Партнерский материал
«У edtech-стартапов не очень хорошо получается правильно идентифицировать проблемы»
21 сентября 2018



В этом году на конференции EdCrunch2018 будет представлено большое исследование российской edtech-сцены, которое команда проекта проводит совместно с международным аналитическим агентством Holon IQ. Мы не могли упустить повод сделать интервью с соучредителем Holon IQ Патриком Бразерсом.
Патрик Бразерс
Сооснователь и управляющий директор Holon IQ, Австралия
— Вы занимались инвестициями в стартапы, а сейчас исследуете рынок. Что сподвигло вас на такое горизонтальное карьерное развитие?
— Мы, Мария (Мария Спис, соучредитель и управляющий директор HolonIQ — прим. автора) и я, действительно раньше занимались инвестициями в образовательные проекты. Познакомившись с тысячами, и это не художественное преувеличение, предпринимателей, которым небезразлично будущее образования, мы поняли, что не только предприниматели, но и государственные образовательные организации, университеты, школы, IT-компании — все, кто так или иначе задействован в индустрии — испытывают острую нехватку в информации о происходящем в образовательной экосистеме. Как инвесторы, мы могли оказать содействие 10–20 организациям, что, безусловно, тоже ценно, но сейчас мы помогаем сотням и тысячам школ, университетов, стартапов.
— Не так давно вы писали, что инвестиции в EdTech за 2018 год достигнут рекордной отметки в 6 миллиардов. Наступило время по-настоящему инновационного, прогрессивного подхода к обучению, когда технологии приобретают решающее значение? Или это естественный рост рынка?
— Нет-нет, образование действительно меняется. Но как вы знаете, образование — одна из самых консервативных отраслей. У вас, русских, есть такая поговорка — долго запрягаем, быстро едем. Мы пока по-прежнему на первой стадии — вот уже 20 лет как люди работают над этим — и только начинаем разгоняться. Медленно, но верно.

Новые идеи, новые методы становятся крайне востребованными. Например, буткэмпы сейчас проводятся чуть ли не в каждой стране — и вот мы видим, как растет потребность в новых технологических навыках: UX, цифровые медиа, машинное обучение, искусственный интеллект.

Так что возвращаясь к вашему вопросу — да, это новая фаза. Больше уверенности, ресурсов, идей. Больше понимания и принятия от традиционных образовательных организаций, которые видят, что есть не только пространство для роста, но и перспективные направления развития.
— Edtech-«единороги» (компании с капитализацией свыше $1 млрд) — в чем они схожи? Или они настолько разные, что их нельзя сравнивать?
— Те 10 «единорогов», что существуют сейчас, видят свою миссию в помощи существующим образовательным организациям, в оказании поддержки учащимся в рамках этих систем. Большинство «единорогов» из Китая, три — из США, одна компания из Индии. Это огромные рынки — сотни тысяч учеников! Это тоже их объединяет.

Знаете, большинство стартапов считает необходимым выход на мировой рынок, притом с самого начала. Очевидно, что для образовательных проектов не так-то это просто: необходимо поддерживать несколько языков, да и образовательная база в разных странах очень разная. Обучение английскому — это глобальный рынок, ведь люди на всех континентах хотят знать английский.
— А может образовательный стартап не заходить на мировой рынок и ограничиться работой на рынке внутреннем?
— Среди EdTech-проектов есть и интернациональные, но все-таки большинство из них — локальные. Россия, например — огромный, самобытный рынок. Сложно придется стартапу, работающему с русским рынком, но базирующемуся не в РФ.
— То есть вы считаете, что инфраструктура рынков разнится из-за социального и культурного бэкграунда?
— Да, если это не сугубо ИТ-проект, занимающийся обучением. И не учитывать это — значит создавать себе большие проблемы. Вот почему большинство образовательных стартапов — национальные. Иногда мы думаем, что мы все одинаковые, но культурные и социальные конструкты на самом деле уникальны.
Фото: Unsplash
— EdTech оказывает влияние на глубинные изменения в развитии образования? Или стартапы просто реагируют на трудности и задачи, встающие перед образовательной системой?
— Интересная тема. Люди часто считают, что стартапы стараются найти замену существующей системе, во всяком случае, это верно для других областей. А в образовании 95% стартапов ставят целью поддержку людей в существующей системе: стартапы, где учителя делятся учебными планами, стартапы, которые работают над мэппингом учебных программ, помогают студентам найти работу, обеспечивают школу такими инструментами, как виртуальная реальность и дополненная реальность.

Что у стартапов точно не очень хорошо получается, так это правильно идентифицировать проблемы или объяснить, почему их решение стоящее. Школы и университеты — это по-прежнему довольно закрытая система. И вот к ним регулярно приходят люди из стартапов и говорят: «Я знаю, как решить вашу проблему!» А директор школы или завуч отвечает: «М-м-м, это, знаешь ли, далеко не самая серьезная наша проблема».

Что мы делаем в HolonIQ: помогаем им понять друг друга, вести продуктивный диалог. Мы говорим основателям стартапов: идите в школы, в колледжи, университеты, поговорите с директорами и ректорами. Станьте на день студентом или школьником, не надо полагаться только на свою интуицию.
— Люди, инвестирующие в EdTech, — кто они? Учителя? Аналитики? Люди бизнеса, которые стремятся заработать на индустрии?
— Выделю три типа: во-первых, учителя, которые разочаровались в текущей системе и хотят улучшений. Вторая категория – люди из IT с огромным количеством идей, как использовать современные технологии (например, блокчейн), чтобы кардинально трансформировать образование, и которые смотрят на образовательный сектор с крайним энтузиазмом: «Ого!» Но им необходим соучредитель с опытом преподавания или работы в школьной или университетской администрации. Такой соучредитель, каким Мария является для меня. И третья категория — представители бизнеса, которые решили использовать наработанный в других индустриях опыт в сфере, которая гарантирует положительный социальный эффект. Профессионалы в инвестициях, управлении бизнесом и других отраслях приходят в образовательную сферу с потрясающим набором навыков, но им тоже необходимо уделить время, чтобы понять, как все устроено на самом деле.
— Какие эксперты нужны EdTech?
— Самые разные. Нам очень нужны эксперты в образовании, а это в наши дни стало рамочным термином: среди них специалисты в таких областях, как поведенческая психология, когнитивистика, нейронауки. Нам нужны эксперты по информационным технологиям, чтобы адаптировать эти технологии под потребности образовательной сферы; специалисты по работе с детьми и по работе со взрослыми; футурологи, чтобы обозначить навыки, которые будут востребованы в будущем. И нам нужны эксперты по инновациям и управлению изменениями, специалисты, которые работают в образовательных учреждениях, которые разработают стратегию изменений, такую, которая откроет им дверь в будущее.
— Образование всегда было консервативным и устойчивым социальным институтом, который государство тщательно защищает. Насколько сильно государство влияет на развитие рынка образовательных технологий и на внедрение и распространение решений EdTech?
— Интересную область вы затронули: многие индустрии, как считается, находятся под контролем государства: здоровье, транспорт, инфраструктура и, наконец, образование. Постепенно ими начинает заниматься частный сектор, оказывая всестороннюю поддержку. В некоторых странах негосударственные экосистемы и институты в этих областях не только процветают, но и оказывают позитивное влияние на государство. Но крайне важно, чтобы государство успевало отвечать на эти изменения, обеспечивая и доступность, и качество обучения.
— К вопросу о качестве — Holon IQ и EdCrunch провели беспрецедентное качественное исследование Edtech в России. Что это за проект?
— «Глобальный образовательный ландшафт-2019» (Global Education Landscape-2019) — это созданный нами opensource-проект по классификации и систематизации данных. Мы выделили 50 кластеров в образовательном ландшафте: от когнитивистики, исследований, вплоть до отделов кадров. Мы связались с более чем 300 образовательными проектами, соотнося их с этими кластерами.

В Москве на EdCrunch мы представим публике этот ландшафт и примеры, которые мы нашли на российском образовательном рынке. В перспективе еще сотни и сотни стартапов станут частью глобального образовательного ландшафта и получат возможность сотрудничать с экспертами, то есть проект будет набирать обороты. И знаете, кажется, что 50 — это внушительная цифра, но на самом деле, этого недостаточно. В 2019 году мы будем работать над подразделением кластеров на микрокластеры, общим числом больше 300.

Это действительно уникальный проект. Мы перевели все материалы на русский язык и хотим, чтобы ими воспользовалось как можно больше людей. Причем наша цель также состоит в том, чтобы показать миру, чего Россия добилась с точки зрения использования инновационных технологий в образовании; чтобы российские специалисты смогли заявить о себе, потому что мы увидели совершенно гениальные идеи. Надо сказать, ваши соотечественники этого не осознают. Они больше увлечены тем, что происходит за границей и негативно настроены по поводу инициатив, возникающих в РФ. Но большое видится на расстоянии, и вот приходим мы и говорим: «Да нет же! Россия — просто находка с точки зрения технологий!» И мы надеемся, что благодаря нашему проекту это поймут и в России, и во всем мире.
©Rusbase, 2018
Автор: Юлия Лукашина
Фото на обложке: Unsplash
Людмила Чумак

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.