Rusbase
«В киберспорте нормально тренироваться по 10 часов в день»
Текст, после которого вы, возможно, захотите стать киберспортсменом




19 декабря 2018




Этот текст относится к рубрике спортивного маркетинга. Читайте и другие тексты о спортивном маркетинге.
Киберспортсмены сегодня — кто-то вроде рок-звезд. У них свои фанаты, гонорары и турниры по всему миру. Как и спортсмены в классических видах спорта, киберигроки тренируются (иногда по 10 часов в день), чтобы быть в форме перед соревнованиями. И да, у них тоже есть свои сборы и базы.

Winstrike пригласил Rusbase в свой буткемп для тренировок. Мы не только посмотрели, как живут спортсмены, но и попробовали кибербулки.
«Руковожу Winstrike Team в целом: определяю стратегию бизнеса, в том числе наши будущие дисциплины, отвечаю за бюджет и операционную деятельность»
Олег Сукалкин
Операционный директор холдинга Winstrike
«Моя задача — внедрять методики из традиционного спорта в наши киберспортивные команды»
Артем Панченко
Спортивный директор Winstrike Team
Каково это — руководить киберспортивной компанией
Олег Сукалкин: Холдинг Winstrike был основан в октябре 2017 года, а свою операционную деятельность начал с открытия киберспортивной арены и создания агентства в марте 2018 года. Мы с Ярославом Комковым (CEO Winstrike и бывший продюсер киберспортивного раздела Sports.ru. — Прим.) давно знакомы по предыдущим проектам. С открытием же киберспортивной арены в ЦДМ на Лубянке стали активно общаться на тему создания киберспортивной команды Winstrike Team.
Зачем бренды идут в российский киберспорт: интерактивная карта
В структуре Winstrike отдельно от команды функционирует агентство киберспортивного маркетинга, которое занимается всеми рекламными интеграциями, разработкой коммуникационных стратегий для брендов, а также обеспечивает компаниям-партнерам полноценный клиентский сервис.

Я руковожу Winstrike Team в целом: определяю стратегию бизнеса, в том числе наши будущие дисциплины, отвечаю за бюджет и операционную деятельность команды. В июле 2018 года я пришел в холдинг из Riot Games (разработчик видеоигр и организатор турниров, издатель League of Legends. — Прим.), и мы создавали всю экосистему команды с нуля: от формирования составов и найма линейного персонала до разработки символики, мерча и медиастратегии. Сегодня у нас в структуре, помимо прочего, есть юридический и финансовый департаменты, что очень важно с точки зрения регулирования и построения процессов.

В мою зону ответственности входят и взаимоотношения с разработчиками игр. Мы стремимся построить долгосрочные партнерства, основанные не просто на хайпе вокруг какой-то дисциплины, а на понятных бизнес-показателях, выгодных и разработчикам, и киберспортивным организациям. Именно так сделали Riot Games, в какой-то степени Blizzard, а сегодня пытаются сделать, например, PUBG Corp.
Зачем киберспортсменам нужны врачи, психолог, диетолог и повар
Артем Панченко: Киберспорт сегодня бессистемен. Мы можем наблюдать и за тем, как люди сражаются за 25 млн долларов призовых на The International, и за тем, как спортсмены в классических видах спорта рубятся за такие же деньги в финале какого-нибудь турнира. Но профессиональный спортсмен в классических видах спорта лет с семи находится в академии, где с ним занимаются специалисты, которые учат его быть частью команды. Ему объясняют, почему нужно правильно питаться и спать, как совмещать спорт с учебой и реальной жизнью, в том числе личной.

В киберспорте же игроки — это парни, которые научились хорошо рубиться в конкретную дисциплину. Они не проходили никакого специального обучения, с ними никто не работал, но уровень требований к ним сопоставим со спортсменами по олимпийским видам спорта.

Я сам провел десять лет в профспорте, пройдя путь от наблюдателя до генерального менеджера клуба (Артем работал в волгоградском баскетбольном клубе «Красный Октябрь». — Прим.). Моя задача — внедрять методики из традиционного спорта в наши киберспортивные команды.

Есть миллионы вещей, которые можно перенести в киберспорт — например, заставить игроков спать в барокамерах. Но это никак не окупится: киберспорт практически всегда живет не за олигархические или государственные деньги.

Олег: Есть обязательные вещи на буткемпе: питание, медицинская поддержка, в том числе физиотерапевта и диетолога. Мы отслеживаем график приема пищи, составляем индивидуальное меню после медицинского обследования игрока.

Артем: С нами работает спортивный психолог. Это важно, так как молодые игроки сталкиваются с давлением и критикой, к которым они не всегда готовы. Спортсменов приучают годами переключаться и жить по принципу «next play mode»: «Отыграли и забыли, настраиваемся на следующий матч». У нас есть люди, которые сыграли в Dota 2 более 1400 только официальных матчей! И они должны понимать, что поражения — такая же часть процесса, как и победы.

На медобследованиях игроков мы также смотрим, какие процедуры и витамины им нужны. Массажисты и физиотерапевт знают ребят и следят за ними.

Сейчас в нашем тренировочном лагере живут пять игроков, менеджер, доктор, а в зависимости от дисциплины к ним может присоединиться аналитик. К тому же, туда приезжает человек из фронт-офиса. За пару часов до подъема приходят повар и уборщица. И иногда бывает психолог, у которой свое расписание.

Мы начинаем внедрять практику из большого спорта, когда исполнительный и генеральный директора не могут посетить тренировочный лагерь без разрешения спортивного департамента — это важное условие субординации. В спорте владелец или высшее должностное лицо обязаны сохранять положительный имидж перед игроками, например, лично они не накладывают штрафных санкций.
У меня в карьере был худший пример из возможных: я был менеджером клуба, где был играющий президент, который мылся с игроками в душе. Это сильно осложняло управление баскетбольной командой.

Распорядок дня команды в момент приезда Rusbase
Из чего состоят расходы на команду
Олег: Основные расходы — это фонд оплаты труда: зарплата, премии и другие бонусы. Мы поощряем тех, кто активно занимается стримингом или показывает хорошие результаты, прохождение вверх в рейтингах. Штрафы также случаются. Мы не часто их используем, но в договорах они фигурируют. Недавно применили их к тренерскому штабу. Суммы нельзя назвать космическими, разглашать их не будем, но они ощутимы и отрезвляют.

Тратим деньги также на круглогодичную аренду тренировочной базы — это небольшой таунхаус в пределах Москвы. Плюс логистика игроков, интернет, электричество, уборка, обслуживающий персонал. На интернет, отмечу, уходит немало, так как мы обеспечиваем основную и две резервные линии еще и как юридическое лицо.

Важная часть — затраты на оборудование: мониторы, девайсы, кресла, столы и стулья. Часть экипировки нам предоставляют спонсоры: мы можем использовать эти ресурсы. Периодически игроки тренируются на Winstrike Arena в ЦДМ, где им выделяют VIP-комнаты. Инфраструктура помогает нам снижать косты.
Сколько раз в год проходят сборы
Артем: Количество буткемпов за сезон зависит от нескольких вещей. Во-первых, от конкретной дисциплины: сезон в Dota 2 длится от The International до The International, который проходит в августе. В период между ними запланированы пять турниров серии Major и пять турниров серии Minor, выиграв которые можно дополнительно отобраться на Major.

Во-вторых, важно, насколько успешно ваша команда проходит квалификации. Если они отобрались на какой-то мэйджор, то буткемпов будет два: один для того, чтобы люди не теряли тонус, и один прямо перед турниром. Обычно они длятся от 10 до 14 дней. Если квалификации провалены — команду можно собрать один раз, чтобы сохранить хотя бы минимальный контроль.

Рецепта успеха нет. Есть команды, которые просто после The International могут уйти в отпуск на полгода, а затем собраться в феврале и за шесть месяцев постараться решить свои задачи. Прошлогодний чемпион, команда OG, именно так и сделала. У Winstrike Team это вряд ли возможно, поскольку у нас большие спонсорские пакеты и партнеры следят за результатами — странно, если условных полгода у нас в Dota 2 вообще ничего не будет происходить.

Буткемп занят буквально всегда: одна команда выехала, все помыли, почистили, постирали, завезли продовольствие — вторая команда в дверях.
Режим дня киберспортсменов
Артем: Киберспортсмены встают за определенное время до начала игр, сами матчи могут быть и в 15:00, и в 22:00. Исходя из этого мы корректируем график, чтобы команда спала не меньше 8 часов, получала гарантированные два часа свободного времени в день, а также осталось время на прием пищи и тренировки с паузами.

Время, когда игроки просыпаются, зависит от дисциплин и количества матчей. Например, киберспортсмены по Dota 2 встают за пять часов до начала матча, команда по Counter-Strike — за восемь или за семь, если предстоит сыграть несколько матчей подряд, чтобы правильно распределять силы.

В киберспорте считается нормальной ситуация, когда игроки тренируются едва ли не по десять часов в день. Поэтому нужны доктора и массажисты, которые помогают восстанавливаться и следят за спортсменами непосредственно на месте: из-за нестабильного графика игроки могут обращаться к медицинскому штабу за процедурами в любое внезапно возникшее, например, получасовое окно, и мы обязаны со своей стороны эти услуги им предоставить.

У команды всегда есть day-off. К тому же мы не вмешиваемся в тренировочный процесс. Если тренер считает, что лучше шесть часов потренироваться, а шесть отдохнуть — будет так.

Еще одна причина собрать ребят на буткемпе вместе — чтобы они жили в одном режиме. Все эти меры нужны для того, чтобы команда подошла к соревнованиям в оптимальных и равных условиях, и мы могли это контролировать извне.
Тренировочный буткемп в Ванкувере перед The International 2018 обошелся в 30 тыс. канадских долларов — то есть около 1,4 млн рублей.

CEO Winstrike Ярослав Комков рассказывает, что во время летнего буткемпа, когда заканчивался ЧМ по футболу, команда жила в Winstrike Arena. «Цены на отели в тот момент были конские! Казалось, этот наш буткемп в центре Москвы был самым дорогим в мире. ... Но потом пришел счет за буткемп в Ванкувере — и мы перестали так думать».
Rusbase в гостях у Winstrike
Екатерина Гаранина, корреспондент Rusbase: Если вы думаете, что игроки живут в огромном доме в центре Москвы, то нет. Мы с фотографом приезжаем в один из спальных районов Москвы и видим приятные таунхаусы (согласно сайтам недвижимости, аренда подобного дома на этой улице стоит от 350 тысяч рублей в месяц). На территории действует пропускной режим — рядом живет известный российский политик.

Первый этаж буткемпа занимает зал. В правой половине подготовлена игровая зона с компьютерами для тренировок. В левой — большой обеденный стол и расписание дня. На столе лежат пирожки с тыквой. «Кибербулки!» — шутят игроки. Также на первом этаже находится кухня. Чем питаются киберспортсмены? Блинами с творогом, пюре с котлетами, лазаньей. На отдельном этаже расположены бассейн, сауна, небольшой тренажерный зал.

Пока мы осваиваемся, игроки просыпаются и медленно спускаются вниз. «Отдыхают после утреннего запланированного медосмотра: большинство игр стоят на поздний вечер и ночь. Ребят с утра осмотрели десять профильных врачей, они пока приходят в себя, — рассказывает Head of PR Вика Ильина. — Мы стараемся, чтобы игроки соблюдали баланс между подготовкой к турнирам, отдыхом и социализацией: нельзя допустить, чтобы они были изолированы от внешнего мира на несколько недель, это ведь живые люди».

«Мы, как и все спортсмены, набираем форму перед соревнованиями. Чем ближе турнир, тем активнее мы тренируемся. Лично я еще дополнительно занимаюсь логическими играми, чтобы увеличить скорость мышления. Игры постоянно меняются, выходят новые патчи, поэтому тренироваться нужно,— рассказывает ведущий игрок состава по Dota 2 Богдан «Iceberg» Василенко. — Буткемп — это место, где ты все делаешь по графику. Просыпаешься в одно и то же время, играешь. Дома мы более расслаблены. Тут каждый следит за каждым, проявляется некая коллективная ответственность».
© Rusbase, 2018
Автор: Екатерина Гаранина
Фото: Елена Горбачева


Екатерина Гаранина

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.