На правах рекламы
«Через пять лет банки окончательно потеряют монополию на финансовые сервисы»
Антон Арнаутов, генеральный директор «Финтех Лаб», о прошлом, настоящем и будущем отрасли

27 апреля 2018



Финтех — интенсивно развивающаяся область современной экономики. Каждый год появляются новые виды банковских услуг и продуктов, кредитование клиентов обрастает дополнительными возможностями, а расплачиваться за покупки уже можно улыбкой, взмахом руки или просто приложив телефон. Open API, блокчейн, big data и искусственный интеллект открыли ворота финансовой отрасли не только для банкиров, но и для IT-сообщества.

Мы поговорили с Антоном Арнаутовым, генеральным директором «Финтех Лаб», о том, в каком направлении движется отрасль, что сдерживает ее развитие и что могут привнести в нее будущие поколения.
— Пять лет назад слова финтех не было в русском языке, банки занимались обновлениями интерфейсов сайтов и мобильных приложений, все смотрели на Запад и копировали успешный опыт. Вы все это время активно следили за тем, что происходит в финансовой отрасли в России, а в некоторых процессах принимали непосредственное участие. Что изменилось за пять лет?
— За это время все успело измениться несколько раз, причем в разные стороны. Если вспоминать совсем древность — пять лет тому назад и ранее, то финтех и вообще digital banking тогда еще только активно боролись за место под корпоративным банковским солнцем. Было громадное различие между передовыми цифровыми банками и всеми остальными. Просто космическое. Кстати, наши банки не очень-то и уступали тогда западным. Многие цифровые банковские сервисы, мобильные, например, появлялись у нас не позже, а раньше, чем в Европе и США.

В передовых банках тогда был розовый период дигитализации. Создавались инновационные лаборатории, не жалели бюджетов. Тогда, примерно, появилась формула: «Мы не банк, мы IT-компания».

С другой стороны, в большинстве банков было «цифровое болото». Бизнес делался по старинке, IT играло подчиненную роль, а солидные люди в костюмах перемещались с конференции на конференцию, с недоверчивой улыбкой слушая про неизбежность новой цифровой реальности.

Потом ситуация стала более-менее выравниваться. Практически все крупные и средние банки обзавелись цифровой стратегией и подтянули свои цифровые сервисы. Установился некий стандарт на рынке, кстати — достаточно высокий по сравнению с Западом. Из интересного, что произошло в это время, — резкая активизация регулятора в области финтеха. Банк России выступил инициатором проведения одного из центральных событий в отрасли — форума Finopolis. В самом ЦБ появился департамент финтеха. Также по инициативе регулятора была создана Ассоциация ФинТех с участием ведущих банков. В общебанковский сленг вошли такие понятия, как маркетплейс, песочница, открытый банкинг. Появилась надежда, что вот-вот в области финтеха произойдут революционные изменения, которые создадут массу новых возможностей для всех игроков.

Сейчас наступил какой-то новый период. Пока еще сложно осознать все его особенности — мы в нем живем. Но можно утверждать, что одним из главных явлений, которое сильно повлияло на рынок финтеха, стал хайп вокруг блокчейна и криптовалют. С одной стороны, этот хайп создал невиданные ранее возможности для привлечения денег в финтех-проекты. Многие стартапы буквально за считанные месяцы сумели «поднять» десятки миллионов долларов. С другой стороны, хайп «сбил прицелы» для «нормальных» стартапов, не связанных с криптой, которые раньше были готовы годами кропотливо работать, заниматься customer development, выстраивать отношения с потенциальными клиентами и так далее.

Но в последнее время стало очевидно, что накопилось некое разочарование по поводу финтеха в России. Уже не так охотно выделяются бюджеты на перспективные исследования с неясными финансовыми результатами. Многие, наверно, ждали более быстрых изменений в регулировании отрасли, создания благоприятных регуляторных условий для цифровых финансовых услуг и инноваций.
Фото: «Финтех Лаб»
— Насколько сейчас благоприятные условия для создания финтех-стартапов?
— Наверное, не бывает абсолютно благоприятных, либо абсолютно неблагоприятных времен для запуска своего проекта. Человек, который создает стартап, делает это обычно потому, что не может его не создать. Ведь у него есть такая замечательная идея, или ему так надоела работа на корпорацию, или у него есть еще с десяток разных, но тоже очень важных причин.

Если говорить о разных областях финтеха, то я считаю, что хайп вокруг криптовалют уже сходит на нет, а вот в серьезных областях финтеха, таких как технологии распределенного реестра, искусственный интеллект, большие данные, все только начинается.

Надо четко понимать, что путь стартапа в России отличается от его траектории, например, в Кремниевой долине. У нас так и не сформировалась венчурная индустрия, почти нет посевных и венчурных фондов, бизнес-ангелов и прочего. Единственный возможный путь развития стартапа — это путь бутстрэппера. Стартап должен развиваться, опираясь на собственные силы и ресурсы, всеми правдами и неправдами необходимо получить первых клиентов, следить за cash flow.
— Что, по вашему мнению, нужно сделать для того, чтобы финтех в России развивался?
— Принять базовые законы и нормативные документы для удаленной идентификации, двигаться к открытому банкингу и Open API, ввести в правовое поле блокчейн и криптовалюты. Но главное — не помешать развитию излишним регулированием. Это очень тонкий вопрос. С одной стороны, чтобы тот или иной сектор финтеха развивался, необходимо, чтобы он попал в правое поле, с другой, — у нас в регулировании явно довлеют запретительные настроения.
— Какие формы приобретает взаимодействие между банками и стартапами?
— Это два разных мира, две разные культуры. Крупные корпоративные структуры вырабатывают своего рода иммунитет, защиту от любых внешних воздействий. Стартапу очень тяжело пробиться сквозь эту «эшелонированную защиту» и интегрировать свой сервис в банковские системы. Обычно банки предпочитают все делать у себя внутри, своими силами, возможно, подсмотрев ту или иную идею у стартапов. Либо заказывать разработку проверенным вендорам, пусть и в три раза дороже.

Так обстоит дело не только у нас, но и во всем мире. Для того, чтобы взаимодействие этих двух миров стало возможно, должны существовать особые интерфейсы. Роль таких интерфейсов выполняют корпоративные акселераторы, лаборатории инноваций. Мне кажется, наиболее эффективными являются межбанковские коллаборативные площадки, где банки и стартапы могут совместно работать над пилотированием инновационных сервисов. По итогам наших первых двух акселераторов — банковского и страхового — было реализовано более двух десятков проектов. Сейчас мы запускаем второй межбанковский акселератор Banktech 2018 и видим рост интереса к такой форме взаимодействия, как у банков, так и со стороны стартапов. Нас уже поддержали «Кредит Европа Банк», банк «Открытие», «Абсолют Банк» и ряд других банков.
— Какие преимущества есть у коллаборативных акселераторов для банков и для стартапов?
— Главное преимущество для стартапов — коллаборативная площадка дает больше возможностей для преодоления «корпоративного иммунитета» на любую внешнюю инновацию. Банкам же акселератор помогает усовершенствовать свои внутренние процессы, создать fast track для быстрого запуска проектов. Они получают не только пилоты со стартапами, но и знания, скилы, готовую методологию. Может быть, это даже более важное приобретение.
— Нужно ли стартапам профобъединение, своя ассоциация и зачем?
— Я считаю, что очень нужно. Более того, мы уже год работаем над созданием Ассоциации «Финтех Старт», которая должна стать клубом, сообществом, объединяющим финтех-стартапы. Такая ассоциация нужна для нескольких целей. Во-первых, это диалог с регулятором. Сейчас готовится много законодательных и нормативных инициатив, которые напрямую затрагивают жизнь стартапов. Это и регуляторная песочница, и регулирование криптоактивов, и закон о краудфандинге и краудинвестинге. Понятно, что голос каждого стартапа в отдельности имеет гораздо меньше шансов быть услышанным и принятым во внимание, нежели консолидированная позиция финтех-сообщества.

Во-вторых, это нетворкинг и PR-активности. Как я говорил, в России получение контрактов с крупными корпоративными заказчиками является чуть ли не единственным возможным источником финансирования для финтех-проекта. Поэтому значимость нетворкинга сложно переоценить. Для нас стало уже традицией раз в один-два месяца собирать финтех-тусовку на неформальное общение.
Фото: «Финтех Лаб»
— Как вузы могут встроиться в систему взращивания финтех-талантов?
— Мне кажется, мало кто в отрасли осознает глубину надвигающегося кадрового разрыва. Сегодня каждый банк мечтает стать IT-компанией. И это на фоне того, что дигитализация стремительно охватывает и другие отрасли экономики: от сельского хозяйства до нефтедобычи. А есть еще интернет-индустрия и IT-компании, такие как «Яндекс», Mail.ru и другие. Но где взять на всех айтишников? Вузы просто физически не готовы к этому. К тому же программы, по которым готовят в вузах, зачастую отстают на десять лет от потребностей отрасли. Есть проблема и с soft skills, которые необходимы для работы в современных IT-проектах, в том числе в финтех-стартапах. Возможным ответом на этот вызов может стать сотрудничество вузов и потенциальных работодателей: банков, страховых компаний, финтех-стартапов. Ребята должны учиться не по учебникам двадцатилетней давности, а на практических кейсах, актуальных для индустрии сегодня, при помощи наставников / менторов из финансовых структур.

Мы в прошлом году организовали первый студенческий чемпионат финтеха Fintech Cup, а также Молодежный день на форуме Finopolis. В этом году мы запустили пилотный проект по групповому проектному обучению, в рамках которого студенты восьми ведущих региональных вузов работают над практическими кейсами банков и финтех-стартапов при поддержке менторов. Интерес у ребят к финтеху есть, но работы непочатый край.
— Недавно вы принимали участие в финтех-школе в образовательном центре «Сириус». Какова роль «Финтех Лаб» в этом мероприятии?
— Образовательный центр «Сириус» — это уникальный проект. На замечательной площадке в Сочи собирают на короткие 24-дневные тематические смены детей из разных регионов России, проявивших одаренность в самых разных отраслях: от фигурного катания до биологии. В последнее время много внимания стало уделяться IT тематике. Сейчас «Сириус» начал работать и со студентами: как с выпускниками программ центра, так и с получателями президентских грантов. Серьезным вызовом является помощь талантливым молодым людям в выстраивании траектории личностного роста от школы до работы или научной карьеры. Мы помогаем «Сириусу» в организации тематических проектных школ для студентов, организации практик и стажировок для его подопечных.

Скоро на базе Научного парка «Сириуса» при участии «Банка России» и «Ассоциации Финтех» будет создан финтех-хаб, где ребята смогут работать над актуальными задачами отрасли в формате более длительных стажировок.
— Каким вам видится идеальное развитие ситуации в финтех-сфере через 5 лет?
— Если честно, то сейчас все настолько быстро меняется, что сложно загадывать даже на год. Я ожидаю появления новых дисциплин и технологий на стыке различных сфер бизнеса. Банки окончательно потеряют монополию на финансовые сервисы. Все это будет создавать массу возможностей для стартапов, небольших и гибких инновационных команд. Но и требования к интеллектуальному и образовательному уровню проектов будут расти.
©Rusbase, 2018
Фото на обложке: Unsplash
Людмила Чумак

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.