Rusbase
«Мой клиент — программист из провинции, которого пилит жена»
Бывший менеджер Mail.Ru и «Ростеха» Дмитрий Волошин запустил онлайн-курсы для разработчиков. Лучшим студентам он обещает трудоустройство в самых крутых IT-компаниях страны.

24 апреля 2017




В апреле на образовательной платформе Otus.ru стартовал первый курс для программистов. Учеба продлится пять месяцев, и пять лучших студентов — по словам создателя проекта Дмитрия Волошина — будут приглашены на собеседования в известные компании (в их числе — Luxoft, ABBYY и IBS).

Дмитрий Волошин несколько лет возглавлял департамент образования Mail.Ru Group, а позже разработал концепцию корпоративного обучения в «Ростехе».

О том, как начать свой бизнес по превращению «обычных разработчиков» в «продвинутый middle-сегмент», Волошин рассказал корреспонденту Rusbase Марии Сосниной.
«Половина проектов стоит, потому что не хватает людей»
Вы ушли в свой бизнес всего через полгода работы в «Ростехе». Объясните, как можно променять хорошую должность в госкорпорации на небольшой образовательный проект?
— Выяснилось, что у нас с «Ростехом» немного разные темпы. Есть организации, которые склонны к обстоятельному и длительному принятию решений. Это нормально и обусловлено сутью их деятельности. Но эмоционально я человек, которому нужно бежать вперед. «Ростех» же — гигантская машина, 1,2 тысячи предприятий и 800 тысяч сотрудников, к любым решениям там относятся с толком и расстановкой, что, конечно, занимает время.
Главный итог вашей работы в корпорации?
— Я разработал концепцию корпоративного обучения. Идея была в том, чтобы создать методический центр, который бы рулил образовательными процессами на всех уровнях «Ростеха». Для меня это был реальный челлендж. Нужно было придумать, как создать среду для переквалификации тысяч сотрудников корпорации. Я ездил по регионам, знакомился с людьми, изучал целевые аудитории.
Что именно вы придумали?
— Варианты были разные — например, построить университет в чистом поле и там всех обучать. Но мы такую идею сразу отбросили, потому что это дорого, да и незачем делать вещи, которые рынок уже сделал. Моей задачей было создание легкой структуры, которая направляет процессы внутри и взаимодействует с рынком — с уже существующими образовательными услугами. Мы назвали это «оператором знаний».
«Ростех» принял вашу концепцию?
— После того, как я закончил над ней работать, она должна была подняться наверх — чтобы ее рассмотрели и одобрили. Когда я уходил, этот процесс был запущен.
Дмитрий Волошин и Виталий Чибриков — основатели проекта Otus.ru
Фото — Маша Парфитт
Из офлайна вы ушли в онлайн и запустили проект Otus.ru — курсы для разработчиков. Расскажите, что происходит сегодня на рынке онлайн-образования.
— Он довольно парадоксален. С точки зрения платежеспособного спроса, рынок маленький — в том смысле, что люди не привыкли за учебу платить, а если платят, то импульсивно. С другой стороны, появляется идея, что учиться можно всю жизнь. Есть даже такой западный термин Lifelong Learning. Одни профессии умирают, появляются другие, и люди понимают, что им нужна переквалификация или просто требуются новые знания.

На рынке IT — а он маркер будущего — ситуация особая. Это рынок работника, а не работодателя, здесь появляются все новые тренды. IT — это то немногое, в чем россияне реально круты. Будет много специалистов — появится больше бизнесов. У нас сейчас половина проектов стоит, потому что не хватает людей. Вакансий на рынке в разы больше, чем резюме. Спрос на хороших разработчиков огромный. А значит и качественные IT-курсы востребованы как никогда.
Рынок IT — это рынок работника, а не работодателя, здесь появляются все новые тренды. IT — это то немногое, в чем россияне реально круты.
Почему нужно идти именно к вам? На рынке немало образовательных проектов — та же «Нетология». Еще есть известная Code Academy, где учиться можно бесплатно.
— Есть разные виды проектов. Есть те, что не привлекают живых людей, и я считаю, что простая продажа контента в интернете — это прошлый век. Видео, тексты, упражнения должны быть бесплатными. За деньги предоставляется услуга — а именно преподаватель, который проверяет домашние задания и дает студентам обратную связь. Согласитесь, что это очень ценная вещь в учебном процессе. Фактически, обратная связь и есть суть учебного процесса. В этом смысле сейчас на российском рынке IT-образования сейчас три основных проекта — GeekBrains, SkillBox и «Нетология». Мы же не придумали ничего нового и, по сути, только стартовали: набрали первую группу, начали набор во вторую. Но цифры уже оглушительные.
Что вы имеете в виду?
— На первый курс мы взяли 60 человек — это колоссальное число. На запуске аналогичные проекты обычно набирают не больше 20 студентов. Вообще, у нас было около 3 тысячи регистраций, то есть именно столько человек хотели у нас учиться. Мы искусственно ограничили поток — сделали тест, который отсек две трети желающих. Из оставшихся мы отобрали 60 студентов. Это люди со всей России, еще есть украинцы, белорусы и даже русские ребята, живущие в Финляндии и Швеции.
Чем объясните такой резвый старт?
— Здесь несколько причин, но главная — личность преподавателя. В чем проблемы других проектов? Они приглашают недостаточно известных людей в сфере IT. А звать надо селебрити, завлекать народ брендами. Тут есть нюанс: звезды в IT-тусовке, конечно, особенные. Тихий, непубличный парень, который писал ядро Google, по меркам программистского комьюнити, очень крут. В Otus преподает Виталий Чибриков, который работал старшим программистом в JetBrains. Его бэкграунд — 12 лет опыта, участие в разнообразных проектах, большой преподавательский стаж. Думаю, у него многие бы хотели учиться.

Кстати, Виталий — и мой партнер по бизнесу. Именно он сподвиг меня запустить проект, который я задумал еще два года назад, во время работы в Mail.ru, но как-то все было не до него. И вот однажды Виталик позвонил мне со словами: «Давай запускать, я готов уволиться из JetBrains. У меня есть деньги на 3-4 месяца жизни, и я могу немного поработать бесплатно». Я прямо прослезился! Ну и, конечно, согласился.
Виталий Чибриков
Фото — Маша Парфитт
«Это лотерея по попаданию в крупные IT-компании»
На какую аудиторию вы нацелились, кто ваши потенциальные студенты?
— Наш клиент — парень 25–32 лет, который живет в относительно небольшом городе. Он неплохой разработчик, но уже достиг своего потолка, поэтому жена регулярно пилит его из-за денег. Про жену я, конечно, утрирую. Так вот, он начинает отправлять резюме в московские компании, но не дотягивает до их требований по своим скиллам. И программисту надо эту проблему решить, а я готов ему в этом помочь. Могу помочь устроиться в крутую компанию.
Звучит, если честно, как рекламный слоган. Если я пройду пятимесячные курсы по аудиту, меня вряд ли возьмут работать в Ernst & Young.
— Я же не обещаю, что вас возьмут на работу. Я говорю, что вас обязательно прособеседуют в крупных компаниях, названия которых есть у нас на сайте. И они это сделают — тут никакого подвоха. Топ-5 студентов с курса получат возможность пройти собеседование у каждого из пяти заявленных работодателей. То есть каждый из выпускников Otus сходит на пять встреч. Думаю, что при таком раскладе они с близкой к 100 процентам гарантией получат работу.
Задействуете личные связи?
— А как без этого? Я лично приложу все усилия, чтобы наши лучшие студенты прошли в эти компании. Всем плешь проем.
Назовите самых крутых работодателей на российском IT-рынке.
— Сильные продуктовые компании — ABBYY и JetBrains. Сервисные — Epam и IBS. Если говорить об интернете, то это, конечно, Яндекс и Mail.ru. Половина из этих компаний уже имеется в нашем списке работодателей. Еще там есть Luxoft и КРОК. Недавно я встречался с Борисом Нуралеевым из «1C» — он заинтересовался. Не исключаю, что в списке компаний скоро могут появиться Яндекс, Рамблер и Сбертех.
Собеседовать будут на позиции junior-разработчиков?
— Нет, мы целимся в middle-сегмент. Мы же учим не с нуля, а берем людей с опытом в разработке. После чего обучаем их практическим навыкам — тем, что действительно необходимы при поиске хорошей работы. Мы взяли самые массовые вакансии наших партнеров, «размотали» их и превратили в программу обучения. Наша задача — существенно поднять уровень квалификации разработчиков и их будущей зарплаты. В Москве крепкие программисты среднего уровня получают 140–160 тысяч рублей в месяц.
Не думаю, что я такой уж классный предприниматель. Зато я очень люблю социологию и очень хочу проверить одну гипотезу. Ее суть заключается в том, что чем меньше внимания акцентировано на обучении, тем выше его эффективность.
Про офлайн думаете?
— Нет. Хочется работать с людьми максимально замотивированными. В моем представлении это жители провинциальных городов. А с ними делать очные истории, организовывать обучение на местах — дорого и тяжело.

Вообще вы удивитесь, но для меня этот проект — даже не способ заработать денег. Не думаю, что я такой уж классный предприниматель. Зато я очень люблю социологию и очень хочу проверить одну гипотезу. Ее суть заключается в том, что чем меньше внимания акцентировано на обучении, тем выше его эффективность.

Мы хотим превратить курсы в Otus в игру — пятимесячную лотерею. Это как Green Card, когда люди подают заявки на получение американского гражданства и параллельно учат английский язык и историю США. То есть делают шаги, которые не воспринимаются ими как обязательные. Они думают, что принимают участие в большой игре. Также и я хочу сформулировать у людей уверенность, что мы продаем не обучение, а возможность участвовать в лотерее по попаданию в крупные IT-компании.
Фото — Маша Парфитт
«В школе торговал юбками стрейч»
Сколько денег вы вложили в Otus?
— На данный момент — около 4 миллионов рублей. Это мои личные накопления плюс грант от Фонда Бортника. Себестоимость бизнеса делится на три составляющих. Половина уходит на зарплату преподавателю, поскольку я считаю, что хороший препод должен получать хорошие деньги. Остальные расходы — это продажи и развитие.
Будете привлекать инвестиции?
— Сейчас мы размышляем над тем, чтобы привлечь порядка 30–40 миллионов рублей. Эти деньги пойдут на развитие продуктовой линейки и создание методической школы. Я хочу в первый год запустить 7-10 курсов (или около 20 групп), а для этого необходимо привлечь около 30 преподавателей и ассистентов.
Где вы возьмете такую ораву специалистов?
— Осталось много связей в этой среде со времен «Технопарка» Mail.Ru. К тому же я собираюсь в рамках своего образовательного бизнеса создать школу, которая будет готовить классные кадры — лучших практиков с рынка конвертировать в преподавателей. Причем не только для нас, но и для наших компаний-партнеров.
Представим, что к вам придет опытный программист и скажет: «Хочу почитать лекции в вашей школе». Возьмете?
— Нет, потому надо хотя бы немного уметь преподавать. А преподавать и «почитать лекции» — очень разные вещи. Основная цель преподавателя — заинтересовать своего студента, и вот именно этому надо научить пришедшего опытного программиста. У меня как раз кандидатская по педагогике про превращение технарей в преподавателей. Поэтому я много знаю о том, как делать из людей хороших специалистов в области образования. И, поверьте, это не банальный процесс. Вообще, по моему опыту, реальная статистика такова: если делать все по уму, то из 100 человек, подавших заявки на преподавание, до финиша через отбор и обучение доходят максимум 5.
Преподавать и «почитать лекции» — очень разные вещи. Основная цель преподавателя — заинтересовать своего студента, и вот именно этому надо научить пришедшего опытного программиста.
На вашей странице в Facebook есть милая история о вашем первом бизнесе. В начале 90-х вы торговали зарубежными кассетами с компьютерными играми на Ленинском проспекте.
— Да, мой одноклассник через маму, которая была стюардессой «Аэрофлота», доставал импортные кассеты TDK и Sony. Мы тиражировали на них новые игры и продавали у магазина «Электроника» на Ленинском проспекте. Прибыль делили пополам. Я уже не помню, сколько денег на этом заработал, но знаю, на что потратил — купил билеты и пошел со своей мамой в Большой театр на «Пиковую даму». Мы сидели в царской ложе. Вообще это было удивительное время — торговали все. Инженеры, врачи... Мой отец договорился с мужичком из Армении, у которого на родине было производство топиков и юбок из стрейч-ткани. В итоге нам на автобусе с вооруженной охраной привезли целый автобус этого товара. И потом мы его реализовывали. Я торговал в своей школе, на переменах предлагал эту продукцию девчонкам.
В 1998 году вся страна переживала кризис, а вы получали степень MBA. Она вам в итоге пригодилась?
— Оправдала процентов 20 моих ожиданий. И это немало, на мой взгляд. Важно, что именно тогда я отрефлексировал свой жизненный опыт и понял, что в самые сложные моменты всегда занимался образованием. И ни разу об этом не пожалел. Если не воспринимать учебу, как что-то неприятное и как беспрерывный каторжный труд, то она легко превращается в игру или даже отдых. Поэтому одно из моих главных правил звучит так: в любой непонятной ситуации надо идти учиться. Это здорово проветривает голову, помогает одновременно отвлечься и сфокусироваться.
© Rusbase, 2017
Фотографии: Маша Парфитт
Текст: Мария Соснина — внештатный корреспондент Rusbase


Людмила Чумак

Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.