Интервью

«На русскую аудиторию я не работаю из-за негатива». Как подросток с Камчатки стал звездой Гонконга и запустил свой бренд

Интервью
Дарья Кушнир
Дарья Кушнир

Редактор

Дарья Кушнир

В 18 лет Артем Аншелес оказался без денег и оконченного высшего образования в одном из самых дорогих городов мира – Гонконге. Он мог вернуться к маме в Россию, но решил бороться – работать и учить местный язык. Прошло всего четыре года, и сейчас Артем – популярный гонконгский телеведущий, он отлично знает кантонский язык, рекламирует Samsung, Calvin Klein и Chanel, а четыре месяца назад запустил свой бренд украшений. Артем рассказал, как выучил один из самых сложных языков мира за короткий срок, справился с культурным шоком, добился успеха в незнакомой стране и почему не хочет работать на российскую аудиторию.

«На русскую аудиторию я не работаю из-за негатива». Как подросток с Камчатки стал звездой Гонконга и запустил свой бренд

Слушать это интервью:

Аудио обработано сервисом БелаяТрость.рф.


–  Почему ты переехал в Гонконг? 

–  Я приехал в Гонконг, когда мне было 17, это было в 2013 году. Я родился на Камчатке, в четыре года моя семья переехала в Москву, а когда мне было 10–11 лет, я перешел в школу на Кипре. Переехал в Гонконг, чтобы учиться продуктовому дизайну в университете. Через полтора года решил бросить, потому что в семье случились неприятности, и больше никто не мог спонсировать мое обучение. Потом мне был нужен быстрый способ зарабатывать деньги, и я пошел в модельный бизнес.

Работал моделью, но понимал, что ничего особенного не получается, поэтому решил потратить заработанные деньги на изучение кантонского – это диалект китайского языка.

Его мало кто учит, на нем говорят меньше людей и он сложнее, поэтому мандарин популярнее. Я выбрал кантонский, потому что думал, что от него будет больше толку. За год я его выучил, и на меня наткнулись люди, которые снимали телевизионное шоу, так в 2016 году я начал работать на телевидении.

– В чем особенность кантонского языка?

– Кантонский – это традиционный китайский язык, который впоследствии упростили и сделали из него мандарин. В мандарине всего четыре тона –  одно слово может значить четыре разных вещи в зависимости от того, как высоко или низко ты его произносишь и как ставишь ударение. А в кантонском девять тонов и иероглифы запутаннее. 

– Как тебя заметили? Решающим фактором было твое владение языком? 

– Случайно, продюсеры шоу как раз искали людей с иностранной внешностью, которые говорят по-кантонски, для детской программы. В ней было несколько ведущих-иностранцев. Из иностранцев чаще всего на этом диалекте говорят индусы, пакистанцы. А вот европейской внешности вообще никого не было. 

В меня быстро вцепились, хотя тогда мой кантонский был абсолютно не телевизионный, я еле говорил, мог только заказать еду.

Пришлось за полгода его прокачать – на телевидение важно быстро реагировать на происходящее, а для этого – хорошо знать язык. Поэтому я полгода работал в ресторане, чтобы его подучить. Через полгода на съемках все были удивлены моему уровню, я стал самым популярным ведущим этого шоу, и меня начали приглашать на другие.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от 俄仔 Ansheles (@ansheles_artem)

– Как у тебя получилось так быстро выучить очень сложный язык? 

– У меня был годовой курс интенсивного изучения языка. Причем покупал я групповой курс – он дешевле, но он превратился в индивидуальный – весь энтузиазм одногруппников быстро улетучился. Мне повезло. Моя стратегия изучения – постоянно записывать каждый день абсолютно все, что я слышал, и читать это перед сном.

– Можешь дать совет людям, которые хотят учить этот язык? Кстати, ты его учил на английском? 

– Да, на английском. Вообще лучшая стратегия – когда тебя просто окунают в язык и ты должен находить способы понимать и адаптироваться. У многих нет возможности взять и уехать в страну, чтобы полностью погрузиться в язык, но если она есть – это стоит сделать. 

Еще очень хорошая стратегия, по которой очень много моих друзей и я сам учили язык – смотреть какие-то шоу на этом языке. Сначала, конечно, ничего не понимаешь, как дебил смотришь, но потом слова начинают откладываться. 

– Чем тебе запомнился твой первый опыт работы на китайском шоу, испытал культурный шок?

– Меня вообще все шокировало. Во-первых, дети – это просто какие-то роботы. Ты нажимаешь кнопку – и они идут куда тебе надо, все слушаются и все делают. Оказалось, усмирять никого не надо, только если меня. Но в такой послушности и скромности есть свой минус – никакого шоу из них особо не вытащишь, интересную реакцию на камеру не получишь.  

Сначала они очень меня боялись, потому что они таких лиц, говорящих на их языке, не видели, плюс у меня был сильный акцент. Бывало, что я пытался им что-то объяснить, а они хлопали глазами и ничего не понимали. Но потом начали медленно находить общий язык.

Второе шоу, на которое меня позвали соведущим в начале 2017 года, было женским. В каждом эпизоде участвовали четыре девушки и я. Они разговаривали о разных вещах: о любви или о мейкапе и т.д., а я делился своими взглядами на эти темы. Оказалось, что это еще хуже, чем детское шоу. Девушки говорили намного запутаннее и быстрее, сначала я сидел и, как те дети, хлопал глазами, не понимая, что происходило. Съемки были не так часто, и я начал снимать видео. Одно «бомбануло», и все закрутилось.

– Какое видео «бомбануло», почему это произошло?

– Сначала я снял видео, которое, как я думал, будет безумно популярно. Для него я выучил сцену из знаменитого мультика в Гонконге, в котором официант перечисляет все меню. В нем безумно много названий местных блюд, я полгода их учил. Думал – видео бомбанет, потому что здесь очень любят, когда кто-то с моей внешностью разговаривает по-кантонски, уважают, что иностранец выучил язык. А в итоге два года назад «бомбануло» совсем другое видео, для которого мне вообще ничего не надо было делать – мы с мамой пили китайский чай. Об этом ролике начали писать в газетах, меня стали узнавать на улицах, приглашать сниматься в рекламе, и с тех пор все завертелось в нужном направлении. 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от 俄仔 Ansheles (@ansheles_artem)

– А почему именно это видео? В чем его фишка?

– Потому что говорю на местном языке, но есть еще одна фишка. Местные здесь часто лечатся натуральными продуктами, чаем. Этот чай здесь можно купить на любом углу, как шаурму в России. У тебя болит горло – ты пьешь один чай, болит живот – другой чай. Для них это очень повседневная вещь, они совсем не думают о том, насколько отвратительны на вкус эти чаи. А я записал нашу с мамой реакцию на этот чай, она эмоционально кричала и плевалась, что для местных было непонятно и смешно.  

– Как это видео изменило твою карьеру?

–  Меня начали находить большие бренды и предлагать сняться в их рекламе: Samsung, M&M’s, Calvin Klein, Coach, Chanel. У меня появилось свое шоу на телевидении – про то, как я возвращаюсь в Россию. Тогда был Чемпионат мира по футболу, и телеканал решил снять, как в приезжаю домой, показываю, где вырос, учился и так далее. Снимали в Казани, в Москве и в Сочи. Интересно, что  после этого меня стали узнавать люди в России, например, недавно я встречался с Еленой Летучей, она сюда прилетала. 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от 俄仔 Ansheles (@ansheles_artem)

– Да, видела в ее инстаграме рекламу твоего бренда.

– Они снимали программу в Азии и решили прилететь в Гонконг, потому что услышали мою историю и тоже захотели познакомиться и снять.

Я был безумным поклонником Летучей, поэтому, когда мне сказали, что ко мне летит Летучая, я улетучился. Я был просто в восторге, это для меня был триумф.

– Как вы общались? Что ты ей рассказывал?

– Когда я ее увидел, у меня случился мини-приступ. Я же смотрел все ее шоу, а здесь она прилетели ко мне и что-то спрашивает. Было безумно приятно. А еще я привык работать на кантонском языке, а тут пришлось по-русски говорить, оказалось, что переключаться довольно трудно. 

– А что происходит, когда ты переходишь с одного языка на другой?

– Мне кажется, характер меняется. Я говорю на английском, греческом, кантонском и мандарине, в каждом языке есть свой характер. 

– Что ты имеешь в виду?

– Манера того, как ты говоришь меняется, и поведение тоже. Несмотря на то, что я русский, мне гораздо удобнее говорить на английском, поэтому на английском у меня сильный характер. А когда я перехожу на кантонский, он становится милее – я нахватался всяких слов и манер на детском и женском шоу. 

– У тебя появились близкие знакомые, друзья из местных в Гонконге?

– В основном я общаюсь с местными, потому что я не вижу смысла переезжать в другую страну и общаться с русскими или, например, киприотами. Я всегда стремлюсь узнать местную культуру, местный язык, и погрузиться в них. Несмотря на то, что я говорю на кантонском абсолютно свободно, если я буду долго общаться только на английском языке, то начну забывать кантонский.

– В чем особенность китайских соцсетей? Какие здесь есть тренды?

– Недавно я сделал ASMR-видео, потому что думал, что этот формат все знают. А оказалось, что кантонская аудитория его вообще не воспринимает.  Большинство комментариев было: «Что происходит, почему ты шепчешь?» Многое из того, что работает в России и за рубежом, абсолютно не работает в Гонконге или в Китае. Здесь нет фейсбука и инстаграма, зато очень популярен TikTok – соцсеть с короткими видео. Местные очень любят смотреть абсолютно беспонтовые видео, где кто-то непонятно танцует. Даже после нескольких лет жизни здесь я не могу понять, почему им это нравится.

– Недавно ты запустил ювелирный бренд. Как возникла идея и когда ты начал ее реализовывать?

– Я все-таки приехал в Гонконг учиться продуктовому дизайну – с детства рисую, рано начал интересоваться иллюстрацией, дизайном. Несмотря на работу на телевидении, я всегда продолжал этим заниматься – делал графику, анимацию для своего YouTube-канала и инстаграма. 

Мне всегда хотелось начать свой бизнес, но не было идеи. А в прошлом году я собирался на съемку, мне не хватало аксессуара для завершения образа, и я положил карандаш за ухо. Подумал: «Блин, а почему нет такого аксессуара?». Тем более сейчас очень популярны бренды вроде Balenciaga, у которых обычные вещи становятся аксессуаром. В конце февраля 2019 года я выпустил первую коллекцию. У меня почти сразу ее раскупили, в основном люди из США и России, хотя я планировал продукт для местного рынка. У меня есть разные модели: сигарета, карандаш, ручка, гвоздь.  Я зарегистрировал права на свои дизайны. Это проект, которым я безумно горжусь.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от EARON® (@official_earon)

– Насколько сложно открыть бизнес в Гонконге с юридической стороны?

– Как раз в Гонконге с этим все проще, потому что это как бы офшор. Во-первых, есть очень большое количество компаний, которые могут тебе помочь с документами. У меня не было времени самому возиться с этим и я нашел фирму, которая открывает компании иностранцам в Гонконге. Процесс быстрый – 2-3 дня. 

– А сколько это стоит? 

– Где-то 1000 евро. Я не буду точно говорить, потому что не помню.

– Как ты находил подрядчиков? Тебе тоже с этим помогла компания?

– Мне повезло, что я нахожусь в Китае, потому что все производства рядом. Также я знаю язык и мне проще разговаривать с их представителями. Плюс – я работаю на телевидении, встречаю очень много людей из разных сфер, у меня много связей.

Когда я начал делать этот бренд, в Гуанчжоу проходила Canton Fair – одна из самых больших выставок в мире для поставщиков. Например, туда можно приехать с $5000 и начать бизнес с нуля. Там есть абсолютно все – от игрушек до косметики. Ты приезжаешь, находишь подходящий завод, поставщиков, логистическую компанию и так далее. 

– Как сейчас развивается твой бизнес, как ты его продвигаешь? 

– За почти три года работы на телевидении я познакомился с большим количеством местных звезд, некоторым из них я прислал свою продукцию, и они разместили с ней посты в соцсетях. Кстати, я послал свои аксессуары Лене Летучей, потому что хотел, чтобы они у нее были, а она сделала пост. Это было очень приятным сюрпризом. Пока двигаю все своими силами и связями, иногда делаю рекламу. 

– Какие у тебя ближайшие финансовые и другие цели в развитии своего дела?

– Если честно, я не ожидал, что все будет так хорошо продаваться. Я надеялся, но не ожидал и оказался к этому не готов. Сейчас в производстве много продукции, потому что мне нужен запас. Также я придумываю новые модели. Например, завтра ко мне приедут 10 новых на тест. Планирую снять офис, потому что пока я работаю в своей съемной квартире-студии, и нанять сотрудников. 

– Сколько аксессуаров ты уже продал? Я зашла на сайт, и там все out of stock.

– Первую партию в тысячу экземпляров, всего было пять моделей. Мне казалось, что это очень много, а в итоге не хватило. Проекту всего три месяца, и сейчас я работаю над ошибками.

–  Как твоя мама отнеслась к тому, что ты стал такой звездой Гонконга? Она этого ожидала?

– На самом деле звездой стала мама, потому что именно ее реакция так всем понравилась. Но поняла она это, когда прилетела через полгода, к ней постоянно все подходили, фотографировались. Она довольна, потому что мечтала быть актрисой. Начала просить свою долю. А про мои аксессуары мама сказала, что фигня – лучше не выпускай. Оказалось, мама не права.

Но сейчас она очень довольна, ей все нравится. Говорит: «Ну извини, я не очень понимаю в таких вещах. Сейчас вижу, что людям нравится. Самое главное, чтобы тебе нравилось и людям нравилось».

– У тебя были мысли переехать куда-нибудь из Гонконга?

– В следующем месяце я первый раз еду в Америку, в Лос-Анджелес. Я надеюсь, что мне не понравится. Потому что, когда мне что-то нравится, я могу туда рвануть, все забыть и всех оставить. 

Я построил здесь, честно говоря, безумную карьеру за очень короткое время. Сейчас я могу жить абсолютно спокойно, но хочу развиваться, поэтому начал петь, запустил линейку аксессуаров и так далее. Я понимаю, что начинаю вырастать из Гонконга. Но пока что остаюсь здесь, посмотрим, что будет.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от 俄仔 Ansheles (@ansheles_artem)

– Ты рассказал почти сказку, но вряд ли все было гладко. С какими самыми большими трудностями ты сталкивался?

– Трудностей было очень много. Это всегда так, когда иностранец живет за границей. Одна большая проблема, с которой я сталкиваюсь каждый год – виза. Несколько лет назад мне приходилось искать абсолютно любые методы, чтобы остаться, жить тут. 

Еще в визе прописаны ограничения – сколько и что ты можешь сделать. Если ты учишься, ты не можешь работать. Если ты работаешь, ты можешь работать только на одного человека. Ты постоянно в чем-то ограничен. 

На телевидении самой большой проблемой был язык, и мне приходилось бороться с людьми, которые претендуют на то же место, но говорят свободно. Мне нужно было придумать, как их обойти – быть смешнее, реагировать быстрее, правильнее и так далее. Пришлось всему учиться. 

Еще у меня был случай, когда я снимал рекламу для банка. Мне дали все эти банковские термины, сказали: «Рассказывай, как пользоваться нашими сервисами». А я ни одного слова понять не могу. Говорю и не понимаю, что говорю. А они мне: «Не так, акцент не тот, не так». Мы снимали 12 часов. Было очень много языковых, культурных барьеров. Но эти барьеры учили меня прыгать выше или бить сильнее. 

– Почему ты не делаешь контент для российской аудитории?

– Я снял одно или два видео на русском, где местные пробуют русскую еду. Там столько негативных комментариев, что я даже их не смотрю. На русскую аудиторию я не работаю из-за негатива. 

Есть предложения работать с российскими компаниями, но у меня уже были неприятные инциденты.

Пару лет назад я предложил снять видео владельцу русского супермаркета в Гонконге, в котором я бы угощал местных детей его продукцией. Он согласился, ему все понравилось, я снял видео. Цена была очень маленькая –  $300. Он отказался мне платить. А сейчас у этого видео около миллиона просмотров. Я, конечно, вырезал все упоминания магазина. Он упустил такой шанс... Кстати, магазин уже закрылся. Но неприятное ощущение осталось. 

– А что тебе помогло преодолеть все трудности?

– Оптимизм, если честно. После ухода из университета я мог спокойно отказаться от жизни в Гонконге и вернуться домой, не платить аренду. А она в Гонконге одна из самых дорогих в мире. Здесь 20 квадратных метров стоят $1500. Это нереально дорогое место, здесь трудно выживать, особенно, когда у тебя нет никакого образования. Но я решил чего-то добиваться и зависеть только от себя. И когда зависишь только от себя, ты вынужден что-то делать. 


Материалы по теме:

В чем ошибаются родители молодого предпринимателя и как с этим справляться обеим сторонам

«Зашивать раны можно и дома за чайком». Виктория Сбитякова – о своем бизнесе на тренажерах для хирургов Suture Pad

«Жалею, что не начал бизнес на первом курсе». Как Ким Санжиев в 23 года основал fashion-стартап

«Студенты всё чаще хотят просто уехать». Основательница StudyFree об образовании за рубежом

Как за два года я прошел путь от девятиклассника до востребованного веб-разработчика

Фото: Elle HK

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

11 августа 2020

ArtMasters

13 августа 2020

Pulkovo.Hack

18 августа 2020

Rusbase Young Awards