Архив rb.ru

Как была организована оплата труда на фронте в период Великой Отечественной войны?

Архив rb.ru
Ксения Дементьева
Ксения Дементьева

Автор RB.ru

Ксения Дементьева
Как была организована оплата труда на фронте в период Великой Отечественной войны?
Победа, 70-летие которой мы празднуем в этом году, - разумеется, следствие героизма фронтовиков и работников тыла. Но всякий, кто немного читал о войне, понимает, что это следствие не только героизма, но удивительной дисциплины и упорного труда. А труд (в том числе, великий труд военных времен ВОв) должен соответствующим образом поощряться. RB.ru решил немного разобраться, как была устроена система оплаты труда солдат на фронте.


Фото: РИА Новости

В одном из сообществ LiveJournal пользователь задался вопросом: "Платили ли бойцам регулярных войск в Великую Отечественную зарплату? Если да, то сколько? Имели ли вообще деньги какую-то стоимость на фронте? Были ли надбавки за звания, ранения, награды? Где эти деньги можно было тратить? Или ввиду военного положения все ограничивалось солдатским пайком и наркомовскими ста граммами? Это по рядовому составу. А офицеры? Интенданты? Генералы? Штабные работники?"

Стоит оговориться сразу, что сам военный находился на полном государственном обеспечении: ему полагались форма, оружие, питание, включая паек, в который входили даже сигареты (некурящим, как пишут в некоторых воспоминаниях, выдавали шоколад) и водка (но, конечно же, не каждый день). В комментариях к записи пользователи делились разнообразной информацией: что точно платили за подтвержденный ущерб врагу - например, за уничтоженный танк, самолет, артрасчет и т. д., что, помимо зарплаты, получали доплаты за звание, премии за боевые заслуги, что денежное довольствие военные могли переводить родственникам в тыл.

"Все получали за звание и должность. Плюс выслуга. Плюс боевые. Наличные не выплачивались. Отсылали домой семьям денежный аттестат, который обналичивался по месту жительства семьи. Солдаты и сержанты получали гораздо меньше. Значительная часть армейских "зарплат" переводилась в Фонд обороны или на покупку облигаций военного займа (моему деду последние погасили в конце 60-х). При этом за каждый уничтоженный танк, сбитый самолет, потопленный корабль полагалась премия. Дополнительную премию за риск получали в войсках повышенной смертности. Например, двойные оклады получали летчики-торпедоносцы, десантники, артиллеристы частей прямой наводки. Двойной оклад был у гвардии. Снайперы получали надбавки за классность, но не премию за каждого убитого немца - этого не было. За ранение не платили. Пребывание в госпитале солдату оплачивалось по минимальному тарифу - 8 рублей 50 копеек в месяц. Офицеру - не оплачивалось", - говорится в одном из комментариев.

Галерея

Галерея


Эти денежные аттестаты очень часто фигурируют в книгах о Великой Отечественной войне. В "Повести о настоящем человеке" сослуживец Алексея Мересьева Константин Кукушкин едко замечает: "Замуж хочет, наш брат нынче в цене. Ей ноги что, был бы побольше аттестат". А потом танкист Григорий Гвоздев, который лежал с Мересьевым в одной палате, отправил свой денежный аттестат Анне Грибовой, студентке мединститута, с которой во время лечения у него завязалась переписка. Впрочем, аттестаты были не только денежные. В той же "Повести о настоящем человеке" говорится: "Так начались его скитания по военным канцеляриям. Дело осложнялось тем, что в госпиталь его доставили в спешке без вещевого, продовольственного и денежного аттестатов, о возобновлении которых он своевременно не позаботился. У него не было даже командировки. И хотя ласковый и услужливый интендант обещал ему срочно запросить по телефону из полка необходимые документы, Мересьев знал, как все это медленно делается, и понял, что ему предстоит жить некоторое время без денег, без квартиры и без пайка в суровой военной Москве, где строго считали каждый килограмм хлеба, каждый грамм сахара".

Согласно общему перечню приказов Народного Комиссара Обороны СССР (Денежное довольствие) за предвоенные годы и годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., был отдан ряд приказов об окладах содержания и других видах денежного довольствия военнослужащих и их семей, слушателей высших военно-учебных заведений и других категориях лиц. Отдельно было выпущено несколько приказов о премировании военнослужащих.

На сайте "Я помню" есть некоторые воспоминания участников войны о том, как осуществлялась оплата: "Со мной был госбилет, - на фронте денег не выдавали, а всю зарплату заносили на госбилет. Моя зарплата была выше зарплаты комбата, я же командовал истребительным взводом. Про нас говорили: "Двойные деньги, тройная смерть", а пушки называли "Прощай, Родина". Мой госбилет выручил меня, я записочками договорился с сестрой, чтобы она покупала мне сливок, сметаны, яиц и отдал госбилет, чтобы снимала деньги. Через месяц я стал ходить и даже подниматься на второй этаж. Сестра погасила госбилет, а остатки денег вернула, когда нас эвакуировали", - вспоминает артиллерист Василий Петрович Самойлов (в своем рассказе он упоминает о сумме зарплаты 3100 рублей).

Там же - воспоминания бывшего в плену пехотного офицера Афраима Ароновича Фраймана: "Мне было восстановлено звание "младший лейтенант", выдана офицерская зарплата "за звание" за все три месяца, что я находился на проверке, всего 1500 рублей". Получается 500 рублей в месяц - как вспоминают жители тыла, деньги это были сравнительно небольшие, на них по коммерческой цене можно было купить только две буханки черного хлеба (за 100 рублей можно было купить на рынке стакан пшена). Когда Николай Дмитриевич Сергеев пришел на фронт старшим сержантом в летные войска, его зарплата составляла 608 рублей - это была зарплата механика, поскольку Николай Дмитриевич занимался техническим обслуживанием самолетов. "Платили не по званию, а по должности. Я был механиком, это зарплата механика. А потом я перешел в эскадрилью, стал старший техником, там у меня было уже около 1700 рублей или 1800 рублей", - рассказывает он. "Одевали нас хорошо, да и зарплата у нас была отличная. Мы ведь считались военной элитой. У нас была красивая темно-синяя форма. А летное обмундирование такое: теплые фетровые бурки с заворотом, комбинезоны меховые, реглан. Гимнастерка, брюки, бриджи и сапоги - это уже повседневная форма", - добавляет летчик-истребитель Иван Дмитриевич Гайдаенко.

"Артиллеристы батареи считались бойцами ПТА, и получали полтора денежных оклада, моя лейтенантская зарплата была 1200 рублей", - говорит артиллерист Леонид Абрамович Шварцштейн.

Разведчик Аркадий Арсеньевич Захаров рассказывает, что офицерам выдавали деньги на руки: "Платили зарплату четко. Всю ее я отправлял матери в город Андижан Узбекской ССР, зарплата у меня была солидная, тысячу с чем-то, мне на фронте эти деньги не нужны были".

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase