Rusbase
Чума Вечеринка («Луи Вагон») – о YouTube-карьере и работе с большими брендами
«Хейт я обожяю, потому что из него всегда можно вытащить юмор».



28 августа 2019




«Как к тебе обращаться? Даша? Иногда буду "китька", но енто случайно», – говорит Чума Вечеринка и громко смеется, точь-в-точь как в своих видео на YouTube-канале о моде «Луи Вагон». Сейчас на него подписаны больше 400 000 человек. Непосредственная манера общения и причудливый язык Чумы (сохранен в интервью) – легкая мишень для травли в интернете, но они же принесли ей популярность. В 2014 году студенткой первого курса журфака она вела рубрику «Поймать звезду» на «Пятом канале», где бегала за актерами и задавала им вопросы телезрителей. Сейчас Чума – продюсер, сценарист и ведущая «Луи Вагона», а по собственному определению – «шмоткесса». С ней рады сотрудничать крупные компании – от МТС до Adidas, а реклама в ее соцсетях обойдется дороже, чем у многих блогеров с миллионами подписчиков. Чума рассказала, как правильно использовать свою индивидуальность, на какие российские бренды обратить внимание и почему глянцевые журналы отстают от трендов.
Зачем Чума училась на историка моды и как попала в медиа
Чума Вечеринка
– Ты училась на историка моды в Питере, а до этого получала другое образование. Как ты выбирала, куда поступать и чем заниматься?

– Изначально я училась в физико-математическом классе, потом поступила в эколого-биологический лицей, а там подружилась с самым крутым учителем литературы, чтобы потом поступить на актерский. Но делать ентого не стала – осознала, что тогда четыре года не смогу зарабатывать, и пошла на журфак. Его я бросила на втором курсе, потому что на первом у меня уже появилось свое шоу. Все было замечательно-великолепно, а значит пора получать образование для себя, чтобы расширять свой роскошный кругозор. Чтобы мне говорили, какие книги читать, что и где почерпнуть. Тогда я поступила на заочку на историка моды и искусств.
Мне никто не помогал, не пропихивал. Я просто всегда была такой: «А давайте я!».
– Ты закончила вуз?

– Сейчас все заморожено, потому что у меня нет времени. Надеюсь, что меня не отчислили. А кто знает? У меня сейчас состояние «халда». Но учиться – енто роскошно. На первом-втором курсах тебе дают карточки, говорят: «Вот енто Испания XVI века, а енто – Италия XVII века, срочно скажите нам, где что». А ты по всяким там манжетикам-манишкам-воротничкам распознаешь. Сноровке учишься. Сейчас я стала увлекаться распознаванием фейк – не фейк, а раньше была легит-чекером (legit check – проверка вещей на подлинность. – Прим. Rusbase) средневековским! Порой даже смотришь картину роскошную и тебе не нужно читать годы создания, потому что сразу понимаешь по одежде.

Я вообще всегда радею, ежели выбирать гуманитарное образование, треба идти на историка или, например, лингвиста. Енто приятные знания и кладезь для шуток, юмор же развивается за счет интеллекта.

– Как ты на первом курсе оказалась ведущей шоу на телевидении?

– Я попала очень круто… Мы, кстати, командой получили «Тэфи» за енто шоу. Сразу скажу, что мне никто не помогал, не пропихивал. Я просто всегда была такой: «А давайте я!».

– У тебя столько энергии.

– Перебор. А ведь я за ЗОЖ. Меня часто обвиняют, что я на ускорителях. Нет, я просто не знаю, куда энергию девать.

– Ты с 14 лет мечтала попасть в медиа. Почему? В детскую школу журналистики ходила?

– А ты осведомлена! Моя маман с детства про меня говорила: «Артистка!». Если тебя сызмальства таким потчуют, то потом что? Тебе нужно себя показывать. Тогда я жила на берегах Белого моря в месте, где единственный способ енто сделать – пойти в какое-то медиа. Не было ничего, связанного с актерской деятельностью. Только мелкие детские роли, но они у всех были. Самое прикольное, когда я играла Пьеро в спектакле и пела: «Увы, меня зовут Пьеро, в глазах моих всегда мокро». А я же такая веселушка-симпампушка. В общем, все из детства. Если у тебя столько энергии, то либо ты занимаешься чем-то незаконным, либо идешь в артисты.
Чумой меня звали сызмальства, с семи годочков, енто была какая-то поведенческая характеристика.
«Постепенно ты встречаешь людей, с которыми все чикос»
– Как ты собирала команду «Луи Вагона»?

– Мы собрались все сами замечательно. Первый выпуск мы снимали не с Женькой – моим нынешним оператором, а второй уже с Женькой, и потом снова с Женькой... Постепенно ты встречаешь людей, с которыми все чикос, тебе с ними комфортно, классно, и вы вместе генерируете идеи!

– Ты и сценарист, и продюсер, и ведущая, то есть все держится на тебе?

– Я считаю, что ты можешь что угодно накреативить-придумать, но у меня есть мои пацаны, как без них. Правда, еще есть Настечка, прекрасный организатор.

– Почему именно Чума Вечеринка? Читала, что Чумой тебя в детстве называли, это правда?

– Да, Чумой меня звали сызмальства, с семи годочков, енто была какая-то поведенческая характеристика. До седьмого классе я думала: «О боже мой!». А потом решила, что вроде и прикольно. И меня уже и сестры так стали называть. А Вечеринка, потому что мне устраивали день рожденьице, хотели как-то назвать вечеринку, и друг мне сказал: «Ты сама такая дикая, как вечеринка. Давай назовем "Чума Вечеринка"». Назвали в итоге не так, а логотип и все таковское осталось. В итоге енто был первый логотип моего телеграм-канала «ЧУМА_VECHERINKA». Так Вечеринка стала фамилией.

– Ты правда поменяла имя и фамилию?

– В некоторых документах правда пишут «Чума Вечеринка», вот у меня, например, пропуск в музей «Гараж» и даже банковская карточка. Знаешь, енто состояние Покрас Лампас. Всегда забавно, когда представители разных компаний мне пишут и называют Викторией, Вероникой, Анастасией. Окей, но мне максимально комфортно, когда мне пишут «Чума». Наверное, к ентому не все еще привыкли, но я приучаю.

– Ты сотрудничаешь с большими брендами, как они относятся к тому, что ты их просишь называть себя Чумой Вечеринкой?

– Да мы уже договорились с ними. Все хорошо.
Сама я просто образец пост-иронии и мета-юмора.

– Под твоими первыми видео очень много негативных комментариев от том, как ты разговариваешь, сейчас гораздо меньше – почему?

– Да все они сохранились. Просто теперь есть еще моя аудитория, мои китюлечки-барабулечки, мои китюлечки-палтусики. Есть такая тема: что-то кому-то не нравится, а он все равно смотрит. Или сначала не нравится, а потом пишет: «Я подсел». Но хейт я обожаю, потому что из него всегда можно вытащить юмор. Как бы у меня появилась футболка «Колхозник», ежели бы меня так не называли? Я же шарю во всем, всегда могу нарядиться роскошно, вот сегодня наряжала одну девчонку – нет вопросов, все элегантно. Но сама я просто образец пост-иронии и мета-юмора.

– То есть у тебя никогда не было комплексов?

– Конечно. Потому что в свое время я ощутила полную свободу.

– Было такое, что ты, например, снимаешься в рекламе, и тебе просят не говорить так, как ты обычно это делаешь? С «китюличками-барабулечками».

– Бывало, что в интервью мою речь переписывали. Я писала им: «Ну ребята». А они: «Мы не можем так выпустить».
Почему взлетел «Луи Вагон»
– Формат, когда ты подходишь к людям и спрашиваешь, что на них надето и сколько это стоит, существовал еще до «Луи Вагона». Почему именно у тебя он взлетел?

– Изначально формат «How much» появился за рубежом, но он был грустный. К людям подходили, узнавали что-как, какой ценник, уходили. Когда я на енто смотрела, думала: «А как же раскрыть персонажа? А почему на нем енто? Откуда он енто взял? Сам купил, а как заработал?». Я решила, что надо делать по-своему, вдохнуть жизнь.

Потом в России был Колян Питерский, который снимал похожий формат. Причем, пришел во все енто случайно, поэтому не делал разбор стилистенто.

А сейчас есть много тех, кто делает что-то похожее. Но здесь же важна персона. Дело не только во мне, а в том, что я показываю интересных персонажей. Плюс мы в «Луи Вагоне» несем определенные идеи: осознанное потребление, на что стоит тратиться, на что – нет. Толика пафоса, но енто так. Причем, енто может выражаться не токмо в основном интервью, но и в том, какую мы графику делаем, как все подписываем.

– А персонажи твоих видео после съемок часто пишут: «Что это такое, убери меня из видео»?

– У меня сегодня как раз был такой случай. Девочка, которую мы записывали, попросила не ставить ценники. Я пообещала, что я не буду. Я – честный человек! Но посмотри, как я из ентого вывернулась. (В видео вместо итогового ценника появилась надпись «Енто цена квартиры в Самарской области». – Прим. Rusbase). Меня просили называть – я не называю.

– В видео ты часто обращаешь внимание на российские бренды. Какие тебе самой нравятся?

– Соль в том, что есть разные категории дезигнеров. Есть очень крутая Lesya Nebo, чьи костюмы носит Хадид (Джиджи Хадид – американская модель. – Прим. Rusbase). Енто роскошь-пиршество. Есть ребята, которые стритвир делают. «Волчок» – молодцы, им западные ребята предлагает сотрудничество. Васька (Василий Волчок – основатель бренда «Волчок». – Прим. Rusbase), мое почтение. Мы знакомы, он замечательный персонаж. Есть бренды, которые токмо появились. Liars Collective, например. Чувак может делать очень простые вещи с надписью Liars, но очень классно, брелочки, тарелочки, то есть айтемы. «Кружок» молодцы, еще есть разные творческие группировки. Все енто нельзя вместе мешать. Но то, что у нас дофига всего своего крутого, просто нужно в ентом разбираться. Ежели у вас нет времени – я все вам расскажу.

– Говорят, что поколения Y и Z привлекают очень разные вещи. Даже в инстаграме бренды для миллениалов публикуют прилизанные, пастельные фотографии с кучей фильтров, а для центиниалов – без фильтров и у мусорки…

– Ой, енто все меняется каждые две недели. Тенденции – енто не возрастная штука и поэтому «маркетинг для подростков» не работает. Есть герои поколения – енто факт. Хочется верить, что моя аудитория – студенты, но вдруг ко мне подходит мужчина 50 лет и говорит, что он меня смотрит, обожает и подсадил свою дочь. Я точно знаю, что меня не смотрят маленькие школьники, потому что им сложно воспринимать то, як я выражаюсь.
Как запустить успешный YouTube-канал
– Ты и сценарист, и продюсер – у тебя есть желание получить дополнительное образование по этим направлениям?

– У меня была просто практика жизни. Я работала в диджитале и сценаристом, и продюсером интернет-проектов, еще до своих. Мы создавали очень крутые шоу в 2016 и 2017 годах с тогда известными блогерами на ютубе. Я выступала и режиссером, и сценаристом, и продюсером, а еще потом я работала на стороне клиента, так что знаю, что сами бренды любят–не любят.

– То есть если ты хочешь запустить ютуб-канал, нужно сначала развить все эти навыки на практике?

– Я вообще верю в команду и люблю говорить «мы», а не «я». Потому что я осознаю – я все накреативила, но потом мне Женька все снял, с Ванькой мы смонтировали, Алешка придумал офигенную графику – мы вместе в одной в связке. Поэтому очень классно, когда вы находите своих ребят, у которых нет амбиции быть в кадре и которые красавцы в своих видах деятельности. А еще в голове должен быть постоянный креатив.

– Сейчас есть исследования о том, кем хотят стать дети. Очень многие – блогерами, потому считают, что это легкий способ заработать и получать подарки от брендов. Для тебя это было мотивацией?

– Да все не станут, енто все неправда. Есть люди, которым неинтересно быть в кадре. В детстве все раньше хотели быть космонавтами, актерами, сейчас – блогерами. Но потом ты вдруг начинаешь увлекаться биологией и думаешь: «А хромосомы-то – какая приколюха!».

Когда я начинала, не осознавала, как буду работать с брендами. Но выстроила свою позицию на рынке. То есть я не буду рекламировать сайт с дешевой китайской одеждой. Кстати, помню свою первую коллабу – с корейским брендом D.O.T.127, который продается в Aizel.

Есть еще приколюха – иногда я о чем-то рассказываю не потому что мне заплатили. Если я искренне поддерживаю, мне плевать, заработаю ли я свои деньги – енто все блажь.
Ежели ты создаешь что-то креативное, тебя никогда не должны волновать деньги – они придут.
– А как ты назначаешь цену за рекламу?

– Ой, всегда не люблю енто. Каждый человек сам себя оценивает, есть девочки, у которых миллионы подписоты, а они ставят ценники ниже, чем я. Когда ты приходишь на работу, тебе спрашивают: «Сколько вы хотите?» Здесь то же самое – либо продешевишь, либо продорожишь.

– Но ты лучше «продорожишь»?

– Да нет, я объективна. Когда ко мне приходят, я всегда показываю смету. Есть проекты, после которых я команде платила, а сама ничего не брала. Енто не значит, что я сижу–бедствую, нет, все замечательно. Ежели ты создаешь что-то креативное, тебя никогда не должны волновать деньги – они придут.
«Есть в глянце люди, которые снисходительно ко мне относились»
– Ты говорила, что собираешься развивать бренд Чумы Вечеринки. Что это значит?

– Смотри, «Луи Вагон» – енто отдельный проект. Он может изменяться, закрываться, открываться заново и так далее. А развитие Чумы Вечеринки происходит в разных ипостасях: как коллабы, так и другие проекты. Меня можно воспринимать как СМИ – у меня есть своя команда, в ней могут прибавляться-убавляться люди, у меня есть телеграм-канал.

– Как ты думаешь, глянцевые издания еще долго проживут? Сейчас есть ты, блогеры, современные онлайн-издания о моде.

– Мы с глянцем в разных ипостасях. Уже говорила. что у меня с глянцем был эпизод, когда не признали мою речь. Я знаю, есть в глянце люди, которые снисходительно ко мне относились. Не знаю, як сейчас. Конечно, бумагу когда-то закроют, енто произойдет при нас, и все замечательно с этим. Но с чего глянцу умирать? Енто же роскошная жизнь. Просто глянец будет видоизменяться, выходить в молодняки.

– А рекламодатели глянца уже уходят к тебе.


– Если эти издания будут видоизменяться и становиться ближе к ютуберской стезе, а не просто красивишно-элегантно и «а что в моей сумке?», то все будет у них хорошо. Но они все же будут запаздывать.
©Rusbase, 2019
Автор: Дарья Кушнир
Фото к материалу: Даниил Примак для Rusbase
Благодарим магазин Aizel за локацию для съемок


Дарья Кушнир