«Студенты всё чаще хотят
просто уехать»

Основательница StudyFree об обучении за рубежом

6 июня 2019





StudyFree — платформа, которая помогает студентам поступать в университеты по всему миру и бесплатно учиться в них за счёт стипендий и грантов. Основательница проекта, Дарья Крошкина, хорошо знакома с процессом поступления за рубеж — за спиной у девушки обучение в Испании, Китае (дважды) и США.

Rusbase узнал у Даши, как развивался её карьерный путь и почему она решила вернуться в Россию (и надолго ли), а также о том, как программы в разных странах различаются между собой, куда ехать учиться, какие ошибки допускают поступающие и почему нам часто мешает «менталитет русского человека».
Дарья Крошкина, основательница StudyFree, в Цюрихе, Швейцария
— Расскажи про свой карьерный путь — учебу, гранты, программы, которые ты проходила. Я читала, что у тебя в «портфолио» и Китай, и США, и Испания.
— Я изначально из очень маленького города — Старый Оскол в Белгородской области — из самой обычной семьи. Мама была домохозяйкой, папа работал инженером на заводе. Финансов даже на репетиторов по английскому языку особо не было.

Училась в Финансовом Университете при Правительстве РФ на международно-экономических отношениях, на бюджете. Мне тогда казалось, что все, что связано с международным, автоматически приблизит меня к загранице.

На третьем курсе я поехала в Испанию, до этого за рубежом ни разу не была. Это был семестр в программе по обмену с обучением экономике на испанском языке. У нас был партнерский университет и возможность подать заявку на стипендию испанского банка Santander. Я выиграла стипендию, она покрывала стоимость проживания и обучения в Испании. Родители оплатили только перелет, остальные 6 месяцев я жила и путешествовала за деньги университета.
На тот момент я практически не знала испанского, поэтому жить в Испании, где никто не говорит на английском языке, потому что все очень ленивые, изучать на нём экономику, фондовые и финансовые рынки — это было тяжело. Но приходилось как-то выживать. Через два месяца у меня испанский стал лучше английского.
— Ты с нуля учила там испанский?
— До этого я учила язык год — раз в неделю в университете. Я более-менее умела читать, знала простые слова, но многое доучивала прямо перед отъездом — особенно всякие бытовые термины. Это был очень классный опыт. Но было достаточно лайтово, потому что обучение — семестр по обмену, тебе не нужно сдавать сложные экзамены, к тебе нет особых требований, потому что ты не защищаешь диплом.
Испания
Как раз перед тем, как я уехала в Испанию, мне сказали, что есть стипендия президента Российской Федерации на обучение за рубежом. Она очень престижная, ее получают всего 40 студентов по всей стране. Участвуют все специальности, все года обучения, все университеты. Она полностью покрывает год за границей: обучение, проживание, перелет, языковые курсы — абсолютно всё. Но ее сложно выиграть.
Это, кстати, единственная стипендия, которая выделяется со стороны российского правительства. Раньше была программа «Глобальное образование», но она подразумевала возврат в Россию на два-три года. Стипендия президента Российской Федерации этого не требует.
Принцип у программы, когда я подавала заявку, был такой: отправляли того, кто потом принесет стране больше пользы. Это в первую очередь медики, программисты, технари и так далее. Экономисты и юристы никому были не нужны.

Я хотела выиграть эту стипендию и поехать по ней сразу после Испании, на последнем курсе бакалавриата. Мне нужно было как-то выделиться на фоне других. Все хотели в Англию или в Штаты, так что я понимала, что здесь нечего ловить. Зато я практически с 1 курса изучала китайский язык — и решила выбрать Китай.

Когда я подавала заявку, нужно было собрать 172 документа. Это было просто ужасно, честно. Ещё мне нужно было выбрать тему исследования, с которой я поеду. Тогда как раз был 2013-й год, и за год до этого Путин говорил о приоритете развития Дальнего Востока. Я поняла, что можно вклиниться в этот глобальный тренд, и написала, что хочу изучать опыт Китая, свободные экономические зоны и развитие дальневосточного региона.
Это их очень удивило: я была первым человеком, который захотел поехать в Китай, хоть как-то говорил на китайском и преследовал такую цель. То есть не просто «я хочу изучать инновации Америки, а потом сделать что-то классное».
Это помогло мне выделиться.
И я стала на тот момент единственным экономистом среди 40 человек, которые выиграли стипендию. Я приехала из Испании, сдала экзамены здесь, в России, и в сентябре уехала на год в Китай по программе двойного диплома.
— Получается, весь четвёртый курс бакалавриата ты провела в Китае?
— Да, из 4-х лет бакалавриата я полтора года училась за границей. Я периодически приезжала в Россию, сдавала сессию и уезжала обратно.

С Китаем процесс был совершенно не такой, как с семестром по обмену в Испании. Потому что когда поступаешь на полноценную программу, тебе нужно самой найти университет, сдать экзамены, разобраться с особенностями обучения. Ты просто прикрепляешь к своей заявке отдельную стипендию. Для этого ты подготавливаешь «всего лишь» 172 документа. И через каких-то три месяца легким мановением руки оказываешься в другой стране (смеётся).
— Сколько по времени ты собирала эти документы?
— По факту, у меня получилось за полтора месяца, интенсивно. С учётом того, что я в это время была за границей, было очень сложно. Нужно было привозить оригиналы в Министерство образования, а из Испании это делать проблематично. Финальный пакет документов, где были рекомендации от крутых испанских профессоров, застрял на почте — был пожар в Почте России. В результате рекомендации доставили за 2 часа до окончания набора.
— Какие у тебя впечатления от программы в Китае?
На самом деле, это очень классный опыт, который сильно расширяет твои границы. Мышление становится гибким, толерантным. Белое уже не белое, зеленое — не зеленое.
— Я поехала в Китай как участник программы двойного диплома — то есть я и там сдавала экзамены и писала диплом, и в России. Жила в городе Ханчжоу, его население 13 миллионов человек. Спустя год там, кстати, проходил саммит G20. В Ханчжоу я изучала международную торговлю на английском языке. И учила китайский язык, который на тот момент у меня не был особо свободным.

Это был, конечно, совершенно другой опыт, потому что там всё по-другому. Европа — понятная: она вкусная, комфортная, ты ее знаешь и любишь. А в Китай ты приезжаешь и думаешь: «Господи, что это?».

Ты даже не знаешь, что ешь. Я до сих пор помню, что когда первый раз прилетела, приземлилась в аэропорту и ждала трансфера, решила купить какой-то розовый кекс. Подумала: «Наверно, клубника». Что еще русский может подумать? Оказалось, это кекс со свиными хрящиками.
Пригород Ханчжоу, Китай
— Там же люди, наверно, совсем другие?
— Совершенно другие. Я дважды училась в Китае. В Ханчжоу иностранцев как будто не видели. Там на тебя пялятся, за тобой бегают, тебя трогают.

У меня была показательная история с 5-летним мальчиком. Мы вместе сидели в автобусе, и он сказал бабушке: «Смотри, иностранка! Как ты думаешь, она настоящая?». Она ответила ему: «Не знаю, проверь». А как ребенок может проверить, настоящий человек или нет? Он подошел и укусил меня за ляжку.
Да, они совсем другие. Менталитет, особенности общения, методы преподавания у нас с ними очень разные. Особенно разница ощущалась после Испании. От испанцев — открытых, доброжелательных — ты попадаешь в китайскую деревню, где люди не особо общаются и боятся тебя. Это называется выпрыгивание из зоны комфорта.
— Что было после Китая? Ты вернулась в Россию, так?
— Я вернулась в Россию. Меня, кстати, сразу после этого пригласили в Министерство по развитию Дальнего Востока. Я проработала там два года, занималась в привлечением инвестиций из Сингапура, Кореи, Китая в дальневосточные российские проекты. Приняла участие в саммите АТЭС, была членом официальной делегации, участвовала в переговорах — а мне тогда был только 21 год. Это было безумно здорово.

Но потом я решила, что готова к следующему этапу образования. Я не хотела сразу идти учиться после 4 курса, хотела «понюхать порох», понять, что мне на самом деле нужно, какие знания я хочу получить. И поняла, что мне не хватает понимания финансовой сферы, потому что международные экономические отношения и международная торговля — это обо всем и ни о чем. Классный вариант для первого образования, когда не знаешь, на чем специализироваться. Но потом хочется уже больше конкретики.
И ты снова решила поступать в Китай?
— Я хотела получить именно топовое образование в лучшей бизнес-школе. Финансов на обучение у меня не хватало — нужно было найти грант. Все топовые программы стоят примерно 30 000 долларов в год без стоимости проживания.

На этот раз я подошла к вопросу заранее: примерно за полтора года нашла программу, стипендию, начала готовиться к экзаменам. Мне нужен был IELTS — месяц занималась самостоятельно, сдала с первого раза на очень высокий балл. На английском я общалась постоянно, так что по сути подготовка была — Гарри Поттера пересмотреть в оригинале.

В итоге я получила два оффера. Из шанхайской школы Shanghai Advanced Institute of Finance, которая была на тот момент 14-ой в мировом рейтинге (сейчас уже 10-я, если правильно помню), и из французской школы EDHEC. Я долго думала, куда идти, и в итоге выбрала Шанхай, потому что там была полная стипендия и на два года обучения, и на проживание. Плюс я уже была в Азии, работала с азиатскими странами и говорила на китайском, а французский не знала.
Интересно, что во всей Европе топовые бизнес-школы считают, что балл GMAT выше 650 — это уже хорошо. Когда подаёшь документы в Китай, тебе говорят, «730 — средненько, может, пересдадите?»
— Потому что китайцы — просто безумные. Они не особо умеют применять свои знания, но когда доходит до выучивания, зазубривания и набивания руки, они могут сделать всё за ночь. Средний балл на моей программе был 760. У моей подруги было 790 баллов из 800. Они просто наизусть выучивали огромную книгу — им так проще. «Как ты к GMAT готовился?» — «Выучил все книги».
Какие у тебя были впечатления от новой программы?
Программа программе рознь: иногда в той же Вышке ты получишь знания лучше, чем за рубежом. Но когда ты попадаешь в топовую школу, то видишь, какое там качество обучения. Ты понимаешь, на что тратишь свое время, зачем тебе это нужно.
— В Shanghai Advanced Institute of Finance я умирала, сразу скажу. У меня появились первые седые волосы и первые морщины. Но это была безумно крутая школа, опыт, нетворкинг. К нам приезжали преподаватели из MIT, Стэнфорда, читали курсы. Образование, которое я там получила — это всё мое предыдущее российское образование умножить на 10.

Считается, что если ты выпускаешься из европейской бизнес-школы после Master's in Finance, ты сможешь сдать экзамен CFA, 1 уровень. У всех моих одноклассников-китайцев на старте программы был 2-й уровень. Все люди без CFA были иностранцами.

Моя программа называлась Quantitative Finance. Она подразумевает построение моделей, алгоритмов, трейдинг. Пришлось учить три языка программирования. Все мне говорили, что русские хороши в математике — и мне тоже так казалось. Я была лучшей на курсе в России, а там, как ни упиралась, выше 3 получить не могла.

Ты стараешься, но китайцы работают ещё больше. Мне кажется, они вообще не спят. У меня был период, когда я спала стандартно по 4 часа в сутки. И всё равно я была ниже среднего в математике, статистике и программировании. При этом, когда я получила офферы и проработала в Сингапуре, мне сказали: «Да ты же вылитый квант, тебе вообще нужно программировать с индусами рядом».

Программа длилась полтора года, 2016-2018 гг. За это время я выиграла стипендию на сдачу CFA и конкурс от McKinsey Next Generation Women Leaders Award. Я получила оффер в инвестиционный банк Barclays, проработала в Сингапуре несколько месяцев в sales & trading. Выиграла грант на краткосрочную программу в Штатах, в Стэнфорде.
Мне кажется, количество возможностей, которые тебе даются благодаря таким программам, увеличивается кратно. Их получали не все, многое зависит от тебя — нужно самому уметь пролезать во все дыры. Это был безумно крутой опыт.
Шанхай, Китай
— Почему ты решила вернуться в Россию?
Я знала русский менталитет и знала, что в России мой проект будет востребован, что желания уехать у людей появляется всё больше. Вернулась специально, чтобы создать компанию, вырастить ее и уже потом с ней куда-то переехать. Спустя год мои планы не изменились.
— Я не планировала возвращаться. Думала, что останусь в Азии: Гонконге, Шанхае, возможно, Сингапуре. Однако, работая в инвестиционном банке, я параллельно начала развивать свой проект. Я понимала, что мне всё более интересно делать свое, нежели работать на кого-то.

Потом я получила грант на краткосрочную программу профессиональной переподготовки в Стэнфорде по теме инвестиций и инноваций. Мы посещали акселераторы, общались с предпринимателями. Я окончательно осознала, что хочу оказаться там, строить свое дело. За два дня собрала чемоданы и вернулась в Москву.

Я поняла, что мне проще будет стартовать из России. В Китае очень много административных барьеров. Тебе нужны лицензии, разрешение для образовательной деятельности. Ты не можешь открыть компанию, если у тебя нет китайца в партнерах, у которого 51% акций. Плюс там очень конкурентный рынок, потому что у них просто бум на образовательные услуги. И ты ничего не можешь продвигать традиционными способами. У тебя нет ни фейсбука, ни инстаграма, ни ютуба, — всё заблочено. Так что было очень много стартовых минусов.
— Расскажи, что, на твой взгляд, обучение за рубежом даёт человеку?
Всегда можно ответить, что диплом, знание языков, — то есть достаточно поверхностные вещи. Но я обычно говорю нашим студентам, что самый большой плюс, который им может дать образование за рубежом — это глубинное изменение менталитета и взгляда на жизнь.
— В России, на самом деле, очень многие люди смотрят на жизнь под «острым углом». Есть абсолютно шаблонное мышление. А обучение за границей меняет твоё мировоззрение. Где-то читала шутку: «Я всего лишь хотела раздвинуть стены сознания, но они оказались несущими…». Смена парадигмы, которая у тебя происходит — вот что главное. Твой ум становится более гибким.

Китай — хороший пример. Когда ты постоянно выходишь из зоны комфорта даже в бытовых вещах, ты намного лучше и легче можешь выйти из неё в плане мышления, развития проектов. Поняв, допустим, что были какие-то тенденции на одном рынке, ты можешь их переиначить под другой, потому что уже делал это на бытовом уровне, переезжая из страны в страну. И, наверно, это изменение менталитета — это самая глубинная, долгосрочная инвестиция в твое развитие. Я пожила на разных континентах в совершенно в разных ментальностях. Это потрясающий опыт.

У нас в России есть комплекс мышления маленького человека. Многие люди думают, что от них ничего не зависит. «Зачем я буду что-то делать, все равно ничего не изменится». И эта черта приводит к тому, что ты не пробуешь многие вещи, ты себя закрываешь. Начинаешь жить в парадигме «ничего не получится».
За рубежом ты видишь, что на самом деле всё возможно, и больше не боишься пробовать. Ты понимаешь, что твои действия могут повлиять на что-то, и это стимулирует тебя мыслить в глобальных масштабах.
Я сейчас даже воду выключаю каждый раз, когда чищу зубы. Потому что на самом деле понимаю, что ледники тают, что воды становится всё меньше. И это не потому, что все вокруг меня так делают: я жила в Китае, там вообще самая ужасная в мире экология. Это потому, что я понимаю — каждое действие может что-то изменить. Ты можешь начинать с малого. Возможно, поэтому я сразу решила, что мой проект не должен быть стандартным консалтинговым агентством. Это должен быть глобально масштабируемый продукт, сервис, которым пользуются по всему миру. То, что позволяет менять мир к лучшему.

Многие мои знакомые, которые тоже жили за рубежом, говорят, что люди у нас не хотят работать, ищут легкого пути, жалуются и постоянно обвиняют какие-то внешние факторы.
Обучение за рубежом помогает понять, что стоит поднять попу. И это, в принципе, все, что тебе нужно, чтобы чего-то достичь.
А не сидеть и ждать, что кто-то наверху скажет:
«Твое время пришло!».
Если человек понимает, что он хочет поучиться за рубежом, но при этом у него нет четкого видения, куда ему ехать, на что ему обращать внимание? Как выбрать страну?
— Мне кажется, все зависит от конечной цели.
1
Переезд
80% людей хотят поучиться, чтобы потом переехать. Если главная цель эта, то стоит выбирать страны, где а) благоприятные условия для получения гражданства и эмиграции после окончания обучения. Такие страны есть: Канада, Италия, Франция, Нидерланды. И б) где при прочих равных нормальный уровень трудоустройства. То есть, например, в Италии можно получить гражданство через 2 года. Но безработица — 35%, поэтому мы всем говорим, что есть соседняя Франция, там получше.

К примеру, человеку нравятся Германия, Австрия, Швейцария, Нидерланды. Мы знаем, что в Германии — круто, образование практически бесплатное, качественное, но гражданство ты будешь ждать 10 лет. Никто при этом не поможет, послаблений нет. В Швейцарии — 12 лет, история аналогичная. Но есть Австрия и Нидерланды. В Нидерландах — голландский язык, в Австрии — тот же самый немецкий, поэтому лучше поступать туда.
2
Опыт
Если просто хочется потусить, посмотреть, каково это, то можно выбирать любую страну.
3
Обучение по специальности
Если выбираешь по специальности, нужно понимать, где какой фокус. Если ты экономист, тебя примут где угодно. Дизайнерам, архитекторам, строителям, например, удобно в Нидерландах, там есть хорошие программы. Или в Италии, в Бельгии, в Германии, где есть отличные школы. Если ты, к примеру, юрист, то с русским правом ты никуда не денешься. Но ты запросто можешь поехать в Бельгию и Швейцарию, где находятся центры международных организаций, чтобы изучать международное право. Если твоя специальность — финансы и экономика, то это Франкфурт, Париж, Лондон, — там, где финансовые центры.
4
Обучение со стипендией
Если стоит вопрос того, что важно получить финансирование, лучше выбирать страны, которые предоставляют нормальные стипендии или условно бесплатное обучение. Оно есть в Германии, Франции, Австрии, Швеции, Финляндии. Хорошие стипендии в Канаде, Италии, Франции. Азия — вариант при любых запросах, там больше всего стипендий и грантов.
Поэтому это зависит от каждого конкретного случая. Нужно понимать, какая конечная цель. У тебя есть твои желания — миграция, трудоустройство, просто опыт — и твои возможности. Исходя из этого ты строишь матрицу, и на пересечении осей у тебя получается примерная программа. Вопрос определенной профориентации, наверно, один из самых важных. Студенты приходят к нам принять решение — какую специальность где лучше учить, куда ехать со своими знаниями. Я понимаю, что информации на эту тему очень мало.
Нью-Йорк, США
— Расскажи подробнее про разницу в образовательном процессе (по твоим ощущениям) в трех основных локациях: Европе, Азии и США.
— Расскажу сначала в сравнении с Россией. Отличие трех основных локаций от России: там студент всегда прав. Ты в центре всего процесса. Ты — самый главный элемент. У тебя есть право голоса, из серии: заменить преподавателя, обжаловать результаты, получить материалы… Практически 70% предметов за рубежом ты выбираешь сам. Понятное дело, у тебя есть определенная специальность, фиксированное количество академических часов, которые ты должен набрать по каким-то дисциплинам, но это всё равно твой выбор
У нас ты вроде учишься, но ни на что не можешь повлиять. Более того, иногда образовательный процесс сводится к тому, что это просто конкурс — кто хлеще испортит студенту жизнь. Очень многие преподаватели, на самом деле, препятствуют процессу обучения, уж не знаю, по каким причинам.
Второе — это сдача экзаменов. У нас на сессиях все соревнуются в том, кто хлеще в списывании. Нанонаушники, блокировки, телефоны, шпаргалки. Я сама всё это делала. Но там никто не пытается списывать, хотя у них один вариант на всех. В аудитории сидит преподаватель, который может заниматься своими делами, например, читать газету.
— Почему так? Другая культура?
Они понимают, что это нужно им. Мы же часто идём получать образование, просто чтобы была корочка. Не потому, что нам нужны знания.

Поэтому там никто не списывает в принципе. А если заметят, что ты нарушаешь правила, тебя по факту отчисляют сразу, так как практически ни в каких университетах нет системы пересдач. Если ты не сдал, ты просто берешь тот же самый предмет в следующем году. Пролонгируешь.

В отношении разницы между регионами: сравниваю Европу и, наверное, Штаты с Китаем.
Отношения между преподавателем и студентом
Отношения между преподавателем и студентами намного более партнерские на Западе. Это всегда диалог, временами нестандартный. В Китае у нас такое было только с теми лекторами, которые 20 лет работали в Штатах. Китайская иерархическая система создает определенную дистанцию между студентом и преподавателем.
Командные проекты
В России практически нет командных проектов, а в других странах обычно сплошная командная работа. Только если в Европе и Штатах вы, как правило, сами разбиваетесь на команды, в Китае вас зачастую распределяют силком, особенно если на курсе не много иностранцев. Потому что китайцы настолько не привыкли к коллаборациям...

Они стараются общаться с определённой кучкой людей, поэтому преподаватели иногда форсируют взаимодействие с другими студентами. Как в детском саду: сегодня вы сидите за этим столом, завтра за этим. Понятно, зачем это делается для китайцев: иначе у них не будет полноценного процесса социализации. Но суть в том, что момент командной работы, командных проектов, коллаборации у них сильно отстает.
Финальные проекты
В китайской бизнес-школе у тебя есть финальный проект: письменная часть и презентация. Китайцы, как правило, плохи в presentation skills: они заходят и читают по бумажке. И у них вес презентации в финальной оценке намного выше. Это мотивирует их стараться и развивать свои навыки.
Взаимодействие студентов
Европейцы, американцы и в принципе все иностранцы, которые учатся в Штатах, общаются, гуляют… В Китае не так. До сих пор помню: вечер субботы, половина одиннадцатого, мы с друзьями идем тусить. Заходим в библиотеку, а там просто яблоку некуда упасть, потому что все китайцы сидят и учатся. То есть они в принципе не ходят куда-то вместе.

Они под таким социальным давлением в том числе из-за политики одного ребенка: они должны всем своим родственникам, должны чего-то добиться, соревнуясь друг с другом. И когда на следующий день после Китайского Нового года ты в 8 утра заходишь в аудиторию, они уже учатся. А у нас в 8 утра 1 января мозг еще не работает, так генетически заложено!
Нам было очень тяжело, потому что мы люди, которым хочется отдыхать. А нужно соревноваться с ними за баллы. В Китае, да и в Европе баллы выставляются не так, как у нас. У нас баллы абсолютные, а там есть кривая распределения. К примеру, если ты набрал из 100 баллов 80, а 90% людей набрали 85, то твое 80 превращается в B-, либо в C. В Китае я очень старалась и получала 90 из 100, а 90% китайцев получали 94-95. И мои 90 превращались в C-. А быть с ними наравне практически невозможно — ты просто умрёшь от усталости.
— Мешает ли за границей отсутствие местного языка? Мне рассказывали, что иностранцы редко готовы переходить на английский или замедляться, чтобы пообщаться с тобой. Из-за этого иностранным студентам сложно адаптироваться, влиться в общество.
— И да, и нет. В Испании такого не было, просто потому что мне пришлось за месяц шикарно выучить испанский, иначе я бы просто не выжила. Мы с подругой снимали квартиру, у нас был сосед испанец, у него — друзья испанцы и латиноамериканцы. Мы не общались ни с кем из других иностранцев, сразу были в тусовке местных. Нужно было очень быстро вливаться. А в Китае, думаю, такое есть. Там, как мы обсуждали, другой менталитет.

Мне кажется, то, что ты описываешь, происходит, когда ты общаешься только с иностранцами. Проблема очень многих ребят, которые приезжают в другую страну, в том, что они не пытаются дружить с местными, учиться новым традициям. Они хотят жить по-старому, только в другой стране, и вести себя так, как им привычно. Много случаев, когда те же самые китайцы приезжают в Европу и общаются только с китайцами. А русские, приезжающие в Китай, общаются только с русскими, потому что им так понятнее.
Они пытаются реплицировать свои повседневные привычки, образ жизни, традиции в другой стране, а не влиться, прочувствовать другую культуру. Они хотят так же оставаться в своем коконе языкового, ментального комфорта, и из-за этого часто возвращаются обратно. Когда находишься в другой стране в таком пузыре, у тебя ничего не меняется. А нужно менять.
Я это видела много раз. С Китаем было что-то похожее, потому что мне в принципе не очень близок менталитет. Когда я была там первый год, было чуть проще, потому что у меня были друзья-иностранцы, которые уже жили в Китае 5-6 лет. Они были как-то между: близко ко мне и одновременно к китайцам. Они многое мне рассказывали. С китайцами я тогда практически не общалась, у меня не было друзей среди них. Когда я была в Китае второй раз, у меня уже были друзья-китайцы, которые также учились за границей. И за два года у меня не было вообще ни одного русского человека в окружении.

Мне кажется, это реально зависит от того, когда ты найдешь своих людей. В любом месте решают люди. В какой-то момент я открыла для себя фитнес-комьюнити Шанхая. В нём было много китайцев, которые там жили, работали и учились. Мы вставали в 5:30 утра, и в 6 утра в любую погоду тренировались на стадионе. Это происходило в 14 разных локациях, в комьюнити было тысячи две таких «долбанутых», как я. Мне это безумно нравилось, потому что мы в итоге не просто тренировались, а тусили, устраивали совместные вечеринки и так далее.

И когда ты находишь людей, близких тебе по духу, желательно не из твоей страны, то ситуация меняется. Я сначала думала: «Ненавижу этот Китай». А потом — что мне так не хочется покидать Шанхай.
В другой стране ты создаешь новые традиции. У тебя появляются любимые места, люди, рутина. У меня даже есть свой китайский завтрак, суп с тофу с соевым соусом — у человека, который раньше всегда ел творог, которого не существует в Китае.
Даже скучаю иногда по нему.
Гонконг
— Можешь что-нибудь рассказать про процесс поступления в зависимости от направления? Ты говорила, что в Китае запросы к поступающим выше.
— На самом деле, процесс поступления в разных странах на 80-90% идентичен.

Коротко о минимальном наборе документов:

Тебе по-любому будет нужен международно признаваемый сертификат знания иностранного языка. Без него вообще никак.
Если это магистратура в технических направлениях — скорее всего GRE. Если финансы и менеджмент, потребуется GMAT. Гуманитариям, как правило, экзамен не нужен дизайнерам, архитекторам — возможно.
Также нужны два рекомендательных письма, мотивационное письмо, заверенный диплом, выписка с оценками, финансовый план…

Начинается процесс с рекомендательных и мотивационных писем. Ты должен понимать, на что обращают внимание в каждой конкретной стране, потому что у них есть свои особенности и видение того, каких студентов они ищут. Из-за этого содержание одинаковых документов сильно меняется в зависимости от страны, университета, специальности.

В целом процесс поступления в России, скажем так, количественный: по факту важна только сумма баллов за экзамены. Твоя мотивация, резюме не играют роли, портфолио стали добавлять только недавно. Там принцип принятия решения намного более качественный. То есть баллы — хорошо; есть определенный средний балл, это, как правило, 15-20% успеха.
Мотивационные письма, волонтерство, твои стажировки, активная позиция, студсовет, пляски с бубном при полнолунии в поддержку малоимущим — это всё очень важно. Часто ребята это недооценивают. И тем, кто к нам обращается за полтора-два года до поступления, мы как раз объясняем, что им нужно добрать по каким направлениям, чтобы увеличить свои шансы.
— Насколько я понимаю, мотивационное письмо — это реально огромный пласт работы, и написать его самому, не понимая специфику конкретной страны, практически невозможно.
Из того, что мы видим, 95% — это треш. Фишка в том, что студенты, как правило, пишут сухое эссе, просто переписывая своего резюме. На самом деле этот документ должен продавать тебя.
— Мотивационное письмо — это питч, но эмоциональный. Не «здравствуйте, меня зовут Вася, я закончил университет, возьмите меня, пожалуйста, хочу зарабатывать много денег». Эмоций тут нет. Письма должны быть очень личными, персональными. У нас такого, мне кажется, нет в практике — писать подобные письма, приводить примеры вроде «я в детстве что-то увидела, у меня перевернулось всё внутри, я загорелась…» А такие личные истории трансформаций, эмоций, переживаний очень важны, они ценятся.

В мотивационном письме, по факту, три части.
1
Почему ты, а не кто-то другой
Это нужно показать. И тут ребята с нашим русским менталитетом боятся, стесняются рассказывать о своих достижениях. Это же нехорошо — хвастаться.
2
Почему эта программа, почему именно этот университет.
И если про страну ещё пишут (почему хотят в ней учиться), про университет вообще никто не говорит. Нужно что-то вроде «я лекции видел на ютубе, у вас классные программы, я общался со студентами…» Даже если ты этого не делал — придумай, это не проблема.
3
Что тебе это даст, зачем тебе это нужно
Третью часть часто упускают из виду. Классно показать, что ты будешь делать с полученными знаниями или стипендией, какой твой план на будущее. В этой финальной цели они хотят видеть что-то большое, хорошее, что ты будешь менять мир к лучшему. В медицине, искусстве, в чем-то еще. Нужен масштаб с позитивным эффектом. У нас люди так очень редко мыслят. Опять же, это особенность менталитета. Они, как правило, пишут что-то вроде: я бы хотела потом работать в немецкой компании. Ну класс!
Это действительно наша особенность — не писать про свои life changing events. Нас не учат ни презентовать, ни продавать себя, хотя по сути в этом нет ничего страшного и постыдного. В Стэнфорде, например, в кампусе есть стена, на которой написано 300 слов, которые ассоциируются со словом «change». И круто писать в мотивационном письме о том, как ты изменился, о своей трансформации.
Лайфхак: зайди на сайт университета, посмотри у них core values, ценности, и вставь эти слова в своё мотивационное письмо.
— Продолжая тему типичных ошибок, которые допускают ваши клиенты…
— Резюме тоже никто не умеет писать. Достижений мало. Очень слабое портфолио. Рекомендации — то же самое. Вообще достаточно плохо все, что связано с качественными показателями.

Часто при подаче документов бывают ошибки в грамматике английского языка. Много моментов, особенно в Германии или Скандинавии, связанных со апостилем. Из-за каких-то мелочей, формальных признаков — перевел не так, заверил не так документы — тебя могут сразу отсеять. То есть просто из-за невнимательности.
— Про типы стипендий, грантов. Какими они бывают?
— Есть два основных типа стипендий.
1
Merit-based
На основе заслуг, где ты показываешь, что у тебя высокая академическая успеваемость и другие достижения. Тебе дают стипендию, потому что ты конкурентен.
2
Need-based
Если у тебя финансовая необходимость, то есть у семьи нет денег. Они социально ориентированы. Это достаточно развито в США.
У нас в стране почему-то думают, что это то же самое, что подавать документы на визу: чем больше денег на счету, тем шансы выше. Понятно, что если у тебя стипендия покроет максимум 90% стоимости, лучше показать, что у тебя есть деньги покрыть остальные 10%. Но включать режим «бедного родственника» и говорить, что тебе нужна финансовая помощь — это можно и нужно.
У меня была история: я познакомилась в Бостоне с двумя парнями из Владивостока, подавшими заявку в один и тот же университет. Один написал, как есть: доход 75 тыс. руб./месяц. Второй указал 350 тыс., специально его завысив. Первый получил скидку 95%. А второй платил полную стоимость. Причем у второго не было такой зарплаты, просто он решил, что тут такая же логика, как в случае с визой.
Стипендии можно разделить ещё на три типа.
1
Государственные
Есть государственные стипендии, которые даются государством принимающей страны, и за них ты конкурируешь со студентами из других стран. Они самые большие и покрывают стоимость обучения и проживания. Тебе дают деньги на ежемесячной основе. Стипендии такого типа выдаются в Корее, Китае, Франции, Италии, Швеции, Финляндии, Норвегии.

Такие стипендии, как правило, не привязаны к университету. Либо для программы есть список университетов, которые в ней участвуют, либо стипендия подразумевает, что ты можешь учиться в любом университете на любой специальности, просто сначала ты подаешь документы на программу.
2
Университетские
Следующий тип — это чисто университетские стипендии. Они даются тем, кто будет учиться в конкретном университете на конкретной специальности. Они, как правило, не покрывают стоимость проживания, но компенсируют стоимость обучения в формате скидок: 25%, 50%, 75%, 100%. Это вариант Штатов, Канады, Англии, стран, куда больше всего хотят.

Все выбирают Англию и Штаты, потому что думают, что это единственные страны в мире, где можно учиться на английском языке. На самом деле у них и так все хорошо, им не нужно стимулировать поток иностранных студентов, и поэтому у них меньше всего стипендий и грантов.
3
Стипендии от внешних фондов и организаций
И третий тип — это стипендии от внешних фондов и организаций. Они достаточно точечные, как правило, направлены на конкретные направления и специальности. Например, есть стипендии Всемирного банка, организаций стран ОПЕК, Международного валютного фонда. Для них особенно подходят представители творческих специальностей и девушки.
Самые обиженные сейчас жизнью — это белые парни традиционной ориентации, экономисты. Вот тут вообще ничего не светит. Поэтому я всегда говорю, что, если вам нечего написать в своем резюме, скажите, что вы защищали права геев в Дагестане. Где-нибудь в Европе это обязательно оценят.
— Какие тенденции ты наблюдаешь за последний год, развивая свой проект?
У студентов все больше и больше, особенно в последние несколько месяцев, запросов просто уехать. Куда-нибудь, без разницы. Из серии «пора валить».
— Приходит много взрослых людей 27-36 лет, которые считают, что скоро занавес… Мне кажется, после принятия закона о суверенном интернете количество таких людей особенно сильно подскочило. Мы, кстати, хотим делать отдельное направление про переезд через образование, на это большой спрос. Это сейчас, наверно, 80% запросов.

Если говорить именно про образование: если раньше было очень много экономистов, и им было проще всего, в последние несколько месяцев большой спрос на архитекторов, дизайнеров, строителей. Творческих специальностей просто колоссальное количество. Они просто понимают, что здесь расти не могут. Мне кажется, у нас сейчас примерно 60% запросов из этого сегмента.

И ещё есть медики. Но последним сложнее всего, нужно подтверждать очень много документов. Например, им нельзя просто так поступить в ординатуру, потому что медицинские системы в странах разные.

И третья тенденция. Азия становится все более популярной, особенно бакалавриат. На самом деле, ты прямо видишь влияние корейских сериалов, моды. Серьезно говорю. У нас те, кому 20+, в Азию не особо хотят. А те, кому 15-17, мечтают туда поехать, она им нравится. Это действительно происходит через пропагандирование популярной культуры. Китай стал намного популярнее, нежели был, когда я учила китайский.
Слушать это интервью:
Аудио обработано сервисом БелаяТрость.рф.
©Rusbase, 2019
Автор: Татьяна Петрущенкова
Фото в материале предоставлены Дарьей Крошкиной



Татьяна Петрущенкова