Интервью

Как пара ученых из Обнинска зарабатывает $100 тыс. в месяц на детском контенте в YouTube

Интервью
Елена Черкас
Елена Черкас

Глава отдела интервью и лонгридов

Елена Черкас

Александр и Анна Кондратьевы занимались наукой в одном из провинциальных российских городов, но после рождения ребенка и кризиса 2014 года им пришлось искать дополнительный источник дохода — желательно в иностранной валюте. 

Тогда молодая семья начала производить контент и продавать его на зарубежных фотостоках, параллельно выкладывая на YouTube. За восемь лет Кондратьевы построили небольшую медиаимперию: на их каналы для детей подписано около 40 миллионов человек из 11 стран, над созданием и продвижением роликов трудится команда из 60 специалистов.

Контент построен вокруг дочерей Александра и Анны, старшей из которых, Майе, исполнилось семь лет. Большую часть года семья проводит в путешествиях по миру, совокупно зарабатывая на проектах более $1 млн в год.

Мы поговорили с Александром о том, как они с женой наращивали аудиторию и собирали команду, и о том, как «звездный»‎ статус отразился на развитии их детей.

Как пара ученых из Обнинска зарабатывает $100 тыс. в месяц на детском контенте в YouTube

 

О первых шагах и сотне тысяч подписчиков

 

— Чем вы занимались до того, как начали снимать для YouTube?

— Я окончил институт, пошел в аспирантуру, защитил диссертацию и начал работать старшим научным сотрудником в физико-энергетическом институте города Обнинска. Занимался расчетами, связанными с атомной энергетикой. 

Жена работала у меня в лаборатории и параллельно изучала Photoshop, Illustrator. Чтобы получить дополнительный источник дохода, она начала рисовать картинки и продавать на фотостоках — Shutterstock, Fotolia. Тогда мы впервые поняли, что это такое — получать зарплату в долларах. 

На фоне кризиса 2014 года разница в наших доходах стала еще более очевидной, поэтому Аня ушла из аспирантуры и полностью посвятила себя фотостокам. Тогда же у нас родилась дочь, и я взял в институте декретный отпуск на полтора года, чтобы заниматься ребенком и больше времени проводить с семьей.

Знаешь все изменения, которые затронули твой бизнес? Пройди тест по ссылке и получи полезный подарок

Начал помогать жене, загружал ее работы на десятки стоков — и суммарно мы смогли аккумулировать хорошую прибыль, около $4 тыс в месяц. Для Обнинска это были отличные деньги, мы могли позволить себе больше нигде не работать. Моя официальная зарплата тогда составляла около 30 тыс. рублей.

— Как вам пришла идея вести YouTube-канал? 

— Когда я готовился стать отцом, начал заниматься наукой с детьми дошкольного возраста — вместе мы ставили эксперименты, изучали разные явления. Потом, когда дочке было уже полтора года, стал проводить простейшие занятия с ней и записывать это на видео. Например, как мы рисовали на молоке. 

Аня к тому момент уже зарегистрировала YouTube-канал, чтобы загружать туда ролики и анимацию перед продажей на стоки. Туда же я стал выкладывать записи своих занятий с дочерью. Заработать пытался на коллаборации с AliExpress — я закупался там, чтобы проводить эксперименты, и под видео указывал ссылки на товары в обмен на процент с продаж. 

Так мы отсняли около тридцати экспериментов, но все это набирало очень мало просмотров. Денег тоже почти не заработали. О встроенных инструментах монетизации от YouTube мы узнали позже.

 

Этот ролик с канала Maya and Mary собрал 371 млн просмотров

 

— Как вы набирали подписчиков?

— Как-то мы наткнулись на быстроразвивающийся канал — у пары была дочь София и очень красивая собака хаски. У нас тоже была хаски, и мы решили попробовать делать контент с ней. Для продвижения роликов купили интеграцию в формате post roll — это когда в конце чьего-либо видео показывают рекламу нашего канала. 

После такой интеграции за один день мы получили около 4,5-5 тысяч подписчиков, это для нас были нереальные цифры. Аудитория реагировала очень тепло, им нравилась наша семья и наша собака. Появились постоянные зрители. 

Чтобы масштабироваться, мы взяли платную консультацию у популярных блогеров за 500 долларов в час. Основной рекомендацией было — находить популярные тренды и челленджи и снимать по ним видео. 

Тогда пользовалась популярностью игра «Угадай блогера», и мы подключились к тренду. Стали делать ролики, где стилизовали популярных детских блогеров под героев мультфильмов, а наша дочь их угадывала.

Это очень хорошо зашло аудитории, мы начали попадать в раздел «Рекомендованное» на многих популярных каналах и нарастили число подписчиков до 100 тысяч. Тогда YouTube вручил нам первую награду — серебряную кнопку.

— Как вы монетизировали аудиторию?

— Мы решили запустить свое игровое приложение по мотивам «Угадай блогера» в Google Play. Знакомые программисты говорили, что это очень долго и дорого, но на самом деле есть стоки, где можно за адекватные деньги купить проект игры и наполнить его своим содержанием.

У нас было много контента, поэтому мы буквально за неделю-две собрали игру и выпустили ее на GooglePlay, трафик туда направили с наших видео. За короткий промежуток времени наше приложение попало во все топы викторин, и платформа сама начала продвигать его.

За месяц мы собрали больше миллиона установок своего первого приложения в GooglePlay.

— Когда вы решили выйти на иностранную аудиторию?

— Мы заметили тренд под названием Learn Colors — то есть короткие ролики, которые помогают маленьким детям изучать цвета. Полутораминутные простейшие видео по этой теме набирали десятки миллионов просмотров.

Когда мы впервые запустили этот формат, нас удивила аналитика канала: зрителей из США было намного больше, чем из России. Логичным следующим шагом был запуск англоязычных видео и работа на эту аудиторию. К тому моменту мы уже зарабатывали на YouTube около $2-3 тыс. в месяц.

 

О няне-операторе, блокировках и расходах

 

— Когда вы всерьез начали заниматься этим, как отреагировало ваше окружение?

— Изначально никто не придавал этому особого значения. Когда мы стали прилично зарабатывать, самые предприимчивые из наших друзей попробовали снимать своих детей. Им немного не повезло — как раз начались блокировки 2017 года. 

— О чем идет речь?

— В какой-то момент YouTube начал демонетизировать примитивный и спорный контент с участием детей. Например, популярность набирал тренд Bad Baby — когда малыши делали что-то хулиганское на видео. Мы такое не снимали, но очень многие подобные ролики набирали миллионы просмотров, как и Learn Colors. 

С 2017 года каналы с таким контентом либо переставали зарабатывать, либо получали бан. Например, авторы суперпопулярного канала (канал Toy Freaks) навсегда лишились возможности выкладывать видео на YouTube.

Когда на нашем канале убрали монетизацию и понизили нас в выдаче, нам пришлось начинать все сначала.

— Вы пытались оспорить это решение?

— Мы с группой знакомых родителей-блогеров даже собирались подать в суд на YouTube, но в итоге отказались от этой идеи и просто начали снимать контент под новые правила площадки. 

Чтобы наши ролики не расценивались как примитивные, нам нужно было выходить на новый уровень, придумывать диалоги и сюжет. Канал на 4,5 млн подписчиков пришлось забросить и начинать все с нуля.

Тогда же у нас родилась вторая дочь, и мы сделали серию видео о том, как старшая сестра ухаживает за младшей. Это были четырех- или пятиминутные скетчи, YouTube полностью устраивал такой контент, и через некоторое время мы вернули себе аудиторию.

 

351 млн просмотров

 

— В какой момент у вас появилась команда?

— Первым участником нашей команды стала няня. Она творческий человек, и параллельно со своими прямыми обязанностями стала работать у нас оператором. Благодаря этому мы смогли участвовать в роликах всей семьей — я, моя жена и дети. Няня использовала наручную камеру, а мы просто объяснили ей, как и что снимать.

Обложки и монтаж делали мы с женой, пока как-то на нас не вышел человек, который предложил свои услуги. Я согласился, потому что понимал, что это сэкономит много времени.

На первых этапах мы работали ежедневно: выпускали видео, монтировали, обрабатывали, снимали новое. Иногда даже не спали.

— Какая у вас команда сегодня?

— У нас есть группа художников, которые делают обложки, группа монтажеров, SEO-специалист, настройщик рекламы, оператор, автор текстов песен, композитор, исполнители. Последних достаточно много, потому что мы делаем контент на одиннадцати языках.

Мы находим носителей языка, которые могут грамотно перевести текст, например, с английского на индонезийский, а также тех, кто органично его исполнит. В общей сложности на нас работает около шестидесяти человек только по каналу Maya&Mary, то есть не считая сторонние проекты, которые мы продюсируем. 

Наша с Аней главная задача — найти тему и понять, что интересно аудитории. Все остальное ложится на плечи помощника, который распределяет задачи по разным группам исполнителей. 

— Вы трудоустраиваете сотрудников? У вас есть офис?

— Как-то пробовали открыть офис в нашем городе, но из-за Covid это потеряло смысл. Все работают удаленно, и это очень удобно. Мы работаем в форме ИП и сотрудничаем с исполнителями, у которых тоже оформлен статус ИП или самозанятость. 

— Сколько вам приносит канал Maya and Mary и остальные проекты в совокупности?

— YouTube — нестабильная площадка, где постоянно появляются новые правила, особенно относительно детского контента. В среднем мы зарабатываем около $100 тыс. в месяц.

— Во сколько обходятся услуги подрядчиков?

— Мы работаем на перспективу, поэтому инвестируем в развитие.

Около 2,5-3 млн рублей ежемесячно мы тратим на зарплаты исполнителей.

Средства идут на то, чтобы переводить контент на разные языки, писать уникальную музыку, которую мы выкладываем не только на YouTube. 

Наши коллеги по площадке часто работают с большей маржинальностью, потому что у них нет таких расходов. Но мы считаем, что конкуренция за аудиторию будет расти, поэтому нужно вкладываться в будущее. Наш уровень контента и объем покрытия обойти будет очень сложно.

— Вы пытались сотрудничать с рекламодателями напрямую?

— На нас выходят сами бренды, но мы не берем интеграции. У нас был опыт с производителем электроники: компания прислала планшет, чтобы мы показали его в ролике. Но устройство было настолько непригодным для использования, что \мы не смогли сказать о нем ничего положительного, кроме внешнего вида.

С тех пор мы напрямую не сотрудничаем, не хотим обманывать аудиторию.

 

О критиках с Первого канала

 

— Вы продолжаете жить в Обнинске?

— Нет, сейчас мы приезжаем в Россию только на лето, иногда захватываем сентябрь и октябрь. Большую часть времени мы проводим в путешествиях, но нашим любимым местом остается Майами. Здесь обстановка располагает к креативу.

— Вашей старшей дочери, Майе, уже семь лет, где она пойдет в первый класс?

— Я сторонник домашнего обучения, поэтому решил, что она будет заниматься в онлайн-школе. Дочке эта идея очень понравилась. 

Мы путешествуем по всему миру и не хотим привязываться к одному месту — сегодня мы в России, завтра — в США, послезавтра — в Испании.

— Как, на ваш взгляд, вся эта история с YouTube отразилась на ваших детях?

— Мы часто общаемся с другими блогерами и видим, что счастлив тот ребенок, который может находиться рядом с родителями. Мы проводим с детьми 80-90% своего времени, и, мне кажется, им это нравится. 

Дети растут очень артистичными, потому что мы постоянно экспериментируем над контентом, пробуем разные форматы. Наша задача — максимально реализовать их творческий потенциал. Сейчас это детский контент, но в будущем они смогут запускать свои каналы.

Старшая дочь уже задумывается о запуске собственного канала.

В традиционной школе, на мой взгляд, ребенка часто заставляют заниматься тем, что на самом деле ему не интересно.

— Вы никогда не сталкивались с критикой по этому поводу?

— Нас часто приглашали на телевидение, в том числе на «Первый канал». Но мы отказываемся, потому что заранее знаем, что там будет происходить. Многие считают, что мы зарабатываем на наших детях, эксплуатируем их. Как будто у ребенка нет жизни, есть только съемки.

Но это не так — если у ребенка нет настроения сниматься, его никто заставлять не будет. Мы не привязаны ни к каким дедлайнам, это творческая работа. Поэтому дети чувствуют себя комфортно.

 

166 млн просмотров

 

— Почему на вашем основном канале отключены комментарии?

— Это правило площадки: с января 2020 года на ютубе начали действовать правила COPPA —  дети до 13 лет не могут делиться никакой информацией о себе. А поскольку вся наша аудитория младше этого возраста — комментарии отключены. 

— Есть ли у вас присутствие в TikTok? Планируете развивать этот канал?

— Моя жена ведет собственный TikTok-канал на 400 тыс. подписчиков, плюс туда загружены музыкальные композиции с канала Maya and Mary, в месяц они набирают около 300 млн прослушиваний. 

Но детский контент мы туда не переносим, потому что TikTok не дает возможности нормально делегировать полномочия. Несколько раз мы сталкивались с блокировкой канала только потому, что администратор пытался войти в него со своего аккаунта. Служба поддержки ничем нам не помогла. Поэтому мы пока не развиваем активно эту площадку.


 

Контент с участием детей действительно может стать источником дохода для семьи и толчком к развитию творческого потенциала ребенка. О том, какие меры предосторожности следует соблюдать родителям, если они хотят запустить собственный канал, рассказывает детский психолог Светлана Охотникова.

 

Светлана Охотникова, детский психолог

Светлана Охотникова, детский психолог

Нагрузка, которая ложится на детей с популярных YouTube-каналов, сопоставима с тем, что испытывают несовершеннолетние актеры театра и кино. Их жизнь может быть классной и интересной, но все-таки они занимаются настоящей работой, как и их родители. 

Если взрослые чрезмерно увлекаются процессом и создают полноценный трудовой график для ребенка, это может отразиться на детско-родительских отношениях, сделать их напряженными.

Еще один аспект, который влияет на психику ребенка, — слишком ранняя слава. Не все дети предрасположены к повышенному вниманию. Некоторые могут стать раздражительными, нервными, замкнутыми, избегать социальных контактов — особенно если окружающие начинают воспринимать их исключительно как продолжение образа с YouTube.

Наконец, главный момент — это физическая безопасность ребенка.

Когда ребенок становится публичной личностью, его фактически нужно охранять от потенциально опасных взрослых зрителей.

Родителям необходимо учитывать следующее:

  1. В первую очередь взрослый должен взять на себя полную ответственность за то, что происходит. Следить за усталостью ребенка, регулировать его график. Съемки должны быть для ребенка игрой, которая составляет лишь часть его жизни. Ни в коем случае нельзя делать так, чтобы съемки занимали все свободное время в ущерб другим важным сферам — учебе, общению со сверстниками и родственниками, творчеству. 
  2. Следить за безопасностью ребенка. В контенте не должно быть никаких личных данных, указаний на место учебы, проживания или досуга. У потенциально опасных людей не должно быть возможности воспользоваться такой информацией.
  3. Необходимо, чтобы родитель отслеживал собственное эмоциональное состояние, не срывался на детей. Ни в коем случае нельзя допустить взаимоотношений формата «босс — подчиненный». Это позволит избежать напряженности в дальнейших отношениях.
  4. Все, что попадает в сеть, остается в сети. Взрослым нужно очень внимательно относиться к контенту, чтобы в будущем ребенок не испытывал чувства стыда за выложенные ролики.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Искусственный интеллект или SMM-специалист: как бизнес может использовать технологии в этой сфере?
  2. 2 Нужно ли менять SMM-щиков при выходе на новый рынок?
  3. 3 Переходим на новые площадки: как правильно адаптировать контент для соцсетей?
  4. 4 В мире без Instagram*: что учесть бизнесу в поисках альтернативных площадок
  5. 5 Telegram для продвижения брендов: как создавать и развивать каналы или группы
Blanc
Знаешь все изменения, которые затронули твой бизнес? Пройди тест и получи полезный подарок
Подробнее