Архив rb.ru

Почему федеральные СМИ и власти почти не отреагировали на убийство ребенка? Объясняют эксперты

Архив rb.ru
Почему федеральные СМИ и власти почти не отреагировали на убийство ребенка? Объясняют эксперты

Жители Москвы были шокированы новостью об убийстве ребенка в Москве. Подозреваемая в преступлении няня дала признательные показания. Пока блогеры активно обсуждают трагедию в социальных сетях, федеральные телеканалы не пустили страшную новость в эфир. Мы узнали у экспертов их мнение по поводу замалчивания трагедии.


 
О случившемся умолчал Первый канал. RB.ru проверил выпуски новостей 29 февраля от 15:00, 18:00 и 21:00. Нет никакой информации и в новостной ленте телеканала. Канал "НТВ" в вечернем выпуске тоже не обмолвился о происшествии. Телеканал "Россия 1" и "ТВЦ" также промолчали. Новость пустила в эфир лишь "Россия 24".

 
Произошедшая в понедельник в Москве трагедия чудовищна по своей бесчеловечности или по своей невменяемости, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. По его словам, эту тему не стоит освещать в СМИ. Он также опроверг инфорацию, что федеральным каналам поступала рекомендация не освещать произошедшее. "Это сами каналы не стали показывать сумасшедших. Но мы их поддерживаем", - объяснил он.

 
Жестокое убийство произошло в Москве в понедельник, 29 февраля. После тушения пожара в квартире на улице Народного ополчения было обнаружено обезглавленное тело четырехлетней девочки. Вскоре у станции метро "Октябрьское поле" была задержана няня ребенка, уроженка Узбекистана Гюльчехра Бобокулова, ходившая с головой девочки в руках. Позднее она дала признательные показания об убийстве ребенка, сообщает "Интерфакс". Сегодня москвичи несут цветы к станции метро "Октябрьское поле" в память об убитой девочке.

Почему молчит ТВ?

 
В соцсетях возмущены тем, что федеральные телеканалы не сообщают о трагедии. На этому тему в Facebook высказался главный редактор сайта "Дождя" Илья Клишин. "Что это за гребанный стокгольмский синдром. Кем вы себя считаете и федеральные каналы. Кто вообще вправе скрывать от общества информацию. Есть сухие и скупые факты, они не были сообщены. Теперь у людей, которые строят представление о жизни по телевизору, в очередной раз искажена картина мира", - написал он. Другую точку зрения высказал советник президента по интернету Герман Клименко. По его мнению, "ящик в кои-то веки повел себя мудрее интернета".

 
По мнению независимого политолога Дмитрия Орешкина, здесь присутствует пропагандистско-идеологический аспект. "Создается социальный миф, что мы идем вперед от победы к победе, а Запад, наоборот, погружается в бездну. Это даже не прямое указание из Кремля, это сами журналисты уже начинают улавливать, - говорит он. - Тут такая логика. За рубежом у нас изнасиловали русскую девочку, и об этом две недели говорят. Подразумевается, что у нас такого быть не может, потому что у нас нравственная страна. Соответственно, когда у нас что-то такое происходит, говорить об этом нельзя, потому что это рушит ту ассиметричную картинку, которая создавалась в течение нескольких лет".

 
Вторая проблема с освещением этих событий - провокационная. По мнению Дмитрия Орешкина, действительно боятся, что найдутся люди, которые скажут, что пора выступить против узбеков. "Всегда такие люди найдутся. И это тоже проблема, потому что у людей накопилась агрессивность, недоверие и, я бы сказал, остервенение", - отмечает политолог. По его словам, в каждой стране есть психопаты и в каждой стране люди друг друга убивают - вопрос только, как к этому относиться и как это понимать. "Наша пропаганда так долго плясала на чужих бедах, что теперь не знает, как быть со своей", - заключил Орешкин.

Как говорить правду

Цензура тут ни при чем, отмечает медиаэксперт в MediaToolbox Максим Корнев. По его мнению, многие российские медиа отвыкли заниматься настоящей журналистикой, думать о людях, сочувствовать. "Кто-то просто не знал, как реагировать без "отмашки" сверху. Кто-то решил промолчать из соображений "как бы чего не вышло". Но просто показать по-репортерски, без комментариев и оценок - это может обескуражить аудиторию. Кто-то испугается, кто-то заразится ненавистью. Нужно выбрать правильные слова, интонации, чтобы попытаться объяснить, почему это произошло и что нам теперь с этим делать. В любом случае, базовый принцип - как у врачей: "не навреди". С какой целью вы хотите сказать о событии? Собрать любой ценой рейтинг или трафик? Или действительно выступить с сочувствием и постараться примирить, а не ужаснуть и раззадорить общественность. Поэтому, может, и хорошо, что не все сообщили. Некоторые из тех, кто сообщили, лучше бы этого вовсе не делали", - рассуждает Корнев.

 
"У меня двоякое мнение по поводу этого события. С одной стороны, сейчас новостной фон переполнен. Очень много разных СМИ. Они повсюду и для молодого поколения это не только телевизор и радио, но прежде всего интернет. У нас около 50% населения пользуются интернетом и 80% постоянно оттуда получают новости. В этой новой реалии в спокойном тоне изложить такие страшные факты просто невозможно. Также нервное состояние населения оставляет желать лучшего, к сожалению. Все, что запомнят зрители, читатели и слушатели, - это национальность женщины, которая совершила убийство, я полагаю, что именно поэтому федеральные СМИ решили не подавать эту новость. Не хотят разжигать национальную ненависть. Кроме этого событие произошло в Москве, а Москва - это не вся Россия", - рассуждает заведующая кафедрой журналистики Российского государственного социального университета Виктория Матанис.

 
В России, продолжает она, есть закон, по которому национальность человека, совершившего преступление, не раскрывают до официального вынесенного приговора о виновности. "Но когда в социальных сетях с огромной скоростью распространяется информация и видео, становится понятно, что это женщина в мусульманской одежде, которая кричит "Аллах, Акбар", очевидно, что и фамилия у нее не Иванова. А как нейтральную новость это подать невозможно. Это будет звучать неинформативно: "Какая-то женщина ходит возле метро и кричит что-то, кажется, она убила кого-то", - продолжает Виктория Матанис.

 
С другой стороны, люди должны знать правдивую информацию, отмечает эксперт. Но необходимо рассказывать о ней очень грамотно. Естественно, такие темы нужно обсуждать, но только в спокойном тоне, совместно с вопросами о наркотиках, беженцах, декретном отпуске женщин, медицинских осмотрах при подаче заявления на такие должности. Все это должно проходить вместе с хорошими экспертами и специалистами, считает Виктория Матанис. Здесь не должно быть погони за сенсациями или броскими заголовками.

"Лучше, чтобы эмоции немного остыли"

Утверждение, что российские СМИ умалчивают о произошедшем, очевидная неправда, говорит RB.ru Ирина Алкснис, вице-президент Центра социальных и политических исследований "Аспект". О трагедии вчера не сообщили только два ведущих федеральных телеканала - Первый и "Россия 1". В целом же, информацией о случившемся заполнено большинство СМИ, включая самые рейтинговые и популярные, отмечает она. "Также нельзя сказать, что и власти молчат: в прессе постоянно появляются пусть и анонимные, но комментарии правоохранительных органов. Сегодня дал официальный комментарий по теме пресс-секретарь российского президента",  - говорит эксперт. По ее мнению, говорить о замалчивании неверно - скорее, речь идет об ограниченном освещении событий.

 
"Я полагаю, это связано с реакцией общества. Совершено чудовищное преступление, которое в первый момент вызывает мощнейшую эмоциональную реакцию. И при таком отклике можно ожидать спонтанных негативных действий, направленных против целых групп людей - против мусульман, представителей Средней Азии, гастарбайтеров, женщин в хиджабах и т. д. Поэтому я думаю, что это умалчивание со стороны главных федеральных каналов было не с целью скрыть (скрыть это невозможно) произошедшее, а с целью дождаться того, чтобы несколько поутихли эмоции", - поясняет Алкснис. По ее мнению, если не сегодня, то до конца недели мы увидим сюжеты и на Первом, и на "России". "Просто нужно, чтобы люди посмотрели на ситуацию уже немного охладевшим взглядом, чтобы не было резкого всплеска ксенофобских настроений. Ведь то же самое, по сути, было и с катастрофой на Синае, когда информация о том, что это теракт, последовала только через несколько дней", - говорит она, отмечая, что люди в эмоционально острый период склонны реагировать резко и даже неадекватно.
 

"У российских властей есть тенденция обращаться максимально к разуму граждан,  а для этого лучше, чтобы эмоции немного остыли. Обратите внимание, что сегодня даже интернет-СМИ снизили градус своих сообщений о трагедии. Речь идет о том, чтобы наше общество реагировало максимально спокойно и рационально, чтобы им нельзя было манипулировать в состоянии аффекта и эмоционального всплеска", - считает Алкснис.

Есть ли тут другая сторона?
 
По ее мнению, главный вопрос, на который должно ответить следствие: был ли это действительно случайный разовый острый психоз, который по ряду обстоятельств принял такую форму и прошел в таком антураже, или же с женщиной все-таки "поработали" - системно, качественно, используя какие-то методики, психологические или медикаментозные. "Потому что если имело место второе, если женщина находилась под воздействием проповедников-ваххабитов или террористического подполья, то это надо выяснить и пресечь, ликвидировать. Но это работа спецслужб", - говорит она.

 
При этом Дмитрий Песков, комментируя вопрос о том, можно ли связывать произошедшее с национальным вопросом, заявил: "Слушайте, какой национальный вопрос? Москва - это огромный мегаполис, он многонациональный, многоконфессиональный, и не нужно это связывать с каким-то национальным вопросом, это действительно чудовищная трагедия".

 
Также пользователи соцсетей сравнивают вчерашние события в Москве с тем, что произошло в 2013 году в Лондоне, когда исламисты на глазах прохожих на камеру зарезали британского военного Ли Ригби, а потом на камеру обратились с угрозами ко всем британцам. Тогда это официально квалифицировали как теракт, отмечает журналист Артем Галустян. "В Великобритании тогда выступал премьер с особым заявлением. Было громкое дело. Была общественная реакция. Сложная и неоднозначная. Но была. Была реакция властей и всех остальных. Потому что они хотя бы умеют подбирать слова и знают, как действовать. Российский телик промолчал. Власть так рекомендовала. И Сама промолчала. Да и вам, похоже, советует забыть. Она по ходу сама разберется - без вас", - написал он в Facebook.

 
Общее у событий в Лондоне в 2013 году и в Москве в 2016 пока одно: и то, и другое - вопиющие преступления в исламистком антураже, отмечает Ирина Алкснис. "Но в Лондоне исламист, убивая незнакомого военного, устроил из этого публичный террористический перформанс. Здесь же няня, предположительно, убила свою подопечную, близкого человека. Чем она руководствовалась - вопрос к следствию. Если, скажем, в лондонском случае это был явный и однозначный теракт, то говорить о теракте в нынешней ситуации однозначно нельзя. Это вопрос, на который должно ответить следствие. И это, повторюсь, причина, по которой приглушается информационная интенсивность наших СМИ", - прокомментировала она.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ПРОГРАММЫ И КУРСЫ

16 ноября 2019

Website Optimization

18 — 20 ноября 2019

INTR: Основы Hadoop