Светлана Зыкова

Дилемма молодых ученых: уехать нельзя остаться?

Артем Елмуратов, сооснователь медико-генетического центра Genotek, рассказывает, как биотехнологический стартап собирал свою научную команду и какие условия нужны, чтобы молодые ученые могли найти себя в России.


Идея создания Genotek родилась, когда мы поняли, что в России нет сервиса, с помощью которого можно было бы сделать ДНК-тест, чтобы узнать свое происхождение или выявить предрасположенности к заболеваниям. В 2010 году в США уже существовал сервис 23andMe, но из России пересылка биоматериала за рубеж невозможна, поэтому мы (тогда еще студенты МГУ им. М.В. Ломоносова – биологического и механико-математического факультетов) решили запустить аналог такой компании в нашей стране.

Трудность состояла в том, чтобы собрать сильную научную команду, так как готовых специалистов в России было мало. Сейчас, в принципе, поменялось немногое. Расскажу подробнее.


Сфера биотехнологий развивается очень быстрыми темпами: в 2003 году был расшифрован полный геном человека в рамках международного проекта Human Genome Project, а спустя всего 12 лет геном человеческого эмбриона был впервые отредактирован.

Двигателем в этом процессе, помимо опытных кандидатов и докторов, являются молодые ученые, которые могут привнести свежие идеи в уже устоявшиеся сферы науки и производства. Однако чтобы эти идеи прижились, необходимы благоприятные условия. Вопрос – каким фоном эта революция будет сопровождаться в России, будут ли ученые оставаться в своей стране?

Утечка мозгов: чего боится биотех-работодатель?

У ученых в России, как и во всем мире, есть выбор: профессиональное развитие в академической среде или же в коммерческой структуре. Учитывая прогнозируемую четвертую технологическую революцию, в центре которой будут находиться инновации, для ученых открываются новые возможности самореализации, в том числе и в коммерческих проектах.

В сфере биотехнологий «взращивание» кадров – пока что самый эффективный способ получить хорошего специалиста, просто потому что в России, на наш взгляд, мало готовых квалифицированных специалистов. Для работодателя потеря высококвалифицированного специалиста проходит довольно ощутимо. Особенно если речь идет о научных сотрудниках. Особенно если специалист всему учился внутри компании...

Артем Елмуратов

Многие из наших ключевых научных сотрудников работают в медико-генетическом центре Genotek с момента основания компании – с 2010 года. Они сами писали биоинформатические и статистические алгоритмы, по которым мы работаем сейчас, участвовали в технологическом оснащении новой лаборатории, набирают свои команды и обучают новичков. Но перед этим мы вместе прошли большой путь: зарубежные стажировки, конференции, научная деятельность, обучение работе со сложным оборудованием. Могу сказать, что сейчас у нас сильный штат специалистов, у которых есть возможность самореализации.

Конечно, мы при этом несли и потери.

Когда сервис только запускался, для работы над IT-системой мы привлекли группу талантливых студентов с мехмата, которые, например, участвовали в международных олимпиадах по программированию.

Удержать таких специалистов после окончания университета тяжело. У выпускника престижного вуза с опытом работы неплохие перспективы на работу с достойной оплатой, и нередко за рубежом. Первая IT-команда Genotek сейчас работает в Кремниевой долине, в Facebook и Google. Эти компании предлагают программисту на стартовых позициях ежегодную зарплату более $100 тысяч. С такими суммами тяжело конкурировать стартапу в России.

Государства, как и компании, борются за лучшие умы. Во многих странах созданы более комфортные материальные условия для ученых. Поэтому так много выдающихся специалистов с российскими корнями достигают хороших результатов в США и Европе, а с недавнего времени – и в Китае. К примеру, Евгений Кунин, биоинформатик с выдающимся индексом Хирша (показателем цитируемости ученного) равным 178, – выходец из России, уехавший в США в 1991 году.

Существуют инструменты поддержки для фундаментальных научных коллективов и для команд, которые развивают проекты на базе наукоемких исследований. Научные коллективы поддерживаются в основном государственными фондами: РФФИ, РНФ и другими.

В последние годы в России появилось больше лабораторий с дорогостоящим современным оборудованием. Научные коллективы, которые смогли получить гранты на исследования, получают достойное вознаграждение за свой труд. Подобные гранты дает, например, Минобрнауки (мегагранты, ФЦП, госзадание) и РНФ.

Как удержать ученых в России?

Чтобы молодые специалисты оставались в российских стартапах, необходима развитая инвестиционная среда. В последние несколько лет в России в этой области идут изменения в лучшую сторону. Шансы привлечь финансирование и получить поддержку у нового проекта с хорошей командой весьма реальны.

В России активно набирает обороты Национальная технологическая инициатива – масштабная программа государства и бизнеса, направленная на долгосрочное развитие инноваций и технологий в России. Идея НТИ заключается в том, чтобы определить рынки будущего и помочь российским компаниям занять на этих глобальных рынках значительные доли.

Сейчас определены рынки, по которым уже готовы «дорожные карты». Они включают в себя также вопросы, связанные с обучением и вовлечением молодых специалистов в работу в высокотехнологичных компаниях. Наиболее близкие нашей компании рынки: NeuroNet, HealthNet и Foodnet. 

Фото на обложке: SergeyNivens/Depositphotos

Благодаря работе в рамках НТИ, мы смогли получить поддержку идей на уровне первых лиц государства. Так, на Президиуме Совета по модернизации экономики России при Президенте РФ мы предложили председателю правительства Дмитрию Медведеву и другим представителям федеральной сделать бесплатным тест на генетические заболевания при планировании второй беременности для семей, в которых уже родились дети с подобными проблемами. Расходы на оплату этой диагностической процедуры может взять на себя государство, проявив таким образом заботу о семьях. Для нашей компании и других проектов, работающих на рынке генетических исследований, реализация предложения откроет новый рынок, гарантированный и поддерживаемый государством.

На мой взгляд, Национальная технологическая инициатива является «лифтом», благодаря которому предприниматели-инноваторы могут донести свою идею до органов власти и получить поддержку для развития новых рынков.

В целом же отрасль биотехнологий на подъеме, и тут появляются проекты, которые раньше казались фантастикой. Я могу выделить российскую компанию 3D Bioprinting Solutions, которая занимается «печатью» органов из стволовых клеток.

В 2014 году команда этого стартапа создала первый в России биопринтер, а в 2015 уже напечатала поджелудочную железу, однако на данном этапе велось тестирование только на мышах.

Важный момент: стартап в области биотехнологий всегда требует больших инвестиций. Цикл развития технологии в отрасли долгий, оценка и экспертиза проекта требуют поиска специалистов. Для решения многих задач недостаточно компьютера, нужно дорогостоящее лабораторное оборудование. Повторюсь, что, на мой взгляд, в первую очередь для комфортной работы специалистов необходима развитая экосистема – она медленно, но уверенно формируется и в России. 


Материалы по теме: 

10 профессий в биотехе, которые будут востребованы в будущем

Генетические тесты в России: игроки, проблемы и тенденции

Биотех в России: 24 стартапа (и кто их поддерживает)

Как из светящихся грибов можно сделать экологичное уличное освещение

Весь мир учится у Стэнфорда работать с биотех-стартапами

Видео по теме:


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно