Почему рабочий день затягивается до полуночи?

Расскажите друзьям

В России удлиненный рабочий день нередко спровоцирован нерациональным планированием времени



Примерно 30 лет назад известный социолог Алвин Тоффлер предсказывал, что в 90-х рабочий день и неделя станут короче, а отпуск, соответственно, длиннее. Будущее наступило, однако прогноз сбылся с точностью до наоборот: по свидетельству Джона Ханта, профессора Лондонской бизнес-школы, 90% опрошенных им британских управленцев высшего звена утверждают, что сегодня тратят больше времени и сил на решение профессиональных задач, нежели, к примеру, три года назад.

То же самое можно сказать и о российских руководителях. Взглянув повнимательнее на причины переработок жителей туманного Альбиона и россиян, можно сразу увидеть различия. На Западе основная причина увеличившейся интенсивности труда, по мнению Ханта, - это, как ни странно, возросший жизненный стандарт. К примеру, то, что 30 лет назад считалось критериями богатства, - возможность проводить отпуск за границей, два автомобиля на семью, регулярные обеды в ресторане - сейчас стало нормой для среднего класса, но, чтобы оплачивать такой уровень жизни, нужно работать больше, чем трудилось предыдущее поколение.

Анализируя причины переработок российских менеджеров, специалисты по управлению персоналом констатируют, что в России удлиненный рабочий день нередко спровоцирован нерациональным планированием времени. Поэтому ощутимые результаты зачастую приносит даже простая реорганизация рабочего дня. Марк Федин, генеральный директор Business Consulting Group, рассказал, что еще три месяца назад его рабочий день иногда затягивался до двух-трех часов ночи. О серьезной проблеме в планировании работы говорило и то, что компания почти на месяц начала отставать от графика стратегического развития. Когда были проанализированы рабочий день генерального директора и структура его взаимодействия с начальниками подразделений компании, выяснилось, где зарыта собака. Проблема заключалась в неотлаженности системы обмена информацией между управленцем и менеджерами. Поначалу директор принимал каждого из них по отдельности в течение всего рабочего дня, после реорганизации был введен специальный час для докладов, во время которого генеральный директор встречается со всеми менеджерами одновременно, выслушивает их планы и определяет приоритетные задачи. Нововведения разгрузили рабочий график генерального директора Business Consulting Group почти на треть.

Нерационально выстроенная cистема общения с подчиненными далеко не единственная причина потерь времени управленца. Оптимально 60% рабочего дня руководителя высшего звена должно занимать общение с партнерами и сотрудниками, 30% - выполнение презентационных функций, а остальные 10% - обдумывание стратегических вопросов. В реальной жизни рабочий день большинства российских управленцев на 60 - 65% состоит из решения текущих проблем (что вообще не входит в обязанности управленца), а все другие функции ужимаются до предела.

По мнению Александра Лопаткина, заместителя директора компании Team Training Russia, полуночные бдения топ-менеджеров за рабочими столами говорят, как правило, о том, что руководитель недостаточно хорошо умеет выделять срочные и важные дела из общего потока, делегировать полномочия, транслировать подчиненным собственные умения и знания. Первопричиной подобных проблем нередко становится то, что в кресло топ-менеджера садится великолепный специалист, не имеющий навыков управления людьми. "Естественно, что он, как правило, начинает хвататься за то, что у него получается лучше, - объясняет Лопаткин. - То есть он перешел на следующую ступень управленческой лестницы, но при этом оставил себе функции специалиста".

Такие менеджеры 80% своего времени уделяют тому, что у них хорошо получается и от чего они получают удовольствие. На собственно управленческие функции у них остается всего лишь 20% времени. Получается, что управленец дублирует работу своих подчиненных - ведь он действительно может сделать ее лучше всех. В других случаях руководитель подменяет собой своих сотрудников, вместо того чтобы просто контролировать их, потому что не умеет доходчиво и подробно объяснить подчиненным суть порученного дела. Проблема в конце концов может заключаться и в плохо подобранном персонале - руководитель не может доверить другим большую часть полномочий, потому что квалификация персонала недостаточна.

Что же касается подробного плана на день, то считается идеальным, если управленец успевает выполнить 80% всей спланированной им работы (остальное время тратится на незапланированные дела). Хорошим показателем считается выполнение 50 - 60% внесенных в список дел. Хуже, когда из всего запланированного выполняется только 30%. Это значит, что менеджер позволяет съедать свое рабочее время форс-мажорным и маловажным делам.

Некоторые менеджеры полагают, что нет необходимости выделять специальное время для обдумывания стратегических планов. Дэвид Грэйди, генеральный директор компании "Святой источник", утверждает, что интересный план или мысль могут прийти в голову где угодно, например за завтраком. Причем сам Грэйди относится к немногочисленному типу руководителей, обычно укладывающихся в рабочий день "с девяти до шести". Его рабочее время затягивается допоздна лишь по объективным причинам - когда он участвует в маркетинговых мероприятиях или ведет телефонные переговоры с людьми, живущими в других часовых поясах.

Как ни парадоксально, но свой вклад в черное дело удлинения рабочего дня внесли и атрибуты прогресса. Компьютеры "перепоручили" написание писем, предложений и докладов в обратном порядке - от ассистентов и помощников самим управленцам. Черной дырой, засасывающей рабочее время менеджера, оказались электронная почта (в докомпьютерные времена всю почту разбирал секретарь) и сотовый телефон. Возросшая интенсивность труда не проходит бесследно. Работая почти сутки напролет, руководители разрываются между обязанностями главы корпорации и главы семьи, пополняя многомиллионную армию жертв рабочего стресса и переработок. Согласно информации American Medical Association американская экономика ежегодно теряет по причине стрессов около $43 млн - вследствие падения производительности труда менеджеров, их больничных листов и увольнений. Исследования экономических потерь из-за стрессовых заболеваний российских топ-менеджеров пока не проводились, но вряд ли они меньше.

Жанна Локоткова

Опубликовано в газете "Ведомости" 8 сентября 2005 года


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.


Telegram канал @rusbase