Истории
«Дул ветер, ржали дикие кони, над нами — звездное небо». Как три бауманца отправились на «Жигулях» в Дубай



И доехали



25 сентября 2019



Три двадцатилетних парня из МГТУ им. Баумана задумали добраться из Москвы в Дубай на старых «Жигулях». И сделали это. С одной стороны, это все — о большом необычном путешествии, которое бывает раз в жизни у тех, кто осмелился на такой челлендж. С другой — про реальную жизнь, которую не увидишь по турпутевке.

Внутри — история о том, как все было: 800 тысяч наличных, 40-градусная жара, украденные тысячи долларов, снятие гипса в Албании, приключения и задержки на границах, ночевки в спальниках в необычных местах Европы.
На фото слева направо:

Дмитрий Власов, 20 лет, факультет поршневых двигателей. Хобби: музыка.

Петр Кулик, 22 года, факультет инженерного бизнеса и менеджмента, кафедра инновационного предпринимательства. Хобби: сноуборд, серфинг. Автостопом доехал от Португалии до Москвы и от Амстердама до Москвы.

Федор Ронжин, 23 года. Аэрокосмический факультет, кафедра управления летательными аппаратами. Хобби: организация путешествий, фотография.
«На «Жигулях» в Дубай» — это:

— 20 000 км;
— 19 стран;
— два месяца в дороге;
— 800 000 рублей;
— 160 000 украденных рублей;
— Максимальная температура воздуха в поездке: 46 градусов;
— Минимальная температура воздуха в поездке: 5 градусов.

«Попробуйте путешествовать на «Жигулях» в 40 градусов жары»
— Как вы все познакомились?

Дмитрий: Я студенческий бренд-менеджер Red Bull. У нас есть проект «Red Bull: Can you make it?». Туда отбирают команды, которые потом оставляют в Европе без денег и телефонов, но с банками Red Bull. Команды должны добраться из одной точки в другую, используя вместо денег банки с напитком. Я искал команды для проекта — и нашел Ваню, Федора и Петю. Ваня куда-то пропал, а с парнями мы дружим до сих пор.
— У кого родилась идея про «Жигули» и Дубай?

Федор:
Осенью Петя сказал, что хочет уехать куда-то далеко. Я сам за три года путешествий хотел сделать то, чего еще у меня никогда не было. Мои друзья проехали в 2017 году Mongol Rally: они добирались из Великобритании в Монголию на старых авто. Я увидел их трансляцию и подумал: «Почему бы не сделать что-то похожее?». Решили ехать в Дубай — это далеко, плюс красивый художественный образ.

Дмитрий: Ехать на обычной машине или иномарке неинтересно. А вот попробуйте путешествовать в авто без кондиционера в 40 градусов жары. Мы обсуждали много вариантов: думали сперва это сделать на ВАЗе, он у меня был. Потом ребята из Mongol Rally выставили на продажу свою машину и мы поняли, что хотим поехать именно на ней. «Девятка» — такая пацанская тачка.

— Сколько раз вы ее чинили за время путешествия?

Дмитрий:
Три раза.

Федор: «Девятку» выбрали еще потому, что советский автопром в СНГ очень распространен — его легко починить «палками».
Каппадокия, Турция
«Мы потратили 800 000 рублей»
Читайте по теме: Где учиться в ОАЭ
— Сколько стоила ваша поездка?

Петр: У нас был файл в Excel, которым мы быстро перестали пользоваться... Покупка машины — $800. 15 тысяч рублей стоило оформление документов на машину. Она была с белорусскими номерами, растаможить ее было нельзя, поэтому мы попросили друга переписать доверенность. Автосервис G13 помог отремонтировать машину на 200 тысяч рублей. Виза в Иран стоила 40 евро с человека. Бензин — 100 тысяч рублей за всю поездку. Частично везли его из Москвы, несколько раз заливали. Например, в Иране полный бак стоил 300 рублей.

Старались питаться скромно: что-то готовили на костре, что-то перехватывали в магазинах. Первую часть путешествия мы ели на 200 рублей в день. После Турции расходы увеличились. В Иране было очень жарко: ели плотно один раз в день.

Но основная статья расходов — это переправа машины из Ирана в Дубай.
Дмитрий: В Иране и Эмиратах, в отличие от СНГ и Европы, другие законы: чтобы въехать в Эмираты, нужно предоставить документ о том, что ты не продашь там машину, то есть Carnet de Passages. Так как машина белорусская, нас отправили за карнетом в Швейцарию, где выставили счет в 3000 франков. У нас денег таких не было, поэтому мы в лоб приехали на границу, заплатили $50 взятки и $450 за разрешение на разовый въезд. Таможенники сказали прямо: «Парни, если хотите въехать в Иран, давайте сверху 50 баксов».

Самым сложным было попасть на пароме из Ирана в Дубай. Конкретной информации о нем мы нигде не могли найти: ее просто не было! Но мы знали от путешественников, что такой паром есть. Мы приехали в Иран, начали ходить по портам, узнавать все.

Паром стоил очень дорого. Мы могли оставить машину в Иране и поехать в Дубай туда-обратно за $200. Или за 130 тысяч рублей съездить вместе с машиной. Но при этом у нас не было Carnet de Passages, поэтому было рискованно — мы могли остаться без машины.

Федор: У нас был специальный заменяющий документ на въезд, который не действовал в ОАЭ.
Видимо, там никто никогда не сталкивался с такой наглостью, как у нас: русские, без документов, на чужом авто, да еще из Москвы.
Петр: У нас на тот момент было 150 тысяч. И мы решили, что заплатим 130 тысяч, хотя это, по сути, все наши деньги. Оставалось 20 тысяч рублей на обратный путь. В итоге поездка обошлась в 800 тысяч рублей на троих.
Как ребята искали спонсоров
— Вам удалось найти спонсоров?

Федор: Как только мы подсчитали сумму, поняли, что сами ее не покроем. Из личных средств мы потратили 500 тысяч, остальное — бартер от спонсоров: отели, ремонт.

Петр: Мы предлагали интеграцию в наши соцсети. Шли к автосервисам, агрегаторам отелей и путешествий. Думали про операторов связи и навигаторы. Разослали больше 10 писем, в итоге встреч со спонсорами было четыре. Автосервис G13 нашли через мою сестру: владелец сервиса — ее друг, который сказал: «У вас классная идея, мы впишемся за нее».

Федор: Компании Motul о нас рассказали друзья. Motul написали сами: «Поддерживаем вашу движуху, это круто». Они предоставили смазочные масла для машины. В Иране помогли EasyGo Iran: они дали отели для ночевки и помогли с визой. К сожалению, OneTwoTrip нас не взяли на полное спонсорство, но оплатили люкс в Дубае.
Слева направо: Анаклия, Грузия; засохшее озеро около Шираза, Иран; Венгрия
Как отреагировали родители? (нажмите, чтобы раскрыть блок)
— Что сказали ваши родители, услышав эту идею?

Петр:
Сперва мама переживала, потому что думала, что в Иране опасно. На самом деле это не так. Когда она узнала у друзей, что там безопасно, успокоилась. Она не звонила мне постоянно: после всех приключений с автостопом мама мне доверяет.

Федор: Мои родители привыкли к тому, что я постоянно в движухе и иногда занимаюсь экстремальными вещами, например, лазаю по крышам или урбанистическим местам. Вопросов было минимум. У родителей ко мне два требования: не употреблять наркотики и учиться в МГТУ. Если я делаю вторую вещь и не делаю первую — ко мне вопросов нет.

Дмитрий: Я рассказал про Дубай за день до анонса. Но объяснил, что это целый проект: что мне хочется получить опыт, посмотреть новые страны. Этих аргументов было достаточно. То есть не было такого, что я собрался в Дубай от балды. Мама выдала аптечку размером с чемодан. Мы ей не пользовались до того момента, как въехали в Россию.
«В первый день мы… никуда не уехали»
Дмитрий: Все началось с того, что мы…. никуда не уехали. То есть мы закрыли квартиры, поставили их на сигнализацию, приехали в автосервис, а механик сказал, что машина еще не готова. В итоге мы три дня мотались туда-сюда и никуда не уезжали. Потом в одну из ночей, 3 июня, мы стартанули.
Как я сломал ногу и как снимали гипс в Албании. История от Федора
Федор: На даче у Димы мы решили поиграть в прятки. Тогда мы только вернулись из Петербурга, где обкатывали машину. Я бежал, споткнулся, полетел и ударился мыском ноги. Понял, что с ногой что-то не то: не мог на нее опереться. В травмпункте сказали, что у меня перелом. Приуныл. Я не мог не то чтобы прыгать и ходить, даже приготовить завтрак! А через неделю поездка…

Но перелом не помешал нам выехать в Дубай. Просто я был с гипсом. Мы проезжали очень красивые города, по которым я не мог пройтись.

Гипс снимали через две недели в Албании. Врач сказал, что нужно его намочить — и он легко снимется. Я держал ногу в море, но это не подействовало. Тогда мы поехали в ресторан. Заказали еду, к нам подошел владелец. Рассказали ему, что мы студенты, которые едут в Дубай. Он удивился, но предложил снять гипс и помыться в душе прямо в ресторане. Нам принесли здоровенное ведро теплой воды (и это тоже не помогло). В итоге Петя взял ребристый ножик и распилил гипс по всей длине. Так мне в Албании сняли гипс.
Слева направо: трасса между Москвой и Петербургом; Польша; Лежа, Албания
«Вода была такой же, как и воздух — 40 градусов. Но было кайфово». История от Петра
Остров Ормуз, Иран
На юге Ирана влажность была 82%. Даже ночью жара — 36 градусов. Когда человек попадает в такие температуры, он начинает много пить и потеть. Мы всегда были мокрыми. В три ночи мы приехали в Бандар-Аббас. Из-за праздника весь город вымер и нам пришлось три дня стоять на месте. Нужно было где-то переночевать: решили, что сделаем это на острове Ормуз, который давно хотели посетить. TripAdvisor подсказывал, что там есть уникальный красный пляж.

Остров находится в часе езды на пароме. Мы купили билеты, приплыли и поняли, что все равно не можем заснуть: адски жарко. Забредаем в кафе, чтобы попросить воды для быстрой лапши, а потом наглеем и спрашиваем, можно ли тут переночевать. Работник оказался максимально открытым парнем и пригласил переночевать к себе.

Днем мы решили прокатиться по острову, нашли сервис аренды велосипедов по доллару в час. Сервис — это громко сказано: там было четыре велосипеда, на которых не катались уже вечность. Велосипеды оказались сломанными настолько, насколько можно себе представить: колеса стоят в разных плоскостях, на одном тормоза просто зажали диск так, что ты вынужден крутить педали даже на спуске, седла не держатся, а шатуны и педали как будто не соединены между собой. Но мы поехали.
У нас не было воды, мы не ели утром, телефоны разряжались. Мы ничего не знали о перепадах высоты на острове и думали, что просто покатаемся час и вернемся.
Слева направо: Шираз; остров Ормуз. Все – Иран
В реальности все оказалось иначе. За четыре часа мы доехали только до середины острова. Я был близок к тому, чтобы получить солнечный удар — мне было очень плохо. Как только увидели пляж — сбросили одежду и побежали купаться. А там вода градусов под 40, и еще очень соленая. Вымачиваем одежду и едем в мокрых вещах, чтобы было немного прохладнее…
Весь ужас был не только в сильной жаре, но и в том, что мы начинали опаздывать на паром обратно. Не успеем в порт — не успеем на паром до Дубая. Пришлось бы заново платить $500.

Как раз в тот момент мы увидели тук-тук с водой — подумали, что у его владельцев шансов выжить больше (так как они могут легко доехать до города), а нам очень нужна вода. За несколько глотков воды мы оставили 10 реалов. Телефоны с навигаторами отключились. Мы понимаем, что не успеваем и вся поездка под угрозой...

Мы были на середине острова. Думали, что делать: возвращаться или ехать дальше. И решили ехать дальше. В какой-то момент мимо нас проехал тот самый тук-тук, где мы брали воду! Мы остановили его, зацепились и поехали таким образом до «дома».

Приезжаем. Владелец велосипедов любезно дал нам помыться во дворе адски горячей водой из шланга. Представьте: палящее солнце, +44 градуса, а ты пытаешься охладиться водой такой же температуры. Он вошел в наше положение, так как мы сильно опаздывали, и отвез нас в порт в кузове пикапа. Нам не верилось, что мы успели.


Кабардинка, Россия
«Наш проект — про мир во всем мире». История от Дмитрия
Это произошло на обратном пути при въезде в Иран. К нам прислали агента компании, к которой мы были заочно прикреплены, купив билеты на паром. Он оформлял нас и еще одну русскую машину, которая ехала из Саудовской Аравии.
Наш путь домой лежал через Армению. Сотрудники сказали, что для этого нужно либо ставить машину на прицеп и добираться до Армении самим, либо ехать через Азербайджан, где есть представитель компании. Мы решили ехать через Азербайджан, так как ехать без машины неактуально и дорого.

Доехали до Азербайджана за три дня. Таможня не работала. Остановились перед границей на Каспийском море в Астаре. Там был очень странный кемпинг, где просто жили люди. Нас закидали какими-то бутылками, пока мы спали.

На капоте у нас наклеены флаги стран, где мы были, и карта с маршрутом. Не успели заехать на досмотр — как подошли пограничники и попросили снять флаг Армении. Конечно, мы знали о напряженных отношениях между странами. Но не предполагали, что настолько все плохо. Еще нас попросили отклеить карту с заднего стекла. Решилось все тем, что мы заклеили слово «Армения» скотчем.

На выезде из Азербайджана нас разделили: парни пошли как пассажиры через один вход, а меня повезли на рентген машины в другой город. Пришлось оставить половину вещей на границе без присмотра. Таможенники задавали странные вопросы, например, почему я не женат. Получилось так, что я не мог выехать три раза: меня отправляли из одного окна в другое и долго не выпускали.
Если у нашего путешествия и есть смысл, то он в том, чтобы напоминать, что мы все люди, мы все одинаковые вне зависимости от цвета кожи и страны. Мы рассказывали эту историю друзьям-азербайджанцам, они недоумевали.
«Один грузин брил грудь ножом, а рядом сидел человек в противогазе». История от Федора
Анаклия
Лихие повороты и спонтанные решения завели нас на границу Грузии и Абхазии — в отрешенное местечко под названием Анаклия.

Дима хотел к морю, а я вспомнил, что два года назад видел отсюда фотографию с очень необычным зданием (на фото. — Прим.).

Город встретил нас в два часа ночи пустыми аллеями, теплым воздухом и дружелюбными полицейскими, которые показали место для ночевки. После сна мы пошли осматривать местность.

Здесь царила атмосфера отчуждения. Пустые пляжи, громадные пальмовые ряды, арт-объекты каждые 50 метров — город явно был особенным.

Сложилось впечатление, что это место не от мира сего. Слева от нас один грузин брил себе столовым ножом грудь, а справа другой грузин сидел в противогазе. Сюр, да и только.
Самое сильное впечатление
Федор: Для меня это была ночевка в Бузлудже (вершина Балканских гор, Болгария. — Прим.). Это символ Балкан, где находится дом-памятник, который напоминает космический объект — здоровенную тарелку на холме. Это здание, которое символизирует социализм.
Я всегда мечтал побывать внутри. Туда никого не пропускают, но нас провел сторож. Мы легли на площади перед Бузлуджей в спальниках. Дул ветер, ржали дикие кони, над нами — звездное небо. А я ночевал там, куда мечтал добраться пять лет. Это было здорово.

Петр: Для меня самым сильным впечатлением стал въезд в Дубай. До этого у нас был очень сложный участок между Ираном и Дубаем, адская жара, вопросы с документами. Когда мы туда въехали, небо было серым и тусклым из-за пыли.
Помню момент, как перед нами начали появляться силуэты небоскребов. И вдруг появилась Бурдж-Халифа. В этот момент я понял: «Да, мы это сделали».

Дмитрий: Шаурма со скумбрией в Турции? Хотя нет. Для меня самым большим открытием стало то, что места, в которых я бывал раньше, соединились в одну систему. Обычно ты прилетаешь куда-то на самолете и дальше путешествуешь сам. А тут мы ездили на машине по этим же местам. И все эти места — на одной планете.
Дубай
Для чего это все было?
Петр: Для меня это приключение всей жизни: самая большая авантюра и хулиганство. Хотелось дерзнуть, почувствовать вкус молодости, сделать что-то свое. Мы поставили сложную задачу — и мы это сделали. Я увидел много стран, общался с разными людьми, узнал их истории. Так бы я и хотел жить в 22 года.

Федор: Для меня это лето, которое я буду вспоминать всю жизнь. И еще мне давно хотелось сделать какой-то классный большой проект про путешествия. Рад, что воплотил эту мечту с друзьями.

Дмитрий: Сейчас я осознаю, что это все было для опыта реальной жизни: работа с документами, работа с машиной. Мы будем писать про это путешествие книгу для «Эксмо». Еще я готовил макароны с тушенкой в экстремальной ситуации.

После этой поездки я стал ненавидеть слово «туризм». Туризм — это когда ты прилетел на самолете, посетил достопримечательности. Вышел на пляж и заночевал комфортно в отеле. А путешествие — это про взаимодействие с людьми, изучение страны, а не поход по достопримечательностям.
Дубай

© Rusbase, 2019
Автор: Екатерина Гаранина
Фотографии к материалу предоставлены героями



Екатерина Гаранина
Комментарии