Rusbase
«Наша перчатка доступнее и эффективнее, чем строительство клиник»
Как перчатка виртуальной реальности помогает восстанавливаться после инсульта



5 декабря 2018




Медицина считается одной из самых перспективных областей для применения VR-технологий. Предприниматели Андрей Камоцкий и Артем Бадюков знают об этом не понаслышке: сначала они долго работали в IT, потом увлеклись виртуальной реальностью, а после создания перчатки-прототипа решили пойти в медтех и запустили проект SensoRehab. Сейчас девайс используется для реабилитации пациентов после инсульта и стоит дешевле зарубежных аналогов.
Отвечает за развитие проекта и продажи. Предприниматель со стажем более 15 лет. Специалист в построении и масштабировании b2c-бизнесов и GR.
Артем Бадюков
Руководитель и сооснователь SensoRehab
Отвечает за стратегическое развитие и продукт. Имеет 14-летний бэкграунд в области IT: разработка мобильных приложений, социальная сеть Galaxy, проект Systematics.
Андрей Камоцкий
Сооснователь SensoRehab
Зачем компания пошла из VR в MedTech
— У вас уже есть успешные разработки в сфере IT. Почему решили пойти в MedTech?

Андрей: Проект SensoRehab мы относим больше к IT, чем к медтеху, так как в его основе лежат IT-разработки, которые используются и со стороны «железа», и со стороны софта.

Пару лет назад мы обратили внимание на растущий рынок VR. На наш взгляд, там не хватало интерактива между реальными и виртуальными объектами. Захотелось создать что-то, что переносило бы реальные действия в виртуальную плоскость.

Мы понимали, что медицина — это большой и перспективный рынок для применения VR. В результате появилась компания Senso Inc. и проект «Перчатка виртуальной реальности».
Примерно в это же время мы познакомились с нашими партнерами — группой врачей-неврологов из Союза реабилитологов России во главе с профессором Семеном Прокопенко. Они подсказали, как можно применять перчатку в медицине, используя их подтвержденную методику, и чего им как специалистам не хватает в этом направлении.

Перчатка SensoRehab

«
В мире ежегодно фиксируется 15 млн инсультов. Это вторая по распространенности причина смерти и инвалидности людей — 5 млн человек умирают от инсульта, еще 5 млн становятся инвалидами.

В России каждый год случается 450 тысяч инсультов. Около трети из них заканчиваются летальным исходом. 70% пациентов, выживших после инсульта, становятся инвалидами, 20% из них требуют постоянного ухода. У нас в стране действует 609 сосудистых центров, куда человек должен попасть при инсульте, там же он может пройти раннюю реабилитацию.

Статистика подготовлена фондом по борьбе с инсультом ОРБИ

»
Артем: В этом проекте для нас большую роль играет и социальная составляющая. Инсульт — мировая проблема. Болезнь «молодеет»: уже мы с вами входим в группу риска.

Одна из наиболее распространенных последствий инсульта — парез конечностей, то есть паралич или ограничение двигательных функций. Клиники и больницы не могут принять всех, кому требуется восстановление, а реабилитация в санаториях обходится недешево.

Ученые, исследовавшие мозг, выяснили, что он способен восстанавливать утраченные связи после повреждения. Этот механизм назвали нейропластичностью. Восстановление запускается в результате двигательной активности и развития мелкой моторики. Реабилитация особенно важна в первые два месяца после инсульта. Если человек может хотя бы шевелить пальцами, то вероятность успешного восстановления велика. И можно заново «обучить мозг». Нечто похожее происходит с ребенком, которому для развития мелкой моторики дают специальные игрушки.

Наше устройство — это такая же «игрушка», но для взрослых, которым приходится осваивать технику движений заново.
Как VR-перчатка превратилась в устройство для реабилитации
— Как долго вы работали над устройством?

Андрей: Разработкой проекта наша команда начала заниматься в январе 2015 года. Над созданием перчатки работали 10 инженеров. В итоге появилось устройство, которое может с большой точностью воспроизводить движения руки, пальцев, запястья. На создание девайса ушло около полутора лет и более $500 тысяч частных и собственных средств.

Потом мы познакомились с командой реабилитологов, которые показали нам доказанные методики реабилитации после инсульта. И начали думать, как объединить технологии и методики. Для эффективной реабилитации нужен был не только девайс, но и удобный, понятный интерфейс для взаимодействия между доктором, пациентом и компьютером. Поэтому мы придумали когнитивные игры, которые стимулируют у пациента развитие двигательных функций руки.


История проекта
1
2014 год
Идея о разработке сенсорных перчаток
2
2015, январь
Готовый прототип перчатки


3
2016, ноябрь
Запуск продаж готового продукта сенсорной перчатки


4
2017, май
Решение пойти в медтех


5
2018, февраль
Готовый прототип
6
2018, март
Подготовка документации для подачи на регудостоверение
7
2018, июнь
Начало проведения лабораторных исследований для подачи на регудостоверение


8
2019, март
Получение регудостоверения на медизделие в Росздраве


Артем: Многие сейчас играют в игры на телефоне, листают социальные сети — и незаметно для себя проводят от 10-15 минут в день, а порой и значительно больше, просто выполняя определенные монотонные движения. Вспомните, как вы ставите лайк в социальных сетях?

— Движением большого пальца руки.

Андрей: Реабилитологи выделили пять жестов, которые нужно выполнять, чтобы восстановиться, и это — один из них. Под каждый жест мы написали простую игру: легкие задания в ярком интерфейсе. Игроку нужно управлять птичкой или осьминогом, собирать домик, складывая детали друг на друга. Такие игры, в отличие от «стрелялок», не вызывают негативных эмоций, не тревожат, что тоже важно для людей, перенесших инсульт. Хотя сейчас уже нас просят придумать и другие жанры игр.

Еще мы добавили личные кабинеты доктора и пациента, аналитический блок. Он собирает данные, которые можно анализировать, чтобы понимать, какая методика работает лучше, а что нужно скорректировать.

Сейчас наше решение состоит из пяти блоков: девайс, методика, игры, личные кабинеты, аналитическое ядро big data.
Перчатка SensoRehab
«Наша перчатка дешевле аналогов в три-четыре раза»
Со всеми накладными расходами получение удостоверения в России стоит от 1 до 2 млн рублей.
— Есть ли в мире другие подобные устройства? Насколько они востребованы?

Артем: Есть. Но некоторым еще нужно получить необходимую регистрацию на продажи в России. Самое популярное устройство — израильское MediTOUCH HandTutor стоимостью 200 тысяч рублей. В Америке широко используется южно-корейское — Neofect Rapael Glove за 100-140 тысяч рублей. Наша перчатка стоит 40 тысяч рублей для частного использования, к тому же ее можно будет брать в аренду.

— Сколько клиентов у вас в России?

Андрей: Пока мы не продаем SensoRehab, хотя он готов и уже работает в тестовом режиме для фокус-групп. Но мы общаемся с большим числом клиник, причем не только в России, но и в других странах, и планируем в перспективе выйти не только на российский рынок. Это достаточно сложная и финансово затратная задача.

Прежде чем начать официальные продажи и сотрудничество с клиниками в России, мы должны получить в Росздраве регистрационное удостоверение на медицинское изделие. Мы занимаемся этим вопросом уже 10 месяцев и надеемся, что находимся на последнем этапе необходимых процедур. Как только мы получим этот сертификат, начнем масштабировать производство и заключать официальные контракты с клиниками.

Что касается выхода на международный уровень, то во всех странах процедура получения регистрационного удостоверения примерно одинаковая. Необходим тот же набор документов, лабораторных исследований и экспертиз. Но в России нам получить его проще за счет знания языка и контактов. В Америке нужно будет пройти сертификацию FDA (стандарт качества для медицинских устройств, лекарств, БАДов, которые продаются или выпускаются на территории США. — Прим.). В Европе — получить удостоверение СE, которое позволит нам продавать изделие еще и в странах Ближнего Востока.

Артем: Мы выбрали сложный путь: нам важно, чтобы перчатка была принята медицинским сообществом. Сейчас мы можем продавать его как бытовое устройство, но считаем, что рекомендовать его должен только врач. Поэтому пока у нас только штучные или демонстрационные продажи .

«У нас было около 50 встреч с инвесторами за месяц»
— Влияет ли на привлечение инвесторов сотрудничество с врачами, которые могут предоставить экспертизу технологии и подтвердить, что разработка действительно актуальна и будет востребована?

Артем: Да. Они помогают правильно выстраивать общение с другими представителями профессиональной сферы. И это очень важно, так как нам необходима экспертиза медицинского сообщества. В основе SensoRehab лежат медицинские исследования и методы.

Сейчас большинство вопросов снимается именно благодаря сотрудничеству с командой ученых-медиков, практикующих неврологов.
Если бы мы приходили к инвесторам просто как разработчики некоего нового проекта, к нам было бы много вопросов медицинского характера.
Все это время мы развиваем проект самостоятельно и сейчас ищем инвесторов, чтобы закрыть раунд и выйти на международный рынок. Текущий объем инвестиций — $400 тысяч. Это прибыль от других проектов и ангельские инвестиции. Сейчас мы открыли очередной раунд. Нам нужно $2 млн, на которые мы дополучим все регулятивные документы в других странах: патенты, сертификаты, усилим команду разработчиков и продажников, небольшую часть потратим на маркетинг.
— Насколько активно инвесторы интересуются этим проектом?

Андрей: Мы занимаемся привлечением инвесторов постепенно, по мере развития проекта. За последний месяц у нас было 50 встреч. Пока большая часть потенциальных контактов из России, но были перспективные переговоры, например, с партнерами из Китая.

— Пугаете их данными про инсульт?

Артем: Не совсем верное слово «пугаем». Приводим статистику инсультов в России и в мире. На каждой конференции, где мы представляем свою разработку, в зале есть один-два человека, чьи близкие или знакомые столкнулись с инсультом. И у нас с ними выстраивается контакт по взаимодействию.

— А вообще, охотно ли инвесторы вкладываются в MedTech?

Андрей: Интерес инвестора зависит от сферы его компетенций. В сферах BioTech и MedTech сейчас есть различные фонды и частные инвесторы, обладающие опытом вывода медицинских товаров на рынок. Соответственно, они готовы рассматривать проекты из этой области.

Но от создания проекта до его реализации и массового использования проходит длительное время, особенно если в мире пока нет действующих аналогов. Комиссии, испытания, сертификации — все это долго и дорого. Технологии в сфере здравоохранения, которыми мы сейчас пользуемся и без которых уже не представляем себе медицину, — те же аппараты УЗИ, МРТ и тому подобное — разработаны более 20 лет назад. Однако в этой сфере уже появилось много новых интересных проектов. Их разрабатывают и ученые, и обычные стартаперы.

Для нас это очень долгая дорога, которую осложняют высокий барьер входа и большие инвестиционные затраты. И конечно, инвестору проще вложиться в проект с коротким выходом на рынок, чтобы быстрее вернуть средства.
Если сегодня не вкладывать деньги в MedTech, эти новые технологии и устройства дойдут до нас нескоро. Задача и стартаперов, и институтов развития в том, чтобы такие технологии начали внедрять сейчас.
— Когда вы планируете окупить вложения?

Андрей: Примерно через полтора года после получения регудостоверения и реализации инвестиционной программы мы выйдем на операционную окупаемость. А еще через два года — на инвестиционную.


Сколько нужно средств, чтобы сделать прототип

— Что бы вы посоветовали стартаперам, которые намерены заниматься проектами в MedTech?

Андрей: В первую очередь — не питать иллюзий. Создание прототипа — это только первый шаг. Чтобы довести проект до внедрения, понадобятся значительные силы и средства.

Артем: Средства нужно привлекать поэтапно, использовать возможности грантовых программ. На первом этапе необходимы сравнительно небольшие деньги, от 500 тысяч до миллиона рублей, чтобы обрисовать идею. Чтобы получить прототип, надо найти другой конкурс или грант, уже в размере 3-5 млн рублей. В России это возможно. Потом — масштабирование прототипа. На это потребуется примерно 10 млн рублей.



Как проходит тренировка
Рассказывает Екатерина Гаранина, корреспондент Rusbase
Пациент надевает перчатку на руку, с подвижностью которой после инсульта возникли проблемы. Как правило, это только левая или только правая рука. Устройство подключается к компьютеру/смартфону/телевизору с функцией SmartTV и так далее. Перед тем, как начать тренировку, пациент или доктор могут измерить возможности кистей: насколько они сгибаются и разгибаются. Затем можно включить игру и начать тренировку. В игре вы выполняете упражнения на сжимание и разжимание ладони, соединение большого и указательного пальцев, удержание прямой ладони параллельно столу, сгибание и вращение кисти, а также движение запястьем.

У меня получилось не сразу. Примерно через две минуты я так увлеклась игрой, что забыла про лечебную функцию устройства.

«
Методика SensoRehab — не первая в России. Но в этом проекте учтены именно те движения, которые нарушаются при инсульте, и на их развитие направлена технология.

Наши пациенты, с одной стороны, нуждаются в «ручной» реабилитационной работе — индивидуальных занятиях со специалистами, а с другой — в подобных технологиях, когда любое нарушенное движение может тренироваться через игру с биологической обратной связью. Пример такого направления в реабилитации — компьютерная стабилометрия, когда тело человека является «компьютерной мышью»: пациент управляет компьютерной игрой, раскачивая свое тело.

Семен Прокопенко
Завкафедры нервных болезней с курсом медицинской реабилитации Красноярского медуниверситета, научный консультант Центра нейрореабилитации ФСНКЦ ФМБА РФ

»

Видео: Как работает SensoRehab

© Rusbase, 2018
Автор: Екатерина Гаранина

Обложка материала: команда разработчиков проекта на Global блокчейн-саммите в Сочи, 2018. Архив героев
Фото к материалу: архив героев


Екатерина Гаранина

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.