Rusbase
Тиндер в Монголии: почему диджитал не приносит в юрту счастья
23 ноября 2018




В автобусе через нескончаемую степь постоянно звенят интернациональные оповещения из Facebook, но при этом у монгольских кочевников практически нет крупных городских центров, где распространялась бы культура виртуальных знакомств. Проехав насквозь всю Монголию, Алексей Стрижов специально для Rusbase узнал, как современные кочевники приобщаются к онлайн-дейтингу и есть ли здесь будущее для Tinder.
Волны гасят ветер
Кочевой образ жизни часто ассоциируется со свободой и скачками по бескрайней степи от одного аула к другому. Однако мир меняется — и то, что вчера красочно передавалось образами из романов Василия Яна, сегодня уходит в прошлое: в Монголии на смену традиционным кочевьям постепенно приходят дороги и автобусы, мчащиеся от одного города к другому. Свобода номада ограничивается часто слабым знанием иностранных языков и современных коммуникационных технологий — глобализация будто бы гаснет перед лицом локальных традиций.

Однако к вовлеченности высоких технологий в повседневную жизнь начали относиться проще даже здесь: интернет есть в каждом центре провинции (аймака), а сами монголы часто пользуются смартфонами.

Оказавшись в столице Монголии, городе Улан-Батор, осенью 2018 года, я установил Tinder. В трехмиллионной стране, где почти половина населения живет в столице, онлайн-знакомства не распространены. И за пределами Халхи (Внешней Монголии, исторической территории на севере страны) вы вряд ли найдете тиндер-анкеты.

Удивительно, что путешествуя месяц между монгольскими городами, я не увидел большой проблемы с интернетом. Люди активно пользуются для переписки Facebook, при этом виртуальный дейтинг здесь не в чести. Однако во всем есть исключения. Например, вот фрагмент нашего разговора с монголкой Азой:
— Если бы мы с тобой были, например, в Селенге (северная провинция Монголии, где недавно была моя собеседница. — Здесь и далее — примечания автора), как я бы мог с тобой познакомиться? — спросил я.
— Ты шутишь? — буквально сразу ответила девушка. — Когда я была на Хубсугул (озеро в Селенге), у меня вообще не было интернета. LOL!
Если мужчине хочется познакомиться с девушкой по интернету, он ищет ее страницу в Facebook — иногда по имени, а иногда через специальные сообщества вроде Mongolian Singles.

«Монголы очень застенчивые, — признавались мои собеседницы, — и в этом проблема онлайн-дейтинга». Слова девушек подтверждают и личные наблюдения в путешествии.

Например, прежде чем сфотографировать пастухов, устроивших дойку лошадей посредине пустыни Гоби, даже в отдалении, мне нужно было спросить разрешения. На одном из монгольских туристических сайтов я встретил такое объяснение: «Монголы очень застенчивы (shy) и те, кто постарше, верят, что сделанное фото сокращает их возраст».

Не думаю, что эти суждения вставлены лишь для коммерческой выгоды (чтобы туристы общались при помощи проводников) — слишком часто встречается в интернете упоминание такой особенности национального характера монголов. Например, иностранные туристы вот так обсуждали стеснительность местных жителей на ветке форума с характерным заголовком «Is Tinder in Mongolia dead?»:
Нет, [Tinder] не мертв. Я ходил на несколько свиданий. Девушки отвечают, хотя первыми и не пишут. Из ста или около того совпадений написали первыми только трое.
С одной стороны, такая психологическая особенность кажется закономерной, выглядящей как шок будущего, страх перед технологией, с другой — возьмем для примера Индию, где робость людей не мешает Tinder выходить на первые позиции в статистике скачек мобильных приложений.

Вот только для чего это приложение в Монголии, если переписки нечасто перерастают в свидания?
Девушки, застрявшие в степи
Семьи кочевников часто переезжают в города. Как сообщает Национальное статистическое управление Монголии, перелом в пользу жизни в городе произошел в стране только в 1980-ые. В сети оказываются те, кому не в диковинку виртуальный мир: интернет связан с городской жизнью, к которой людей никто не готовил в детстве — ментально они как бы остались в степи.

29-летняя Сара переехала из Хархорина, первой столицы империи Чингисхана, в Улан-Батор больше десяти лет назад — онлайн-дейтинг ее, как и вообще технологии, мало волнует:
— Можешь рассказать мне о технологиях в монгольской жизни? — интересуюсь я после продолжительной переписки.
— Хмм…Я не знаю ничего вообще о технологиях. У нас [в Монголии] есть 3–4 оператора [связи], которые неплохо раздают интернет.
Позже я спросил ее: какие она использует приложения на смартфоне. Оказалось, что ее пассивность в деле интернет-знакомств — не выражение оторванности от мира технологий:
— У меня установлено несколько словарей, есть приложение онлайн-курсов.
— Какие курсы?
— По языкам (Сара учит английский и итальянский), науке, истории, искусству и так далее.
И пример Сары — не единственный в моих переписках, если верить в правдивость собеседниц и их желание обсуждать эту тему.

Похоже, что стеснительность в Монголии уходит корнями в слабо урбанизированную жизнь провинций. Города здесь очень маленькие — и часто можно встретить юрты по соседству с обычными многоквартирными домами.

Более открыто говорить об онлайн-дейтинге соглашались те девушки, которые оказались сильнее втянуты в жизнь мегаполиса, то есть Улан-Батора.
Digital и монгольская мечта
В 2016 году в Монголии пользовалось интернетом 35,6% жителей страны. Для сравнения, в том же году в другой центральноазиатской стране, Казахстане, число пользователей оценивалось в 55,8%. Хотя интернет здесь многим больше распространен, в Казахстане все же есть выбор приложений для знакомств. Американский Tinder побеждает в конкурентной среде: «Мы адаптировали [Tinder] под наш менталитет, — отмечает одна из жительниц Казахстана. — То есть [он работает] не как сайт для однодневных знакомств, а что-то серьезнее… Mamba, Badoo — это дно».

Монголия, которая граничит с Россией и Китаем, тоже выбирает западные технологии, а не приложения, разработанные в соседних странах. Только здесь практически нет альтернатив:
Источник: Statcounter GlobalStats
Монголия не входит в постсоветский блок стран и не вписывается в понятие «Средняя Азия» как обозначение пяти стран Русского Туркестана (Узбекистан, Казахстан, Туркменистан, Киргизия, Таджикистан), поэтому, возможно, держится в стороне и от их сервисов онлайн-знакомств. Здесь нет ни знакомого СНГ Badoo, ни китайских аналогов Tinder Tantan или Momo.

В Монголии не распространяются сервисы, ориентированные на долгие переписки. Например, такие как сингапурский Packtor, который вовлекает в длительное общение с обменом подарками, оценками фотографий пользователей и так далее. В этом, кажется, есть некоторая консервативность Халхи — знакомство ограничивается здесь едва ли не только социальной сетью.

К отсутствию больших городов с развитой инфраструктурой (в том числе с местами для возможных свиданий) прибавляется и вышеуказанная застенчивость населения. Например, сервис онлайн-дейтинга Pure, известный своей ориентированностью на встречу пары на одну ночь, здесь, в Монголии, не прижился бы. Так считает монгольская казашка Мамыр:
— Представь, что в Монголии есть много больших городов и интернет-пользователей, — предложил я Мамыр. — Было бы здесь популярно что-нибудь вроде Pure?
Девушка ответила без долгих размышлений:

— Я думаю, что здесь бы не работал этот сервис. Монголы любят [онлайн-]дейтинг, но не только для [поиска быстрого] секса. Парни и девушки очень робкие. К тому же, численность населения страны маленькая — сложно встретиться только для секса, если ты знаешь всех в провинции.
Ее слова подтверждает другая моя собеседница, Хайлен, которая то же самое говорит и об Улан-Баторе, единственном крупном городе Монголии: «Улан-Батор — небольшой город, и все мы друг друга тут знаем».
— Какая у тебя мечта? — спросил я Сару.
— В будущем? — замигал в телефоне оранжевый огонек Tinder.
— Ну, да.
— Хм… Я хочу, чтобы у меня была семья и мы отмечали Новый год по лунному календарю с детьми и мужем, — достаточно скоро ответила девушка.
— А где, в Монголии или в какой-то другой стране?
— Не знаю. Но точно не в юрте — в моей стране или за границей я буду жить в городе.
©Rusbase, 2018
Автор: Алексей Стрижов
Фото: Алексей Стрижов
Людмила Чумак

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.