Светлана Зыкова

Менторы – о специфике своего дела

Что такое менторство и кому от него больше пользы – подопечному или наставнику? Разбираемся вместе с Михаилом Хомичем, руководителем Ассоциации менторов бизнес-школы «Сколково», и Антоном Ходаревым, «Ментором года-2014» по версии Правительства Москвы, «Ментором года-2015» по версии бизнес-школы «Сколково». 


В чем заключается менторство?


Михаил Хомич: Ключевой критерий менторства – это регулярность. Поэтому я считаю менторскую пару (ментора и менти, подопечного) состоявшейся, когда у нее есть минимум две встречи. По-хорошему нужно даже три выдерживать.

Михаил Хомич

Но что происходит на этой встрече – я не регламентирую. Кто-то может вести с тобой философские беседы на 2 часа, а кто-то обругать. И это все равно окажется полезным. Все по-разному работают.

Я сам не знаю, как правильно быть ментором. И никто не знает, потому что это еще очень молодое понятие.

Сколько институту менторства всего лет? Ну, повезет, если лет 50 наберется (в том виде, в котором он есть сейчас). Кроме того, на сегодняшний день появилось немало ассоциаций менторов. Сложившихся правил игры, которые можно взять и имплементировать в любой точке земного шара, их просто нет. Какой-то костяк – да. А на него уже нанизываются нюансы и полутона. Напрмер, 90% ассоциаций менторов скажут, что менторство – это бесплатно. А 10% – скажут нет, только за деньги.


Антон Ходарев: Каждый ментор помогает проекту по-своему. И я помогаю проектам абсолютно по-разному.

У меня были менторские сессии, которые заканчивались за 10 минут. Я давал человеку два телефона или звонил своим близким и говорил: «Если можно, я прошу, помогите ему». В одном случае это были деньги, в другом – экспертиза. И все. На этом сессия заканчивалась.

Людям нужен был конкретный ресурс для того, чтобы двигаться дальше. Один даст телефон, другой прочитает и поправит P&L, третий поучаствует в составлении бизнес-плана, четвертый расскажет о маркетинге, сделает экспресс-экспертизу продаж и т.д. Зависит от ментора и от потребностей проекта.

У всех нас есть свои ресурсы, которыми мы готовы делиться: деньгами, контактами, знаниями, временем. И критериев отбора ментора, считаю, просто не существует. Потому что – чему мы учим? Всему и ничему.

Мы не учителя в школе и не преподаватели в университете. Перед нами никакой конкретной задачи не стоит. Мы просто показываем, куда надо смотреть.




Почему люди занимаются менторством?


Антон Ходарев: (Смеется) Каждое утро я просыпаюсь с мыслью срочно помочь молодому предпринимателю. Даже испытываю микро-приступы паники – предприниматели в беде! Вскакиваю и иногда даже зубы не чищу. Выбегаю к метро и говорю – кто здесь молодые предприниматели? Выходи строиться! И кто-то робко подойдет, а я ему – не бойся, я с тобой! И веду в каземат. А выходят оттуда уже настоящие зубры предпринимательства…

Антон Ходарев

Вопрос, в общем, сложный. На него можно дать тысячу ответов. Я попробую дать максимально правдивый с моей точки зрения. Я отношусь к тем людям, которые, обучая других, обучаются сами.

Рассматривая с моими менти ту или иную ситуацию, прокручивая ее в голове со всех сторон, практически в 6D, я всегда получаю решения или свежие мысли для каких-то своих проектов. Фактически, занимаясь с подопечным, я выполняю функцию ментора для самого себя.

Я, кстати, всегда советую своим подопечным, чтобы они нашли себе менти. Всегда есть человек, который находится на еще более раннем этапе, но который уже созрел для действий.

Возьмите его. Занимаясь с ним, вы автоматически увидите дыры в собственных проектах и многое извлечете для себя, поднимете свой уровень. Наверное, поэтому я занимаюсь менторством. Потому что в остальном, надо понимать, это бесплатно  и отнимает психическую и физическую энергию. Мощно, кстати, отнимает. И если бы не было никакого восполнения, я бы, конечно, никогда ментором не стал.


Михаил Хомич: Основная мотивация – это интересно. Во-вторых, это возможность быть причастным к успеху  – постоять рядом, когда проект развивается, чтобы потом сказать – вот, это мой подопечный. Это такая циничная мотивация, но она точно есть.




Как выразить в цифрах прогресс проектов, которые ведет ментор?


Антон Ходарев: Мой «покупатель» – это проект. И если он удовлетворен и счастлив, то это и есть «оцифровка» качества менторских услуг, которые он получил. Этого достаточно. Хотя, если говорить в цифрах, в течение прошедшего года я работал с девятью проектами, которые в итоге суммарно увеличили обороты более чем на $1 млн.


Михаил Хомич: Роль «цифровых» критериев в данном случае – это обратная связь, которую я снимаю каждый раз после менторских сессий и которая позволяет понять: успех, неудача или хорошо. И еще, конечно же, критерий – это количество встреч.

Если все прошло отлично, а почему-то встреч больше нет, ну… значит не все так просто. На данный момент в Ассоциации менторов «Сколково» есть 180 менторских пар. И 50 из них работают уже больше полугода. Общее количество встреч на Ассоциацию – больше 1000. И это серьезное достижение, которое тоже можно «посчитать».




Известный ментор – залог успеха?


Михаил Хомич: Я сталкиваюсь с огромным количеством запросов на менторство. Особенно когда запускается очередная группа Стартап Академии «Сколково». И многие из этих проектов хотят в менторы известного человека…

На мой взгляд, большая ошибка, если один из главных критериев – это известность. Потому что это уже не менторство. Это человек нашел в своем сумасшедшем графике 20 минут, посидел, что-то послушал – и до свидания.

На мой взгляд, лучший ментор – это топ минус один или минус два. Когда человек является безусловным профессионалом в своей области, но при этом у него больше времени, меньше света софитов. Поэтому я как раз советую не задумываться о знаменитостях, а исходить из профессионализма.

Не гонитесь за звездами. В своей деятельности я тесно связан с образованием, поэтому четко усвоил, что учиться можно абсолютно у каждого.




Как формируются менторские пары


Антон Ходарев: Я получаю уже «процеженный» продукт. Менторскую пару создает Михаил, он предлагает мне варианты, присылает синопсис. Я его читаю и если говорю «да, давай пробовать», он сводит ментора и менти.

Начинать проект или нет – для меня зависит исключительно от вибраций в позвоночнике.

Бывает, что читаю описание проекта, и сразу кажется – нет, этот пароход не полетит. Конечно это абсолютно не означает, что он не полетит – так только в моей картине мира. Я думаю, когда-то были люди, которые наблюдали зарождение Facebook или Google и думали: «Да никогда!».

На самом деле, конечно, хотелось бы взглянуть на проект и понять сразу – станет он чем-то или нет. Но реальность такова: за то, что тебе может казаться полной ерундой, покупатель порой так проголосует рублем, что потом будешь сидеть и жалеть о том, что не смог стоять рядом.


Михаил Хомич: Если наставник сразу говорит мне: «Я не верю в этот проект» – то я просто не делаю человека наставником (ментором). Поэтому всегда, хотя бы на первой встрече, наставник уже считает, что из этого проекта что-то может получиться. Я не говорю, что он любит проект. Но определенный позитив в его голове есть.




Критерии отсева проектов


Антон Ходарев: У меня есть личный критерий отсева – это необходимость «пушить» менти. По окончании каждой менторской сессии я даю задачу, которую считаю нужной.

При этом я  всегда спрашиваю согласия человека. И если он согласился, то пока он задачу не выполнит (а они всегда абсолютно утилитарные), он снова ко мне не попадет, как бы ни пытался. А ставить какой-то общий критерий, например: пока нет первых ста рублей выручки, ко мне даже не заходите, – для меня как ментора смысла никакого нет, это, скорее, пограничные камни инвестора.

Проект проекту рознь. И каждый на своей стадии находится. У кого-то есть огромное желание и больше ничего – он только начал двигаться и получать те знания, на которые потом будет насаживать костяк своего бизнеса.

Если я чувствую какой-то резонанс внутри, то говорю – заходите, давайте поговорим. Одна из моих последних менторских сессий была с девушкой, которая развивает проект по созданию фарфоровых украшений. Это очень маленький, «семейный» бизнес, но мне интересно то, что в ней зарождается предприниматель. Фактически, это то ее первая попытка. Но у нее уже есть и первые украшения, и первые продажи.

С моей точки зрения – это небольшие масштабы, но мне хочется ей помочь, хочется, чтобы она не растеряла свой предпринимательский запал. Поэтому я объяснил ей правила игры, как все посчитать, как сделать план. Я постарался дать даже не столько проекту, а, скорее, ей, заряд на будущее – продолжать двигаться в этом направлении.

А еще в моих менти есть такой очень правильный сибирский парень. Он на менторство из Новосибирска летает. Он всегда занимался лесом и захотел сделать небольшую электронную биржу для торговли лесом и б/у оборудованием. Чем он мне нравится? Это жесткий, цельный человек, сибирский «волк».

И вот он сидит передо мной, и я вижу, что IT от него так далеко, как от меня классический балет. А он хочет. И он сделал сайт с биржей. И сайт работает. Деньги ему приносит. Небольшие (он вложил больше, чем приносит сайт), но есть движение, появились связи…


Михаил Хомич: Любой проект у нас в бизнес-школе может получить ментора. Но важно, чтобы это был именно проект. Я постоянно сталкиваюсь с людьми, которые приходят и говорят: «У меня пока проекта нет, у меня есть идея, дай мне ментора». Или больше того:  «У меня есть ряд психологических вопросов. Дай мне ментора».

На это я отвечаю, что ментор – не духовник, хотя это зависит от степени близости подопечного и ментора…

Я стараюсь отсекать тех, у кого нет бизнес-проекта. Мы помогаем найти ментора проектам, которые уже реально существуют: есть сайт, есть проданные позиции, появилось слово «выручка». То есть имеется хоть какая-то подтвержденная гипотеза бизнеса. Вот это фактически единственный критерий. 




Материалы по теме:

9 вещей, которые помогут развиваться стартапу после выхода из акселератора

Как из вашего загнивающего стартапа создать успешную компанию

Как мы за три недели открыли акселератор в Казахстане

Куда идти финтех-стартапу?

Леонид Богуславский: Я всегда считал, что могу начать с нуля


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно