Rusbase
«Деньги дают тебе свободу: ребенку это надо объяснить»


Бывший старший вице-президент Сбербанка — о своем стартапе для мотивации детей




26 марта 2019




Теймур Штернлиб ушел с позиции старшего вице-президента, руководителя дирекции по развитию цифрового бизнеса Сбербанка и занялся собственным стартапом — семейным приложением Dragon Family. Оно помогает родителям мотивировать детей получать пятерки, побеждать в олимпиадах и соревнованиях с помощью внутренней валюты — дракончиков. Мы узнали у Теймура подробности о приложении, его отношении к воспитанию, финансовой мотивации и секретах общения с детьми.
Как советское детство вдохновило на стартап
Теймур Штернлиб
– Как у вас, высокопоставленного работника Сбербанка, появилась идея создать приложение для мотивации детей?

– Эта история началась еще до Сбербанка. Сейчас у меня трое детей, и когда моему старшему сыну исполнилось пять в 2013 году, мы с женой решили придумать систему, которая помогала бы его развитию и мотивации. Тогда мы взяли систему из моего советского детства — родители платили мне по пять копеек за пятерку. Учился я хорошо, поэтому мне всегда хватало денег, чтобы и квасу купить за шесть копеек, и рогалики, и кефир. Было прикольно.

Я подумал, а почему бы не использовать эту методику. И мы сделали первую версию Dragon Family, я даже сам ее написал – вспомнил, что такое программировать. Она была очень простая. Можно было поставить задачу и оценить ее в виртуальной валюте — дракончиках. Ребенок выполнял задачу, получал дракончиков и мог их копить на что-то свое. Сейчас ему 10 лет и он во всю в это играет: он зарабатывает свои деньги и тратит их на то, что сочтет нужным.

У меня есть еще две дочки. Между всеми детьми разница по два года: 10, 8 и 6 лет. Младшая дочка втянулась в игру уже в 4 года, она повторяла за старшими и тоже хотела дракончиков, быстрее других детей научилась читать и печатать в телефоне и планшете. Некоторые мои друзья начали потихоньку подключаться. Спрашивали, что за дракончики и почему мои дети так активно сами уроки делают, постоянно хотят новых заданий, в олимпиадах участвуют и побеждают, в спортивных соревнованиях выигрывают. Я им объяснял, что у нас просто есть финансовая мотивация, которая дает им определенный уровень свободы и самостоятельности.

Летом 2016, когда друзей в системе становилось все больше, мы с женой решили сделать более удобную, красивую и функциональную систему и наняли компанию молодых и очень толковых ребят из iSpace во главе с Димой Медновым. Они разработали вторую версию дракончиков, цивилизованную, с веб-интерфейсом, но еще без мобильного приложения.
«Для диагностики интеллекта и личности ребенка нужен не психолог, а родитель»
– Как дальше развивался проект?

– В марте прошлого года мы собрали команду, которая сейчас работает, и решили создавать продукт не только для нас и друзей, но для всех семей в мире. Собралась очень активная команда молодых и не очень молодых людей, которая загорелась идеей создать социальную сеть успешных детей. Сейчас у нас уже 2000 семей. Все очень активные, что-то советуют, помогают, рассказывают о своих взглядах на воспитание. У нас бывает много интересных споров. Мы проводим сессии дизайн-мышления с родителями и с детьми, которые собираются у нас в офисе. У нас есть огромный бэклог идей на будущее.

Когда дети начали более-менее азартно выполнять задачи, нам стало важно понять, как ребенок может развиваться гармонично. Поэтому я потратил два года на изучение детского интеллекта – как он устроен, структурирован, какие инструменты диагностики существуют. И до сих пор продолжаю изучать. Мы задались вопросом: как понять прогресс ребенка? К нам в команду присоединились детские психологи, которые участвовали в теоретической и практической работе. И в итоге мы создали IPDM — методологию диагностики интеллекта личности, где разобрали все по частям. На основе анализа разных теорий мы выделили пять видов интеллекта ребенка, которые лежат в архитектуре дракончиков: ментальный, тот, что все называют IQ, социальный (SQ), творческий (CQ), физический (PQ) и эмоциональный (EQ).

Когда-нибудь мы обязательно реализуем систему, при которой у каждого родителя будет комплекс инструментов, чтобы он сам смог диагностировать уровень интеллекта своего ребенка. Я считаю, что для диагностики интеллекта и личности нужен не психолог, а родитель. А вот психолог нужен только при пограничных значениях, когда надо выяснить: либо родитель неправильно диагностирует, либо ребенок особенный. Я убежден, что в средних значениях родитель может сам диагностировать интеллект ребенка и подбирать ему необходимые системы и занятия, если будет поддержан инструментами и сервисами, которые мы создаем. И поняв особенности ребенка, его психотип, темперамент, характер, уровни интеллектов, мы поможем родителям сделать индивидуальный подход к развитию своего ребенка.
Как устроено приложение Dragon Family
– Почему вы выбрали такой формат для приложения?

– Дракончики — это мотивация, чтобы ребенок захотел делать задания. Но это только базовый инструмент, фундамент. Дальше большой вопрос, куда и как это применять, чтобы в итоге ребенок стал успешным. Дети должны быть вовлечены не краткосрочно, но приобрести определенные навыки, которые им пригодятся в будущем. Игра — единственное, что дети делают без уговоров. Они любят игру, их не надо заставлять играть. Поэтому мы стремимся найти баланс между игрой и персонифицированным развитием ребенка. Дети имеют разные способности, и я не считаю, что их надо всех усреднять.

Я часто встречал в разных компаниях фразу «западающие компетенции», которые надо было человеку развивать. Я с этим не согласен. Если у тебя есть западающие, значит, есть и выдающиеся. Если ты в чем-то нехорош, не надо это дергать, оставь. Лучше быть лучшим в том, что у тебя получается. Если у тебя хорошо получается писать статьи, но плохо получается высшая математика, то какой тебе смысл тратить жизнь на то, чтобы учиться высшей математике? У нас в семье к детям подходим так же, пытаясь увидеть, где они хороши, и именно туда инвестируем усилия. Не хочу тратить их время на то, что не получается.

– Выходит, приложение мотивирует детей получать хорошие оценки с помощью зарабатывания дракончиков?

– Я вижу, что мотивируют их не сами дракончики, а тот уровень самостоятельности и свободы в выборе, который они получают вместе с ними. Да, у нас очень много споров. Где-то треть мам считают, что нельзя платить за пятерки. Я не спорю ни с кем – это личный выбор каждого родителя и наша система поддерживает любую стратегию родителя: хочешь платить за пятерки – плати, не хочешь – не плати. Однако среди опрошенных мною сколько-нибудь успешных людей почти все имели определенную мотивацию и поощрение за выполнение задач в детстве. Чаще всего это были деньги за оценки в школе и домашние дела. Они превращали свои успехи в какие-то подарки и бонусы.

Для нас важно, чтобы дети, заработав деньги, сами решали, что с ними делать. Понятно, есть ограничения – детям не все можно покупать в их возрасте.... Но глобально, если ребенок заработал деньги и захотел себе что-то, он идет и покупает.
Важно, чтобы дети, заработав деньги, сами решали, что с ними делать.
«Говорить, что нужно лишить детей планшетов, — бессмысленно»
– С каким проблемами, кроме неприятия финансовой мотивации, приходится сталкиваться?

– Самая большая наша проблема — лень родителей. Они, может, и хотят что-то делать, но очень ленятся. Конечно, если родители хотят воспитать успешного ребенка, многое надо показывать на своем примере. Только дракончики не помогут. А для этого нужно самим быть достаточно организованными. И мы думали изначально, что родители будут забивать дела детей в дневник самостоятельно, но они оказались страшно ленивы. Поэтому мы сейчас изменили подход: ребёнок сам вводит свое расписание, задачи, цели, а родители смотрят и подтверждают, а некоторые вопросы просто доверяют ребенку делать самостоятельно. А доверие – очень важный элемент воспитания. Так что все к лучшему


– А сколько обычных рублей стоит один дракончик?

– Каждая семья это для себя самая решает. У меня дома один дракончик — 20 рублей. И дети за одну пятерку получают одного дракончика.

– Если дети заработали и захотели купить себе игры на планшет, то это тоже можно?

– Невозможно бороться с реальностью, мы сейчас не живем в каменном веке. Все смирились с тем, что вокруг нас. Говорить, что нужно лишить детей планшетов, — бессмысленно. Мне очень понравилась фраза Анны Яковлевны Варги, профессора ВШЭ, где я проходил курс про воспитание детей, которая сказала, что все эти игры, социальные сети, видео и все, что происходит в интернете, необходимы ребенку, как часть социального статуса. Если ребенок придет в школу и не сможет это обсудить, то окажется белой вороной. Вы хотите, чтобы ваш ребенок был таким? Ну, нет. Я не сторонник запрещать это все.

– А ограничивать?

– Ограничивать — да. Каждый решает в своей семье сам. Мы пришли к тому, что час в день дети играют просто так и бесплатно. И могут еще час купить. Это максимум. Но есть еще несколько «если».
«Надо с ребенком как со взрослым. И дракончики, и похвалить»
– Дети могут потратить и на фастфуд, и на сладости?

– Могут, конечно. Но тут тоже дело в семье и в правилах. У нас в семье не приветствуются ни кола, ни чипсы. Но у меня ребенок ходит с полными карманами конфет, идет в магазин и покупает сам. Правда, мне нравится, что он не только себе покупает, но и сестрам. Это приятно. Некоторые семьи говорят, что с такой системой, как в Dragon Family, можно вырасти в меркантильного и жадного взрослого. Но он, наоборот, начал думать о других и разумно тратить.

– Не только на себя?

– Когда мой сын закончил на все пятерки третий класс, мы долго вели переговоры, сколько дракончиков это стоит. Мы заранее не договорились об этом. Он спросил, как устроена мотивация у меня на работе. Я ему рассказал про премии и бонусы, например, в размере 100 процентов от годового дохода. Он согласился, захотел так же. И я заплатил ему годовой бонус. При условии, что он скажет мне, на что потратит. Он долго решал, что ему купить. А потом спросил меня, что делают взрослые люди с деньгами, когда они у них есть, но нужны им потом. Я ему рассказал, как устроены банки, что такое депозиты и инвестиции, какие они бывают.

В итоге мы договорились, что он положит в «папа-банк» свои деньги под 10% годовых. Мне повезло, что всего под 10. Идея нам понравилась, и мы быстро реализовали простые функции Dragon Bank в системе. И у нас теперь в «Дракончиках» есть банк, куда можно положить деньги под проценты.

Это сложное решение для ребенка. Вспомните Стэнфордский зефирный эксперимент. Мне кажется, этот депозит очень изменил его отношение к деньгам, и теперь вместо того, чтобы покупать всякую ерунду, он сначала думает. Другое качество рассуждения.

Я его спросил, что он будет делать с таким большим количеством денег на счете. Он рассказал, что хочет купить подарок другу на день рождения. Это был первый раз, когда не родители покупали подарок, а он сам из своих денег. И он сам до этого дошел.

Но больше всего меня приятно поразило, что он предложил мне скинуться и сводить маму в ресторан на ее день рождения. Мы так и сделали. Понятно, что не пополам, но само его желание и участие дорогого стоит.

Теперь, когда он предлагает пойти в ресторан, я говорю, что без проблем, но платить будем пополам. И часто оказывается, что мама тоже прекрасно готовит.

– А есть кредиты в «папа-банке»?

– Пока нет, есть только депозиты. Но есть очень современная фича: в нашей семье Dragon Bank дает возможность детям брать какие-то вещи как сервис. Например, мобильный телефон. Дети его могут купить сразу, а могут взять как сервис. Мой сын платит 110 дракончиков в месяц — достаточно большая для него сумма, чтобы пользоваться мобильным телефоном. Недавно пришли ко мне дети и говорят: «Пап, а можно взять кредит в "папа-банке"?». Я им объяснил, что просто так кредит не дают и непонятно, что мы будем делать, если они не смогут его вернуть. Вроде согласились. Пока я съехал с темы, но очевидно, раз идея появилась, они скоро опять вернутся.

– Помимо поощрения дракончиками вы хвалите своих детей еще как-то?

– Скажи, а вот ты когда на работе работаешь и получаешь только свою зарплату, тебе этого достаточно?

– Нет.

– Ну, вот и тут так же. А если тебе на работе говорят, что ты самый лучший, гладят по голове, но при этом не платят деньги — это отвратительно. Надо с ребенком как со взрослым. И дракончики, и похвалить. Сказать, что он молодец, победитель, что папа и мама им гордятся. Признание родителей – важный мотиватор ребенка.
Почему с ребенком надо договариваться, а не заставлять
– Для детей какого возраста подходят дракончики?

– Мы делаем проект для детей от 6 до 17. Мы точно не знаем верхнюю границу, когда детей это все еще мотивирует. У нас есть дети, которые в 15-16 лет пользуются приложением, но пока нет тех, кто играет в 17. Наверное, им уже что-то другое надо — пора переходить к настоящим деньгам.

У детей есть несколько переходных периодов, и система должна подстраиваться и развиваться вместе с ними. У всех детей есть какая-то мотивация, не бывает детей без нее. Некоторых мотивирует время, других — деньги, свобода от родителей. Некоторые дети, например, покупают время, когда родители их не беспокоят.

Кстати, заставить ребенка что-либо делать не получится. Надо с ними говорить и договариваться. Самое лучшее, когда вы с человеком вместе находите решение путем обсуждения.

– То есть с ребенком нужно общаться как с взрослым уже в 6 лет?

– Я стопроцентно на этой стороне. Говорить на серьезные темы, серьезно обсуждать его проблемы.

– У ваших детей, помимо школы, столько дополнительных занятий, они успевают проводить время с друзьями, отдохнуть? Или это на задний план отходит?

– Если спросить ребенка, достаточно ли ему времени поиграть с друзьями и попинать балду, то он всегда ответит «нет». Мы стараемся следить за этим балансом. Я считаю, что это задача родителей. Хочу, чтобы мы когда-нибудь воспитали искусственный интеллект Dragon Family, который будет в зависимости от всех параметров — успеха, интеллекта, типа личности и всего-всего — предлагать родителю изменения в графике ребенка, который будет учитывать индивидуальность ребенка, его истинные потребности и способности.
Если спросить ребенка, достаточно ли ему времени поиграть с друзьями и попинать балду, то он всегда ответит «нет». Мы стараемся следить за этим балансом. Я считаю, что это задача родителей.
Как «Дракончики» планируют расти
Надо помогать родителям налаживать связи с детьми, если они разорвутся — это социальная катастрофа.
– Какие дальнейшие действия по развитию приложения? Например, партнерство с электронным дневником планируете? А то оценки в «Дракончиках» можно любые проставить.

– Хотим, но пока не дозрели. Сейчас у нас главная задача — выход на американский рынок. Это произойдет 2 июля - в день рождения моего сына Давида! Для нас это важная цель. В этом смысле интеграция с электронным дневником не супер приоритетная задача – в США его нет.

Среди всех семей, которые зарегистрированы у нас, около 40% живут в Америке. Они зарегистрировались сами. Мы ничего для этого не делали. У нас даже английского интерфейса пока нет. Русские американцы сами к нам подключились и просят сделать англоязычный интерфейс – мы над этим работаем. Думаю, потому что это в их культуре. Им не нужно объяснять, почему дети должны быть самостоятельными, организованными и зарабатывать с самых юных лет.

– У вас есть конкуренты на рынке?

– Конкуренты… В том смысле, что мы в алом океане соперничаем с кем-то за внимание семьи, – не думаю. Эта тема настолько огромная, что тут о конкуренции пока рано говорить. С другими решениями мы вместе работаем над отсутствием в семье этих инструментов. Есть в Америке несколько ребят, которые занимаются такими решениями. Мы внимательно их изучаем и стараемся брать лучшее у них. В целом механика, когда ребенок сделал — ребенок заработал — ребенок потратил, много где есть. Вот как это все встроить в игровой процесс, приносящий пользу для развития ребенка, — задача интересная.

Есть успешный пример, связанный не столько с развитием, сколько с выполнением домашних поручений. Но нам это не очень подходит, потому что мы хотим развивать все пять видов интеллекта, чтобы помочь родителю сделать своего ребенка успешным.

– Вы хотите выходить с вашим продуктом на американский рынок. Есть разница в подходе к воспитанию и образованию между Россией и США?

– Однозначно есть. Мы хотим выйти и начать его изучать. Мои взгляды на то, как должно быть организовано воспитание детей, намного ближе к Америке, чем к тому, что я вижу в моей родной стране.

Мы хотим создать систему, при которой будет налаживаться взаимная коммуникация родителей и детей, чтобы им было чем заниматься. Я вот не могу врать детям, что мне интересно, что они делают, если на самом деле нет. А есть игры, которые мне интересны, но они им еще рано. И вот где найти это идеальное занятие для всех? Вот есть у тебя суббота и воскресенье, но даже в Москве очень сложно найти, чем заняться с детьми, чтобы было полезно и интересно всем. Надо помогать родителям налаживать эти связи, если они разорвутся — это социальная катастрофа.

В идеале мы хотим сделать платформу, на которой создадим сервисы заботы о семье. Сейчас в моде слово «экосистема». Вот мы и строим экосистему семьи, в которой семья сможет удовлетворить все свои потребности: от видов досуга до продуктов питания, от игрушек для детей до их образования. Это большая цель, но мы к ней идем через нашу простую, но действенную механику: «поработал – заработал – потратил».

Пока мы только в самом начале. Мы сделали магазин., пока с ограниченным ассортиментом, где ребенок может выбрать себе игрушки. Сейчас мы работаем над тем, чтобы расширить ассортимент, а также чтобы ребенок мог сам заказать все, что хочет. У нас сейчас один партнер — «Дочки-сыночки». Но мы обязательно расширим нашу партнерскую сеть – есть интерес от потенциальных партнеров, да и мы на месте не сидим.

– То есть ребенок сможет сам заказать товар за деньги родителей?

– Сейчас это идет через родителей. Ребенок говорит: «Я это хочу купить», и родители покупают. Мы ведем переговоры с банком, и если мы интегрируемся, то сделаем так, что ребенок сможет сам все покупать. Нам не важно, будет это карточка или что-то еще. Нам важно, что ребенок сам принял решение, сам заработал и сам купил. Даже если за этим будет стоять карточка папы.
Принципы воспитания детей Теймура Штернлиба
1
Детей надо воспринимать по-взрослому и разговаривать с ними как со взрослыми.
2
Нельзя принуждать и ругаться. Это плохо закончится и обязательно к вам вернется.
3
Никаких криков и физических наказаний.
«Я никогда не повышал голос на своих детей. У нас в семье вообще никто не кричит, ни мы с женой, ни дети. Если наказания — то дракончиками. Для этого у нас в приложении есть функционал: штрафы и премии. Дети — они все-таки дети. Они иногда ввиду своих эмоций выходят за рамки. Говоришь им, что пора успокоиться. Раз — нет, два — нет. Тогда минус пять дракончиков. Захотел поскандалить — заработал на это».
4
Заработанные деньги дают тебе свободу. Детям это надо объяснить.
«Нужно донести, что надо уметь зарабатывать деньги, чтобы быть свободным».
5
Важно донести, что отношения надо уметь строить.
«Уметь строить отношения с другими людьми, с детьми, с их родителями, друзьями и знакомым – это большой залог успеха».
– Если ребенку лет 12, как успеть до момента отделения от родителей найти контакт, если раньше этим не занимались?

– Всегда есть человек, к которому ребенок привязан: сестра, брат, кто-то в школе или друзья. Хуже, если он найдет кого-нибудь не очень хорошего во дворе. Важна роль родителей, это их задача. Когда они уже поняли, что поздно метаться и ребенок их не слушает, надо найти того, к кому он привязан. Так или иначе сложный возраст пройдет, и шанс поймать ребенка и его контакт есть всегда, но только если родители будут терпеливыми и внимательными. Нужно говорить с ребенком как со взрослым, чтобы он чувствовал, что он равноценный член семьи: ему доверяют, с ним советуются, ему дают ответственность.
«Я делаю это, потому что искренне верю в идею»
Чем раньше у ребенка наступит понимание, что пора трудиться и зарабатывать, чтобы быть свободным, тем лучше.
– Dragon Family — коммерческий проект? Или вам просто нравится этим заниматься?

– Создание этого продукта — моя работа, но я не получаю с этого денег. В «Дракончиках» все бесплатно. Когда будет аудитория, тогда будем зарабатывать. Сейчас я вкладываю свои деньги, которые зарабатываю на других своих проектах: группе компаний MBG (iRT, Интеграл КТ, iVoice, SEM), стартапе TRIM и прочих. Я делаю это, потому что искренне верю в идею. Я очень хочу что-то изменить в новом поколении детей.

Пытаюсь понять, в чем проблема нашей страны, почему мы веками не можем «выстрелить». У нас огромное количество талантливых людей, изобретателей. Но очень мало тех, кто из этого сумел сделать коммерчески успешный продукт.

Кажется, что основная проблема в том, что мы не воспитываем в людях с детства понимание вознаграждаемого труда. Даже сейчас в «Дракончиках» я сталкиваюсь с обратной связью от родителей, что они против того, чтобы дети получали вознаграждение. Они считают, что все финансовые отношения вредны, а люди должны делать все друг другу бесплатно и «за спасибо». Я не сторонник таких отношений. Я уверен, что из-за этого детям не прививается ответственность. Они должны понимать, что раз ты что-то сделал, то ты должен получить вознаграждение. Я считаю, что это очень большая проблема, и очень хочу ее решить.

Когда ты взрослый, ты понимаешь модель: трудишься — получаешь вознаграждение. В идеальной ситуации ты, конечно, еще и занимаешься любимым делом. Для детей, которые не привыкают к такой схеме с раннего возраста, а потом сталкиваются — это стресс или как минимум удивление. Чем раньше у ребенка наступит понимание, что пора трудиться и зарабатывать, чтобы быть свободным, тем лучше.
© Rusbase, 2019
Автор: Юлия Глозман
Фото: Даниил Примак для Rusbase


Дарья Кушнир