Rusbase


«Тысячи человек бросились качать приложение и следить за ураганом»
Как создавать успешные нишевые продукты? История основателя Windy App

19 октября 2018





«Тысячи человек бросились качать приложение и следить за ураганом»
Как создавать успешные нишевые продукты? История основателя Windy App

19 октября 2018



Игорь Каменев несколько лет трудился iOS-разработчиком в больших и не очень компаниях (SUP, Yandex, проект Surfingbird). В 2015 году он серьезно увлекся кайтсерфингом и понял, что удобных приложений для любителей ветра на рынке просто нет. Несмотря на то, что история казалась супернишевой, Каменев увидел в ней потенциал и почти год в одиночку создавал прототип будущего Windy App. Впереди были месяцы сомнений, поисков инвесторов и безденежья, пока в какой-то момент не стало понятно, что тема ветра близка огромному количеству людей, а не только кайтерам.

Сегодня у Windy App 5 млн установок (больше всего его любят в Штатах), приложение зарабатывает около $80 тысяч в месяц, в его команде — 20 человек. Продав свою долю в компании, Игорь Каменев ушел делать еще более нишевый проект — для парашютистов. Rusbase поговорил со стартапером о трехлетней истории побед и разочарований и о том, как создавать продукты для узкой аудитории.
Игорь Каменев несколько лет трудился iOS-разработчиком в больших и не очень компаниях (SUP, Yandex, проект Surfingbird). В 2015 году он серьезно увлекся кайтсерфингом и понял, что удобных приложений для любителей ветра на рынке просто нет. Несмотря на то, что история казалась супернишевой, Каменев увидел в ней потенциал и почти год в одиночку создавал прототип будущего Windy App. Впереди были месяцы сомнений, поисков инвесторов и безденежья, пока в какой-то момент не стало понятно, что тема ветра близка огромному количеству людей, а не только кайтерам.

Сегодня у Windy App 5 млн установок (больше всего его любят в Штатах), приложение зарабатывает около $80 тысяч в месяц, в его команде — 20 человек. Продав свою долю в компании, Игорь Каменев ушел делать еще более нишевый проект — для парашютистов. Rusbase поговорил со стартапером о трехлетней истории побед и разочарований и о том, как создавать продукты для узкой аудитории.
«Мне помогли рыбаки и тайфун на Тайване»
— Правда, что первую версию Windy App ты написал, сидя на пляже в Египте?
— Около 90% кода — да, именно там. Но у моря работать отстой. Было тяжело сконцентрироваться, потому что дул отличный ветер, постоянно кто-то серфил и красиво прыгал. Это отвлекало, и я работал в основном вечерами после «каталки.
— Помню, как в 2015 году наши общие друзья рассказывали мне, что ты загорелся идеей погодного приложения для серферов. Я думала: круто, но какая же это нишевая история.
— Cкептицизма в мой адрес хватало, поверь. Но я просто хотел сделать удобную штуку. Я только начинал кататься, когда понял, что обычные прогнозы погоды вообще не работают. Кайтерам мало знать, будет завтра ветер или нет. Им нужно точно понимать про время — дуть будет два или четыре часа? А может, весь день? Будет ли ветер ровный или с порывами? Каким будет его направление? Но ни одно приложение таких прогнозов не давало.
— Знаю, что качественные прогнозы всегда делал сайт Windguru.
— Тогда это был самый крупный игрок в вебе — несмотря на то, что выглядел, как сайт начала нулевых. Когда я в январе 2015 года начал на коленке пилить свой проект, то даже написал владельцу Windguru. Предложил поделиться погодными данными, чтобы я сделал для них мобильное приложение. Мне ответили: нет-нет, через три месяца у нас выходит своя мобилка. Забавно, что она у них так и не вышла — до сих пор.
— Откуда ты в итоге брал данные?
— Отказ Windguru усложнил задачу. Если сначала я хотел просто взять данные и красиво их на смартфоне показать, то потом начался ад. Мне пришлось самому уйти в погоду с головой и начать разбираться в куче различных форматов и параметров. Это был огромный объем информации. Позднее, когда мы работали над Windy App уже командой, я ежедневно скачивал из открытых источников около 200 гигабайтов — чтобы из них сформировать сотни тех параметров, которым нам были нужны. Скачивал, отбирал и переделывал в нужный формат для приложения.
— Когда ты понял, что из проекта на коленке может что-то выйти?
— Через пару месяцев я почувствовал, что это перспективная история с большим количеством возможностей. До сих пор поражаюсь себе тогдашнему. Десятки людей говорили мне: «Игорь, ты в своем уме? В мире всего лишь несколько тысяч кайтеров, к чему это все?» Но я разогнался, как слепой носорог — кажется, уже ничто не могло меня остановить. Я занял 300 тысяч рублей у друга, уволился с работы и уехал в Египет — пилить стартап. Примерно в то же время я познакомился с кайтером Антоном Фроловым — будущим кофаундером Windy App. Он как раз искал, куда ему уйти из корпората, правда, мой проект его тогда не впечатлил. «Прикольно, но не взлетит», — сказал он. Первая версия Windy App действительно была очень сырая, почти не похожа на нынешнее приложение. Я запустил ее в AppStore в июле.
— Что было дальше?
— Потом я повесил пару объявлений на главных кайтовых форумах — типа, пацаны, смотрите что я сделал, давайте ваш фидбек. Это, кстати, оказался отличный заход, как я понял позже. Если бы я пришел и начал рекламировать приложение, меня бы тут же загрызли. Когда же ты вроде как свой — и предлагаешь вместе подумать, то начинается правильный фидбек с советами и прочим. Народ начал качать. Приложение потихоньку полетело.
— Это были тысячи установок?
— В первые три месяца — больше 20 тысяч. Помню забавный момент. В сентябре я обнаружил, что у меня 2 тысячи скачек в сутки. Хотя до этого было 50–100. На следующий день смотрю — бац, уже 4 тысячи в сутки, потом 6 тысяч! Спустя неделю количество установок вернулось к прежним цифрам. Я начал разбираться, что это было — вдруг я бы смог этим управлять. Порывшись в данных, увидел, что пользователи в основном были из Тайваня. Я закопался в их иероглифах с онлайн-словарями, а потом понял — к тайваньцам пришел тайфун. И они бросились качать Windy App, чтобы следить, как ураган перемещается каждые три часа. В приложении как раз была такая анимация — моя гордость, по сути, тогда такого не было ни у кого. И она стала тем самым вау-эффектом, который был нужен для раскрутки.
— Сарафанное радио внутри Тайваня?
— Видимо да, хотя до конца я так и не понял. В шутку хотел договориться с климатическими войсками РФ, чтобы они запускали ураганы в разных частях мира.
— Что насчет остальных пользователей? Это были кайтеры?
— В том-то и дело, что нет. Через пару месяцев после запуска я сделал внутри Windy App опрос. Попросил пользователей рассказать, кто они, чем занимаются, и предложил варианты: вейксерфер, кайтбордер, яхтсмен, классический серфер и другое. Когда чуть позже я зашел посмотреть на результаты, то обнаружил, что под вариантом «другое» отметилось множество велосипедистов, рыбаков и игроков в гольф. Офигеть! Я-то целился только в кайтеров. В итоге приложение качали все, кто хотел знать о ветре: теннисисты, владельцы дронов, любители подледной рыбалки, гольфисты, велобайкеры — те самые, которые гоняют по сотне километров за тренировку и выбирают маршруты так, чтобы им дуло в спину. Выяснилось, что ветер — это реально массовая тема.
— Расскажи о самом неожиданном пользователе.
— Таких было немало, позже с ребятами мы старались отслеживать весь фидбек. Периодически выцепляли странные кейсы и списывались с людьми. Помню историю маленькой девочки, которая жила в горах. Школа находилась в 7 километрах от ее дома. И девочке нужно было каждый день знать, сможет ли она добраться до школы пешком — потому что не будет ветра — или лучше сесть на автобус — иначе ее попросту сдует. Это был реальный случай.
«Нужно было доказать, что люди готовы платить»
— Сколько времени ты пилил проект в одиночку?
— С января по ноябрь 2015 года. Когда Windy App скачали больше 60 тысяч раз — это произошло через полгода после запуска в AppStore — я снова встретился с Антоном Фроловым. Увидев рост, он заинтересовался. Его идея была — идти в историю с комьюнити, строить внутри приложения сообщество вокруг разных спотов и популярных серферских мест. Он вошел в проект вместе с Мишей Аксельродом, и так мы втроем стали командой. Я и Антон трудились в режиме 24/7, я взял на себя технические вопросы, он — все остальное. Миша работал парт-тайм и отвечал за деньги.
— Про деньги поподробнее. На что вы жили?
— Вложились ребята — этой суммы хватило на девять месяцев разработки. Как начинающие стартаперы мы, конечно, поперлись в историю, что проекту нужны инвестиции. Ходили на какие-то митинги, слушали про маркетинг и аналитику. Денег нам не давали, но все говорили про акселераторы. Мы решили, что стоит попробовать, и подали заявки в разные места. В итоге нас пригласил португальский акселератор Fabrica de Startup, куда мы поехали в июне 2016 года. Важный плюс поездки для нас заключался в том, что в Португалии обитает множество потенциальных юзеров Windy App — кайтеров и серферов.
— Каким способом вы собирались монетизироваться?
— Мы принципиально отказались от рекламы и решили брать деньги за pro-аккаунты. Вот только на тот момент у нас не было pro-функционала. И доказать, что люди захотят платить за пользование нашим классным продуктом, мы не могли. Хотя были уверены, что они захотят. Мы устраивали опросы и общались с юзерами, и некоторые из них даже периодически спрашивали — а куда вам деньги закинуть? Мы видели, что Windy App нравится людям. Но все это было несерьезно. Потому что только живые деньги являются доказательством того, что пользователи будут платить. Пока ты их не получишь, тебе могут говорить что угодно.

В португальском акселераторе нас научили быстро тестировать гипотезы — причем не обязательно в лоб, а находя обходные пути. Плюс нам повезло, что с нами в одном наборе был стартап из Германии, устроивший краудфандинговую кампанию. Но у ребят ничего не вышло, и они не постеснялись об этом рассказать. И тогда мы вдруг подумали — блин, есть же такая классная штука, как краудфандинг! Мы могли одновременно и собрать деньги, и понять спрос.
— Сколько вы хотели собрать?
— Мы поставили шутливую цель — $10 тысяч, думая, что если будет провал, то докинем своих. Времени было в обрез. Мы решили буквально из ничего запилить на Indiegogo кампанию, потратив на это не больше двух недель. Бюджет кампании составил 15 тысяч рублей — они пошли на монтаж видео и покупку прав на музыку. Все остальное делали силами наших друзей. Российский прорайдер Артем Гаращенко согласился сняться в ролике, большое количество контента прислали юзеры, когда мы бросили клич.
— Что вы обещали?
— За 5 долларов — один pro-аккаунт с вечным доступом ко всему небазовому функционалу. За 10 долларов — три pro-аккаунта. Например, можно было поставить себе уведомление о том, что через три дня ветер задует там-то и так-то. Или получить доступ к более точным моделям, рассчитывающим погоду. Забавно, что список платных фич у нас не был придуман до конца и заключался во фразе «и все остальное». Тогда у нас не было вообще ничего. На странице кампании мы просто написали, что собираемся сделать. И когда в итоге мы собрали $30 тысяч, то поняли, что люди готовы реально платить. Это было очень крутое ощущение.

Мы, правда, все прокляли из-за наших офлайновых перков — футболок и толстовок, которые обещали выслать некоторым участникам краудфандинга. Вот это был реальный ад. Я точную цифру не помню, но мы отправили примерно 500 вещей по всему миру и буквально спали на почте.
— На что пошли эти $30 тысяч?
— На разработку новых фич и найм людей. Например, нам требовался разработчик приложения на Android, которого в 2016 году у нас все еще не было. Конечно, мы понимали, что денег от краудфандинга надолго не хватит, и какое-то время реально голодали. Мы с Антоном платили себе по 100 тысяч рублей на нос, а Паша, наш программист на Android, получал существенно больше. Работали удаленно, из своих квартир. Раз в неделю встречались, чтобы обсудить какие-то вопросы. Деньги постепенно заканчивались.
— Пробовали искать инвестиции в России?
— Да, но без особых успехов. Одни фонды и ангелы говорили, чтобы мы пришли к ним попозже, когда у нас начнется хоть какая-то монетизация, а для других Windy App был уже слишком большим. В итоге нам удалось попасть в финский акселератор Startup Sauna, о котором с восторгом рассказывали побывавшие там ребята из AppFollow. Денег в Sauna, конечно, не давали, но оплачивали пятинедельное проживание. Плюс там были крутые менторы — менеджеры из Nokia, Rovio, Supercell. Нам в очередной раз промыли мозги на тему того, что парни, где ваша монетизация? Где деньги? Помню, как Рику Асикайнен разносил в щепки рекламную модель Windy App, а Майк Брэдшоу вдалбливал в наш ДНК умение делать классные питчи.
— Насколько это все в итоге пригодилось?
— Мы воодушевленные вернулись в Москву, допилили функционал и в январе 2017 года запустили монетизацию. Начали с цифры $5 за pro-аккаунт навсегда. Сразу включить подписку мы не могли, потому что для этого требовалось юрлицо, а мы на тот момент существовали в формате ИП.
— Как пользователи отреагировали на появление платных фич?
— Реакция выражалась в виде покупки pro-аккаунтов. Слегка опасаясь, мы увеличили стоимость pro-аккаунта до $10, потом до 15, 20 и 25. Продажи от этого не снижались. Windy App любили, им пользовались и готовы были платить за доступ к расширенному функционалу. Насколько помню, цифра даже доходила до $70 за pro-аккаунт навсегда. Мы сделали так, чтобы юзерам из разных стран и с разным поведением показывался свой ценник. Я написал маленькую нейросеточку, которая на основе 15–20 пользовательских параметров определяла вероятную цену, которую человек готов заплатить. Позднее мы все-таки перешли на подписку.
— Как вы рекламировались?
— По сути, никак. Просто тестировали разные каналы — в том числе Facebook, смотрели конверсию. Активно работать с рекламой и вкладываться в нее ребята стали только в начале 2018 года. До этого нам помогало сарафанное радио внутри комьюнити.

Мы думали обратиться к известным спортсменам, но это очень дорого, учитывая, что хотелось рекламироваться по всему миру. Пытались быть информационными спонсорами на соревнованиях, но это отнимало много сил, а выхлоп был минимален. В кайтерской тусовке нас и так знали все. Помню, когда я в Португалии ездил на споты общаться с владельцами станций и рассказывать про Windy App, то они мне едва ли не с порога заявляли: «Уже давно им пользуемся, спасибо!»
Это интересно!
Узнать больше про спортивный маркетинг можно в нашей
серии статей
— Погодных приложений — вагон и маленькая тележка. Чем вы цепляли пользователей?
— Windy App уже давно не только про погоду. Там можно пообщаться в чатах, создать профиль конкретно под твой род занятий. Например, мы придумали специальный профиль с фазами луны для рыбаков. Почему? Да потому что луна влияет на клев. Так же, как смена давления и направление ветра. Сегодня будет клевать хищник, завтра — не хищник. Это я выяснил, когда переписывался с разными рыбаками и просил объяснить, зачем им приложение. Фидбек от них был прекрасен.
— В чем смысл чатов? Серферы общаются друг с другом про ветер? Не проще делать это в мессенджерах?
— Это история про комьюнити. Ты заходишь в чат на популярном споте в любой точке мира и узнаешь, что там происходит прямо сейчас. Чаты нужны далеко не только серферам. Самая смешная история с комьюнити у нас произошла in the middle of nowhere в России. Нам написал мужик с просьбой создать чат на озере Таватуй (озеро на Урале, в 50 километрах от Екатеринбурга — прим. Rusbase). Мы ответили, что открываем чаты только в популярных местах, а на Таватуе у нас всего 10 пользователей. Мужик пишет снова: не бойтесь, народу будет много, сами увидите. Мы согласились и сделали ему чатик. И тут понеслось. Оказывается, есть такая тема — плавучие острова. Ветки в воду нападали, грязь налипла, и получился островок размером пять на пять метров. Или наоборот большой — метров сто в длину. А на Урале речки, озера, и все это соединено протоками. И вот случилось страшное: какой-то случайный остров заткнул какую-то классную протоку. В нашем чатике забурлила жизнь. Десятки людей обсуждали, как им убрать остров, какой ветер в этом поможет, какие лодки брать, нужен ли КАМАЗ, а есть ли 70-метровый трос, и так далее целыми днями. Через две недели уральцы дождались нужного ветра, убрали этот остров к чертям, и мы были за них счастливы. Комьюнити работало!
— Сколько у Windy App сейчас установок?
— Около 5 млн на обеих платформах, и рост ускоряется. Больше всего нас любят в США и Европе. Россия по скачкам входит в топ-5 стран.
— Я читала отзывы. Люди жалуются, что подписка дорогая (pro-аккаунт на месяц — 749 рублей, на год — 2 250 рублей, безлимит — 5 490 рублей), и не понимают, как за инфу о ветре можно столько платить.
— Да, жалуются, но ведь они могут и не платить. Кто-то ездит в отпуск два раза в год, и pro-аккаунт им не сильно нужен, а есть райдеры, которые пользуются Windy App каждый день. Именно по этой причине нам, кстати, всегда было сложно отследить показатели retention. Большинство видов деятельности, которыми занимаются наши пользователи, все-таки сезонные. И зимой все сильно просаживается — даже не по деньгам, а по инсталлам. А летом наоборот растет.
— Какой процент юзеров платит?
— 1–5% в зависимости от канала привлечения.
— По данным Sensor Tower, приложение зарабатывает $80 тысяч в месяц на обеих платформах. Это правда?
— Больше, но я не могу разглашать финансовые подробности.
— Какие сервисы еще развиваете? Куда дальше двигается проект?
— Понятно, что зарабатывать на одних юзерах — мало. Их конечное количество, и рано или поздно эта цифра достигнет потолка. Есть несколько направлений развития — в B2C и B2B. Например, у нас уже сейчас почти тысяча бизнесов на разных спотах (отели, кайт-станции и т.д. — прим. Rusbase) дают скидки пользователям. Глядишь, там и букинг прикрутим. Еще ребята пилят профиль для любителей снега, это огромный рынок. Мы давно хотели на него выйти.
— Какая часть вашей аудитории наиболее платежеспособна?
— Кайтеров, в которых я изначально целился, не больше 20%. Я думаю, что большой потенциал за рыбаками. Взять те же Штаты, где каждый второй парень — рыбак. В этой отрасли крутятся серьезные деньги. И мы сейчас активно кое-что пилим для любителей порыбачить. Не знаю, правильно или нет, но Windy App продолжает собирать аудиторию вокруг одного продукта, хотя дело уже давно идет к тому, чтобы его разделять. Возможно, не стоит всех этих совершенно разных людей — серферов, велосипедистов, рыбаков — держать в одном приложении.
— Как много пользователей у Windy App отъедают конкуренты?
— Конкуренты есть, и они разные — от бесплатных до очень дорогих. Мы находимся в середине и развиваемся как в сторону дешевого сегмента, так и дорогого. Например, у PredictWind стоимость pro-аккаунта в год достигает $500. Главный наш конкурент — windy.com, с которым мы даже бодались за трейдмарки. В вебе он появился раньше, в мобилке — сильно позже. Как и Windguru, он тоже из Чехии. Насколько мне известно, проект вообще не зарабатывает, это история для души одного из чешских IT-миллионеров, который сам кайтер.
— Вы по-прежнему берете данные для прогнозов из открытых источников?
— Да. Есть японское, американское и норвежское агентства, которые бесплатно предоставляют данные о погоде во всем мире. Вообще погодных моделей не так много. Одну из них мы покупаем, чтобы дать юзерам возможность на некоторых спотах посмотреть, что говорит один прогноз, а что второй и третий. Самим эти модели считать нереально — метеооборудование стоит сотни миллионов долларов. Данные из агентств ежедневно агрегируются на шести серверах Windy App. Думаю, ребята перелопачивают и анализируют под терабайт инфы в день.
«Когда уставал, шел читать отзывы в AppStore»
— Почему ты продал свою часть Windy App?
— В целом я по натуре человек, который любит что-то лепить из дерьма и палок, создавать проекты с нуля. Потом становится скучновато. Начинается уже не креатив, а операционка. Моя мотивация со временем снижалась, к тому же я давно горел новым парашютным проектом.
— Были разногласия с кофаундерами?
— Чисто рабочие — из серии, в какую сторону идти, какой способ монетизации для нас важнее и так далее. В январе мы определились, что я ухожу делать новый стартап. До лета передавал дела, чтобы это все могло работать без меня. Сегодня я присутствую в Windy App как советник и генератор идей, в бизнесовую часть почти не вникаю.
— Во сколько оценили твою долю акций?
— Вопрос оценок всегда сложен. Вот сколько стоит Windy App? Ровно столько, сколько за него готовы дать. Мы просто сели и договорились. Я продал большую часть своей доли и остался миноритарием с 9%.
— Речь идет о сотнях тысяч долларов?
— Цифр разглашать не могу, но я доволен. Могу лет пять более–менее спокойно заниматься новыми проектами.
— А зачем вообще было продавать? Ты мог бы зарабатывать на своей доле, при этом не трогая операционку?
— Несмотря на то, что Windy App прилично зарабатывает и кормит команду из двадцати с лишним человек, все деньги уходят на развитие. Основатели получали просто зарплату, которая чаще всего была ниже рынка. Ровно такую, чтобы закрывать свои потребности и пахать дальше. Так что с проекта в этом плане я бы ничего не имел.
— Жалел о продаже?
— Совру, если скажу, что нет. Но не из серии — блин, я бы так сейчас не сделал. Просто это мое детище, которое я из ничего родил. А сейчас вроде отошел — а там все кипит, причем без меня, и это странное ощущение.
— Расскажи про свой новый проект.
— Это приложение-трекер для парашютистов, которое будет выдавать различную аналитику прыжков. Например, сможет показать максимальную горизонтальную и вертикальную скорость и оценить, насколько правильно был выполнен заход на посадку или разворот. Плюс в приложении будет вся информация о дропзонах, возможно, в будущем появятся чаты.
— В чем суть технологии?
— Все данные собирает смартфон, он сам — качественный трекер полета. В нем есть GPS, который дает X- и Y-координаты, и есть высотомер, который дает Z-координаты. Но телефон делает это раз в секунду. За такое время парашютист пролетает от 50 до 100 метров. Что именно происходит между этими точками — считают гироскоп, акселерометр и магнитометр, которые тоже есть в смартфоне. И эти данные нужно правильно объединить. Подобные технологии объединения сенсоров уже существуют, но каждый раз создаются под конкретную задачу. Например, технология, которую использует «Яндекс.Навигатор», не подходит ко мне, а ту, что буду использовать я, не подойдет ему.
— Сколько человек в твоей команде?
— Официально пока двое — я и мой партнер Влад Дугнист, за которым я охотился года полтора. Он бывший разработчик iFunny. У нас теперь опасная парочка для инвесторов: один парашютист, второй — мотогонщик. Над самой технологией уже пару месяцев работают две независимые команды на аутсорсе. Обкатываем и допиливаем ее в полевых условиях — помогают спортсмены-парашютисты, которые делают тестовые прыжки. Результаты меня пока не очень устраивают, если честно, но тут нужно время. Я уверен, что технология реальна и мы справимся.
— Будешь искать инвестора?
— На стороне — нет. Мой друг, которые три года назад дал первые деньги на Windy App, пошел и в этот проект. Мы вложились по $50 тысяч. Этого хватит, чтобы запилить MVP и проверить концепт на жизнеспособность.
— Почему ты думаешь, что проект взлетит?
— Я общался с большим количеством парашютистов, показывал прототипы, и все говорили что-то вроде: парень, где ты был раньше, мы хотим такую штуку! На данный момент в мире существуют решения для сбора подобной аналитики, но они не выглядят как продукт. Это девайсы в виде железных коробок, с которыми нужно прыгать. Стоят они целое состояние, а результаты можно получить, только воткнув провод от девайса в компьютер, запустив программу и скачав данные. Смартфоны же есть у каждого. С моим приложением всю информацию можно будет получить сразу после прыжка.
— Что будет с монетизацией?
— Однозначно сделаю подписку, иначе с таким количеством юзеров просто не выжить. Мой потолок — 150 тысяч пользователей. 70% парашютного рынка занимают Штаты. Сейчас я веду переговоры с директором USPA, американской парашютной ассоциации, самой большой в мире. Мне нужна их помощь для раскрутки в будущем, и пока я встречаю только позитив — американцы готовы помочь вообще за просто так, потому что для комьюнити это будет реально полезная штука.
— У приложения уже есть название?
— Мы хотели назвать его Jumpy — по аналогии с Windy App, но передумали. Название уже есть, но пока не зарегистрирован трейдмарк, не хочу его говорить.
— Сколько ты сам напрыгал?
— Пока у меня всего 40 прыжков, начал в июле. Я прыгал и раньше — в том числе в тандеме в Новой Зеландии, но это были цветочки. Самостоятельно прыгать я начал этим летом: прошел стартовый курс из восьми прыжков. Сначала было реально страшно. Во время третьего прыжка инструктор, который должен был выходить со мной вместе и стабилизировать, этого не сделал, и я в итоге все выполнил сам. После страх пропал. На четвертом прыжке я уже с нетерпением ждал, когда самолет наберет высоту, и чуть ли не расталкивал парней, стоящих в очереди у двери. В общем, меня затянуло.
— Классно, когда работа — почти что отдых?
— Ха-ха, надо мной по этому поводу периодически шутят друзья. Спрашивают — ты выбираешь бизнес под свое хобби или хобби под бизнес? Штука же в том, что для того, чтобы сделать что-то классное, нужно быть в контексте. Иначе просто не поймешь всех деталей. Несмотря на то, что я давно общался с кучей парашютистов и они рассказывали мне о своих потребностях, вникнуть в тему я смог только после того, как стал прыгать сам.
Советы людям, запускающим нишевые истории
Идите и не сомневайтесь, когда начали над чем-то работать
Я видел людей, которые слишком оценивали риски и боялись идти, и видел тех, кто ставил себе шоры и двигался дальше. И именно вторые в основном добивались успеха. Потому что, чтобы дойти, надо идти. Сомнения хороши лишь на этапе выбора, а в процессе они мешают.
Умейте вовремя бросить гнилую идею
Пивотнись или выбрось. Чем раньше сможешь признать, что лошадь умерла, тем лучше. Так пропадет меньше времени.
Не забывайте про фидбек
Это настоящая кладезь и спасение — особенно в первые месяцы жизни стартапа. Помнишь, я говорил, что мчался вперед, как носорог? Когда у носорожки уставали мышцы, я шел и читал отзывы в AppStore. И когда видел там пятерочки, понимал, что все не зря.
— Как ты заставляешь себя работать из дома?
— Я стопроцентная сова: работаю по ночам, когда меня ничего не отвлекает. Сажусь примерно в 22:00 и пашу до 5–6 часов утра. Если нужно поработать днем, у меня есть безотказный способ сконцентрироваться. Я просто залезаю в ванну и сижу в ней с ноутбуком час-полтора: так организм запускается в режиме утра.
— Ты бы смог однажды вернуться в офис?
— Ох, боюсь, я уже не готов быть наемным работником. Конечно, я думал, чем займусь, если мой новый проект не взлетит. Пойти куда-то в стартап кофаундером — легко, а вот засесть в офисе за зарплату — очень скучно. Наверное, пришлось, если бы стало нечего жрать. Надеюсь, этого никогда не случится.
©Rusbase, 2018
Автор: Мария Соснина
Фото: Маша Парфитт



Людмила Чумак

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.