" совещание по вопросам развития Московского авиаузла (МАУ), на котором обсуждалось объединение аэропортов МАУ и строительство взлетно-посадочных полос. Меня на это совещание пригласили, и после моего выступления Владимир Владимирович пояснил, что его решение - в контексте вопроса об объединении - касается только "Внуково" и "Шереметьево", а судьбу частного аэропорта "Домодедово" должны решать его акционеры. Так и произошло: никто не понуждал "Домодедово" к объединению - ни прямо, ни косвенно". ("Ведомости", октябрь 2014)


Комментарии

  • Галина Шилова — 06:05, 22.02.2016
    Какой бред - привлекать собственника аэропорта за теракт.общеизвестный факт -теракты всегда направлены против политики государства.тракт проще предотвратить путем проведения агентурной работы компетентными органами,которыми в РФ являются органы ФСБ.Если использовать такой подход, который государство применяет к Домодедово, нужно привлекать руководство ФСБ к ответственности за то,что в аэропорту был проведен теракт.стыдно за наше государство
    • angluhomailru
      Анатолий Глухов — 12:58, 29.02.2016
      Да уж, непонятно откуда взявшегося "собственника" такой мелочевки как главный аэропорт страны нужно "привлекать" не за теракт. Как и остальных наших новоделанных "собственников". Что-то подсказывает, что с трудовой зарплаты аэропорт или завод не купишь. И ничто не подсказывает зачем нам, россиянам, нужны эти "собственники", выкачивающие деньги из созданного нами в офшоры.
      • Galkaru
        Галина Шилова — 13:04, 29.02.2016
        а Вы считаете, что коррумпированные чиновники будут лучше управлять аэропортом. Так мы и к социализму вернемся. И с чего Вы взяли, что у сотрудников ДМД, в частности зарплаты серые. У меня подружка в федеральном министерстве в г.Москве работает, так у нее небольшая часть зп официальная, а остальная в конверте. я была очень удивлена, когда это узнала

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно