Интервью
«Сейчас я уже не ем "Доширак"». Как сделать два успешных стартапа к 24 годам







23 апреля 2019



Попасть в рейтинг Forbes для многих — заветная мечта. Алексей Хахунов оказался в его лонг-листе в 24 года. Но перед этим он учился в школе семь дней в неделю, придумал два стартапа, ел «Доширак», спал по три часа в сутки, работал репетитором и даже… доил коров.

Думаете, Алексей носит строгий черный костюм и ездит на дорогом авто? Нет. Он не выглядит снобом. Читайте искреннее интервью Rusbase с основателем Dbrain и R-SEPT.
Алексей Хахунов в бизнесе:

июнь, 2016 — запуск стартапа R-SEPT
август, 2016 — окончание МГТУ им. Баумана
ноябрь, 2016 — привлечение инвестиций для R-SEPT
сентябрь, 2017 — запуск стартапа Dbrain
ноябрь, 2017 — привлечение инвестиций для Dbrain
апрель, 2019 — запуск проекта Handl внутри Dbrain


«После рейтинга девушки пишут еще чаще»
— Попадание в лонг-лист рейтинга самых перспективных россиян моложе 30 лет от Forbes — неожиданность?
— Да. То есть меня никто не предупреждал и мне никто не звонил заранее. Узнал об этом от друга: Эдик Гуринович скинул ссылку со словами: «Смотри, куда меня включили» — «О, а я тут тоже есть!». Это все — приятный сюрприз. Для меня это не было целью. Да, классно, что так получилось, но я ничего специально не делал для этого.
Есть разные способы реализации себя. Самый простой и понятный для меня — сделать крутой продукт, пользу которого почувствуют люди.
— Что сказали родители?
— Для семьи и родителей история про Forbes была уже не столь будоражащая, потому что я есть в информационном поле, периодически даю интервью. Скорее, в семье произвело фурор первое длинное интервью со мной на Republic. До этого родственники относились скептически к тому, что я делаю. Статья была своеобразной точкой признания для семьи: они увидели, что я занимаюсь важной работой.

— А сложно объяснить бабушке или дедушке, чем ты занимаешься?
— Трудно рассказывать о работе не только взрослому поколению, но и ровесникам.
«Чем ты занимаешься?» — самый сложный вопрос, потому что я занимаюсь всем в компании. Обычно самый простой ответ — технологическим предпринимательством.
— Часто тебе в личные сообщения пишут девушки с просьбой разъяснить, что такое ИИ?
— После рейтинга — да. Есть два типа людей, которые мне пишут. Первый — с претензией, что мой успех куплен или что мы всех обманываем. Не понимаю, как люди находят время, чтобы написать негатив. Второй — люди, которые спрашивают что-то про технологии. Есть девушки, которые предлагают встретиться.

— Сегодня big data может за несколько минут вычислить, подходит тебе человек или нет. Ты не проверяешь так кандидаток?
— Нет-нет. Я игнорирую такие сообщения. Одно дело, когда меня спрашивают о профессиональной деятельности, другое — когда вторгаются в личную жизнь. У меня есть свой канал об искусственном интеллекте @aihappens, где я освещаю интересные мне темы, и почти все вопросы из сообщений разъясняются там.


«Учился всю неделю»
— Почему ты выбрал робототехнику и ИИ?
— С детства я понимал, что мне легко даются математика и информатика. В 10-11 классе я учился в физмат-лицее Сергиева Посада. Это была одна из самых сильных ступеней в моем образовании.
Разменной монетой было потерянное детство: мы учились с 8 утра и до 4–5 вечера каждый день.
В субботу у нас стандартно были занятия, а в 10-м классе еще и по воскресеньям читали лекции преподаватели из МГУ, МИФИ и МФТИ. Это была такая хорошая семидневка.

Были вещи, которые давались мне тяжело, например, в школе я не признавал историю и обществознание, пришлось уже после универа доучивать. Робототехнику выбрал благодаря победе на олимпиаде МФТИ: мог поступить без экзаменов в любой технический университет. Выбирал между МФТИ, Бауманкой, ИТМО и МГУ. Распечатал специальности, факультеты и начал думать. Робототехника — отличное сочетание инженерной специальности и информатики.

Про легендарное катание на тазиках
— Ты катался на тазиках?
— Конечно. В Бауманке есть традиция, которая называется «тазы». Если ты жил в общаге, а я там жил, ты укладываешь в купленный таз все свои лекции. Укладывать нужно плотно, потому что эти конспекты — единственное, что будет отделять потом твою попу от асфальта.
Садишься в таз, надеваешь каску — и тебя спускают по лестнице. Это правда больно! На каждом этаже испытания ты выпиваешь стакан пива, на каждом лестничном пролете — стопку водки. Я жил на четвертом этаже — это восемь пролетов.
В самом низу тебе дают молоток. Ты переворачиваешь таз и делаешь молотком отверстие, к которому прикрепляют трос. Друзья садятся в багажник автомобиля с ящиком пива. Дальше ты едешь на тазу по территории около общежития и кричишь: «Я инженер!» Тебя спрашивают: «Кто инженер?» — и ты кричишь на весь двор: «Я инженер!».

— Девушки тоже катаются на тазах?
— Да. Там же можно же регулировать скорость и прочее. Свой таз выкинул — вместо дна была большая дыра. Хорошо, если дно стирается не полностью. А каска поливается пивом, на ней расписываются преподаватели. Висит дома.


«Два месяца подряд я доил коров»
— Как появился твой стартап по роботизации молочных ферм R-SEPT?
— Я договорился в университете, что вместо написания курсовых буду находить и решать конкретные проблемы на практике. Так в 2016 году появилась история про роботизацию молочных ферм.

— А почему коровы?
— У моей семьи есть колхоз, где полторы тысячи коров. Основная сложность с коровами в том, что их нужно доить каждый день. Первая дойка — в пять утра, иногда в 4:30, а последний раз корову доят в 7 вечера. Натуральное хозяйство — сложный бизнес, в котором многое зависит от погоды. Ты можешь делать все идеально и ничего не получить. Можешь халтурить, но будет солнце и все вырастет.

— А ты их доил сам?
— Первый раз, когда я несколько недель подряд доил коров, был в немецком Триздорфе, куда я ездил на курсы по автоматизации и управлению фермерским хозяйством. Отличный способ провести каникулы! Корова так устроена физиологически, что сперва нужно сдоить первые струйки. Это надо всегда делать руками. У тебя может не получиться по каким-то причинам раздоить одну из четырех коров или она может лягнуть тебя. Веселый процесс.

Я знал все про сельское хозяйство и решил применить к этому теорию из университета. На третьем и четвертом курсах все работы применял к фермерству. На выходе из универа у меня уже была первая версия проекта с роботом.

Очень хотел воплотить концепцию в жизнь. Начал изучать рынок инвестиций. В университете вокруг стартапа собрал первую команду из семи человек. Мы ведь читали книжки и смотрели фильмы, а значит, чтобы стартап удался, нам нужно было арендовать дом и не выходя из него пилить стартап! Это была самая большая ошибка.
Мы сняли дом, въехали и каждый день работали над тем, чтобы сделать робота. Такое количество технарей в замкнутом пространстве на долгое время оставлять нельзя. Американские фильмы, которые говорят, что собраться всем и работать в отдельном доме — это круто, врут.
Мы многому научились. Большая часть людей до сих пор работает в компании R-SEPT. Команда отвечала за конструкторскую, схемотехническую и программную часть, а я — за стратегию, инвестиции, маркетинг, компетенцию в сельском хозяйстве.

— Ты вложил в стартап 10 миллионов рублей от инвесторов и еще 20 миллионов своих средств...
— Это на поздней стадии. Первоначально все работали за идею.

— Ели «Доширак»?
— Да. И я каждый месяц скидывал сотруднику 10 тысяч рублей на кредит за машину.

— А на что вы жили?
— Я параллельно очень много работал: занимался репетиторством. Готовил детей к олимпиадам и проверке проектов, сдавал за них экзамены и поступал в университеты. Так можно много заработать, но бизнес плохо масштабируется.

— А откуда у тебя вообще 20 млн рублей на проект? От репетиторства?
— На репетиторстве, да, я заработал достаточно много, но не 20 миллионов. У меня было две вещи, которые позволили мне мультиплицировать заработок. Первая: был бот, куда ты мог отправить задачу и в течение 10 минут получить готовое решение. Это стоило 5 тысяч рублей. Второе — я много занимался рынком ценных бумаг и инвестировал там. Да и не тратил на себя почти ничего.

Сумма в 30 миллионов — это все средства, включая инвесторские деньги, что были потрачены за три года.
— Сколько времени прошло от концепции до продукта, который можно представить инвестору?
— Месяцев восемь. Инвестором оказался мой будущий друг Эдуард Гуринович. В то время я ходил на все мероприятия, которые хоть как-то связаны с венчуром. Однажды в «Стрелке» Эдик рассказывал про свой стартап. Вообще я стараюсь оценивать спикеров не по их основной лекции, а по части с ответами на вопросы. Эдик круто отвечал, я захотел с ним познакомиться. Он сказал: «Пиши в Facebook». Написал ему четыре раза — он не отвечал. Написал пятый! Потом мы созвонились в скайпе и встретились лично. Эдик сказал: «Окей, давай подумаем, как можно тебе помочь». Мы потратили еще месяца четыре на поиск инвесторов. Потом Эдик продал одну их своих компаний и сказал, что хочет стать инвестором сам. Это было осенью 2017 года. Все, что я зарабатывал, вкладывал в проект. Сейчас мы привлекаем еще один раунд. Проект уже прошел долину смерти, нашел первых заказчиков и способен превратиться в успешный бизнес.

»
С Алексеем я познакомился случайно, когда читал лекцию про предпринимательство. Леша подошел ко мне после лекции, спросил координаты, а позже писал, звал на кофе. Меня впечатлила его настойчивость, я стал его ментором.

Я инвестировал в Алексея как в личность. У него есть качества, которые предопределяют успех бизнеса: он невероятно настойчив, широко эрудирован, с прекрасной технической базой. Его семейный бизнес связан с сельским хозяйством, а образование — с робототехникой, при этом одно из его хобби — программирование в сфере компьютерного зрения. Пересечение этих трех аспектов дало узкую нишу бизнеса для старта: роботы в сельхозе. Помножьте это все на его богатый управленческий опыт, умение собирать и мотивировать команду молодых инженеров, отсутствие негативного опыта, а значит, и страха неудач, волю к победе, настойчивость и целеустремленность...

Он меня в прямом смысле достал своими просьбами быть ментором! Я сдался под его натиском и регулярно общался с ним в роли ментора, прежде чем стал инвестором R-SEPT. Я видел, как он строил бизнес, поэтому было психологически легче инвестировать в его второй проект Dbrain, который он делает в паре с опытным партнером, тоже серийным предпринимателем, Димой Мацкевичем. У них очень сильный и умный тандем, в который я верю.

Эдуард Гуринович
Серийный предприниматель, венчурный инвестор, друг Алексея

«

От роботизации — к ИИ
— Как появился Dbrain?
— Когда мы занимались робототехникой, использовали машинное обучение, чтобы эффективнее подключать манипулятор к вымени. На самом деле самая кликбейтовая строчка в каждом интервью — про то, как мы искали соски в вымени. Всех почему-то будоражит это слово. Мы сделали решение и ходили в разные агрохолдинги с предложением «А не нужны ли вам роботы?». Так мы познакомились с одним из моих партнеров. Он захантил нас делать проект Connectome.ai, чтобы создавать кастомные решения с использованием машинного обучения. Так я перешел из робототехники в ИИ. В процессе работы познакомился Дмитрием Мацкевичем, и уже в 2017 году мы стали делать Dbrain. Недавно мы запустили отдельный продукт внутри Dbrain — Handl, платформу для разметки данных.

— Сейчас ты уже не ешь «Доширак»?
— Нет. Я прошел эту стадию. К счастью, достаточно давно его уже не ем.

Правила эффективности Алексея Хахунова
— В чем разница между тобой в 20 лет и в 24?
— В 20 я не понимал, как управлять компанией. Сейчас я хорошо знаю, как построены продажи, маркетинг и менеджмент. Все это только боевой опыт.
Очень хочется посоветовать начинающим стартаперам найти три-четыре похожие и успешные компании — и спросить, как они это сделали. Не читайте статьи, книжки, учебники, а найдите компании и спросите, что они пробовали, что тестировали — это сэкономит кучу времени. Из готовых материалов есть суперполезные лекции от YCombinator.
В 20 я жил в спальном районе на окраине. Но в какой-то момент понял, что трачу много времени на дорогу. Сейчас живу в пределах Садового кольца и перемещаюсь пешком, на трамвае или на такси. Могу не планировать путешествия задолго, а быть спонтанным. Самое красивое место, где я был — Исландия.

В 20 я думал, что сон — бесполезная трата времени. В течение долгого периода я спал 2–3 часа в сутки. Сейчас я контролирую сон, правильно питаюсь, потому что это сильно влияет на мою эффективность. Я больше, чем семь раз в неделю, занимаюсь спортом: много играю в бадминтон, футбол, хожу в зал. Поставил себе цель в этом году проехать 1000 километров на велосипеде.

Я стал много времени и денег тратить на здоровье: раз в год прохожу полный чекап организма и считаю это важным. Поддерживаю финансово взрослую часть своей семьи.

В 20 я был уверен, что к 24 годам у меня будут семья и дети. Этого пока нет, зато есть крепкие отношения.


— Что для тебя значит успех?

— Есть пять-десять человек, мнение которых для меня важно. Если они признают мои достижения, то для меня это будет успехом. Считаю ли я себя успешным? Пока нет.

— Какое твое качество позволило тебе стать тем, кто ты есть?
— Странное совмещение лени и упорства. Я достаточно ленив, чтобы не делать лишнего, но упорства хватает, чтобы доводить даже самые сложные вещи до конца. Я считаю, что мое состояние — это набор приятных и не очень случайностей, произошедших со мной.

— Почему случайностей? Ты же только что рассказал свою историю: и учился много, и работал.
— Это все увеличивает вероятность успеха. Но ты можешь пройти идеально все шаги — и ничего не получится.
Все истории успеха — ошибка выжившего. Мы видим то, что получилось, но не видим сотни фейловых историй. Если вы спросите любого предпринимателя, считает ли он, что случайности больше всего повлияли на его бизнес, он скажет, что да — если будет честен.
Как пример, одна из главных случайностей — найти инвестора и партнера. Это колоссально повлияло на то, что со мной происходит.

— У тебя есть два стартапа. Ты в крутом рейтинге. Ты путешествуешь и живешь в центре. Что дальше, когда все есть?
— Сейчас я трачу много сил и времени, чтобы сделать компанию стабильно прибыльной.
Хочется, чтобы половина времени тратилась не на зарабатывание денег, а на общественно полезные вещи. Например, хочется помочь российской системе образования, потому что она не соответствует никаким требованиям, которые предъявляются к специалистам. Разве что, исключая программистов.


— Ты хочешь создать свою школу? Пойти в министры образования?

— Нет. Я хочу написать хорошие цифровые учебники по всем основным предметам с 7 по 11 класс — и составить конкуренцию тем, что есть сейчас.

— Своих детей ты отправишь в вуз?
— В России идеологически поломанная система образования. Мы живем в парадигме, что успешным можно стать только с дипломом о высшем образовании. Но высшее образование должно работать по-другому.

Большинство специальностей должны преподаваться в ПТУ. Но у нас ПТУ считается чем-то негативным. Например, профессии маркетолога, редактора, программиста и инженера не требуют высшего образования — это практические скиллы. Гораздо эффективнее вместо вузов было бы идти в ПТУ получать хорошую практику. А высшее образование нужно оставить для тех, кто хочет заниматься концептуально-стратегическими вещами.

Если говорить про моих детей — я верю, что они будут достаточно самостоятельными, чтобы решить, идти им в вуз или нет. Это не мой выбор, я не могу кого-то отправить в вуз силой.

— Кто ты через 20 лет?
— Точно не смогу ничем не заниматься. У меня есть потребность делать. Маловероятно, что я буду ходить по пляжу и работать удаленно. Скорее, я бы 50% времени развивал свой бизнес, а 50% — какую-то некоммерческие истории. Придумывал бы решения социальных проблем...

— Почему ты подал заявку на Rusbase Young Awards?
— Интересно. Это для меня история не про приз. Это способ лучше вникнуть в контекст того, что делают другие люди, чтобы понимать в сравнении — классный ты или нет. Важно смотреть, что создают те, кто моложе меня. Часто они делают более крутые вещи. Это значит, что ты уже проигрываешь в конкуренции. И для тебя это мотивация фигачить и фигачить.
© Rusbase, 2019
Текст: Екатерина Гаранина

Фотографии: Rusbase

Обновление от 29.04.2019: Алексей еще не попал в рейтинг, а вошел в его лонг-лист.



Екатерина Гаранина