RB.Ru + DIGITAL DOLINA
«IT-сектор упадет — но он должен упасть последним». Николай Давыдов и Дмитрий Мацкевич — о будущем рынка и бизнесе после эпидемии






Rusbase и Digital Dolinaпрактический онлайн-курс для начинающих предпринимателей — предложили звёздным бизнесменам из России и Кремниевой долины обсудить тренды развития стартапов, проблемы и перспективы бизнеса в 2020 году. Всего в серии три материала, шесть предпринимателей — ищите всех на одной странице.

В этом материале президент сервиса Cherry Labs, ex-сооснователь Gagarin Capital Николай Давыдов и основатель и CEO ИИ-стартапа Dbrain Дмитрий Мацкевич говорят о неожиданных плюсах пандемии для IT-рынка, рассуждают о будущем искусственного интеллекта и делятся идеями стартапов, которые сейчас будут наиболее востребованы.

Rusbase и Digital Dolinaпрактический онлайн-курс для начинающих предпринимателей — предложили звёздным бизнесменам из России и Кремниевой долины обсудить тренды развития стартапов, проблемы и перспективы бизнеса в 2020 году. Всего в серии три материала, шесть предпринимателей — ищите всех на одной странице.

В этом материале президент сервиса Cherry Labs, ex-сооснователь Gagarin Capital Николай Давыдов и основатель и CEO ИИ-стартапа Dbrain Дмитрий Мацкевич говорят о неожиданных плюсах пандемии для IT-рынка, рассуждают о будущем искусственного интеллекта и делятся идеями стартапов, которые сейчас будут наиболее востребованы.


Как пандемия повлияла на IT-рынок
Пандемия COVID-19 снизила покупательную способность, но изменила парадигму мышления: люди стали активнее переходить в онлайн. Многие индустрии и технологии от этого только выигрывают. Небольшим компаниям хаос и неопределенность тоже на руку: пока гиганты переориентируются, маленькие стартапы будут расти и трансформировать рынок.
Дмитрий Мацкевич

Рынок в долларах не должен падать, особенно это касается e-commerce и других компаний, которые могут получить выгоду от тренда. Но никто не знает, какой будет выход из кризиса, какова его глубина — много неопределенности. Какой будет вторая волна? С большой вероятностью все снова будет закрываться. И легко можно представить себе момент, когда все travel-сервисы еще год будут жить без кэша.

Точно будет продолжать падать недвижимость и будут margin call. Значит, банки могут начать отбирать имущество и остановить выплаты по долговым инструментам. Я бы брал в расчет большой риск, что в принципе общая покупательная способность упадет и, реагируя на это, упадет IT-сектор. Но он должен упасть последним.

Николай Давыдов

Смотри, что еще очень важно. Никогда не надо смотреть, что рынок IT упадет на 8%, как в прогнозе Gartner на 2020 год. Это никак не заботит среднестатистического предпринимателя. И даже среднестатистического венчурного инвестора это вообще не колышет. Потому что методы подсчета этих рынков имеют мало общего с доходностью фондов, с ростом заказчиков и так далее. Но нам важно понимать, что покупательная способность сокращается, при этом люди переходят в онлайн. Многие индустрии неплохо выигрывают от этого, даже авиабилеты.

Казалось бы, авиабилетам тотальный трындец должен настать. Но нет, трындец не тотальный. Потому что до COVID половина билетов продавалась не в онлайне. Представляете! Кажется, что все покупают в онлайне, но нет — только половина. Я не знаю статистику за 2019 год, но в 2015 году в России только 36% билетов продавалось онлайн, остальное — в офлайне через кассы. Естественно, людей стало летать в сотни раз меньше, но они покупают в онлайне. На выходе это поможет пострадавшим индустриям. Можно сказать, технологии от этого выиграли.

С позиции людей, начинающих бизнес, я бы вообще не смотрел на макроэкономические показатели, они никак на вас не влияют. Наоборот, как показывает история, в любом хаосе, в любой смене парадигмы маленькие компании выигрывают. Большие компании дают маленьким возможность быстрее сориентироваться и понять, какие сервисы будут нужны. Поэтому мне кажется — пока большие компании переориентируются, маленькие будут расти быстрее.
Дисраптить будет проще. Люди вне кризиса, когда у них double growth, ничего не делают, не хотят ничего менять и рисковать. Но когда всё начинает рушиться, ты как маленький предприниматель с маленьким стартапом можешь больше изменить.

Я думаю, ты с DBrain намного быстрее продаешь, так же, как мы с Cherry. Вы явно продаете намного больше и лучше, потому что народ в кризис начал думать, как бы нам что поменять.
Мы замечаем по себе, что даже компании, у которых цифры стали хуже, становятся более сговорчивыми и быстрее приходят к автоматизации, потому что чувствуют больше давления. Если раньше они не хотели рисковать, потому что и так всё растет, то, как ты сказал, сейчас всем надо показывать план борду, как они собираются диджитализировать, автоматизировать и оптимизировать расходы.
Сегменты IT, которые вырастут больше других
Лечиться и учиться люди стали онлайн, в эту сторону и нужно смотреть стартапам.
Актуальны диджитализация предприятий, оптимизация человеческого труда и все, что помогает сэкономить.
Я тут не эксперт, но могу построить разные гипотезы. Я вижу, что вся автоматизация растет: enterprise, SaaS — у них поменялись процессы, стал менее предсказуемым рынок. Актуально всё, что позволяет снизить расходы.
Правильнее задать вопрос: если я хочу запустить стартап, в какой сегмент стоит посмотреть? Куда больше всего инвестиций идет за последние полгода? Это явный индикатор того, где ожидают рост. А в экономике ожидания — эта штука очень реальная, они запускают самосбывающиеся пророчества. Например, телемедицина, телесервисы.

Телемедицина — большой кусок, там все было готово технологически, даже люди, но нельзя было запускаться регуляторно. Регулятор сомневался, что можно оказать качественную медицинскую услугу по видео. А теперь выбора нет, и все в первую очередь пытаются сделать видео, а потом, во вторую, позвать человека на прием. Телемедицинские сервисы пользовались огромной популярностью у венчурных фондов.

Что еще? В B2B: все, что касается диджитализации предприятия, автоматизации или оптимизации человеческого труда. Всё, что связано с распознаванием и проверкой документов. Всё, что касается удалённой работы и возможности управлять бизнесом удаленно. Еще уход за пожилыми. Но больше всего — онлайн-обучение. Есть мир, который лечится; есть мир, который учится.
Минусы удаленки
Падение креативности из-за дефицита общения, домашние дела, мешающие работать, и лишняя бюрократия — проблемы удаленки как идея для новых сервисов, которые помогут с ними бороться.
Мы у себя в компании постоянно итерируем, как поддерживать эмоциональный контакт удаленно. Раньше общим «клеем», который позволял всем думать в одном направлении, было то, что команда находится в одном месте, все мы в едином драйве. Удаленно поддерживать ощущение драйва сложнее. Мы пробуем больше думать об объединяющей миссии, делать зарядку и йогу по Zoom вместе, придумываем совместные активности, но хочется продолжать экспериментировать в этом направлении.
На удаленке заметны три важных тренда.

Первое. Сильно падает креативность. Меньше случайных пересечений, взаимодействий, тонких связей сотрудников, которые продуцируют новые идеи.

Второе. Часть людей стала более ответственной, часть спряталась за бюрократией – и расцвела бюрократия, потому что людям нужна прозрачность, они начинают вводить процессы и процедуры.

И третье — общее снижение эффективности, потому что дома дети, собаки, которые мешают работать.

Круто будут расти сервисы, которые позволят компаниям бороться с одной из этих вещей. Мы видим, что COVID никуда не уходит, Google разрешил своим сотрудникам до следующего сентября работать вне офиса, и я думаю, это еще не предел.
Я полностью согласен. Должны появиться сфокусированные на этом сервисы.
Продукты для поддержания культуры.
_____________________________________________________________________________________________________________________

Какое-то взаимодействие не только на ментальном транзакционном уровне, но и на эмоциональном. Потому что мы все люди, привыкли жить друг с другом и взаимодействовать невербально, проводить вместе время. И этого не хватает.
Вовлеченность падает страшно. По американским сотрудникам вижу, особенно тем, у кого дети. Такое ощущение, что они просто ходят на работу, чтобы от детей скрыться, а не потому, что хочется работать.
На своем примере. Мы экспериментируем с жизнью в одном community вне города на природе — это больше всего похоже на деревню, в которой живут разные люди: от предпринимателей до музыкантов и йога-инструкторов, объединенные основной ценностью — любовью к тому, что делают. Это интересное направление, которое стало более доступным, потому что ты можешь работать откуда угодно. Возможно, вокруг этого тренда появится больше бизнесов.

Генетически люди никак не поменялись за последние 10 тысяч лет, и просто текста или Zoom недостаточно для взаимодействия, чтобы оставаться психически здоровым. Точно должен пойти какой-то контр-тренд удаленке на гиперлокализм, где люди будут объединяться в локальные комьюнити.

У Zoom аудитория выросла в 20 раз. Когда-то был Craigslist, который объединял все вокруг себя в горизонтальный маркетплейс, там можно было найти и квартиру, и друга. Craigslist набрал много трафика, а потом все эти сервисы начали разделяться на вертикальные маркетплейсы: от Uber до Airbnb. И я думаю, что то же самое произойдет c Zoom. Потому что Zoom не может разорваться на все use cases. Например, удаленный коучинг, удаленная медицина, удаленные танцы. Zoom — он для всего сразу и неудобен ни для чего конкретно. И точно будут появляться вертикально заточенные под конкретные задачи сервисы.
Как Discord для геймеров.
IT-рынок в Африке
Российские тренды из прошлого и расцвет мобильных сервисов.
Я знаю, что в Африке много людей и низкая база ВВП на душу населения, которая растет. Это хорошо для любого рынка. Еще знаю пример Genesis Capital, у которых там много растущих сервисов. У них такой паттерн — они смотрят на страны, которые отстают на лет пять от России, и просто делают то же самое, что когда-то работало у нас.
В Африке люди с примерно такими же потребностями. Я 10 лет назад в бизнес-школе учился с ребятами из нигерийского банкинга. И знаю, что Нигерия — очень развитая страна, которая на самом деле Россию даже в чем-то опережает. Например, payday loan там появились раньше, чем в России. И раньше, чем в России, их зарегулировали.
Я тоже общался с друзьями из Африки. Хорошо растут мобильные платежи, все, что завязано вокруг мобайла. Потому что у людей, кроме мобильного телефона, ничего и нет. Если в США больше сервисов строилось под ноутбук, то в Африке перепрыгнули эту стадию. Кажется, что в этом плане там все должно быть хорошо, большая база населения, низкий старт.
Какие технологии нужны корпорациям
Самая насущная проблема во время пандемии — предсказать новую вспышку болезни.
Также взлетают стартапы, которые делают продукты для организации удаленки, и сервисы для переобучения сотрудников, потерявших работу.
Компании ускорились в диджитализации. Востребовано все, что с этим связано. Я недавно общался с другом, который закрыл бизнес по автоматизации логистики в Америке, потому что они вообще не были готовы что-то автоматизировать.
Соглашусь. Соответственно, все, что связано с удаленкой и продуктами для удаленки, и диджитализация.

Я знаю стартап, который сейчас взлетает — они делают каску, в которую вставляется айфон, и приложение под это. В итоге получается такое AR-устройство, которое позволяет рабочему по Zoom связаться с инженером, инженер смотрит, что рабочий руками делает, через камеру телефона, и говорит: «Нет, вот эту штуку крути теперь влево, вот эту вправо». И этот стартап взлетает, каски у них миллионами покупают.
Интересно посмотреть на еще один use case. Cейчас многие потеряли привычную работу по специальности. Чтобы найти новую, надо переучиваться. Это структурная безработица. Очень крутая миссия — это помогать сейчас таким людям переучиваться и находить новые способы зарабатывать деньги. Например, есть проекты, которые используют income share agreement, когда сам рабочий, так как у него очевидно нет денег, может не платить за обучение, а ты замотивирован и берешь часть его будущего дохода после переобучения и успешного трудоустройства.

Еще хорошее направление — переобучение более прикладным скиллам. Когда надо как можно быстрее бывшего таксиста устроить, например, QA-тестировщиком.
Компания Kinsa — наши соседи по портфелю GSR Ventures, они инвесторы в Cherry — сделала коннектед-термометр. Это обычный термометр, который снимает показания температуры, но при этом грузит данные в облако. Kinsa из этих данных предиктила вспышки гриппа — говорила, что на такой-то территории будет вспышка, чтобы можно было объявить эпидемию и сэкономить деньги. Прикинь, как им проперло!

Теперь у них C.D.C. (Центр по контролю и профилактике заболеваний США) покупает данные, американское правительство платит им миллионы. Сергей Брин из своего фаундейшена купил у них градусников на $10 млн, чтобы раздать бедным. И они им еще и данные сгенерят! То есть им проперло намного сильнее, чем Zoom. Был стартап на уровне Series A и еле-еле показывал трекшн, а теперь у них сотни миллионов revenue за три года жизни.

Вот такое бывает. Везет тем, кому везет.
Экономическая эффективность ИИ
Благодаря использованию искусственного интеллекта растет производительность труда и сильно экономится время: ИИ можно делегировать и рутинную работу, и творческие задачи, с которыми человек справляется гораздо дольше, чем роботы.
ИИ сейчас используют практически везде. Как ты думаешь, какую экономическую эффективность приносит эта технология?
Есть такая штука, называется Solow's computing paradox. С 18 века производительность человеческого труда росла, и этот процесс не останавливался до 80-х годов 20 века, когда появились компьютеры. С их появлением, казалось бы, производительность труда должна была расти еще быстрее. Но нет. У нас в 2020 году есть TikTok и маски в инстаграме, а скорость роста производительности не повышается. Сама производительность труда растет, а скорость нет.

Есть популярная точка зрения, что компьютерам и интернету не хватало AI, чтобы вернуть повышение скорости роста и продуктивности. Это мы видим уже сейчас. Что делает Cherry? Позволяет одному человеку быть оператором и мониторить 200 видеопотоков одновременно. Раньше человек сидел перед четырьмя мониторами и следил глазами — и у него была точность около 80% из-за отвлечения, ошибок и так далее. А теперь человек следит за 200 мониторами с точностью 99,8%. Увеличили производительность труда? Увеличили.
Хороший поинт про скорость роста. Раньше у тебя росла производительность за счет автоматизации кучи процессов, которым подходит директивное программирование «If false, then» .

Сейчас происходит шифт в парадигме программирования, когда большинство процессов, которые можно было автоматизировать правилами, уже автоматизированы. Осталось много сложных процессов, для которых тяжело придумать четкую логику. Как алгоритмами отличить кота от собаки? У тебя оно быстро взорвётся.
Покажи чихуахуа — и оно сломается.
В новой парадигме ты можешь показать 1000 примеров, и он начинает учиться тому, что эволюционно научился делать человек с помощью Visual cortex. Соответственно, у тебя появляется огромный объем задач, которые можно автоматизировать таким программированием pattern based, без вовлечения людей.

На нашем примере — в компаниях тысячи людей сидят и разбирают документы, абсолютно тупая работа: получить документ, понять, что за документ, в нем найти какую-то информацию, потом эту информацию достать и куда-то передать. Вот пример, что мы автоматизируем. Почему раньше это было невозможно? Потому что все документы разные, кастомные, у тебя страдает качество, и если автоматизировать темплейтами, координатами, алгоритмами, все взрывается.
Дальше это будет расти в другие сферы. Это может быть дальнобойщик, который за рулем и параллельно решает корнер-кейсы в других 10-15 грузовиках, в которых водители в этот момент спят. И они вообще могут не останавливаться. Или роботы, которые собирают помидоры: компания Four Growers, в которую Gagarin инвестировал, в Северной Америке продала уже много предзаказов, их роботы уже работают. Ездит такой пылесос на гусеницах по теплице и пылесосит помидоры. Разбирает здоровые и нездоровые, спелые и неспелые.

По расчету PwC 2017 года, до 2027 года треть от всего прироста глобального GDP человечества обеспечит AI. Вы представляете этот объем? Экономическая эффективность огромная. Я уверен, что за счет AI и налога на роботов мы сможем попробовать безусловный доход.
Я знаю стартапы, которые точно такой же паттерн делают на машинах и дальнобойщиках, когда у тебя удаленно десятком машин управляет один человек. Он просто подключается и подруливает, где надо.
Вообще human in the loop и Augmented AI — это next big thing. Пример: OpenAI выпустил GPT-3 (Generative Pre-trained Transformer 3), речевой ИИ. У нас ребята с ним игрались, сгенерировали 40 разных маркетинговых текстов за 5 минут и запустили их в маркетинг. Сколько их людям писать вживую? Несколько дней? А тут машина написала, ты поправил корнер-кейсы и запустил. И это будет везде. Причем главное — появляются чипы, которые позволяют делать IoT с нейронками, то есть появится чайник с нейронными сетями. Восстание чайников!
Cитуация, при которой баланс на счете инвестора опускается ниже минимально допустимой нормы.
Трансформировать рынок и бизнес-модели.
Сherry
Проект Максима Гончарова и Дмитрия Давыдова, видеомониторинг и аналитика AI в реальном времени на рабочих местах.
DBrain
Технологический стартап Дмитрия Мацкевича, направленный на извлечение данных из документов при помощи AI технологий.
Board — совет правления.
Взаимоотношения.
Jobs to be done — фреймворк для анализа потребностей аудитории на основе возникающих у человека задач и контекста.
Краткосрочные займы до зарплаты.
Двойной рост.
Cтруктурная безработица.
Часть мозга человека, отвечающая за обработку визуальной информации.
Модель, при которой человек участвует в обработке данных, полученных AI.
Сценарии использования.
Соглашение о разделе доходов.
Светлана Зыкова
Николай Давыдов и Дмитрий Мацкевич — о рынке и бизнесе после эпидемии. «IT-сектор упадет — но он должен упасть последним»