Rusbase
Управляющий партнер iTech Capital
Глеб Давидюк:
«Русский акцент не мешает признанию в технологическом мире»
29 октября 2018


Rusbase

Управляющий партнер iTech Capital Глеб Давидюк:
«Русский акцент не мешает признанию в технологическом мире»
29 октября 2018


Какие технологические отрасли сегодня наиболее интересны для инвестиций? Почему сегмент финтеха будет расти в ближайшие годы, а рекламные технологии показали спад? И каково работать в международном инвестфонде с российской пропиской? Управляющий партнер фонда iTech Capital Глеб Давидюк в интервью Rusbase рассказал о своем видении современного состояния технологического рынка и трендах его развития.

Глеб Давидюк — один из самых опытных российских инвесторов и один из пионеров инвестирования в технологические отрасли. За его плечами более 20 лет управления частным капиталом. До основания iTech Capital Глеб был партнером скандинавского фонда Mint Capital, который в то время активно инвестировал в России. Еще раньше, в 2000–2005 годах, он был управляющим директором в инвестиционной компании Alfa Capital Partners, где стоял у истоков создания фонда прямых инвестиций холдинга Альфа Капитал.

Сейчас iTech Capital представляет собой семью инвестиционных фондов с общим капиталом под управлением более $200 млн. И для начала мы говорим с Глебом о наиболее заметных проектах фондов.
Какие технологические отрасли сегодня наиболее интересны для инвестиций? Почему сегмент финтеха будет расти в ближайшие годы, а рекламные технологии показали спад? И каково работать в международном инвестфонде с российской пропиской? Управляющий партнер фонда iTech Capital Глеб Давидюк в интервью Rusbase рассказал о своем видении современного состояния технологического рынка и трендах его развития.

Глеб Давидюк — один из самых опытных российских инвесторов и один из пионеров инвестирования в технологические отрасли. За его плечами более 20 лет управления частным капиталом. До основания iTech Capital Глеб был партнером скандинавского фонда Mint Capital, который в то время активно инвестировал в России. Еще раньше, в 2000–2005 годах, он был управляющим директором в инвестиционной компании Alfa Capital Partners, где стоял у истоков создания фонда прямых инвестиций холдинга Альфа Капитал.

Сейчас iTech Capital представляет собой семью инвестиционных фондов с общим капиталом под управлением более $200 млн. И для начала мы говорим с Глебом о наиболее заметных проектах фондов.
«Технологический мир цикличен»
— Расскажите вкратце о ваших проектах 2018 года — TradingView, Amulex, Ticketland, Bitfury и других. Какие главные новости вы хотели бы выделить?
— Каждая из перечисленных компаний — история успеха, где-то уже написанная, где-то в процессе написания. Например, весной этого года мы провели, на мой взгляд, очень успешную сделку по частичному выходу из капитала компании TradingView.com, продав часть своей доли по цене, в 15 раз превышающей оценку компании на момент нашего входа. Мы заработали хорошие деньги на вложенные средства, при этом оставив себе часть акций компании в ожидании еще более существенного роста капитализации бизнеса. Забегая вперед, скажу, что только одна сделка с акциями компании TradingView может вернуть все вложения всех инвесторов в фонд. Поэтому нам очень нравится и сделка, и американские инвесторы нового раунда, и, конечно же, ребята-основатели, без участия которых вообще ничего не было бы возможно.

Если говорить о сделке с Ticketland, то тут тоже вполне хрестоматийный пример того, как мы сначала инвестировали в компанию, затем поменяли в ней топ-менеджмент, консолидировали активы и даже в приватизационном аукционе успели поучаствовать. Сменившаяся команда управленцев проделала огромную работу по выводу новых продуктов, трансформации бизнеса из офлайна в онлайн, выстраиванию процедур корпоративного управления и финансового учета. Как результат — продажа актива стратегическому инвестору, коим выступила группа компаний МТС, и пятикратный возврат на вложенный капитал для инвесторов.

Если говорить про компанию Bitfury, то это тоже интересный пример проекта, который уже прошел через огонь, воду и медные трубы и у которого еще огромный нереализованный потенциал. Мы вложили средства в компанию в 2015 году и оказались одним из крупнейших мировых инвесторов криптоиндустрии того времени, на тот момент ничего в ней, в общем-то, не понимая и основывая свое инвестиционное решение в большей степени на интуиции, нежели на каком-то фундаментальном анализе. За годы криптоистерии, я думаю, мы сравнительно неплохо разобрались в трендах, способны отделить зерна от плевел. По-прежнему оставаясь крупными инвесторами в компании Bitfury, в этом году мы сделали новый pre-IPO раунд вместе с рядом иностранных институциональных инвесторов. Более того, те деньги, которые мы инвестировали в компанию в 2015 году, мы давным-давно вернули с хорошей долларовой доходностью. Мне нравятся сделка и команда, стоящая во главе этой постоянно меняющейся компании. И я думаю, в 2019 году мы еще услышим о громких победах Bitfury на мировом рынке.

Если говорить о компании Amulex, то это новая история в книге под названием iTech II, потому что мы инвестировали в компанию в этом году — и уже из нашего нового второго фонда. Она находится в сегменте LegalTech. В этом сегменте мы с ребятами из Amulex видим для себя возможность вырастить интересного, сильного и технологически подкованного игрока. Уже сегодня компания Amulex — один из лидеров этого рынка, демонстрирующая высокие темпы роста по всем показателям, включая финансовые, и как никто другой, удачно спозиционированная для очередного технологического прорыва в сегменте LegalTech.
— Каковы, на ваш взгляд, самые актуальные тренды для инвесторов в этом году? Изменились ли они с прошлого года?
— Вы знаете, такой вопрос задает каждый журналист в каждом интервью на протяжении последних десяти лет. Наверное, если просуммировать все ответы моих коллег, то получится вполне обоснованное и качественное исследование на тему мировых технологических трендов. Однако, если честно, я стараюсь быть очень осторожным в своих ответах на такие вопросы, потому что тренд, как правило, либо возникает на фоне какого-нибудь события или ажиотажа, как было в криптомире в конце прошлого года, либо это вполне предсказуемая и просчитываемая бизнес-модель.
Ничего принципиально нового в технологическом мире возникнуть в ближайшие годы не должно, однако качество продуктов и услуг в уже понятных всем трендовых сегментах существенно улучшится.
Я не буду вбрасывать новые клише в части AR/VR, Cloud, Sharing Economy, QuantComputing и так далее. Оставлю предсказания для футурологов, которых сейчас тоже полным-полно. Я склоняюсь к мнению, что ничего принципиально нового в технологическом мире возникнуть не должно, однако качество продуктов и услуг в уже понятных всем модных, трендовых, сегментах существенно улучшится. Мы все ближе и ближе к эпохе более осознанного будущего — осознанного через призму финансово-инвестиционных метрик, которые, хочешь не хочешь, приземляют любого мечтателя в мир капитала и процентных ставок. В мир геополитики и ужесточающегося госконтроля, в мир умеренного риска и ожидания понятных метрик возврата на вложенный в технологии будущего капитала.
Читайте по теме:
Бизнес-ангел Игорь Рябенький — о том, куда вкладывать в 2018 году
Узнать больше
— Тогда можете ли вы назвать сферы, которые сегодня переоценены? Например, один крупный инвестор в начале года мне говорил, что переоценен рынок AdTech. А по-вашему, где слишком много хайпа?
— Я бы не говорил о сферах. Я бы говорил о конкретной сделке в той или иной сфере. Это раз. Второе, если мы говорим об индустриях внутри технологического мира, то понятно, что технологический мир так же цикличен, как и мир офлайна. Экономические циклы ему тоже присущи. И вот, например, если мы говорим об AdTech или о его субсегменте — маркетинговых технологиях — то да, за последние восемь лет мы прошли через два цикла, когда компании резко дорожали, а потом так же резко дешевели. Накладывая теорию цикличности на тот или иной индустриальный сегмент, можно предположить, что у нас сегодня на хайпе, а что в даунтренде. Однако, повторюсь, важен не сегмент, важен проект в том или ином сегменте и позиционирование проекта относительно цены входа, перспектив роста, продуктового ряда, управляющей команды и так далее. Талантливые люди в падающем рынке смогут вас озолотить.
Важен не сегмент, важен проект в том или ином сегменте и позиционирование проекта относительно цены входа, перспектив роста, продуктового ряда, управляющей команды и так далее. Талантливые люди в падающем рынке смогут вас озолотить.
— Наверное, это фундаментальные прогнозы, которыми сложно заниматься?
— Нет, на самом деле, не очень сложно. Если у вас есть ресурс, как в каком-нибудь инвестиционном банке, для того, чтобы анализировать тренды на цены в том или ином сегменте, строить модели, основанные на математическом и статистическом анализе и так далее, то можно, в принципе, получить вполне интересные выводы. Другое дело, что малая часть тех, кто такие тренды вещает в массы, этим занимается. Ведь всегда можно ограничиться набором из десяти стандартных фраз о том, что VR/AR завтра выстрелит, что рынок AdTech сегодня перегрет, что шеринг-экономика сегодня на каждом углу и тоже достаточно перегрета и так далее.
«Спрос на услуги финтеха не стихнет»
— Давайте теперь пройдемся по основным отраслям и начнем с финтеха. Что вам кажется наиболее интересным в этой сфере — кошельки, платежные платформы, решения для биржи?
— Я думаю, что процессинговые решения сейчас как раз находятся в том своем жизненном цикле, когда они уже превратились в commodity. В то время как проекты, похожие на «Тинькофф банк» или Revolut (то есть все то, что облегчает жизнь нам с вами или малому бизнесу в финансовом секторе), находятся в начале своего развития. Россия в этом смысле достаточно далеко продвинулась вперед. Я считаю, что мировые финансовые институты во многом отстали от того, что в России уже давно является отраслевым стандартом. Поэтому, с точки зрения инвестиционной привлекательности, мировые проекты, которые так или иначе похожи на то, что происходило последние лет пять у нас в стране, будут очень интересными, поскольку спрос на такие продукты и услуги будет неизбежно расти.
Мировые финансовые институты во многом отстали от того, что в России уже давно является отраслевым стандартом.
Или, например, образование и геймификация внутри традиционных и консервативных секторов, особенно в финансах — еще один большой сегмент для изучения инвестиционных возможностей. На мой взгляд, очень большие перспективы лежат в области продуктов и услуг, связанных с облегчением процесса идентификации, так называемого KYC. С этим столкнулись все, начиная с россиян, которых по всему миру гоняют просто за то, что они россияне, заканчивая эволюцией мирового правопорядка в принципе, который предъявляет все более жесткие требования к используемым технологиям и персональной информации о пользователях финансовой экосистемы.

Мир становится прозрачным и, как результат, более эффективным. Поэтому проекты, направленные на то, чтобы облегчить процесс KYC, вполне себе интересны.
— Про AdTech мы уже кратко поговорили. Есть сейчас какие-то проекты в России или за рубежом, которые вам интересны?
— Да, конечно. В AdTech мы неплохо разбираемся и, как результат, смотрим на проекты с точки зрения инвестирования. В ближайшее время вы услышите о нашей очередной сделке в этом сегменте. Не хотелось бы сейчас конкретизировать, что это за проекты.
— Правда ли, что в сфере LegalTech основные тренды — искусственный интеллект и машинное обучение, то есть все то, что должно со временем заменить живых юристов?
— LegalTech — это достаточно широкое поле для деятельности, которое, на мой взгляд, пока что мало кем освоено. И потому меня как инвестора влечет к этому сегменту. Если взглянуть сверху вниз на то, что происходит в юриспруденции как таковой, то невооруженным глазом видно, что юриспруденция предполагает определенный набор правил и процедур в части обмена информацией и защиты той или иной стороны на предмет соответствия процедуре или правилу. Может ли это делать робот? Ответ: да, может. Все больше появляется проектов, которые пока на суб-уровне, технически решают ту или иную задачу в юриспруденции, начиная от оплаты штрафов и заканчивая целым набором чат-ботов, которые призваны облегчить процесс подачи документов в тот или иной орган. И это только начало масштабной революции в этом сегменте. Объективно мне сложно представить, зачем нужен человек в оказании большинства юридических услуг. Равно как мне сложно представить, зачем нужен человек для оказания большинства услуг в бухгалтерии.
— Очень проблемная отрасль для России — медицинские технологии. Есть ли у вас на примете интересные проекты и технологии в MedTech, в которые нужно вкладывать на этом этапе?
— Если мы говорим о MedTech в России, то все слышали, как разные инвесторы — и крупные типа Сбербанка, и частные — вложились в медицинские технологии, будь то технологии удаленного доступа, e-commerce, SaaS-моделей в рамках медицинских учреждений и так далее. Медицина для технических специалистов, программистов и инвесторов тоже очень интересна. В ней есть большой блок работы с данными, с врачами, медикаментами и их дистрибуцией, оптимизацией авторских прав, патентов, легализацией препаратов и так далее. В этом секторе возможностей, на мой взгляд, очень много.

Что мешает росту? Мешает довольно сырая юридическая и регуляторная база в стране. Она закрывает многие возможности. Хорошо это или плохо? Вы знаете, несмотря на то, что я инвестор, на мой взгляд, нельзя сказать, что быстрые изменения в этом сегменте просто необходимы. Потому что медицина, как и авиастроение, должна быть очень надежной и, как результат, консервативной. В любой индустрии, когда ее начинают активно менять, возникают ошибки. Хотелось бы, чтобы ошибки в индустрии MedTech были минимальными.
В начале октября стало известно, что футболисты братья Алексей и Василий Березуцкие вместе с iTech Capital основали фонд, который будет инвестировать в высокотехнологичные проекты в спортивной сфере. Фонд получил название Global Sports Opportunities Fund. По словам Василия Березуцкого, они с братом будут выступать скорее как консультанты для потенциальных инвесторов в спортивной отрасли. Другой своей целью футболисты называют повышение экономической грамотности спортсменов, чтобы по окончании карьеры они могли зарабатывать, вкладывая свои деньги в технологические проекты.
В начале октября стало известно, что футболисты братья Алексей и Василий Березуцкие вместе с iTech Capital основали фонд, который будет инвестировать в высокотехнологичные проекты в спортивной сфере. Фонд получил название Global Sports Opportunities Fund. По словам Василия Березуцкого, они с братом будут выступать скорее как консультанты для потенциальных инвесторов в спортивной отрасли. Другой своей целью футболисты называют повышение экономической грамотности спортсменов, чтобы по окончании карьеры они могли зарабатывать, вкладывая свои деньги в технологические проекты.
— Отрасль SportTech. Хочу здесь же спросить про фонд Global Sports Opportunities Fund, который вы открывали вместе с братьями Березуцкими. Чем эта отрасль интересна вам и должна быть интересна инвесторам? Много сюда денег придет?
— Безусловно, основав вместе с партнерами Global Sports Opportunities, мы предполагали, что в этой среде есть хорошие идеи, проекты и возможности, в том числе и для инвесторов. Наша платформа iTech способна генерировать большой поток новых проектов, наш опыт в структурировании сделок поможет нам взвешенно и осознанно формировать инвестиционный портфель, опыт Березуцких и других легенд российского и мирового спорта даст нам шанс не наступить на грабли наивного непрофессионализма, с которым часто сталкиваются начинающие инвесторы.

Другое дело, что индустрия спорта тоже находится на начальном этапе технологической трансформации. На фоне многих позитивных спортивных историй, в которых Россия поучаствовала в последнее время (оговорюсь — были и негативные), на мой взгляд, интерес к этой отрасли по-прежнему довольно высокий.

Мы будем искать возможности для инвестирования и подходить к анализу исключительно жестко и консервативно, как делали это всегда. У нас, слава богу, есть возможность использовать мнение уважаемых людей, которые инвестируют вместе с нами. Я имею в виду ребят Березуцких. В ближайшее время мы расскажем еще о тех, кто к нам присоединился. Поверьте мне, это люди-легенды. Для меня как для инвестора это сумасшедший багаж знаний и опыта, который не валяется на дороге и просто так не будет доступен обывателю и даже многим моим коллегам-инвесторам. Для меня возможность лежит в той экспертизе, которую я как управляющий могу получить. Для соинвесторов, а мы открыты к сотрудничеству, мы припасли много закрытых клубных «плюшек». Ну а пресловутый value add investment approach, очевидно, на поверхности для компаний-реципиентов фонда.
Узнайте больше о спортивном маркетинге
Хочу знать!
— То есть этим должны заниматься профессионалы…
— Безусловно. Любой экспертизой должны заниматься исключительно профессионалы. И если я профессионал в инвестировании, то я не могу себя ни в коем случае сравнить с Лешей и Васей Березуцкими, которые в футболе понимают на несколько порядков больше меня. А комбинация моей экспертизы и их экспертизы может принести очень интересные инвестиционные решения. И поверьте, наше партнерство не ограничено только Васей или Алексеем, с нами достаточно умных, грамотных, профессиональных и даже легендарных партнеров. Чуть позже, когда придет время, я с гордостью расскажу подробнее о каждом.
— Что можете сказать о сфере FashionTech и технологий в искусстве? Есть у вас проекты на примете здесь?
— Я начну издалека. Как правило, мы поступаем следующим образом: либо мы привлекаем в команду в качестве инвестора отраслевого эксперта — например, в случае со спортом это братья Березуцкие, либо инвестируем в якорный для индустрии актив, который позволяет нам понять сектор, разобраться в нем глубже. А в связи с тем, что мы, как правило, инвестируем в компании уже крупные, устойчивые, и принимаем активное участие в жизни портфельной компании, мы начинаем качественней понимать в сегменте, в который проинвестировали.

Отвечая на вопрос про FashionTech — безусловно, мы смотрим на возможности в этой сфере, но пока не вкладывались в нее. Не потому, что мы в нее не верим, а потому, что мы пока не нашли такого якорного проекта, который стал бы для нас проводником. Уверен, что такие есть, и рано или поздно компании из такого красивого и модного сектора появятся в нашем портфеле.
Читайте по теме: как онлайн-ритейлер работает со стартапами
Lamoda: «Русские женщины любят смелую одежду»
Узнать больше
«Инвестору с русским окрасом жить стало сложнее»
— Каким должен быть стартап и основатель, чтобы понравиться инвестору? На что вы лично обращаете внимание?
— Чтобы я как инвестор обратил внимание на компанию, это не должен быть стартап. Потому что мы инвесторы более поздних стадий, и наша основная работа — инвестировать на раундах B и C. Это существенно более поздняя стадия, чем просто стартап.

Если говорить о том, кого бы я хотел видеть напротив себя в переговорной комнате, то тоже не открою никакого секрета — это профессионалы. Я требую профессионализма от ребят в своей команде, требую профессионализма от себя и хотел бы видеть профессионала напротив. Поверьте, когда вы начинаете разговаривать с человеком, уровень его профессионализма понятен на пятой минуте разговора. Ощущение глубины человека складывается в том числе из вашего жизненного опыта. Оно может состоять из каких-то внешних признаков, из понимания этим человеком того сегмента, в котором он работает или собирается работать, из его достижений в прошлой жизни. Все мы учимся на каких-то ошибках, иногда на чужих, но, к сожалению, чаще на своих. Понятно, что я как инвестор предпочел бы, чтобы к моменту начала нашего разговора у человека был бы за плечами хороший жизненный опыт, причем опыт как побед, так и поражений.

Сложно то, что в моей работе общаться приходится, как правило, с людьми молодыми. Это одновременно и приятно, и опасно, ибо разница в миропонимании поколений X, Y, Z колоссальна. Понятно, что обычно у молодых ребят за плечами нет большого жизненного опыта. У них, безусловно, есть огонь в глазах, есть желание покорить мир, сделать что-то большое и интересное, у большинства из них есть желание разбогатеть. Но жизненного опыта нет почти ни у кого. Это осложняет мою работу и одновременно упрощает ее, потому как я со своим многолетним и жизненным и профессиональным опытом и должен быть тем самым балансом на чаше весов «предприниматель — инвестор».
— Тогда давайте поговорим об инвесторах. За последние двадцать лет сложился ли какой-то типаж российского инвестора в технологической сфере? Можете описать своих коллег?
— За последние десять лет сформировался целый слой российских инвесторов. Половину этого времени слой сильно эволюционировал и продолжает эволюционировать. Во многом это произошло благодаря вам, журналистам, и государству, которое достаточно много вкладывает в информационные проекты, благодаря бесконечным конференциям и доступности профессионального материала, благодаря тем людям с горящими глазами, которые толкают в России идеи инвестирования в технологии через всевозможные СМИ. Да, часто встречаются откровенные болтуны и неучи, часто желаемое выдают за действительное, часто мнение читателя далеко от мнения писателя и так далее, но это и есть эволюция. Со временем среда станет профессиональной, и ее участники не будут уступать мировым коллегам.

Что касается технологичного сектора, то он, возможно, развивается быстрее других в силу специфики интернет-индустрии, предполагающей низкий инвестиционный порог для входа. Как результат — огромное количество частных инвесторов, или, как нынче модно их называть, бизнес-ангелов, желающих попробовать себя на ниве профессионального инвестирования.
Современный инвестор — смелый, агрессивный, самоуверенный, не всегда профессиональный, быстро принимающий решения и основывающий их в меньшей степени на результатах анализа и в большей — на собственной интуиции.
Каков обобщенный портрет? Смелые, агрессивные, самоуверенные, не всегда профессиональные люди, быстро принимающие решения и основывающие их в меньшей степени на результатах анализа и в большей — на собственной интуиции. Процентов 80 инвесторов вкладывают в надежде заработать — инвестируют небольшие чеки в проекты, которые им интуитивно кажутся привлекательными, в свободное от основной работы время. С одной стороны, это приносит на рынок опыт, а с другой — непрофессионализм. Однако без этой эволюционной ступеньки никак нельзя. 20% людей инвестируют через призму сохранения капитала, по правилам, типичным для институционального инвестора: это аллокация капитала в разные классы активов, взвешивание рисков разных классов активов, глубокая проверка того или иного управляющего или инвестиционного инструмента, это типичные Due Diligence-процессы и так далее. И тут тоже россияне многому учатся.

Мы сейчас в стадии формирования нашего второго фонда iTech, и за последние месяцы провели много интервью с частными инвесторами, с представителями семейных офисов. Должен признать, я все чаще и чаще слышу правильные вопросы к такому, как я: не количество выходов, а их качество, например, индексы DPI (Dividends to Paid In Capital ) и RVPI (Residual Value to Paid In), не просто IRR, а Net IRR (то есть за вычетом всех физов и расходов, которые инвесторы всегда несут). Не разговоры о прошлых победах, а глубокие интервью в части оставшегося портфеля, так как в постинвестиционный период жизни фонда, как правило, все хорошие сделки уже распроданы и на балансе остается совсем мало звездных историй, что может сделать будущую результативность работы фонда очень непонятной.

Я думаю, в ближайшие десять лет мы увидим на российском рынке формирование класса инвесторов, которых со временем и с опытом, что они накопят, можно будет назвать институциональными инвесторами.
— Как санкции повлияли на российских инвесторов? За рубежом не начали вас избегать?
— Было бы глупо говорить, что они никак не повлияли. Очевидно, что любому инвестору с российским окрасом жить, инвестировать и доказывать свою правоту стало существенно сложнее. Это одно. С другой стороны, на примере компании TradingView могу вам сказать, что мы провели достаточно успешную сделку в разгар очередного санкционного цикла. И целый ряд американских инвесторов вложился в компанию родом из Ростова. Это говорит о том, что если у вас хороший продукт и интересная компания, то бояться каких-то ограничений не стоит.

Вы спросили, сложнее ли мне стало работать. Да, сложнее. Хотя вот на днях мы получили награду как восходящая звезда европейского рынка private equity. Награда вполне себе международная и, надеюсь, мой русский акцент не сильно повлиял на решение жюри.
— Какие планы строите на будущий год?
— Планы очень простые. Мы начали фандрайзинг нашего второго фонда iTech Capital II, LP и активно привлекаем всех интересующихся партнеров стать нашими соинвесторами. Мы запустили Global Sports Opportunities Fund и готовим еще несколько новых продуктов, которые комфортно разместятся на платформе iTech Family. Это занимает достаточно много времени.

Никто не отменял работу, связанную с управлением существующим портфелем и поиском новых сделок, поэтому у нас есть пайплайн из проектов, которые релевантны к нашему второму фонду, к нашему сколковскому фонду, к нашему спортивному фонду.

Готовится несколько новых сделок. Мы бы хотели совершить одну–две сделки по входу в этом году и одну–две сделки по выходу в этом и середине следующего года. Идеальные темпы — проводить четыре–пять сделок по входу и столько же по выходу в год. Как только этот темп будет достигнут, я смогу уверенно сказать, что машина под названием iTech Family построена и уверенно движется вперед.
©Rusbase, 2018
Автор: Наиль Байназаров
Фото на обложке: iTech Capital



Людмила Чумак

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.