Rusbase
Бионические протезы: кто создаёт киборгов в России?

5 декабря 2019



Тело человека — сильный, но вместе с тем уязвимый механизм. К началу 2019 года доля инвалидов составила 8,1% от общего населения России, или 11,947 млн человек. Более 200 тысяч нуждаются в протезировании рук или ног.

Создание протезов верхних и нижних конечностей требует серьезных навыков и высоких технологических решений. Венец инженерного творения — бионические протезы. Их производители обещают пользователям возможность практически полностью компенсировать функции утраченных частей тела.

Люди, которые пользуются бионическими протезами, часто называют себя киборгами. Действительно ли бионические протезы — изобретение века? Кто сегодня помогает россиянам превращаться в киборгов? И как развивать бизнес в этой высокотехнологичной сфере? Рассказываем в материале Rusbase.
Что такое бионический протез?
В широком смысле бионический протез — это любой искусственный аналог органа, структурно и функционально имитирующий его работу. Однако, используя термин «бионический», чаще всего имеют ввиду бионические протезы нового поколения, работающие на основе электромиографии — измерения разности потенциалов в двух точках — местах «связи» электродов протеза и мышц конечности. Проще говоря, протез «считывает» мышечные импульсы и «отвечает» на них заранее запрограммированным движением.

Самые популярные бионические протезы создаются в США (Freedom Innovation), Великобритании (Endolite), Германии (Ottobock), Исландии (OSSUR), перспективные продукты появляются также в РФ. Интересно, что первые бионические протезы родом из СССР. Принцип работы современных протезов мало отличается от разработок, начатых в Советском Союзе в 1956 году и описанных в работе доктора биологических наук, лауреата Государственной премии СССР Якова Славуцкого «Физиологические аспекты биоэлектрического управления протезами».
Кто делает бионические протезы в России?
Стать «Страдивари» вместе с «Моторикой»
Участник инновационного кластера «Сколково», российская компания «Моторика» разрабатывает тяговые и бионические протезы рук для взрослых и детей. Тяговые протезы основаны на принципе тяг и действуют за счёт физических усилий человека. Обычно они ограничены одним единственным действием — прямым схватом. Биоэлектрический протез «Страдивари» значительно расширяет диапазон действий: позволяет управлять силой и скоростью сжатия-разжатия пальцев, а также самостоятельно одеваться, брать хрупкие предметы и заниматься приготовлением пищи.

Протез работает от аккумулятора и требует подзарядки раз в несколько дней. Аккумуляторы снимаются и могут подзаряжаться отдельно от протеза, пока человек использует другой комплект. Кроме основных функций руки, «Страдивари» по желанию заказчика может быть оснащён модулями для бесконтактных платежей, экраном, GSM-модулем и другими интересными фичами. Команда «Моторики» отмечает, что главным фокусом их разработок является стремление максимально соответствовать нуждам пользователей, а не просто достичь высокой технологичности и функциональности.
Для изготовления бионики необходимы высокотехнологичные комплектующие. CEO «Моторики» Илья Чех рассказал Rusbase, что механическая часть, конструкторское решение и прошивка протезов разрабатываются и производятся в России, в «Сколково», а компонентная база (чипы для протезов) — импортируются из-за рубежа.

Стоимость протеза «Страдивари» стартует от 390 тысяч рублей, что входит в рамки компенсаций практически во всех регионах России — «Моторика» участвует в государственной программе протезирования, которая предполагает бесплатное оснащение протезами тех, кто в них нуждается. Если пациент не готов ждать и желает получить протез как можно быстрее, возможна самостоятельная покупка с последующей компенсацией от государства.

Производство протезов — не единственная цель «Моторики». Илья отметил, что важными задачами для его команды являются просветительская работа, помощь пациентам в сборе и оформлении документов для протезирования, а также физическая и психологическая реабилитация.
«Мало разработать, произвести и установить протез, нужно еще помочь человеку с оформлением всех необходимых документов, а затем и адаптацией. Реабилитация, как физическая, так и психологическая — это неотъемлемая часть протезирования, над которой работает большая команда».

Илья Чех
Генеральный директор «Моторики»
Фото с сайта «Моторики»
Интеллектуальные руки от MaxBionic
MaxBionic — российская компания-разработчик бионических протезов, основанная в 2014 году Тимуром Сайфутдиновым и Максимом Ляшко, является резидентом «Сколково». Мотивом для создания компании послужил инцидент на производстве, в ходе которого Максим Ляшко лишился руки. В результате был создан бионический протез кисти MeHands. Разработчики отмечают в качестве главных преимуществ естественный внешний вид, компактность, небольшой вес, непроницаемость протеза для пыли и влаги, возможность самостоятельной настройки пользователем скорости, силы, схвата, задержки перед срабатыванием и других характеристик.

Из интересных фишек — возможность ощущать силу схвата благодаря встроенному вибрирующему мотору, функция копирования, при которой кисть повторяет движения своих классических аналогов, таких как MyoBock от Ottobock. MeHands также предполагает использование различных режимов в зависимости от рода занятий — каждому режиму соответствует свой функционал.
Протез управляется искусственным интеллектом Quora, который отвечает за работу всех систем и проводит их диагностику. Именно Quora осуществляет управление кистью, а не человек, как принято в классических и современных протезах: «Управление кистью происходит с помощью двух электродов, которые считывают сигналы, получаемые ЭМГ-датчиками от напряжения мышц, — объясняет Тимур Сайфутдинов, CEO MaxBionic. — В классическом управлении кисть выполняет команды, даже если пользователь случайно напрягает мышцы. Из-за этого создается неприятный эффект ложного срабатывания: например, вы взяли сумку, предплечье напряглось и датчики активировали команду смены жеста — кисть раскрылась, сумка упала. В классических протезах это пытаются "лечить" путем снижения чувствительности ЭМГ электродов, но в результате снижается чувствительность кисти к командам, и человеку приходится сильнее напрягать предплечье».
«В нашем случае Quora, получая команду, анализирует действия пользователя (наличие предмета в кисти, длительность сигнала, тип выбранного режима, создаваемое сопротивление). Исходя из этого Quora выбирает тип действия — реагировать на команду человека или игнорировать. Простым примером может служить ситуация, когда человек решил повиснуть на турнике. Quora, получая данные, понимает, что напряжение критическое, и если не раскрыть кисть, пальцы на протезе оторвутся. В результате Quora даёт команду на раскрытие кисти».

Тимур Сайфутдинов
Сооснователь MaxBionic
Помимо этого, искусственный интеллект запоминает профиль пользователя и при смене девайса загружает собранные данные в новую кисть, развиваясь, а не проходя цикл обучения заново. Quora также фиксирует данные, необходимые для разработки методик реабилитации, которые помогают определить, нужно ли то или иное средство реабилитации пользователю. «При разработке MeHands мы старались создать что-то совершенно новое, а не дешевую кальку европейских аналогов, которая рассыпется через три месяца. Мы вложили все технологии, которые разрабатывали на протяжении четырёх лет», — отмечает Тимур.

Стоимость бионического протеза MeHands стартует от 700 000 рублей — это цена для клиник, в которые поставляется протез; для конечного пользователя ценник, вероятно, будет выше. Хорошая новость — затраты могут быть компенсированы государством, правда, по словам Тимура, это непростой процесс. Сложности связаны с «ограничением выделяемого бюджета на приобретение технических средств реабилитации, отсутствием отдельной классификации "бионического протеза" и адской бюрократией, как принято в России».
Фото с сайта MaxBionic
Прямо в космос с «Орто-Космос»
Компания «Орто-Космос» индивидуально проектирует протезы из готовых комплектующих и является первым в России протезным предприятием, начавшим выпуск спортивных протезов. Компанией руководит директор Владимир Головин.
Шинно-кожные протезы. Источник: polytravma.ru
Оксана Чичвархина, маркетолог «Орто-Космос», поделилась с Rusbase историей компании, которая началась в 1992 году и связана с выходом постановления Правительства Советского Союза о переходе на модульную систему протезирования (до этого протезы создавались по-старинке и представляли собой шинно-кожаные изделия). Правительство требовало запустить в производство отечественные стандартизированные модули, которые могли бы соединяться с модулями любых производителей. Эта задача была поручена Министерству общего машиностроения, которое в свою очередь делегировала работу ракетно-космической корпорации (РКК) «Энергия» имени Сергея Королёва, поскольку именно это предприятие обладало достаточно сильным конструкторским бюро. Сегодняшний «Орто-Космос» является наследником испытательного центра РКК «Энергия», занимавшегося тестированием протезных разработок. Отсюда связь названия компании с космосом.

Испытательный центр долгое время базировался в Королёве, но когда «вырос» из занимаемой площади, разработчикам пришлось искать новое помещение, и компания переместилась в Мытищи. Сегодня «Орто-Космос» продолжает комплектовать протезы, в том числе бионические, состоящие из модулей разных производителей, благодаря чему достигается максимальное удовлетворение нужд каждого отдельного пациента.

Большая часть работы в «Орто-Космос» сфокусирована на индивидуальной разработке гильз — мест соединения конечности и протеза. Очень важно, чтобы гильза была удобной, не натирала и позволяла пациенту пользоваться протезом длительное время без ощущения дискомфорта. Помимо сбора и установки протезов, большое внимание уделяются обучению пациентов. «Бывает так, что человека отправляют в ближайшую протезную мастерскую, где он получает совершенно неудобный протез, от которого портится походка, возникают постоянные боли в пояснице. Человека не учат правильно ходить и не обучают пользоваться протезом, и в дальнейшем, привыкая, он не способен переучиться», — объясняет Оксана.
«Один из наших пациентов потерял ногу в армии и получил самый простой протез, на котором его не учили ходить. Он так и не смог переучиться, несмотря на наши усилия, потому что мозг изначально зафиксировал неправильный паттерн. Если же человек попадает к нам на первичное протезирование, то есть сразу, не носив предварительно другие протезы, в 80% случаев после реабилитации невозможно визуально определить, что он идёт не на своей ноге».

Оксана Чичвархина
маркетолог «Орто-Космос»
В «Орто-Космос» есть собственная «Школа ходьбы», где учат правильно ходить на протезах. Специалисты школы ставят на искусственные ноги и берутся за обучение пациентов даже с парной ампутацией.

Стоимость зависит от разных факторов, например, уровня ампутации. Цена бионического протеза ноги — от 1,3 миллиона рублей. Есть протезы и за 4,5 миллионов — их цена объясняется использованием дорогостоящих комплектующих, в первую очередь коленных модулей немецкого, японского, исландского или американского производства. Коленный модуль — это самая высокотехнологичная и дорогостоящая часть бионических протезов ног. Бионические руки стоят дешевле — от 500 тысяч рублей.

Граждане России имеют право на бесплатное получение необходимых протезов, в том числе бионических. Однако важно понимать, что не всем показан именно последний вариант. Так, пациентам с низкой активностью бывает достаточно простых модульных протезов (особенно это справедливо в отношении протезов ног). Все нюансы анализируют и учитывают специалисты «Орто-Космос», основываясь на данных об особенностях жизни пациента, его работе, специфике движения.

В 1999 году компания «Орто-Космос» в лице директора Владимира Головина была удостоена государственной премии в области науки и техники за разработку передовых методов протезирования.
Что мешает развитию рынка?
Рынок бионических протезов довольно специфический: игроков на международной арене не так уж много, но в то же время конкуренция очень высока.

CEO MaxBionic Тимур Сайфутдинов поделился с Rusbase: «Выйти на рынок проще простого, он узкий, все друг друга знают — если продукт годный, то все его будут покупать. Что касается документов, для РФ необходим сертификат соответствия, для США — FDA class 1, для EU — сертификат CE. Сертификат соответствия для продаж на российском рынке делается за 3 месяца, с CE и FDA мы пока не работали, поскольку стоимость получения очень высока. В пакет услуг может входить содействие в оформлении документов, формирование описания, проведение тестов.

Одним из примеров документации могут служить инструкции. Большинство стартапов откладывают это на более поздние стадии, что может аукнуться в вопросах гарантийного обслуживания. Без прописанных условий эксплуатации невозможно доказать, где ошибка пользователя, за которую он должен платить, а где — компании. Таким образом, вы либо заморачиваетесь и пишите инструкцию по эксплуатации, либо терпите издержки при любом ремонте. Для продуктов, цена которых не превышает 20 000 рублей, это — несущественный риск при стартовых объемах. А для тех, кто выпускает аппаратуру дороже 500 000 рублей, это в любом случае большая потеря».
«В то же время, на локальном рынке нет денег и низкая платежеспособность клиентов. Отсутствуют прямые поставки комплектующих (двигатели, компоненты для плат), приходится покупать у дистрибьюторов в два раза дороже рыночной стоимости. Кроме того, нет высокотехнологичных центров для производства серийной партии продукта. В целом, заниматься хайтек-продуктами очень и очень сложно без хорошего запаса кэша».

Тимур Сайфутдинов
Сооснователь MaxBionic
Оксана Чичвархина, маркетолог НПФ «Орто-Космос», постоянно встречается с недостаточной информированностью российских пациентов и многих медиков: «У нас был такой случай, когда мужчина-военный лишился двух ног. Врач по незнанию сказал ему, что на протезирование нужно будет идти только через год, а до этого времени просто сидеть в коляске. И когда он через год обратился к нам, мы не смогли поставить ему протезы, потому что у него развилась контрактура — незадействованные мышцы в вертикальном положении не позволяют ногам опуститься и ноги остаются направленными вверх».
«80% людей, которым нужно протезирование, не идут в него. Либо не знают, либо не верят, что это доступно, либо не считают нужным для себя. А ведь функциональный протез — это не только бытовой и функциональный комфорт, это ещё и физическое здоровье. Сколиоз и атрофия мышц — лишь часть проблем, которые приобретает человек, отказавшийся от функционального протеза. Но для нас это скорее вызов, чем сложность или проблема. Сейчас миссия "Моторики" звучит так: "Обеспечить 100% людей на планете, которым это необходимо, кибер-конечностями". Поэтому мы призываем всех, кто знает человека с ампутацией, выходить с нами на связь. Мы знаем, как помочь».

Илья Чех
Генеральный директор «Моторики»
Круглов Антон, врач, травматолог-ортопед, руководитель отдела протезирования верхних конечностей, руководитель отдела исследований и новейших разработок протезно-ортопедического центра «Сколиолоджик.ру», отмечает в качестве ещё одной важной проблемы отрасли недостаток квалифицированных кадров: «Специалистов практически нет, и новые специалисты не появляются. Протезно-ортопедических центров, которые делали бы по-настоящему качественные бионические и биоэлектрические протезы, в России очень мало. А протезных центров, которые бы делали протезы ещё и для детей, всего два или три на всю страну».

Медик указал на необходимость двух типов разрешительной документации для выхода на рынок: для производителей протезов и производителей комплектующих для них. Таким образом, для вывода на рынок бионических протезов необходима декларация соответствия и желательно медицинская лицензия. Для комплектующих требуется сертификат соответствия на основе ГОСТа.
Перспективы отрасли
Несмотря на ряд сложностей, рынок инновационных средств реабилитации продолжает развиваться: «Сейчас рынок протезирования верхних конечностей в России можно оценить в 400 млн рублей — в эту сумму входят и косметические, и тяговые, и бионические протезы, — поделился Илья Чех. — Субсидии, выделяемые государством на технические средства реабилитации, позволяют всем людям с ампутацией поставить бионические руки. Переход от косметического протезирования к функциональному на горизонте семи лет увеличит рынок в среднем в пять раз. Потому наша работа в последнее время в большей степени носит просветительский характер, а также затрагивает ближайшее окружение "кандидатов в киборги" (как мы их называем)».

По словам Антона Круглова из «Сколиолоджик.ру», бионические протезирование является перспективной отраслью. Это связано, во-первых, с большим количеством нуждающихся пациентов, а во-вторых — с отсутствием подходящих альтернатив. Одной из них можно было бы назвать остео-, мио- и нейроинтеграцию — вживление в организм функционально-замещающих имплантов. Однако мировая практика этого направления развивается довольно медленно, а в России подобные операции ещё даже не проводились, что объясняется сложностью процедуры, а также законодательной неурегулированностью.
Антон Круглов с пациенткой
Фото предоставлено компанией «Сколиолоджик.ру»
Второй альтернативой протезированию Антон называет пересадку донорской конечности. Но здесь тоже есть сложности: несмотря на то, что существуют примеры успешных пересадок, имеются большие проблемы с отторжением пересаженных органов. Чтобы отторжение не возникло, пациент вынужден всю жизнь принимать иммунорепрессивные препараты. Терапия подбирается индивидуально и стоит очень дорого. «Мы делали исследование, стоимость терапии при пересадке донорской конечности составляет три-пять тысяч долларов в месяц пожизненно. Ни средства обязательного медицинского страхования, ни средства высокотехнологичной медицинской помощи в России такие суммы покрывать не будут, а кроме финансовой составляющей существует опасность прекращения поставок в Россию данных препаратов, потому что они, как правило, американские. Кроме того, пациенты отказываются от таких операций по моральным и психологическим аспектам —чужая донорская рука. Если сердце, печень и так далее — это жизненно важные органы, пациент их принимает, поскольку нет альтернативы, то без конечности человек сможет жить.

Есть команда хирургов, которые готовы к пересадке кисти, но пациента, который бы знал всю полноту картины и согласился бы на такую операцию, нет. Поэтому качественное протезирование пока остается основным способом восполнения утраченных функций человека с культями различных уровней». При этом главными вызовами, стоящими перед медициной, Антон назвал внедрение искусственного интеллекта и технологий нейронных сетей в систему управления протезом, а также возможность протеза «самообучаться».
«Бионический» бизнес
Бизнес по производству бионических протезов — довольно требовательное направление. Предпринимателям и инвесторам следует учитывать ряд необходимых условий:
1
Высокая компетентность специалистов
Не получится обойтись «малой кровью», сначала запустив работу с недорогими сотрудниками и позднее заменив их на высококлассных специалистов. Профессионалы, задействованные в области бионического протезирования, должны обладать сильными компетенциями, что влечет за собой высокие расходы на оплату их труда. Оксана Чичвархина, маркетолог НПФ «Орто-Космос»: «Производство протезов — очень трудоёмкий процесс: для запуска такого бизнеса необходим обученный персонал, или должна быть возможность обучить его, а это долго и требует определённых компетенций. В основном все протезисты знают друг друга в лицо. В этом бизнесе лучшая реклама — сарафанное радио».
2
Дорогостоящее оборудование и комплектующие
Очевидно, что высокотехнологичное производство требует оборудования соответствующего уровня: «Если вы хотите построить правильный бизнес, который будет приносить людям пользу, вам нужно хорошее оборудование для производства. Мы используем станки из Германии», — отмечает Оксана.

Тимур Сайфутдинов, CEO MaxBionic, рассказал, сколько средств потребуется на запуск первой партии протезов: «Всё зависит от того, какие объёмы производства вы планируете, где территориально собираетесь производить, и от вашей стратегии. Если мы говорим о выпуске небольших объёмов, например, 100 комплектов в год, то можно вложиться в 200-300 тысяч долларов, затянув пояса, грамотно просчитав сроки оплаты и поставок комплектующих. Что касается производства тех же 100 кистей в спокойном режиме, то лучше заложить на это 500 тысяч долларов.

Если же речь идёт о крупномасштабном производстве, например, 10 тысяч комплектов в год, то стоит задуматься о приобретении собственного оборудования. В принципе, можно переложить это на подрядчиков, но если вы хотите обеспечить достойное качество, лучше всё-таки заняться этим процессом самостоятельно. Потребуются инвестиции от 2 миллионов долларов — и это только на обеспечение производства, куда входит стоимость оборудования, зарплаты, затраты на обслуживание оборудования, помещение и другие текущие расходы. В эту сумму не включены расходы на производственный цикл».
3
Работа только «в белую»
Поскольку финансированием протезирования занимается в большей степени государство, ни о каких «серых» схемах и манипуляциях по укрытию прибыли не может быть и речи. Предпринимателям и инвесторам следует готовиться к абсолютной прозрачности: «Наша компания полностью белая, — делится Оксана. — После того, как мы выдаем пациенту протез, в том числе дорогостоящий, мы предоставляем государству фото и видеоподтверждение. То есть вы не можете подать документы на бионический протез, а поставить человеку самые дешевые комплектующие».
4
Бизнес для идейных
Производство бионических протезов можно отнести к социальному предпринимательству, которое подразумевает выпуск товаров или оказание услуг с целью решения социальных проблем. Для социального предпринимателя на первом месте стоит не прибыль как таковая, а «социальная отдача», получаемая от реализации его задумок. «Главная задача — чтобы люди нашими протезами пользовались и вернулись к обычной независимой жизни», — комментирует Оксана Чичвархина.

Тимур Сайфутдинов дополняет: «Касаемо возврата инвестиций, всё зависит от стратегии инвестора и компании (собирается ли компания продаваться при наличии предложения). В целом российскому инвестору проще вложиться в несколько софтверных компаний, нежели в хардверные, потому что это намного более ресурсозатратная история — очень долгая и точно не для всех. И это не о быстрых деньгах».
Имеет ли смысл запускать такой специфический бизнес в реалиях России? По словам Тимура, успех возможен, если у предпринимателя имеется большой рынок сбыта в виде госсектора, который потребляет львиную долю производимого товара.
«В этом случае вы получите приоритет по закупкам. У вас есть локальный рынок потребителей, и вы можете рассчитывать на некоторые бонусы, например, понижение налоговой ставки при экспорте из РФ. Но тут есть обратная и сторона: если вы производите большие объёмы продукции, экспортная доля довольно высока, а льгот у вас нет, то лучше в РФ не производить. Производство в России будет обходиться дороже по причине необходимости закупок комплектующих (чаще всего из Швейцарии и Австрии) у перекупщиков. Прямые закупки у производителей невозможны, поэтому придётся покупать запчасти по значительно более высокой цене. Зато в РФ очень выгодно держать R&D-центры, потому что процесс сертификации продукции довольно простой, а специалисты стоят дёшево по сравнению с зарубежными».

Тимур Сайфутдинов
Сооснователь MaxBionic
По словам Тимура, R&D-центры — очень перспективное направление для России. Такие предприятия не занимается производством, а берут на себя лишь разработку продукта, который затем продают крупным производителям как предмет интеллектуальной собственности. В этом случае значительно снижаются издержки, связанные с оборудованием и организаций поставок поставками.

Реализацию такой стратегии можно проследить на примере компаний RSL Steeper и OttoBock. Немецкий производитель протезов OttoBock выкупил разработку бионической кисти Bebionic у Британской компании RSL Steeper. В настоящее время Bebionic является одной из самых популярных в мире моделей бионических рук.

«Только для реализации такой стратегии нужно заработать хорошую репутацию — необходимо перехватить ключевых клиентов конкурента, а в лучшем случае охватить тот рынок, на который конкуренту проблематично выйти», — уточняет Тимур.
Из первых уст
Какими бы высокотехнологичными ни были средства реабилитации, их главная задача — максимально приблизить человека к нормальной жизни.

Константин Дебликов, пожалуй, самый известный в России «человек-киборг». В 2014 году из-за взрыва пиротехники в ходе фаершоу Константин потерял обе руки. Друзья и «коллеги по цеху» поддержали товарища, собрав необходимые средства на первые бионические протезы (сейчас Константин протезируется бесплатно, за счёт государства). Несмотря на искусственные руки, Константин ведёт яркую и разнообразную жизнь — участвует в конференциях и других мероприятиях, посвящённых протезированию, занимается просветительской деятельностью и даже снимается в кино.
Фото: facebook.com/konstantin.deblikov
Константин поделился с Rusbase мыслями относительно бионических протезов: «Бионические протезы привлекательны прежде всего тем, что это — новые технологии. Пользователям хочется иметь не какой-то старый протез, который работает по принципу, изобретенному в XIX веке, а клёвый, новый, современный и красивый модный гаджет. Кроме того, людям кажется, что современные средства реабилитации восстановят больше их возможностей, хотя на самом деле это не так очевидно. Ведь дело не в том, насколько крутые протезы у человека, а в том, насколько он реально умеет ими пользоваться. Нужно понимать, что бионические протезы очень многого не могут, как и обычные протезы».

По словам Константина, за последние 20-30 лет в протезировании мало что поменялось, и механические тяговые протезы не уступают бионическим в возможностях бытового самообслуживания. Тем не менее, последние хороши тем, что выглядят эстетично и внушают пользователям уверенность в себе. «В мире даже проходят соревнования пользователей протезов (кибатлон). В России такое соревнование называется кибатлетика».

Помимо проблем психологического и физического характера Константин отмечает сложности с получением протеза. Система реабилитации в России непроста, и, чтобы получить хороший протез, положенный по закону, человеку предстоит пройти много кругов «бюрократического ада». Кроме того, практически отсутствует адекватная психологическая поддержка для людей, получивших инвалидность во взрослом возрасте.
«Мы ждём прорыва, когда бионические протезы хотя бы приблизятся к возможностям человеческой руки. Сейчас они очень сильно до них не дотягивают. Мы ждём каких-то новых технологий, ждём, что протезы смогут чувствовать, что появится обратная связь — человек с протезом сможет осязать температуру, получать другую информацию с предметов. Мы также ждем возможности управлять протезом не мышечным способом, а "нервным", когда пользование протезом будет так же естественно, как и обычными руками».

Константин Дебликов
Большинству людей, не перенесших ампутацию, сложно представить, какую роль играет протезирование для тех, кто столкнулся с этой проблемой. По словам наших экспертов, недостаточная информированность стоит на первом месте среди проблем протезирования. Человек, перенесший трагическое событие, зачастую просто не знает, куда идти и к кому обращаться. В России нет информационной базы учёта технических средств реабилитации, где были бы отражены преимущества и недостатки тех или иных протезов, а компании-производители протезов стремятся во чтобы то ни стало продать именно свой продукт. Сейчас Константин со своей командой работает над созданием сайта, где будет собрана вся необходимая информация для людей, утративших конечность и нуждающихся в протезировании. Он также сотрудничает с общественной организацией «Опора», которая помогает людям с ампутациями в преодолении сложностей бюрократической системы.
Подводя итоги
Несмотря на несовершенства и проблемы, бионические протезы являются передовым решением и надеждой многих людей. Обычное бытовое обслуживание — застёгивание пуговиц, завязывание шнурков, листание книг — то, о чём не задумывается здоровый человек, бросает каждый день людям-киборгам новые вызовы. Перед лицом не менее серьёзных задач оказываются и разработчики протезов, вынужденные искать «недостающее звено» между мыслями и действиями — возможность «связать» протез с мозговой активностью.

Пока разработки двигаются не так быстро, как хотели бы пользователи протезов, но некоторые шаги уже сделаны. Так, учёные Дальневосточного федерального университета тестируют сенсорную перчатку для протезов, которая может передавать ощущения от предметов (пока в форме вибрации). Конечно, эти ощущения далеки от естественных, но они хоть немного добавляют реалистичности в бионику.

В любом случае, как уже заметил Константин Дебликов, очень многое зависит от человека и его настроя в освоении техники. Сила духа, желание получать, а иногда выгрызать право на полноценную жизнь во многом определяют удовлетворенность протезом.
© Rusbase, 2019
Автор: Анна Носова

Фото на обложке: IgorVetushko, Depositphotos
Татьяна Петрущенкова