Rusbase
«Мы делаем не игрушку, а полноценного развивающего и образовательного компаньона для детей»
Как Mishka AI превратили детскую мечту в стартап, прошли в топовые акселераторы и запустили производство в Китае





8 февраля 2019
Rusbase продолжает рассказывать об интересных российских проектах в рубрике «Стартап дня». Mishka AI создали образовательного компаньона для детей — умную мягкую игрушку со встроенной платформой поставки детского контента и технологиями искусственного интеллекта. В начале февраля этого года стартап завершил акселерационную программу от Сбербанка и 500 startups в Москве и вошёл в семёрку команд, которые отправятся в США для продолжения обучения уже в американском акселераторе.

Основатели Mishka AI, Андрей Тесленко и Светлана Захаренкова, рассказали Rusbase об умениях и способностях Мишки, тенденциях на рынке умных игрушек, преимуществах и сложностях запуска производства в Китае, впечатлениях от акселераторов Starta Accelerator и Сбербанк и 500 startups и планах на развитие своего продукта.

Поскольку интервью с предпринимателями вышло очень масштабным и насыщенным, мы решили выпустить его в двух частях.
Во второй части интервью мы расскажем, как Mishka AI нашли инвесторов, запустили производство в Китае и продали первую партию, а также о рынке умных игрушек, конкурентах Мишки и планах компании на развитие.
Светлана Захаренкова и Андрей Тесленко (фото: Антон Львов для Rusbase)
Как появилась идея проекта Mishka AI?
Светлана: Идея появилась в 2014 году, когда Андрей посмотрел фильм «Третий лишний» с Марком Уолбергом и его ожившим медведем. На самом деле, это была не столько идея, сколько исполнение детской мечты — чтобы игрушки разговаривали и с ним, и между собой.

Андрей: Все дети играют так с игрушками: разговаривают за них, изображают, как они общаются друг с другом. Для мальчиков этими игрушками в основном становятся солдатики, у девочек это больше происходит с куклами, но смысл от этого не меняется — все мы оживляем игрушки в детстве.

С другой стороны, ко мне пришло понимание, что технологии во всех отраслях шагнули далеко вперёд (у Tesla удалённо обновляется программное обеспечение; Netflix подбирает контент исходя из ваших предпочтений и так далее). А игрушки за последнюю сотню лет почти не изменились.

В 2014 году у нас уже два года был собственный Центр Молодёжного Инновационного Творчества (ЦМИТ) с 3D-принтерами, лазерными граверами, оборудованием, позволяющим делать любые прототипы. Этот опыт создания новых вещей инженерами наложился на детские воспоминания и мечты. Я понял, что мы действительно можем это сделать.

Однако с 2014 года и на протяжении почти трёх лет работа над Мишкой велась в фоновом режиме — мы почти не занимались проектом, хотя ООО «Мишка» было зарегистрировано практически сразу же.
Как происходила разработка продукта?
Светлана: Ещё в 2014 году, после того, как родилась идея Мишки, Андрей провёл с детьми из ЦМИТ воркшоп, в процессе которого дети придумывали для своих младших братьев и сестёр идеальную игрушку. По сути, именно эти идеи легли в основу нашего Мишки.

К концу 2016 года Андрей довёл другой свой проект — «Лабиком», который предлагал удаленное управление инженерным оборудованием через интернет из браузера — до стадии продажи технологии производственной компании. И уже в конце 2016 года он предложил мне присоединиться к команде и начать воплощать Мишку совместными усилиями.

Андрей: Как раз за счёт ЦМИТа и «Лабикома» сложилась практически вся команда. У нас есть третий сооснователь, Ибрагим Мухиев, с которым я знаком и работаю ещё с 2011 года. В 2013 году мы вместе открыли ЦМИТ. В начале 2014 года вместе с ним и другим сооснователем запускали «Лабиком». Дмитрий Бондаренко, наш нынешний главный инженер и руководитель хардверной разработки, управлял инженерной службой ЦМИТа и разрабатывал отдельно небольшие приборы для «Лабикома». Александр Кузнецов, руководитель софтверной разработки, в рамках подрядных работ тоже помогал «Лабикому». То есть команда за долгое время уже сложилась.

До января 2017 года мы не особо занимались проектом — периодически встречались, обсуждали, какие функции могут быть у нашей игрушки. Фактически работу мы запустили только в начале 2017 года, хотя инженеры ещё до этого «пробовали» технологию и смотрели, как потенциально могли бы выглядеть будущие прототипы. С января по ноябрь 2017 года мы параллельно работали над другими проектами, зарабатывали на этом какие-то деньги и всю прибыль вкладывали в развитие нашего Мишки. К концу 2017 года стало понятно, что работать «одной ногой» не получается и надо заниматься Мишкой на full-time.
Светлана: Самые первые тесты прошли чуть ли не через месяц после того, как мы начали активно работать над проектом и определять его возможную функциональность. Мы записали минимальный набор контента, купили плюшевого медведя, распороли его и встроили в него обычную Bluetooth-колонку. Мы закодили простую HTML-страницу с аудиофайлами и кнопкой Play и стали пробовать играть с детьми в изучение букв, загадывать им загадки, рассказывать сказки. Мы тестировали функцию, которая нас сначала очень вдохновляла — мы хотели, чтобы Мишка мог читать сказки по ролям с папой или мамой.

Андрей: «Сказка по ролям» звучало очень круто на словах, но тесты показали обратное. По факту оказалось, что детям эта идея не очень заходит — они говорили «пап, не надо, пусть Мишка как-нибудь сам справится».
Светлана: Осенью 2017 года мы начали думать об инвестициях, потому что понимали, что проекты, над которыми мы работаем параллельно и которые позволяют нам развивать Мишку, занимают очень много времени. Мы не могли полностью погрузиться в эту историю, и нам нужно было найти финансирование для того, чтобы работа над проектом шла активнее и серьёзнее. К тому же, нам нужно было расширять команду.
— Как раз тогда вы попали в Starta Accelerator?
Светлана: Да, Андрей показал одному знакомому прототип Мишки (у нас было уже «закоденное» приложение, предпроизводственный чип), и он переслал нашу презентацию в акселератор Starta. И уже в декабре 2017-го мы, пообщавшись со Starta, получили приглашение присоединиться к акселерационной программе, которая через три недели стартовала в Нью-Йорке.

Всё это происходило параллельно с очень активными тестами нашего продукта, когда мы отдавали игрушку на неделю или чуть более в семьи. Мы полностью сымитировали модель подписки, когда контент менялся каждый день, и собирали обратную связь от наших пользователей. Когда мы уехали в Нью-Йорк в акселератор, аналогичные тесты мы делали там.

Андрей: К слову, несколько игрушек для тестов пользователи нам не вернули. Мы поняли, что тесты надо проводить так, будто этот плюшевый медведь приезжает к семье в гости, но у него есть мама, к которой он хочет вернуться. У нас не было возможности клепать прототипы бесконечно — только ограниченное количество образцов, которые мы могли активно тестировать.

Зато по результатам этих тестов мы узнали, что по истечении нескольких месяцев ребёнок всё равно спрашивает про игрушку.
2013
Андрей Тесленко и Ибрагим Мухиев
открывают ЦМИТ
2014
Создание «Лабикома»
Регистрация ООО «Мишка»
Январь 2017
Начало активной работы на Мишкой
Ноябрь 2017
Переход команды на full-time
Mishka AI начинает искать инвестиции
Декабрь 2017
Приглашение Mishka AI в Starta Accelerator
Январь 2018
Старт программы акселерации в Starta
— Расскажите о своих впечатлениях от Starta Accelerator: чем он помог в развитии проекта?
Мероприятия
Светлана: Программу в Starta мы начали проходить в январе 2018 года. По времени она очень удачно совпала с двумя крупнейшими мировыми индустриальными мероприятиями: самая масштабная в мире выставка в Нюрнберге и крупнейшая североамериканская выставка игрушек в Нью-Йорке.

Всё это происходило как раз в процессе акселерационной программы. В Нюрнберге и в Нью-Йорке мы переговорили с огромным количеством представителей разных компаний — лидирующих производителей игрушек (как сфокусированных только на плюшевых игрушках, так и с более широким ассортиментом), компаний, работающих по лицензиям правообладателей, и других.
Культурная и бизнес-адаптация
Андрей: Starta помогла нам ещё двумя вещами. Первое — это понимание разницы менталитетов.

Светлана: Starta даже позиционирует себя как «soft landing spot for startups with Eastern-European roots», потому что у них помимо самой акселерационной программы и всех классических инструментов есть упор на адаптацию бизнеса — и это не только про необходимость адаптировать бизнес на локальном (для Starta — американском) рынке, но и про культурную адаптацию, адаптацию бизнес-сознания.

Особенно ценно, когда приходят русские предприниматели, которые запустили свои проекты и смогли развить их на американском рынке. Они делятся своим опытом и ошибками, которые они допустили и которые можно учитывать, чтобы не повторять их в своих проектах. Или хотя бы не повторять в таком объёме.
Контакты
Андрей: И вторая важная вещь — это, конечно, те контакты, которыми основатели Starta обросли. Например, за год до нашего трека к команде подключился Серж Милман, американский предприниматель и инвестор с более чем 15-летним опытом в бизнесе.

Светлана: Был мощный нетворкинг, особенно для тех, кто приезжает в Америку и там мало кого знает. Благодаря Starta мы получили эдвайзера с очень крутым опытом. Его зовут Дэвид Йен, мы познакомились прямо на демо-дне акселератора. У Дэвида огромный опыт в hardware и в B2B, а также сеть контактов в Штатах — он бывший senior vice president компании Hitachi. Он готов участвовать в наших B2B-процессах.

Благодаря Starta мы также познакомились с Брюсом Голдстоуном — это известный детский автор, разработчик стандартов образования и методист. Он понимает, что и как, ему очень нравится наш проект, он готов в нём всячески участвовать, начиная с адаптации того образовательного массива сценариев, которые мы здесь разрабатываем, для американского рынка. Потому что на самом деле нет разницы между американскими и российскими методиками дошкольного образования — они по всему рынку очень похожи.

Андрей: Действительно, различия начинаются в школе с 7 лет, но от 3 до 6 лет — это базовая целевая аудитория. Разницы в том, как мы учим цвета, буквы, формы и цифры нет (контент просто требует локализации).

Мы с Брюсом и Дэвидом поняли, что у нас уникальная ситуация, когда мы можем запустить пилот в России, который даст нам возможность откатать технологию и убедиться в том, что хардверная часть, платформа и контент взаимодействуют между собой, и исправить ошибки. Но самое ценное — накопить тот объём образовательного контента для детей, который мы вместе с Брюсом очень легко сможем адаптировать для американского рынка. Причём запуск пилота в России и последующий запуск пилота в США на базе наработанного контента будет для нас сильно дешевле, чем если бы мы с нуля начинали собирать этот контент в Штатах.

Светлана: Ещё один интересный кейс — через Starta мы вышли на отдел connected toys Hasbro. Один бизнесмен просто пришёл в акселератор поговорить со стартапами, мы рассказали ему о своем проекте, и он предложил связать нас с Hasbro — и именно с тем департаментом, с которым имеет смысл вести переговоры о нас, потому что они в этой среде работают и сфокусированы на таких инновациях. Подводя итог: нетворк в акселераторе был прекрасен.
Бизнес-модель
Андрей: Именно в акселераторе мы смогли более четко сформировать нашу бизнес-модель. Мы поняли, что ценностью и возможностью нашего заработка является подписка. То, что мы создаём Мишку и дистрибьютируем собственную игрушку — это, на самом деле, отдельный market case на российском рынке. Затем мы планируем реализовать такой же кейс на американском рынке, чтобы показать производителям игрушки с одной стороны и владельцам и производителям контента с другой стороны, что это реальный продукт и что он работает.
Российские стартапы, как правило, сильны в продуктовой, технологической области, но часто не дотягивают до мирового уровня с точки зрения продаж и маркетинга. Команда Mishka AI сфокусирована и на продукте, и на развитии бизнеса — она имеет представление о том, как идти на глобальный рынок, что подтверждает и прохождение проекта в акселератор 500 startups. Если говорить о перспективах отрасли, здесь все очевидно: технологии уже полностью перевернули мир музыки, кино, коммуникаций, и революционные изменения в области образования и развлечений для детей — следующий шаг, они уже начались. Рынок огромен.
Алексей Гирин, генеральный партнер Starta Ventures
Раз уж мы об этом заговорили — какая у вас схема монетизации?
Андрей: Регулярное обновление контента и его персонализация даёт нам возможность работать в формате подписки. Мы только начинаем её тестировать в России. Здесь модель такая — ты покупаешь игрушку (стоимость игрушки в первой партии составила 7500 рублей) с достаточно большим базовым запасом контента, но если тебе этого недостаточно и хочется постоянного обновления, можно заплатить за месячную подписку, которая стоит 349 рублей. Эту подписку мы сейчас запускаем для сказок. Сказки обновляются каждый день.

У нас есть партнёр — издательский дом «Клевер», с которым у нас есть договорённости в направлении сказок и развивающих материалов. Персонально работаем с большим количеством авторов.

Для запуска в США мы начинаем выстраивать полноценную модель подписки — вы подписываетесь на контент, а устройство обеспечивает для вас возможность потребления этого контента. То есть формально Мишка бесплатен, он включен в стоимость подписки.

Светлана: Сейчас всё это на уровне гипотез, которые мы будем тестировать. Понятно, что специфика российского и американского рынка здесь несколько различается.
— Давайте поговорим про ваш продукт чуть подробнее — что сейчас из себя представляет Мишка?
Светлана: У медведя три ключевых, принципиальных функции:
Рассказчик
Медведь каждый день рассказывает новые сказки, которые обновляются по подписке. Мы записали весь контент одним голосом, то есть одним характером. И у него действительно прекрасный характер — например, рассказывая сказки, Мишка делает разные вступления к ним и помогает ребенку сделать вывод. Условно, когда он начинает читать Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо?», он не начинает рассказ с «Владимир Маяковский, год такой-то, "Что такое хорошо"». Он говорит: «Я вот не всегда знаю, что такое хорошо, я иногда путаю. Давай сейчас послушаем эту историю».

Он не талдычит одно и то же, у него достаточно богатый словарный запас, он помогает вычленить смысл, заложенный в произведение. Если Мишка, например, рассказывает «Федорино горе», он говорит: «Видишь, как важно содержать в чистоте свой дом, чтобы игрушки от тебя не разбежались».

Каждый день у Мишки в подписке три дневные и одна ночная сказка. Интерфейс для ребёнка очень прост — это кнопки в лапах или антенна в одной из лап. Через антенну мы можем активировать любые сценарии взаимодействия с аксессуарами. Если это стикер для ночной сказки и ребёнок прикасается к стикеру лапой медведя днём, то Мишка скажет ему: «Нет, ты еще спать не ложишься. Я не готов тебе сейчас рассказать сказку, я отрепетирую и вечером тебе её прочитаю». Мишка знает, сколько сейчас времени — у него есть встроенные часы.

Мы очень комплексно подходим к формированию нашей библиотеки — кладём туда и современных авторов, и признанных классиков, и фольклор, и русскую литературу, и зарубежную международную литературу, и этносы. Мы не добавляем в библиотеку религиозную литературу — у нас внеконфессиональный светский медведь.
Помощник в бытовых вопросах
Мишка помогает ребёнку усваивать бытовые навыки. В нашем приложении есть соответствующий раздел, в котором родитель одним кликом запускает то или иное сообщение через медведя (это то, что я называю призывы к действию или команды-сопровождения, объяснялки).

Можно кликнуть в приложение, и Мишка позовет ребёнка чистить зубы, скажет, например, «ну вот ты знаешь, какие у дракона крепкие зубы, а всё почему? Потому что он их чистит». Если ребенок с медведем пошел в ванную и прикоснулся лапой к наклейке, на которой нарисован зубик и паста, Мишка запускает таймер-объяснялку общей длительностью около 4 минут. Процесс чистки зубов делится на несколько этапов: ребёнок должен достать зубную щетку, выдавить зубную пасту, непосредственно почистить зубы. Медведь рассказывает ребёнку, как правильно это делать, параллельно читает какие-то стихи.

Из системы сообщений в дальнейшем вырастет система напоминаний дня и расписания. Родители смогут запрограммировать, например, подъём на 9 утра (Мишка скажет: «Вставай, я соскучился»), завтрак на 9:30, прогулку на 10:00. Мы также будем добавлять аксессуары — например, это будет кулон или браслет, благодаря которым Мишка будет узнавать, что рядом с ним его владелец, и будет продолжать диалог, начатый ранее. Если полтора часа назад Мишка отправил ребёнка гулять, то по возвращении игрушка спросит его про прогулку и попросит помыть руки.
Образовательный компаньон
Сейчас Мишка помогает ребёнку учить алфавит, цифры; он загадывает загадки, учит наблюдать за погодой, делится чем-то интересным. Это реализовано через приложение и требует непосредственного участия родителя. Мы вкладываем в комплект набор карточек и на данном этапе дорабатываем сценарии для них. Будем учить детей цифрам и математике. В дальнейшем мы будем развивать для детей персональный образовательный трек. С одной из крупных компаний мы планируем небольшой первый пилот с английским языком — посмотреть, как Мишка может быть в этом контексте полезен.

У Мишки очень простой интерфейс — дневная библиотека запускается с одной лапы. Несколько сказок можно отметить как любимые, и они будут запускаться с ножки. К концу года Мишка начнет слышать.

Все, что касается контента, — это работа редакторов, психологов, которые верифицируют все тексты для Мишки и одобряют их или отвергают. У нас в штате нет психолога, так как мы понимаем, что человек, который работает над одним продуктом, под него затачивается. Мы же хотим независимой внешней оценки и экспертизы.
— Вы сказали, что к концу года Мишка начнёт слышать — вы научите его распознавать голос ребёнка?
Андрей: Да. Мы рассчитываем, что в апреле-мае будет готов первый бета-продукт по распознаванию голоса ребёнка, который мы делаем с компанией Just AI. Мишка начнет распознавать голос вначале в закрытом формате — реагировать на слова «да» и «нет», например.

Светлана: Есть несколько проблем с распознаванием голоса ребёнка. Дети не так отчетливо, как нам бы хотелось, владеют артикуляцией. Все это ещё будет развиваться. В любом случае микрофон будет подконтролен родителям. Есть несколько вариантов для контроля. Один вариант — у Мишки будет отдельная выносная бабочка с возможностью фиксации. Другой вариант — отключение микрофона на корпусе коробочки. Для нас крайне важно, чтобы родитель самостоятельно принимал решение, хочет ли он, чтобы игрушка слышала его и его ребенка, или не хочет. Принятие этого решения остаётся за родителем.

Андрей: Если мы говорим про речь, то здесь есть другие сложности технического характера.
1
Отсутствие массивов данных
Абсолютно все игрушки, которые работают сейчас с детьми по распознаванию речи, на самом деле нацелены на аудиторию 6+ по одной-единственной причине — для детей младшего возраста из-за особенностей произношения и дикции нет накопленных массивов данных, чтобы система устойчиво и полноценно распознавала их речь. Поэтому совместно с Just AI мы сейчас начинаем строить систему, которая не распознаёт целиком предложения, но при этом подводит ребёнка к конкретным фразам, ответам, которые гораздо проще понять, чем речь целиком. Например, Мишка сможет понимать слова «да», «нет», узнавать простые слова, цифры. То есть ограниченный спектр, из которого игрушка начнёт учиться понимать правильные ответы.

Мишка сможет понять, что «телевизор» — это не цифра три. И вообще не цифра.
2
Операционная система
Все системы распознавания речи в устройствах сейчас работают на базовых операционных системах, будь то Linux или Android. Мы вместе с Just AI строим систему на том, что формально не имеет операционки — она написана нами самими. Этот вызов связан со стоимостью устройства, то есть с себестоимостью Мишки и финальной ценой его на полке. Как только внутри появляется Arduino, Android или Linux, стоимость железа значительно вырастает, что очень влияет на стоимость игрушки.
Как вы обеспечиваете безопасность данных, которые получает Мишка?
Светлана: Игрушка использует два протокола связи. Через Wi-Fi защищённый контент попадает на карту памяти.

Андрей: Контент приходит непосредственно и только из нашей облачной библиотеки. Родитель или любой другой человек не может записать туда какие-то другие файлы. Если через приложение на игрушку приходит не базовый контент (который был заложен в неё при покупке), приложение начинает внутренними ключами подтверждать то, что контент, полученный игрушкой, действительно соответствует нашему контенту.

Светлана: Что это мы его отправили, а не провайдер связи, например.

Андрей: Bluetooth-протокол (самый уязвимый — с ним связано большое количество проблем у куклы Кайлы и CloudPets) мы используем только для контроля и передачи команд. Bluetooth не передаёт никакого контента. Через Bluetooth мы как бы жмем на кнопку Play.

Кроме того, мы очищаем данные, с которыми работает система — они деперсонализированы.

Недавно два профессиональных хакера из США (выпускники Техниона — это технологический институт в Израиле), которым очень понравился наш продукт, предложили нам попробовать взломать нашу базу данных, чтобы найти уязвимые места. После проведенной попытки взлома они сказали, что архитектор нашей системы - человек очень умный и талантливый. Плюс дали нам несколько советов по устранению потенциально уязвимых мест.
— На какую возрастную категорию рассчитан Мишка?

Андрей: Когда мы заходили на пилот, ставили возрастные ограничения от 3 лет до 5 лет и 12 месяцев — то есть до нижней границы 6 лет. Однако тесты показали, что даже сейчас, хотя контент и рассчитан на дошкольников, аудитория гораздо шире. От 1 года до 7-8 лет.

Дети постарше говорят, что им интересен Мишка как образ, как характер, как персонаж, который с ними коммуницирует, который рассказывает им сказки. Понятно, что часть контента для них неактуальна, однако это показывает нам, что мы можем работать в гораздо более широких аудиториях — надо просто более специализировано подбирать контент.

Светлана: Дети в этом возрасте очень разные. Между одним и другим четырехлетками — пропасть, между четырехлеткой и шестилеткой может быть огромная разница, а может и не быть. Но, конечно же, дети, приближаясь к шести-восьми годам, понимают, как это работает — что это не магический медведь пришел из леса и теперь рассказывает сказки.

Однако за счет качества создания контента, за счет присутствия в медведе характера, он трогает как четырехлетних и шестилетних, так и восьмилетних. У нас был забавный случай. Мальчик шести с половиной лет послушал сказки нашего Мишки; потом я показала ему, где загадки. Он понимал, как это работает, потому что видел приложение. Поэтому мальчик клал медведя в одну сторону, телефон — в другую, заходил в раздел загадок, отворачивался, рандомно тыкал в какую-то загадку, слушал медведя и отвечал ему.
Фото Mishka AI (фотограф: Екатерина Манаенко)
Светлана: Восьмилетние тоже очень эмоционально на это реагируют. Как я говорила, у медведя большое количество реакций и словарный запас. И когда ребенок отгадывает загадку или правильно показывает цифру, Мишка не говорит одно и то же: «Правильно, молодец. Правильно, молодец». У него много реакций, он может сказать, например: «Ну ничего себе, ты все буквы знаешь». У нас даже есть кнопка, которую мы назвали «Не балуйся!» на тот случай, если ребенок отвлекается — Мишка может сказать, что так играть ему не нравится.

Андрей: У нас была одна семья в тестах, в ней четыре ребенка, младшей 3 года, старшему — 9-10 лет. Старший понимает, как работают технологии, у него есть собственный смартфон. Через него он подключался к Мишке и коммуницировал с младшими детьми. Был смешной момент — у медведя есть одна из загадок про яблоко с ответом «ням, ням, ням, это яблоко». У детей он вызывал гомерический смех — и они целый день возвращались к этой реплике и над этим смеялись.

Светлана: Мы слышим сейчас от наших пользователей подобные отзывы — когда, например, восьмилетняя девочка понимает, что можно справляться со своим четырехлетним братом с помощью Мишки. Потому что если медведь сказал «купаться», то ребёнок идёт купаться. Никаких «не хочу» и «не буду».

При этом дети же разные, кто-то слушается, кто-то входит в противостояние, но все равно по каким-то мистическим причинам делает, что ему говорят. Мы получали обратную связь, что пятилетний ребёнок, который уже понимает, как работает Мишка, отвечал игрушке «ну хватит меня уговаривать» и в результате делал то, о чем его просит медведь.
— Вы упомянули, что работаете с командой психологов над контентом. Расскажите подробнее, как он модерируется?

Андрей: Да, мы работаем с командой и психологов, и экспертов-методистов, поскольку это важно — как выстраивается контент. Весь контент (базовый, или стартовый) разрабатывается при нашем участии, а дальше мы согласовываем его как с методистами, так и с психологами. Мы изучаем, как ребенок в этом возрасте воспринимает информацию; обсуждаем конкретные слова и фразы с психологами: какая история лежит за этой фразой, за этим голосом, за этим типом взаимодействия с ребенком. Главное — не навредить.

На одном из первых тестов ребенок (4 года) поднял глаза и сказал папе, что Мишка живой. У нас это вызвало некоторые опасения — не делаем ли мы что-то излишнее? Мы обратились к психологам, они все считают примерно одинаково: что так как Мишка — это реальный физический объект в реальном физическом мире, который взаимодействует с другими объектами, никакой проблемы нет. Для детей в этом возрасте характерно одушевлять, или, скорее, оживлять свои игрушки.

Светлана: Я бы так сказала, что дети в любом случае до определенного возраста оживляют игрушки и объекты, с которыми взаимодействуют. Неважно, говорит игрушка или не говорит.

Достигая 5-7 лет (здесь интенсивность развития у каждого ребенка индивидуальна), ребёнок начинает понимать, что игрушки не живые. Когда я была маленькой, мама приносила мне морковку и говорила, что это зайчик передал, и я реально верила. Я помню эти моменты, и помню, что в какой-то момент ты перестаешь в это верить.

Андрей: Очень важным является тот факт, что Мишка реальный, он не в виртуальном мире на экране.
Все психологи говорят, что ценность Мишки в том, что он «вытаскивает» ребенка, возвращает из виртуального мира приложений и мультиков. Сейчас у детей часто развивается синдром Карлсона (синдром вымышленных друзей). Это одна из мировых тенденций, она связана с длительными периодами нахождения детей у экранов. Мишка ребёнка оттуда возвращает в реальность.
Светлана: У нашего медведя совсем классические форм-факторы — у него не будут сиять глаза, шевелиться рот, двигаться руки-ноги по ряду причин. Первая причина: любые подвижные механизмы детских игрушек должны быть сделаны из титана, чтобы выдержать нагрузки, или это все скрипит и быстро разваливается. Вторая причина: целостность характера игрушки. Например, есть игрушка Teddy Ruxpin c LCD-глазами, для которой маркетологи сделали специальную маску для сна — потому что если отключить этого медведя, то ты смотришь в сатаническую пустоту.

Поскольку дети игрушки действительно оживляют, мы решили делать традиционную, всеми любимую, очень архетипичную и понятную форму медведя (который на самом деле может быть и зайчиком, и поросенком, и черепашкой).
Teddy Ruxpin (фото Gizmodo)
Андрей: Мишка — это не плюшевый медведь, это название чипа, который, по сути, делает умной любую плюшевую игрушку.

Светлана: Да, просто мы купили именно медведя и в медведя вставили колонку, и поэтому он стал таким. А была же мысль делать еще и кролика.

Собственно, название компания получила...

Андрей: Потому что у нас фантазии не хватило (смеется).

Светлана: … потому что нет фантазии, да. Мы изначально понимали, что то, что мы делаем, это не плюшевый медведь, а технология, которая делает плюшевую игрушку интерактивной, обновляемой, обогащенной всем тем контентом, функционалом, который мы туда кладем.

Андрей: По сути мы делаем не игрушку, а первый полноценный компаньон — образовательный, развивающий, спроектированный для детей. То есть это не просто плюшевая игрушка, это целая история. И технология, которая может поменять весь рынок игрушек.

Сейчас это плюшевые игрушки, но мы понимаем, что будем уходить в разные форм-факторы — не только плюшевого характера.

В Китае, например, дети не играют в плюшевые игрушки, как мы недавно выяснили. В Китае очень любят пластик. Поэтому для того, чтобы выйти на рынок Китая, надо преобразовать игрушку.

А в Штатах люди не так часто моют руки, как в России. Поэтому «пойдем, помоем руки» для них странная мотивационная фраза Мишки.

Светлана: В Штатах мы с носителем языка писали набор контента, а голос выбирали с детьми в Центральном парке в Нью-Йорке. Я подходила к мамам на детских площадках, говорила: «Excuse me, can I talk to your kids please...» И дети выбрали голос и характер. А голос российского Мишки американских детей пугает, потому что в американских мультиках персонажи говорят неизмененным, практически взрослым голосом. А у нас все говорят про Мишку: «Да это же Винни-Пух».
Фото Mishka AI (фотограф: Екатерина Манаенко)
— Вы сказали, что в будущем для детей будет выстроен персональный образовательный трек. Что имеется в виду? Как изменится процесс обучения с Мишкой?
Андрей: Сейчас Мишка начинает учиться вместе с детьми, то есть происходит персонализация поставки контента. На старте для всех пользователей контент одинаковый, однако постепенно Мишка будет подстраиваться под конкретного ребёнка — например, понимать, что ребенку нравятся сказки про драконов и принцесс, и выдавать больше контента на эту тему.

Но что даже более важно — Мишка начинает давать ребёнку персонализированный образовательный контент. Сейчас он есть у нас в демо-режиме — мы уже учим цифры и буквы, и тесты показывают, что дети делают это с большим удовольствием (для них это превращается в игру). У нас даже есть отзывы от семей, которые говорят, что раньше дети ненавидели алфавит, а с Мишкой смогли пройти большую часть его за неделю.

Постепенно будет выстраиваться персональный трек развития ребёнка. На простом примере: представьте, что ребёнок прошёл цифры, начал их узнавать и понимать и теперь переходит к действиям с этими цифрами. Если в какой-то момент Мишка понимает, что у ребёнка проваливается четверка, необходимо вернуться обратно к урокам по этой цифре. Чем больше данных накапливается, тем лучше мы понимаем, в чём может быть проблема — проблема ли это с действиями или базовая проблема с узнаванием и пониманием конкретных вещей. Я говорю про цифры, но это касается всего — форм, цветов, взаимодействия с книжками.

Светлана: По сути мы идём к тому, чтобы распознавать прогресс. В результате этого мы будем выявлять слабые места, возвращаться к ним в игровой манере, переучивать и закреплять информацию — и только тогда двигаться дальше. Мы будем информировать родителя, давать обратную связь о том, что получается, а что нет, на что нужно обратить внимание.
Фото Mishka AI (фотограф: Екатерина Манаенко)
©Rusbase, 2019
Автор: Татьяна Петрущенкова
Фото на обложке: Екатерина Манаенко
Татьяна Петрущенкова
Комментарии