Rusbase
Made in Russia: как вырасти в чемпиона по физике и завоевать золото
Интервью с 17-летним студентом МФТИ

15 ноября 2018




17-летний Вячеслав Кузнецов — один из четырех школьников, которые в этом году завоевали золото на международной Олимпиаде по физике. Сейчас Вячеслав уже учится на первом курсе МФТИ: олимпиады для школьников позади, пора ставить новые цели.

Rusbase поговорил с талантливым студентом и его тренером Виталием Шевченко и узнал, как в России растят гениев.
Шоу «Вечерний Ургант» сделало студентов МФТИ Вячеслава Кузнецова и Станислава Цапаева более популярными, чем сама новость о победе на Олимпиаде. «За физиков — зачет!», «Спасибо, что позвали ребят!», «Науку надо ценить!» — писали в комментариях к ролику с передачей на YouTube. Станислав от интервью отказался, а Вячеслав согласился. Чтобы поговорить с героем, мне пришлось ждать его после занятий. Несмотря на вечернее время, коридоры МФТИ были полны студентов.

Вячеслав производит впечатление скромного парня: он не выглядит как физик-ботан, но журналистов явно стесняется. Видимо, такое внимание достается нечасто. А вот по мускулам Виталия Шевченко вряд ли кто догадается, что он тренирует людей не фитнесу, а решению задач по физике.
Виталий Шевченко и Вячеслав Кузнецов
«У меня просто получалось решать задачи»
— Пять часов вечера, но много студентов. У вас всегда так, когда заканчиваются лекции?

Вячеслав: На сегодня уже все. Но у нас есть день, когда занятия идут до 18:30. Не назову это хардкором, потому что такой день всего один в расписании. Это — проектная деятельность, факультатив, на котором представитель рассказывает про свою кафедру, чтобы студентам были легче выбрать, куда идти в следующем семестре.

Виталий: В МФТИ существуют базовый и фундаментальный циклы. В фундаментальном цикле учат математике, физике — общим знаниям. А вот в базовом цикле вы работаете над решением узких задач: биофизика, физика элементарных частиц, разного рода математическое моделирование и другие. Первокурсники приходят «зелеными», им трудно понять разницу, поэтому кафедры и факультеты в течение семестра рассказывают о своей деятельности. У студентов есть два года, чтобы сориентироваться и выбрать кафедру.

— Когда ты понял, что тебе интересна именно физика?

Вячеслав: Я учился в школе с углубленным изучением биологии. В шестом классе у нас было естествознание, которое похоже на физику. Это меня увлекло. У меня просто получалось решать задачи. В восьмом классе понял, что мне очень интересна физика. Написал городской этап Олимпиады Максвелла (аналог Всероссийской олимпиады по физике, но только для учеников 7-8 классов. — Прим.). Тогда я не вышел в финал, но по результатам меня пригласили на сборы от Москвы. Начал учиться и попал на Всероссийскую Олимпиаду.

Нет, мои родители не физики: мама работает бухгалтером, а папа — электрик.
«Олимпиада по физике — тоже спорт»
— Расскажи о команде, которая участвовала в международной Олимпиаде (далее — «межнар». — Прим.) по физике.

Вячеслав: Это люди, которые прошли все этапы отбора и попали на межнар. В конце 10 класса по итогам Всероссийской олимпиады отбирается около 25 кандидатов, затем на двух квалификационных сборах люди отсеиваются и к завершению учебного года 11 класса остается восемь человек, которые принимают участие в Азиатской олимпиаде по физике — и по ее результатам едут на межнар.

Виталий: Международная Олимпиада по физике ничем не отличается от спортивных соревнований. Кто-то бежит стометровку на скорость, а кто-то решает задачи на время. У них такой же спортивный азарт. Есть просто вдумчивые люди, мышление которых способствует быстрому решению задач.
На межнаре задачи формулируются необычным образом — и попадаются совершенно неожиданные темы. В этом году была задача про рост опухоли: как сделать так, чтобы ее не стало. Решать такое никто не учит: ни школа, ни вуз, поэтому участникам важно соображать в моменте и быстро ориентироваться.
Пример задачи на международной Олимпиаде
— А как вы для себя определяете, что такое «умение решать задачи быстро»? Талант, IQ, развитое правое полушарие?

Виталий: Сообразительность. Мы даже тренируем студентов подобным способом: даем разные необычные задачи. Поэтому, когда ребята встречают похожие задачи, они знают, что у них есть решение и нужно просто определить модель, которую заложил автор.

Вячеслав: Меня эти задачи не ставят в ступор. Это всего лишь то, что надо быстро решить.

Есть несколько типов примеров. Идейные — где нужно как раз найти алгоритм, заложенный автором. На счет — там важно не ошибиться и поступательно все считать. Мне больше нравятся идейные задачи, они интересней. Их можно решать несколько дней, какого-то примерного времени на решение не могу назвать. Конкретно на межнаре обычно дают три теоретические и одну-две экспериментальные задачи.
Пример задачи Всероссийской олимпиады
Как проходит международная Олимпиада
Вячеслав: Каждый год межнар проходит в новой стране. В 2018 — в португальском Лиссабоне. Обычно нас селят в отели. Если Европа, то это четыре звезды, Азия — повыше. Организовывают экскурсии. За четыре-пять дней до Олимпиады мы уже не тренируемся и не занимаемся.

Межнар проходит в два тура по пять часов: один теоретический, другой экспериментальный. Все проводится с разницей в один день.

На Олимпиаду ничего нельзя пронести: ни телефоны — их вообще отбирают в день заезда, ни калькуляторы, ни линейку, ни ручку — все выдают организаторы. Перед входом в зал тебя еще раз тщательно проверяют. Комиссию обмануть невозможно: нельзя ничего спрятать в помещении заранее. Общение с тренерами ограничено: мы видели их на открытии, после первого тура и начиная с окончания второго тура.

Во время решения задач перерывов нет, дают перекус с собой: печенье, шоколадку, яблоко, воду или сок. После сдачи работ от итогов до следующего тура проходит день. Обычно в этот момент волнение уходит, так как работа выполнена, от тебя уже ничего не зависит.

Виталий: На международной олимпиаде представлено около 90 стран, часть из которых участвует «для галочки», потому что у них слабый уровень навыков, они заведомо получают низкие баллы. Самые сильные участники межнара — из Азии. Это Китай, Таиланд, Вьетнам, Корея.
Да, сборы по физике существуют
— Какие эмоции были от победы?

Вячеслав: Чувство удовлетворения: не зря готовился.

— А сколько вы готовились?

Вячеслав: В течение года.

Виталий: Школьники проходят подготовку на учебно-тренировочных сборах и квалификационных сборах длиной 10-14 дней. В это время их освобождают от школы.

На первых сборах они обучаются. Раз в три месяца мы собираем всех в «Сириусе» или в МФТИ. Также они могут участвовать в олимпиадах, если регион способен отправить школьника туда.

Самое главное — заниматься самостоятельно. За 40 дней в год мы не можем никого подготовить, если человек не занимается сам. У московских школьников есть два дня в неделю, когда их освобождают от уроков и они приезжают слушать лекции и решать задачи. Должна быть личная внутренняя мотивация.

Какие есть призовые на Олимпиадах и как они влияют на мотивацию
— Как мотивировать школьников?

Виталий: Московских школьников мотивировать легко: за золотую медаль мэр платит 1 млн, за серебро — 500 тысяч, за бронзу — 250 тысяч.

— То есть, вы Вячеслав, миллионер?

Вячеслав: …(Молчит. Улыбается.)

Виталий: Деньги — самый простой способ мотивации. Можно было бы предлагать поступление автоматом, но у призеров Всероссийской Олимпиады это право есть и так.
— Для тебя деньги — сильная мотивация?
Вячеслав: Не главная, но сильная.
Вячеслав Кузнецов
Виталий: В регионах, где нет премий, работает эго. На самом деле за победу на межнаре в разном объеме награждают в Москве, Мордовии и некоторых других регионах, а больше нигде. Минобрнауки прекратило выдавать премии за победы на Всероссийской Олимпиаде и передало это под контроль самих регионов. Московские власти решили платить столько же, сколько раньше платило Министерство, со временем эти выплаты увеличивались.

Большинство регионов не дают премии, что уменьшает стимул. Бывает так, что регион по каким-то своим непонятным соображениям считает, что по результатам региональной олимпиады у некоторых школьников нет шансов на Всероссийской олимпиаде, и отправляет двоих вместо десятерых. Часто это происходит из желания сэкономить, хотя цена вопроса небольшая. В масштабах бюджетов регионов это копейки. Это все сводится к вопросу о заинтересованных школах и людях в регионе. Допустим, в регионе есть сильные школы и учителя по какому-то предмету. Они форсируют подготовку школьников к олимпиадам, получают средства на поездки.
Если нет амбициозных учителей, то вовлеченность региона в олимпиадное движение остается низкой.
С другой стороны, иногда инициатива об успешном выступлении региона на олимпиадах исходит от главы субъекта или регионального министра. Тогда системе подготовки дается зеленый свет и оказывается всяческая поддержка на самом высоком уровне. Результаты такого подхода можно наблюдать примерно лет через пять-семь.

Если мы замечаем талантливого школьника, развитие которого в родном городе будет ограничено, например, экспериментальным оборудованием, отсутствием учителей, готовящих к олимпиадам, мы стараемся перевести его в один из интернатов для одаренных детей.
Виталий Шевченко
«Могу не ходить на физику»: про бонусы от победы
— Какие бонусы у тебя есть в вузе?

Вячеслав: Могу не ходить на физику.

Виталий: Медалисты межнара не могут рассчитывать на скидки в вузе, автоматы или повышенную стипендию. А вот за Всероссийскую олимпиаду существует премия Президента. Конкретно в МФТИ победителям Всеросса назначают повышенную стипендию с первого семестра. За межнар получить нельзя ничего, кроме госпремий. Миллион — это меньше, чем BMW от президента для спортивных олимпийцев, но тоже неплохо.

— Виталий, а у вас как у тренера есть бонусы?

Виталий: Никаких. От Министерства лично я премий и наград пока не получал. Я получаю премии за успехи школьников в тех школах, где я работаю с кандидатами в сборную. Но мне было бы приятно, если бы государство на уровне Минобразования оценивало специалистов и тренеров, которые помогают готовить школьников. Я был с учениками на олимпиаде уже шесть раз и считаю, что у нас фантастические результаты.

— Вячеслав, чем займешься в будущем?


Вячеслав: Пока точно не знаю. Думаю пойти в большую науку.

— В России привыкли думать, что наукой много не заработаешь.

Вячеслав: Насколько я знаю, это не так. Мне интересна физика. Второй вариант — пойти в программирование, так как там может быть большой доход. Мой брат научился программировать за два месяца и зарабатывает 100 тысяч рублей.

— Не планируешь учиться за границей?

Вячеслав: Пока нет. Рассматриваю этот вариант, но нужен английский.

— Ты хочешь остаться работать в России?

Вячеслав: Мне бы хотелось уехать из России работать где-то еще. Но пока я так далеко не загадываю — мне сложно сказать, что будет через пять лет. Я ведь даже нигде еще не работаю.
— Как проходили съемки у Ивана Урганта?

Виталий: С нами связалась пресс-служба института, которая и договорилась о съемках в «Вечернем Урганте».

Вячеслав: Теперь я сам иногда смотрю «Урганта». Прикольный опыт. Нам накладывали грим, чтобы красиво смотрелось. Съемки длились минут 15 — там вырезали буквально две минуты. Работали без дублей. Главное впечатление от передачи — сам Ваня Ургант. Он очень живой и обаятельный.

— Почему утки плавают?

Вячеслав: Но это же очень старая шутка.

— Олимпиады в твоей жизни закончились? В межнаре ведь участвуют только школьники.

Вячеслав: Есть олимпиады в вузе, но пока я в них не участвую. Первому курсу они ничего не дают, поэтому в следующем семестре над этим подумаю.


Как в России воспитывают победителей межнара
Девушки отбираются, но обычно 3-4 человека — и дальше первого-второго тура они не проходят. Последний раз девушка ездила на межнар в 2010 году. Не потому что девушки хуже или глупее — так сложилось, что в физике больше парней.
— Знаю, что Россия успешно выступает на межнаре.

Виталий: Да. Наш обычный результат — 4 золота и серебро. В 2017 году у нас было историческое достижение, которого не было даже в СССР — 5 золотых медалей. В основным мы соревнуемся с Китаем, Вьетнамом, Тайванем, Южной Кореей. У них примерно такие же результаты. В этом году в командном зачете мы заняли третье место, что неплохо, традиционно мы всегда входим в пятерку.

— Если у нас некий скаутинг талантов? Что помогает нам добиваться результатов на высоком уровне?

Виталий: Нельзя так сказать, что в России есть скаутинг талантов. В РФ построена со времен СССР олимпиадная система. Начало берется на школьном этапе, затем — муниципальный, региональный и финал. В результате система по физике охватывает порядка 200 тыс. человек. На Всероссийскую олимпиаду приезжает по 100 человек с 9 по 11 класс. Из победителей и призеров 9-10 класса мы отбираем кандидатов в сборную России, которых приглашаем на сборы. Можно сказать, что это советское наследие.

Знаю, что некоторые центры подготовки используют скаутинг: приезжают в региональные или районные центры, смотрят на школьников и их способности и приглашают учиться в свои интернаты, которые обеспечивают питание и проживание.
МФТИ закрывает узкие места — те, которые не проходят в школе. Это современная физика.
Когда ты едешь на межнар, у тебя должно быть представление о том, что в физике происходит сегодня.

В МФТИ в подготовку вовлечено 30 человек. Шесть сотрудников — преподаватели, ученые. Остальные — студенты и аспиранты, которые в прошлом были победителями межнара. Мы стараемся их привлекать, потому что они способны провести занятие, решить задачу и обсудить ее со школьниками, направить их. Людей, которые могут работать с задачами высокого уровня, мало. Тех, кто умеет их решать — еще меньше.

Государство финансирует учебно-тренировочные сборы, выделяет деньги. Мы всегда находим поддержку в департаментах образования. Ольга Васильева, министр образования, всегда внимательно следит за олимпиадами и, кажется, достаточно лично воспринимает все наши успехи. Она первая, кто поздравляет нас — пишет смс. Мне такой подход нравится.
Вячеслав и Виталий
«Вузы не делят таланты в кулуарах»
— В одном из наших материалов преподаватель ИТМО, который выучил чемпиона мира по программированию, сказал, что талантливые студенты поделены между вузами — ИТМО, МГУ, МФТИ. Это правда?

Виталий: Думаю, что это больше желаемое, чем действительное. Школьники делают выбор сами. Нельзя сказать, что вузы собираются в кулуарах и делят кого-то. Другой вопрос, что в процессе подготовки учебные заведения показывают свои возможности, преподавателей.

Команда по физике готовится на базе МФТИ, но есть те, кто поступает в Санкт-Петербург или думает о зарубежном вузе. Для них открыты все двери.

Да, хотелось бы видеть всех в МФТИ, но мы никак не препятствуем выбору. Если школьник хочет изучать театр — после Олимпиады он может изучать театр. Мы считаем, что межнар по физике — некий финал и самоцель. В будущем это может косвенно влиять на трудоустройство или учебу, но по факту дальше школьник начинает реализовывать себя сам. При этом он более подготовлен и знает, как решать задачи. Если ему попадутся другие задачи по экономике, бизнесу — он попробует подойти и к ним.
«Нельзя ограничивать себя только физикой»
— Как вы рассказываете о перспективах физики школьникам?

Виталий: Сейчас в физике, и не только в ней, исследования проходят на стыке наук. Ты не можешь быть «чисто физиком». Нет, можешь, но это ограничит тебе выбор работодателей и вектор развития. Растет биофизика, биохимия, биоинформатика. Именно это я говорю школьникам, которые в конце 10 класса приходят ко мне и хотят поступать в вуз. Им важно понять, что нельзя ограничивать себя чем-то одним: важен кругозор.

Лабораторию по работе с одаренными детьми создали в МФТИ в начале 2000-х. По факту, это можно назвать тусовкой студентов и аспирантов, которым интересно олимпиадное движение. Люди вовлечены в процесс создания задач. Им интересно в этом крутиться. Когда школьники становятся студентами, мы стараемся привлекать их. Часто это бывает полезно. Как правило, все участники лаборатории — победители и призеры Всероссийской олимпиады, около 70% — межнара.

У спортсменов на форме есть лого больших спонсоров: «Газпрома», «Роснефти», «Лукойла» и других корпораций. А команде физиков выделяет деньги только государство. Но мы можем и хотим развиваться. И нам есть куда развиваться.

Мы можем возить школьников на большее количество олимпиад для опыта, чтобы к межнару они были максимально подготовлены. Было бы здорово, если бы, условно, ПАО «Урюпинская платина» помогало бы спонсировать развитие инфраструктуры: некоторые задачи требуют оборудования, которое либо штучное, либо чуть ли не самодельное. Запросить финансирование на это у государства тяжело — так как сложно обосновать расходы. А эндаумент от корпораций мог бы пригодиться. И возможно, что благодаря оборудованию разработка задач была бы еще интереснее школьникам.
© Rusbase, 2018
Автор: Екатерина Гаранина
Фото на обложке: Rusbase


Екатерина Гаранина

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.