Андрей Якимчук

Москва и Подмосковье на грани экологической катастрофы?

Андрей Якимчук, генеральный директор ОАО УК «Эко-система», рассказывает, почему планы правительства застроить Подмосковье мусоросжигательными заводами небоснованы, а экологии, людям и бюджету это только навредит.


В конце прошлого года прогремела нешуточная новость: в ближайшее время планируется построить 11 мусоросжигательных заводов (они же – МСЗ), из них 10 – в Подмосковье (в середине прошлого года СМИ сообщали о планах правительства построить 15 МСЗ в Подмосковье. – Прим. ред.). И это для начала. В дальнейших планах – до 300 таких заводов на территории РФ.

Что пугающего в этой новости?

На первый взгляд, ничего плохого в МСЗ нет. Весь мусор сжигается, никаких свалок, никакой головной боли с утилизацией. Но не так все радужно, к сожалению. При неправильной эксплуатации МСЗ наносят существенный вред окружающей среде и здоровью человека. Они выбрасывают в атмосферу токсичные вещества – диоксины, канцерогенные соединения, тяжелые металлы, в процессе сгорания образуется высокотоксичная зола, которая также требует утилизации – но уже по особым правилам. Всего этого можно избежать, если своевременно менять фильтры на мусоросжигательных установках – уровень безопасности полностью зависит от инженерного обеспечения. Но технология тогда становится непомерно дорогой.

Так, в одном из городков Исландии небольшой мусоросжигательный завод закрыли после 4 лет эксплуатации – содержать МСЗ в должной комплектации было очень дорого. Земля в 1,5 км от этой установки теперь непригодна для использования, фермеры не только расплачиваются своим здоровьем, но и терпят колоссальные убытки, которые никто не собирается им покрывать. Только представьте – корова, проживающая на «зараженной» территории и поедающая «зараженную» траву, за один день получает столько диоксинов, сколько человек получает за 14 лет из воздуха. Конечно, говорить о ведении какого-либо фермерского хозяйства уже не приходится. Казалось бы – в благополучных странах такого не происходит!

Но Исландия далеко не единственный пример – по всему миру операторы регулярно превышают нормы на предельно допустимый выброс. В одном шотландском городе по последнему слову техники была построена мусоросжигательная печь. И вот незадача – печь превышала лимиты выброса в 172 раза! Город Харисбург (США) был вынужден объявить себя банкротом с долгом в $310 млн за свой МСЗ. Жители Детройта (США) заплатили более $1 млрд за модернизацию своей мусоросжигательной печи. Одной! А мы сейчас говорим о содержании 11 заводов, а в перспективе – о 300 в нашей стране! Это колоссальные затраты.

Еще один печальный пример: в одном французском городе жители боролись 9 лет против мусорсжигательного завода на территории города. Уровень диоксинов превышал допустимый в 1300 раз. Но снесли этот завод только после того, как на улице, построенной сразу же за МСЗ, 24 жителя из 80 заболели раком.

Платить придется не только здоровьем, но, что интересно, и рублем – из собственного кошелька. Правительство выдвинуло на рассмотрение законопроект, согласно которому новые МСЗ будут спонсироваться за счет граждан – по всей стране вырастет плата за электроэнергию (с населения планируется собирать дополнительно до 40 млрд (!) рублей в год), также в три раза планируется повысить тариф на утилизацию мусора в регионах, где будут построены заводы. В первую очередь это коснется жителей Подмосковья.

Еще один немаловажный аспект. Массовое сжигание дефицитного вторичного сырья будет означать остановку всех построенных за последние годы производств по переработке вторсырья. Это означает сокращение тысяч рабочих мест по всей стране и переход на импорт. Ведь, например, для производства новой бумаги нужна макулатура. А где же мы ее возьмем, если всю использованную бумагу сожжем? Призыв «сжигать все» – это вредительство для отрасли, так мы никогда не перейдем на рельсы переработки и цивилизованного обращения с отходами. Именно поэтому проект строительства МСЗ противоречит основному регулирующему отраслевому закону «Об отходах производства и потребления», который призван стимулировать отрасль переработки. Ведь вся законодательная база направлена на развитие рециклинга, для мусоросжигательных заводов нет такой базы.

И напоследок развенчаем еще один устоявшийся миф – сжигание отходов не равно их уничтожению, это лишь снижение их объема при существенном повышении токсичности.

Из каждой тонны ТКОТвёрдые коммунальные отходы 4-5 класса опасности (малоопасные и практически неопасные коммунальные отходы) после термической обработки получается до 600 кг золы 2 класса опасности (высокоопасные отходы). И их утилизация требует особого подхода и технологий.

Зачем это правительству?

Думаю, что никого не удивлю, если скажу, что это очень прибыльный бизнес. Но причин, по которым жители России в чью-то угоду должны оплачивать опасные и неэффективные производства, к тому же прямо угрожающие здоровью, нет.

И если уж мы так стремимся «за Западом», то лучше равняться на позитивные примеры зарубежных коллег. Например, прямо сейчас в Норвегии мусоросжигательный завод Klemetsrud incinerator (г. Осло) запускает первый в мире эксперимент по экологичному сжиганию отходов. На этом заводе были установлены специальные устройства, которые способны «вылавливать» из дыма углекислый газ. В рамках эксперимента, который продлится до апреля 2016 года, на заводе будут размещены 5 контейнеров. Устройства смогут поглощать углекислый газ общим объемом до 2 тысяч тонн в год. Если эксперимент будет признан эффективным, к 2020 году завод будет полностью оборудован системой, улавливающей СО2. Затем углекислый газ будет направляться в Северное море для закачки в месторождения нефти и газа – для подъема давления и увеличения объема добычи.

Европейский тренд – мусоросжигательные заводы, которые по совместительству являются и арт-объектом  

  • Один из самых известных проектов – мусоросжигательный завод «Шпиттелау» (г. Вена, Австрия). Легендарный архитектор Фриденсрайх Хундертвассер превратил работающую на мусоре теплостанцию в национальную достопримечательность в его фирменном биоморфном стиле.

  • Еще один проект аналогичного назначения разработан известным голландским архитектором Эриком ван Эгераатом в Роскилле (Дания). Здание имеет двухслойный фасад: один слой выполняет функцию климатического барьера, второй – декорирован алюминиевыми плитами цвета умбры и произвольным узором, созданным с помощью вырезанных лазером отверстий. Ночью перфорированный и подсвеченный фасад превращает завод в мягко сияющий «маяк».
  • В 2013 году в Копенгагене началось строительство мусоросжигательного завода, который одновременно будет служить горнолыжным курортом – на его территории и на крыше проложат несколько трасс разной длины и разных уровней сложности.

Но что-то мне подсказывает – МСЗ в Подмосковье будут иметь мало общего с арт-объектами и вряд ли будут образцом экологичных, безопасных и эффективных технологий. 

В статье использованы примеры из документального фильма «Мусор», режиссёр Кандида Брэди.

 


Материалы по теме:

Электрокары и глобальное потепление

Бикини из сахара очистит океан от загрязнений

Какие технологии нужны в строительстве?

Можно ли получать прибыль из мусора?

Какие стартапы и технологии нужны, чтобы спасти планету

Развитие электромобилей пагубно влияет на климат

Видео по теме:

Фото на обложке: Shutterstock.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно