YOUNG

Соперники и бездельники: что не так с образом финансистов в кино

YOUNG
Ярослав Малиновский
Ярослав Малиновский

Эксперт SF Education, инвестиционный аналитик

Анна Меликян

Кино нередко создаёт искажённый образ реальности, и профессии — не исключение. Над тем, какими большинство людей видят финансистов, тоже постаралась пара фильмов, например, «Американский психопат», «Волк с Уолл-Стрит» или «Форс-мажоры».

Мы выбрали самые абсурдные мифы из кино — и постарались их опровергнуть.

Соперники и бездельники: что не так с образом финансистов в кино

1. «Американский психопат»: инвестиционные банкиры бездельничают на работе

В фильме «Американский психопат» главный герой, Патрик Бейтман, работает в инвестиционном банке. При этом на рабочем месте он занимается чем угодно, кроме самой работы: слушает музыку, разгадывает кроссворды, обсуждает дизайн визиток с коллегами.

В реальности сотрудника, допускающего подобное демонстративно-вызывающее отношение к работе, коллеги, мягко говоря, не поняли бы. Среди инвестиционных банкиров достаточно эксцентричных и не вполне укладывающихся в рамки «нормальности» людей, но их неизбежно объединяет одна железобетонная черта — трудолюбие и полная погруженность в работу.

Легенды о трёх сутках подряд, проводимых инвестиционными банкирами в офисе, родились не на пустом месте.

Поэтому сотрудник, столь явно и цинично демонстрирующий ничегонеделание в такой среде, не протянул бы в ней долго.

2.  «Уолл-Стрит»: в мире финансов все друг другу – соперники

Главный герой фильма «Уолл-Стрит» неоднократно подчеркивал, что в финансовых джунглях нет друзей — все другу другу конкуренты, все дерутся друг с другом за место под солнцем. Такой подход к работе инвестиционных банкиров и трейдеров действительно был актуальным в те годы, когда снимался этот фильм (1980-е). Но с тех пор мир финансов сильно изменился, и совсем не в сторону ожесточения.

Сейчас основной тренд в финансах, как, впрочем, и во многих других бизнесах — не конкуренция, а кооперация. Трем инвестиционным банкам выгоднее объединиться в один синдикат, чтобы взять на себя структурирование и сопровождение крупной сделки, от которой выиграют все трое, чем провести по одной небольшой сделке каждому.

Кроме того, и в коллективах финансистов сложилось понимание, что взаимовыгодное сотрудничество может принести пользу обеим сторонам. Внутрикорпоративные интриги же не только подрывают атмосферу в команде, но и нередко вредят общему делу, когда вместо работы над совместной задачей каждый сотрудник начинает тянуть одеяло на себя.

Kinopoisk

3. «Волк с Уолл-Стрит»: все успешные финансисты – наркоманы 

Образ безудержного финансового воротилы из фильма «Волк с Уолл-Стрит», по поводу и без повода закидывающегося кокаином, крепко отпечатался в памяти зрителей, оказав тем самым финансистам медвежью услугу — теперь в народном восприятии они все как один стали наркоманами и любителями психотропных веществ.

Несмотря на то, что наркомания – это социальный порок (как и алкоголизм, кстати), который не обходит стороной некоторых успешных людей, нельзя утверждать, что это профессиональная болезнь финансистов. Увы, принимать наркотики могут люди любых профессий.

Мы целиком и полностью против наркотиков и надеемся, что этот миф останется мифом.

4. «Форс-мажоры»: юрист легко может стать инвестиционным банкиром

История Майка Росса из «Форс-мажоров» с нашей колокольни представляет собой эталонный образец хронической слепоты всех возможных контрольных инстанций. Сразу видно, что у них нет практики пробивки кандидатов по всем возможным базам и составления многостраничных досье.

Помимо фантастического трудоустройства, Майку по ходу сериала выпадает ещё один счастливый билет — его приглашают на работу в инвестиционный банк. В реальности перспектива такого карьерного трека немного надуманна.

Kinopoisk

Как правило, инвестиционные банки представляют собой крайне закрытые сообщества, куда чрезвычайно сложно попасть человеку со стороны. 99,9% инвестиционных банкиров выросли как профессионалы либо в этом же инвестиционном банке, либо в другом. Даже из относительно близких по духу фондов прямых инвестиций переходы в инвестиционный банкинг — редкость, не говоря уже о совершенно иных лигах вроде стратегического консалтинга или юриспруденции.

5. «Форс-мажоры»: юрист легко может получить отдельный кабинет, и его ежемесячного вознаграждения хватает с избытком, чтобы дарить сумочки Balenciaga

Отдельный кабинет для рядового юриста в наш век открытых пространств и коворкингов звучит как вид троллинга, но сериал на голубом глазу показывает нам именно это. В реальности, скорее всего, Майка посадили бы в обыкновенный опенспейс, где он смог бы в полной мере насладиться соседством с не в меру общительными коллегами, пижонами с убойным парфюмом и любителями жареной рыбы.

Уровень жизни Майка и его коллег тоже вызывает много вопросов.

Рубашки Zegna (от 400$), костюмы Margiela (от 2000$), смокинги Dolce&Gabbana (от 4000$) создают стойкое впечатление, что перед нами работает директор или по меньшей мере руководитель отдела.

Однако, мы видим младшего юриста, который, по легенде сериала, может позволить себе такие расходы. Вероятно, Майк всё-таки не бросил свое прежнее ремесло после трудоустройства.

Фото на обложке: Unsplash

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase