Элина Кириллова

Можно ли спланировать «технологическое будущее» России?

Rusbase спросил российских венчурных инвесторов, как они относятся государственной инициативе — спланировать появление технологических «рынков будущего». Государство запускает НТИ — программу частно-государственного партнерства по развитию рынков на базе высокотехнологичных решений.


Вчера в рамках ПМЭФ (Петербургского международного экономического форума) прошел брифинг «Национальная технологическая инициатива», где был представлен план НТИ. НТИ — программа частно-государственного партнерства по развитию новых рынков на базе высокотехнологичных решений, которые «будут определять развитие мировой и российской экономики через 15-20 лет». Создатели программы считают, что так Россия сможет получить инструмент формирования «рынков будущего», а российские компании — «национальные чемпионы» — получат на этих рынках значимую долю.

НТИ нацелена на развитие 7 рынков: AeroNet (распределенные системы беспилотных летательных аппаратов), MariNet (распределенные системы морского транспорта без экипажа), AutoNet (распределенная сеть автотранспорта без водителя), HealthNet (системы, обеспечивающие рост продолжительности жизни), NeuroNet (человеко-машинные коммуникации), EnergyNet (интеллектуализация и распределенный характер энергетических сетей), FoodNet (рынок продовольствия, обеспеченный интеллектуализацией, автоматизацией и роботизацией).

Rusbase спросил частных венчурных инвесторов, как они относятся к данной государственной инициативе.


Артем Инютин (TMT Investments) считает, государство должно минимально лезть в управление рынками и бизнесом. Основная задача государства — создать благоприятный инвестиционный и налоговый климат.

image description
Сооснователь и Глава Инвестиционного подразделения фонда TMT Investments

Пока это всего лишь некая декларация и благие намерения. Меня особенно настораживают инициативы, которые возникают не из потребностей экономики страны, а специально разработаны и озвучены под конкретное событие. В данном случае — ПМЭФ (Петербургский международный экономический форум). Не хочется, чтобы из этого вышла либо бессмысленная болтовня, либо, что еще хуже, коррумпированное и бестолковое исполнение.

При каких условиях из НТИ может получиться что-то хорошее?

IT-отрасль всегда была сильна в России из-за того, что вмешательство государства было минимальным. Там, где государство пытается подменить собой бизнес, всегда случаются провалы. Для того чтобы получился толк из этого начинания, нужно, чтобы государство не заливало проект  деньгами, а создавало условия, при которых в него пойдут частные западные и российские инвестиции, а участниками станут частные российские и западные компании. То есть, нужно создать вокруг проекта отличный инвестиционный и налоговый климат. А если уж государство так желает участвовать в финансировании, то пусть входит как соинвестор на неконтрольный пакет.

Очень эффективна модель израильского государственного фонда, который дает инвестиции при наличии нескольких частных инвесторов. А если проект желает поменять свою «прописку» и стать неизраильским, он должен заплатить фонду, например, 3 суммы инвестиций. Зато у около 60% проектов есть выходы (экзиты).

И, конечно же, никакого ручного управления со стороны государства. Должен быть чистый капиталистический инвестиционный подход.



Сергей Топоров (Leta Capital) считает, что для достижения успехов России необходимо сотрудничать с другими странами. Он не видит смысла в планировании на 20-25 лет вперед — в условиях, когда экономические потрясения случаются каждые 5-7 лет.

image description
Старший менеджер по инвестициям фонда LETA Capital

Невозможно плясать от искусственного спроса — это основная проблема НТИ. Для того чтобы попадать на «рынки будущего», особенно развитых стран, нужно работать в сотрудничестве с этими рынками прямо сейчас. Не бывает так: наступает 2030 год, и мы такие раз — и выкатились в Европу с автоматизацией и роботизацией производства. А нас там, конечно, только и ждут, ведь до 2030 никто не догадывался, что надо этим заниматься, и лишь мы несли сакральное знание. Кому мы будем нужны, если не сотрудничаем сейчас? Как мы можем давать наукоемкие технологические решения всему миру, не зная его потребности в них? Огромной внутренней потребности нет, пока нет мощной культуры предпринимательства и рыночной конкуренции, требующей технологические решения. Безусловно, у нас будут исключения и вырастут сильные компании, но это скорее «вопреки», чем «благодаря».

Кроме того, о каких долгосрочных планах в 20-25 лет мы можем говорить в стране, где экономические потрясения случаются раз в 5-7 лет? Какой инвестор в здравом уме будет вкладывать в России на такой долгий срок? Остается только поддержка госденьгами. А где найти фанатично верящих в НТИ государственных менеджеров, готовых эффективно управлять всем этим, мотивированных не на сиюминутную прибыль, а на долгосрочный результат? А результат этот будет виден через 20-25 лет.

При каких условиях из этого может получиться что-то хорошее?

На мой взгляд, только если начинать с образования — школ, детских садов. Воспитывать в людях положительные образы предпринимателей и инженеров, давать инструменты поддержания этого интереса. А если это совместить с поддержкой малого и среднего бизнеса — хотя бы в части налогообложения и упрощения всех процедур, то эффект будет еще сильнее.



Алексей Соловьев (Prostor Capital) считает, что оценить «масштабы бедствия» пока что невозможно. Но он готов помочь государству в реализации поставленных задач.

image description
Управляющий директор Prostor Capital

Наше государство сложно упрекнуть в равнодушии к теме инноваций, что уже само по себе хорошо (результаты, конечно, случаются разные). Новая глобальная задача не кажется оторванной от общего тренда. Но осмыслить «масштаб бедствия» и спрогнозировать, каков будет результат, сегодня невозможно. Это тот случай, когда и скепсис, и воодушевление в равной степени уместны.

Как участник рынка, я готов эту идею поддержать, тем более что позитивный опыт включения в реализацию государственных инициатив у нас уже есть. Недавно принятые поправки к законодательству, облегчающие венчурному рынку работу в российской юрисдикции, являются результатом совместных усилий, — и государства, и самой индустрии.



Есть и те, кто относится к НТИ исключительно положительно. Констанин Синюшин (theUntitled Venture Company) считает, что таким образом можно доступно объяснить чиновникам, зачем и как работают технологические рынки. Он призывает всех помочь государству в этой инициативе.

image description
Константин Синюшин
Управляющий партнер theUntitled Venture Company

Я, в отличие от многих комментаторов, считаю, что не только сама инициатива очень полезна, но и качество ее реализации командой РВК в сотрудничестве с отраслевыми предпринимателями весьма высоко. Критики не понимают истинного смысла: воплотить витающие в воздухе идеи — в структурированный формальный документ, в каком его могут воспринять чиновники, не разбирающиеся в деталях.

Если вы хотите, чтобы качество государственного управления хотя бы с большим опозданием подтянулось под требования настоящего и особенно под вызовы будущего — вы должны встать с дивана и помочь государству это сделать. Поэтому работу РВК и всей экспертной команды форсайта здесь даже сложно переоценить, настолько она правильная и своевременная. Смогут ли чиновники  правильно распорядиться результатами НТИ — это большой вопрос, но задача отрасли и рынка хотя бы попробовать сделать то малое, что от нас зависит.

1 июля АСИ и РВК представят Путину Доклад о Национальной технологической инициативе, содержащий концепцию, предварительную версию дорожных карт, механизмы организации и управления НТИ. Возможно, уже 1-го июля мы узнаем, какие компании должны стать «национальными чемпионами» на «рынках будущего» России.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно