Полина Тодорова

Скоро каждый сможет создать собственную нейросеть

Компания под названием Bonsai присоединяется к движению за демократизацию машинного обучения. Скоро каждый сможет создать собственную нейросеть.


Если вы опытный футболист, который читает защитные схемы так же легко, как вывески на улице, или кинозвезда, чье имя само по себе может сделать кассу фильму, или биржевой маклер, знающий свое дело лучше Уоррена Баффетта, то наши поздравления: вас будут ценить так же, как специалиста по обработке данных или инженера по машинному обучению с докторской степенью Стэнфорда, Массачусетского технологического или Университета Карнеги-Меллон. Каждая компания Кремниевой долины – и все больше компаний в других регионах – стремится заполучить таких специалистов, участвуя в некоем подобии игры на захват флага, только в области кадровой политики. Компании все больше понимают, что их конкурентоспособность зависит от использования машинного обучения и искусственного интеллекта, и количество вакансий для специалистов в этих областях значительно превышает то, что нужно Facebook, Google и другим супердержавам.

Но что если бы вы смогли получить преимущества использования ИИ без необходимости нанимать этих редких и дорогостоящих специалистов? Что если этот порог входа можно понизить с помощью умного ПО? Можно ли использовать глубинное обучение с менее разнообразным набором кадров?

Стартап под названием Bonsai и целая группа похожих компаний отвечают на этот вопрос «да». Приготовьтесь к демократизации искусственного интеллекта. Когда-нибудь это движение может объединить под своими знаменами миллионы, если не миллиарды людей.

На Конференции разработчиков искусственного интеллекта О’Райли в Нью-Йорке генеральный директор Bonsai Марк Хаммонд провел презентацию своей компании. (Также он объявил о раунде инвестиций на сумму в $6 млн – не такие уж большие деньги, учитывая тот факт, что в этом году размер венчурных инвестиций в сферу ИИ уже превысил 1,5 млрд.) Презентация включала повторение одного из самых известных достижений элитных разработчиков глубинного обучения: прохождение алгоритмом DeepMind старых игр для компьютеров Atari в реальном времени. В частности, игра под названием Breakout («Теннис»), в которой платформа отбивает квадратный «мяч», разбивающий мерцающие блоки. (Игра, выпущенная в 1976 году, была прорывом для своего времени – над ней работал сам Стив Джобс)

37 строчек кода – вся структура нейросети, которая обучается через классическую игру Atari. Источник: Bonsai

Вариант, предложенный DeepMind, был создан лучшими в мире специалистами по ИИ, которые обучали нейросеть основам игр от Atari, и результат их работы был достоин научных публикаций мирового класса. Версия от Bonsai является упрощением. Все начинается с системы развития, которая загружена в облако. Всего один программист, пусть даже тот, кто вообще не обучался основам ИИ, может в общих чертах описать игру, а система сама выберет подходящий алгоритм обучения, чтобы задействовать нейросеть. (Бедным докторам наук из DeepMind приходилось писать эти алгоритмы самостоятельно). На этом этапе программисту нужно всего лишь за пару минут заложить основные принципы игры – например, «ловить мяч на платформу» — а затем Bonsai сама займется развитием нейросети и ее оптимизацией для получения наилучшего результата. А нейросеть на выходе уже сама будет играть в «Теннис».

Версия игры, написанная Bonsai, укладывается всего в 37 строчек кода. Но эта простота обманчива. Когда Хаммонд объясняет, что находится в основе алгоритма, он показывает рисунок с демонстрацией того, как его система строит нейросеть, способную соперничать с одним из лучших творений Google. Самому программисту даже не пришлось вникать в тонкости машинного обучения. Смотри, мам, я могу без рук докторской степени!

Так играет в «Теннис» нейросеть, обученная системой Bonsai. Источник: Bonsai

Впечатляющий трюк. «Обычно меня трудно удивить демонстрацией, — рассказывает Джордж Уильямс, научный сотрудник Курантовского института математики Нью-Йоркского университета. — Однако то, что показал мне Марк, было вполне реально и в то же время потрясающе. Он взял все достижения машинного интеллекта и создал инструменты, которые позволят разработать новое поколение систем ИИ».

Пока неясно, останется ли Bonsai лидером этого движения. Но Уильямс прав. Следующим шагом в неотвратимом появлении все более умных компьютеров будет разработка инструментов машинного обучения для (относительных) чайников.

Bonsai была рождена на пляже. Хаммонд, бывший инженер Microsoft и евангелист разработки ПО, уже какое-то время раздумывал над возможностями искусственного интеллекта. После ухода из Microsoft в 2004 году он стал заниматься нейробиологией в Йеле, затем в 2010 году недолгое время проработал в Numenta – стартапе по разработке ИИ, которым владел Джефф Хокинс (сооснователь компании Palm, производителя КПК). Затем Хаммонд открыл еще одну компанию в совсем другой сфере, которую он затем продал.

Тогда, в 2012 году, Хаммонд приехал в Южную Калифорнию навестить друзей. Его маленький сын устал, и все пошли обратно к машине. Пока жена Хаммонда болтала с друзьями, а сын засыпал у него на руках, он провел мысленный эксперимент. В основе этого эксперимента лежал популярные мем из мира ИИ – концепция «мастер-алгоритма». Профессор Вашингтонского университета Педро Домингес в одноименной книге написал, что этот еще не созданный алгоритм мог бы стать панацеей для всех проблем отрасли. По идее, когда этот алгоритм все-таки изобретут, с его помощью можно будет методически внедрять системы ИИ куда угодно.

Хаммонд заключил, что нужно создать систему, которая позволит даже самому заурядному разработчику использовать инструменты ИИ

Но Хаммонд видел один изъян в этой идее. «Допустим, мы нашли этот мастер-алгоритм, – говорил он себе, пока 18-месячный сын дремал у него на руках – кто станет внедрять его в бесчисленном множестве возможных сценариев?» На данный момент использовать такие инструменты под силу только настоящим адептам машинного обучения. Возможностей использования ИИ будет слишком много для ограниченного числа этих людей. Так он пришел к заключению, что нужно создать систему, которая снизит порог входа и позволит даже самому заурядному разработчику использовать эти инструменты. Такой системе не нужны будут инженеры крайне узкой специализации для обучения нейросетей. Программисты смогут сами обучать их для получения желаемого результата.

Пока Хаммонд обдумывал свои идеи, он провел аналогии с историей программирования. Изначально операторам компьютеров приходилось кропотливо писать код, который обеспечивал работу оборудования. Затем программисты взяли на вооружение набор стандартных инструкций, который был назван языком ассемблера и ускорил процесс – но вам все еще нужно было иметь очень высокий уровень подготовки, чтобы довести дело до ума. Прорыв случился, когда инженеры создали компилятор – программу, которая преобразовывала код на более удобных, так называемых языках «высокого уровня» (от самых первых BASIC и LISP до нынешних Python и C), в код на языке ассемблера. Только после этого создание мощных приложений стало доступно даже профессионалам относительно низкого уровня. Хаммонд считает, что сейчас, благодаря инструментам вроде TensorFlow от Google, системы ИИ вышли на уровень языка ассемблера, то есть инженерам уже становится легче создавать нейросети, но это все равно остается доступным тем, кто действительно понимает принцип их работы. Хаммонд хотел создать аналог компилятора, чтобы упростить все еще больше.

Этой идеей он поделился с Кином Брауном, бывшим коллегой из Microsoft, который недавно продал свой игровой стартап китайской интернет-компании. Идея ему понравилась, так как в то время он как раз пробовал заниматься машинным обучением, используя доступные на тот момент инструменты. «Вообще я человек неглупый, — говорит Браун — я приехал в Китай и выучил их язык, работал программистом в Microsoft, но даже для меня это было слишком». Он согласился стать сооснователем Bonsai. (Название было выбрано, потому что в этом японском искусстве достигается идеальный баланс между естественным и искусственным. Еще одно преимущество появилось, когда владельцы интернет-домена разрешили молодой компании зарегистрировать свой сайт по адресу bons.ai.)

Bonsai – не единственная компания, работающая над решением проблемы нехватки квалифицированных специалистов по ИИ. Некоторые из более крупных компаний поняли необходимость обучения собственных кадров и обучения обычных программистов в мастеров по нейросетям: в Google создали целую серию внутренних программ, а Apple стала обращать внимание на навыки и личные качества программистов, которые помогли бы им быстрее освоить нужные умения. Как уже говорилось выше, Google также выпустила в широкий доступ программу TensorFlow, благодаря которой ее инженерам проще создавать нейросети. Уже доступны и другие наборы инструментов для создания ИИ, и, без сомнения, таких инструментов будет становиться только больше.

«Мы открываем новые возможности для тех, кто не является ученым или программистом»

В то же время другие стартапы тоже трудятся во имя демократизации ИИ. Компания Bottlenose решает проблему нехватки ученых, но для другой целевой аудитории: если Bonsai делает свой продукт в первую очередь для разработчиков ПО, Bottlenose планирует облегчить жизнь бизнес-аналитикам. Однако мотивы те же самые. «Мы открываем новые возможности для тех, кто не является ученым или программистом», — говорит генеральный директор компании Нова Спивак. Некоторые стартапы собираются затронуть еще больше пользователей: презентация компании Clarifai на конференции О’Райли называлась «Как сделать так, чтобы каждый человек на планете мог обучить и использовать ИИ».

Таким образом, хотя Bonsai, похоже, появилась в нужное время в нужном месте, сейчас индустрия ИИ настолько бурно развивается, что у стартапа Хаммонда могут возникнуть трудности с привлечением к себе внимания. Адам Чейер, специалист по ИИ, который участвовал в создании Siri и сейчас занимает пост главного инженера Viv, уже видел продукт Bonsai и остался очень впечатлен. Но он отмечает, что, хотя Bonsai делает ИИ доступным даже новичкам, людям все равно придется совершать умственные усилия, чтобы разобраться в их языке программирования и общем устройстве системы. «Когда новый продукт выпускает большая компания вроде Google, люди со всех ног бросаются его пробовать. Но если такой же продукт делает стартап, привлечь к нему людей намного сложнее. Хватит ли у них сил, чтобы задействовать достаточное количество пользователей и сделать свой инструмент популярным? Получится ли все у Bonsai или нет – сложно сказать прямо сейчас».

Компания создала систему из нескольких компонентов, среди которых Brain, облачная система для создания нейросетей, язык написания скриптов под названием Inkling и Mastermind, «интегрированная среда для разработки», которая предоставляет программистам все необходимые инструменты в одном месте. («Приложение для создания приложений», — объясняет Браун). Система Bonsai доступна для бета-тестирования.

Марк Хаммонд в главном офисе Bonsai в центре Беркли. Фото: Backchannel

Как объясняет Хаммонд, построение нейросети с помощью Bonsai в нескольких ключевых моментах отличается от того, как это делают профессионалы. На сегодня вам приходится решать, какие инструменты лучше всего подходят для решения проблемы, а для этого решения требуются знания и опыт. По словам Хаммонда, Bonsai делает это за вас. Вам остается только изложить основы того, чему вы хотите научить систему.

Так что пока опытные инженеры систем ИИ «тренируют» сеть, сравнивая информацию на выходе с желаемым результатом (например, показывая сети фотографии собак и поощряя ее при выводе подходящих характеристик), Bonsai позволяет вам «научить» систему, просто разбив весь процесс на основные принципы. Если продолжить пример с собаками, то вы могли бы упомянуть такие вещи, как четыре лапы, морда и язык, свисающий изо рта. Вы даете только необходимую базу, а облачный «умный движок» Bonsai, в который входит и «мозг», доводит дело до конца.

Такой подход дает косвенный положительный эффект: ученые, обучившие традиционную нейросеть, часто понятия не имеют, как именно творится магия, потому что такие сети в основном перенастраивают себя сами, организуя все понятным только себе образом. В случае с Bonsai понять принципы мышления сети можно по тем правилам, которые заложил пользователь. «Программное обеспечение не должно быть черным ящиком», — говорит Хаммонд. К примеру, если вы создаете программу для беспилотного автомобиля, и он не остановился в нужный момент, вы должны иметь возможность вникнуть и понять, почему система приняла такое решение. Примерно так же Amazon объясняет, почему та или иная книга появилась у вас в рекомендациях.

Один большой вопрос к подходу Bonsai состоит в том, снизят ли все эти абстрактные вещи производительность и эффективность. Обычно именно это происходит при использовании компиляторов: программы, написанные с их помощью, работают не так быстро и эффективно, как те, что написаны на языке ассемблера и передаются напрямую в аппаратную часть. Кроме того, говорить, что система, которая сама выбирает инструмент для использования, делает это лучше тех профессоров, которым уже вроде как и не нужно заниматься построением нейросетей, было бы явным преувеличением.

«Я думаю, всегда приходится идти на компромисс, — говорит Лайла Третиков, специалист по ИИ, ранее работавшая главой фонда Wikimedia Foundation и консультировавшая Bonsai. — Результаты будут не совсем такими же, как если задействовать группу ученых. Но я не уверена, что важнее: качество или сама по себе возможность это сделать». Адам Чейер из Viv также предполагает, что код Bonsai может работать не так эффективно, как ПО, оптимизированное под конкретную задачу. «Но это все равно чертовски хороший код, и он позволяет вам не вдаваться в ненужные тонкости», — добавляет он. Чейер также говорит, что в его компании, где как раз работают столь ценные специалисты по ИИ, вряд ли будут пользоваться Bonsai — разве что для создания прототипа какой-либо из идей перед тем, как реализовать ее старым проверенным способом.

Bonsai помогает движению за появление доступа к ИИ у людей, не имеющих специальной подготовки

Хаммонд, в свою очередь, заверяет, что проигрыш в качестве при использовании Bonsai совсем не велик. «Производительность со временем увеличивается, – говорит он – в это просто нужно поверить». Когда-нибудь в это можно будет не только поверить, но и проверить.

У Bonsai большие планы на следующие несколько месяцев. Совсем скоро компания объявит о начале сотрудничества с производителем компонентов Nvidia, и клиенты Bonsai смогут получить более качественные результаты при использовании оборудования этой марки. Также компания опубликует информацию о своем договоре с центром Siemens TTB, который последние несколько месяцев тестировал систему Bonsai в области автоматизации и контроля производства.

Bonsai пытается решить проблемы, которые не смогли решить даже самые могущественные компании. «Мы работаем над многими играми», — добавляет Хаммонд и объясняет, что игры решают ключевые проблемы, которые планируют разрешить в Bonsai. «Некоторые игры не поддаются даже DeepMind. Хотя они научили свой алгоритм играть во множество игр помимо «Тенниса», пока их система еще не способна играть в «Пакмена».

Но намного важнее то, как Bonsai помогает движению за появление доступа к ИИ у людей, не имеющих специальной подготовки. Со временем инструменты высокого уровня будут становиться все мощнее и, в конце концов, станут повсеместными. Дойдем ли мы до того момента, когда каждый человек сможет обучить и использовать искусственный интеллект? Скажем так: очень много денег поставлено именно на этот вариант развития событий.

Источник.


Материалы по теме:

Крупнейшие технологические компании мира создадут альянс по ИИ

Стартапы потеснят крупные компании в разработке искусственного интеллекта

Какие улучшения в области искусственного интеллекта произойдут в ближайшие 5-10 лет?

Линейная алгебра помогла найти в языке скрытый сексизм


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно