Алиса Беркана

EdTech в России меньше, чем EdTech

На сегодняшний день в России на слуху лишь несколько успешных EdTech-проектов. Мы поговорили с теми, кто смог построить бизнес на образовании, и узнали, что происходит с рынком, за что государству сказать спасибо и в какие идеи инвесторы готовы вкладывать деньги


Сначала определимся с терминологией. Большинство людей, тесно с бизнесом на образовании не связанных, глубоко убеждены в том, что EdTech — это различные онлайн-курсы и вебинары, а это не так.

Educational technology — это учебная практика, которая упрощает обучение и повышает производительность путём создания технологических ресурсов, их использования и управления ими

Сколько денег на рынке

Развиваться рынок образовательных стартапов начал в 2012 году, когда Coursera, Udacity и Udemy привлекли свои первые инвестиции. Понимание, что на новом рынке можно зарабатывать, пришло через 3 года, когда LinkedIn купил портал Lynda за $1,5 млрд.

Самыми привлекательными секторами по числу проинвестированных компаний, согласно данным Hackeducation, в прошлом году были обучение программированию, подготовка к экзаменам, кредитование студентов и онлайн-обучение. Самыми запоминающимися событиями стали сделка Mail.Ru Group, купившей долю GeekBrains, и инвестиции Sistema VC в размере $2,5 млн в MEL Science.

Каким будет этот год — никто не знает, но аналитики ФРИИ уверены, что самыми перспективными сферами станут AR/VR, дошкольное и школьное образование, новые форматы обучения для детей и развитие умственных способностей.

По оценкам Education International, во всём мире рынок образования оценивается в $5 трлн, а потенциал роста в следующие несколько лет достигнет $6-7 трлн. Объем e-learning составляет $165 млрд, а это всего 3% от общего рынка. Согласно прогнозам, рынок будет расти и к 2020 году составит порядка $240 млрд.

Рынок образовательных технологий в России

На данный момент в индексе Edutainme 168 EdTech проектов. Со-основатель онлайн-медиа и исследовательского бюро Edutainme Наталья Чеботарь считает, что это не все проекты, которые есть на российском рынке:

В индексе только те проекты, что нацелены на рынок школьного и высшего образования или интересны с точки зрения технологических решений в области педагогики и управления образованием. То есть многочисленные онлайн-курсы продаж, фотографии, похудания и вышивания, которые делают бизнес на многочисленных платформах, или просто в ВК и через email-рассылки, мы не включаем. По моим оценкам, таких около 500, некоторые из них очень быстро растут и безусловно интересны для инвестиций.

По словам генерального директора Lingualeo Ирины Шашкиной, EdTech в России только формируется, но при этом быстро растёт, хорошо показывая себя в периоды экономических кризисов. Эксперты оценивают рынок Восточной Европы в $1,2 млрд, по темпу роста (16,9%) он незначительно уступает лишь Азии:

Россия играет роль локомотива в своём регионе, однако в мировом масштабе доля её участия в EdTech мала — менее 2%.

О том, что онлайн рынок находится в зачаточном состоянии, говорит и управляющий партнёр SkyEng Александр Ларьяновский. Игроков на рынке не много, денег — тем более. Бизнес-модели не устоялись, а серьёзные проекты можно сосчитать по пальцам:

EdTech в России — это ещё не отрасль. Границы рынка размыты, всё находится на зачаточной стадии. При этом история обучения детей — огромная и денежная.

При чём тут государство

EdTech сегодня делится на тех, кто делает бизнес сам, и на государственные программы. Частный бизнес без поддержки государства живёт и развивается, но как только в него вливаются государственные деньги — смысл что-либо делать пропадает. Тем не менее стартапы навстречу государственным бюджетам радостно не скачут, и этому есть вполне логичное объяснение:

Мария Конопелько
CEO Digital Banana

Государство ищет проекты вроде нашего, чтобы наполнять свои программы. Не уверена, что на таком уровне готовят мощную программу, которая будет отличаться от того, что мы видим в школах и других государственных проектах. Для нас удобно, что мы никому не принадлежим и можем работать с разными компаниями и структурами в разных соотношениях, оставаясь собой.

Такого же мнения придерживается и генеральный директор Lingualeo:

Ирина Шашкина
Генеральный директор Lingualeo

Государственную систему образования можно сравнить с большим круизным лайнером: требуется очень много усилий и времени для того, чтобы хотя бы на миллиметр изменить курс судна. И это основной недостаток государственной части образования. Любая инновация может «протухнуть» пока государственный сектор увидит её, оценит эффективность и возьмёт в работу.

Чем меньше государство куда-то смотрит, тем лучше там развивается бизнес

Отрыв образования от реальной жизни значительно большой, поэтому при неизменности существующего государственного регулирования будет развиваться дополнительное школьное образование. Жизнь меняется с большей скоростью, чем раньше, а образование не меняется совсем. От того, что дневник стал не бумажным, а электронным, в процессе образования ничего не поменялось:


Александр Ларьяновский
Управляющий партнёр SKyEng


Содержание учебников отстаёт от жизни, в педвузах нет людей, которые могут учить нужным вещам. Чтобы интегрировать частный бизнес и государство, для того, чтобы реанимировать ситуацию, государство должно отпустить контроль за умами молодёжи и пустить в школы частный бизнес.

Однако на текущий момент особых возможностей добавлять что-то в государственные стандарты и учебную программу в реальности ни у кого нет, так как государство пытается монополизировать контроль над умами молодёжи, считает эксперт. С этой гипотезой согласен и генеральный директор «Нетология-групп» Максим Спиридонов. По его мнению, потребитель недоволен образовательной услугой, которая ему оказывается:

Мы смотрим на образовательный рынок как на довольно турбулентную среду. С одной стороны, он все ещё находится в процессе реформации с момента перехода полностью с советской схемы, где нет коммерческих образовательных проектов. С другой, трансформируется, и появляется коммерческое образование в разных формах, в том числе и уродливых.

Действительно, государство вкладывает большие деньги в образование, и значительная часть уходит в неизвестном направлении: определённо, эффект несопоставимо ниже, чем если бы эти деньги были вложены в какие-то частные инициативы, где считается каждый рубль.

Максим Спиридонов
Генеральный директор «Нетология-групп»

Я пока не очень могу понять, как государство умудряется тратить такие деньги, при этом иметь довольно посредственное качество образования.


Новые технологии в образовании: перспективы в России

Рынок будет взрослеть, а потребитель — выбирать образование не с точки зрения формата, а с точки зрения качества, так как существующая система образования в России работает с эффективностью 32%. Эта цифра получается из двух слагаемых: из поступивших в вуз в среднем 20% отчисляются, из доживших до диплома 60% работают не по специальности. Это данные Росстата, которые означают то, что даже поступившие в вуз идут по траектории «вылета», либо работают не по специальности.

Рынок в России будет развиваться быстро. В том числе благодаря государству. Точнее, благодаря тому, что в глобальном плане в образовании оно ничего не меняет. Из-за отсутствия содействия в развитии e-learning появляются стартапы, которые стремятся быстро внедрять современные методики в образование. Коммерческий сегмент будет расти, поскольку кто-то должен воспитывать новые кадры. И если этого не делает школа, то сделает это кто-то другой, считает генеральный директор «Нетология-групп» Максим Спиридонов.

Скорость изменения среды и экономических реалий стала выше. Если консервативная по своей природе образовательная среда и раньше не очень поспевала за всеми этими изменениями, то сейчас она стала безнадёжно отставать.

Но школа мысли в российском EdTech есть, соответственно, будет рост образовательных проектов, считает управляющий директор фонда Talent Equity Ventures и основатель Coursalytics.com Илья Брейман:

Моя позиция такая — государство выделяет деньги, а деньгами должны пользоваться люди, которые знают как их эффективно использовать. Если государство даёт деньги и начинает управлять их распределением, а потом ещё и спрашивать, на сколько они эффективно были потрачены, это неэффективно. В этом плане образование — один из тех уникальных секторов, где взаимодействие с государством скорее помогает, чем мешает.

Эффективная модель проекта — комбинация онлайна и офлайна, особенно если дополнить процесс технологией дополненной реальности, считает основатель Inlearno Александр Костин.

Александр Костин
Основатель Inlearno

Бизнес делать в EdTech стоит, но если ты хочешь быстро заработать на этом много денег — не имеет смысла начинать. Основных ошибок у начинающих EdTech-предпринимателей две: «я приду и заработаю миллионы» и невнимание к требованиям законодательства (особенно в сфере лицензирования). 

Чего хотят инвесторы

У России огромный потенциал во всех сферах EdTech, считает управляющий директор фонда Talent Equity Ventures Илья Брейман. С точки зрения инвестиционной привлекательности инвестор рассматривает всё, что связано с образованием для взрослых:

В ближайшее пять-десять лет огромной нишей будет образование для mature adults (взрослые люди старше 55 лет), потому что если раньше у человека была одна карьера на всю жизнь, то сейчас ситуация изменилась. Это область для инвестиций как в России, так и глобально. С точки зрения технологий обучения для mature adults сделано очень мало.

Также Илья Брейман отметил, что сейчас будет предпринята очередная попытка виртуализации в образовании. Однако эти попытки не будут успешны ещё 3-4 года. Да, через какое-то время виртуализация всё равно произойдет, но мы к этому ещё не совсем готовы.

Илья Брейман

Управляющий директор фонда Talent Equity Ventures, основатель Coursalytics.com

Я бы не стал вкладывать деньги в MOOC, рынок перенасыщен, а конкуренция — со всех сторон. Создавать платформы больше не надо, их хватит. Чего не хватает, так это проектов, которые связаны с продуктами для людей с ограниченными возможностями. Это большой рынок, это большая и серьёзная ниша, которой можно заниматься.

Главная проблема этого рынка в России — отсутствие экзитов и ликвидности для венчурного инвестора. Они не ликвидны в том смысле, что у нас в стране пока нет крупных организаций, которым было бы полезно покупать проекты в области образования.

Константин Виноградов
Старший инвестиционный менеджер Runa Capital

Здесь получается замкнутая история: без наличия потенциально понятных экзитов венчурные инвесторы не вкладываются в рынок, без инвестиций не растут хорошие стартапы в большом количестве, а потом корпорации говорят, что покупать особо нечего, поэтому они и не покупают. Да и целом, в России практически нет крупных образовательных корпораций.

Вместо подведения итогов

7 лет назад всё онлайн-образование в России было представлено набором неструктурированного оцифрованного контента. Следующим этапом стало структурирование и компановка этого контента в курсы. Затем последовал вывод на рынок practice tools. То есть инструментов, с помощью которых пользователь может формировать и практиковать те или иные знания. Что будет потом? Мнения у игроков рынка неоднозначные. При благоприятном раскладе следующим этапом развития станет создание learning tools, инструментов, при помощи которых пользователь может в режиме онлайн полностью освоить какую-то область знаний — такие прогнозы сделали в Lingualeo.

Новые тенденции на EdTech-рынке – простыми словами

  • EdTech в России только зарождается, но расти будет быстро
  • Пока государство не меняет систему образования, EdTech имеет благоприятные условия для развития
  • При создании EdTech-стартапа главное — правильно выбрать нишу. Рынок языков уже занят
  • В России хорошая научно-техническая школа, которой можно делиться не только в рамках страны
  • Хватит MOOC-ов, серьёзно, их достаточно
  • Создавая стартап и желая получить инвестиции, ориентируйтесь на международный рынок
  • Государственно-частное партнёрство в текущей ситуации — далеко не cool story
  • Если фаундер нацелен только на российский рынок — то у него есть потолок, выше которого он не прыгнет
  • Идеи, в которые инвесторы вложили бы деньги — образование для пожилых и людей с ограниченными возможностями
  • Виртуализация — плохая идея, ещё года 3-4 рынок не будет к этому готов
  • Рынок развивается и составляет десятки млрд рублей годового оборота, динамика роста рынка — десятки процентов в год (согласно данным «Нетология-групп» )
  • Резких изменений ближайшие пару лет на рынке мы не увидим




Читайте по теме:

Исследование российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий

5 советов инноваторам в образовании

«Онлайн-курсы не заменят живых учителей» — Джимми Уэйлс, создатель «Википедии»

Как заработать на детском онлайн-образовании

Британский опыт запуска MOOC: ни профита, ни инноваций


Фото на обложке: belchonock/Depositphotos.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно

Нажмите "Нравится",
чтобы читать Rusbase в Facebook