Rusbase
«Мы забросили все планы на лето, засели на кафедру и продолжили разработку»
Как студенты МЭИ превратили свой учебный проект
в VR-стартап

29 декабря 2018
В рубрике «Стартап дня» — проект СКМ, который предлагает экономичный трекинг движений для интеграторов VR-зон полного погружения. Основательница проекта, 23-летняя Надежда Куковякина, в прошлом году закончила магистратуру НИУ МЭИ по специальности «Биотехнические системы и технологии». Надежда рассказала Rusbase, как превратить свой учебный проект в стартап, для чего нужны системы трекинга в VR и чем продукт СКМ отличается от альтернатив на рынке.
— Как родилась идея СКМ? Почему решили заниматься именно VR?
— Идея родилась, когда я заканчивала радиотехнический факультет НИУ МЭИ. На четвертом курсе мой научный руководитель предложил написать диплом на тему «хайпового» направления VR (Virtual Reality). О рынке виртуальной реальности я тогда практически ничего не знала, но говорили о нем много — и интересно. Тогда я решила разобраться, что такое VR, как применить для его развития радиотехнологии и кому это может понадобиться. Работа велась на кафедре радиотехнических систем, у которой был опыт разработок в области спутниковой связи и навигации ГЛОНАСС/GPS.

Мы узнали, что у VR-зон есть проблема с высокой стоимостью системы трекинга, что препятствует распространению таких зон, а также не дает выйти на рынок другим сегментам клиентов — таким как торгово-развлекательные центры, школы и квест-комнаты. При этом рынок hardware для VR/AR огромен — по оценкам экспертов, он достигнет $45 млрд в 2025 году. В результате мы решили делать систему трекинга для VR — нам оставалось лишь понять, какими характеристиками она должна обладать и какими инструментами и способами можно этих характеристик достичь.
Трекинг в VR — технология, которая позволяет человеку взаимодействовать с виртуальным миром. Трекинг может определить позицию и ориентацию реального объекта в виртуальной среде с помощью датчиков и маркеров. Датчики снимают сигнал с реального объекта при его движении и передают полученную информацию в компьютер.
Маркеры — метки, которые позволяют камерам отслеживать движения объекта.
После успешной защиты диплома на тему моделей движения для систем трекинга научный руководитель предложил нам с сооснователем и техническим директором проекта Дмитрием Царегородцевым не останавливаться на достигнутом, а продолжить работу и сделать стартап. Мы забросили все планы на лето, «засели» на кафедру и продолжили разрабатывать продукт, который назвали СКМ. Происхождение названия проекта мы держим в секрете, но я люблю давать ему расшифровку «Супер Команда МЭИ». Параллельно с R&D мы исследовали рынок и участвовали в конкурсах.
— Кто сейчас работает над проектом, сколько человек в команде?
— Сейчас у нас в команде пять человек (из них три разработчика), а также эдвайзер и ментор.
Надежда Куковякина и Дмитрий Царегородцев (СТО)
— Как вам удавалось совмещать работу над проектом и учебу?
— Так как фактически дипломы нашей команды и были проектом, нам не приходилось в ущерб учебе заниматься предпринимательством. На НИР нам выделялось два учебных дня, в которые и велась работа. В магистратуре количество таких дней могло увеличиваться до трех. Кроме того, у нас под рукой были специалисты, у которых можно попросить совета при возникновении каких-либо технических вопросов.

Наше учебное достижение — за время учебы и работы над проектом никто не был отправлен на пересдачу и ни одного члена команды не отчислили. Я бы сказала, что опыт представления проекта наоборот помог нам при защите дипломов.
— Как происходила разработка продукта? Как вы его тестировали?
— Ключевую роль в развитии СКМ сыграло получение гранта программы УМНИК-МФТИ-2016, а также акселерация в Kaspersky Start. Грант позволил нам закупить элементную базу для нашей системы. Программа акселерации дала недостающие инженерам знания в области исследования рынка, customer и product development и в прямом и переносном смысле заставила совершить get out of the building!: не «галлюцинировать» о том, какая должна быть система, а пойти прямиком к клиенту, провести проблемное интервью и понять, что нужно в действительности. Мы поняли, что сначала необходимо узнать, кому и в каком виде понадобится продукт, а уже потом его разрабатывать. Лучше всего общаться с потенциальными клиентами уже с прототипом, а не просто с идеей.

В тот момент у нас уже был proof-of-concept. Сначала мы показали продукт паре VR-щиков из России, а потом решили поехать в Великобританию, чтобы провести CustDev и получить обратную связь о нашем прототипе в университете города Манчестер, где с VR-ом работают уже более тридцати лет. Поездку организовали в рамках гранта программы Kaspersky Start. Наш прототип показали на международной выставке по виртуальной и дополненной реальности в Манчестере, мы получили множество отзывов и советов и смогли продолжить работу над продуктом с более четким пониманием, куда двигаться дальше.

В мае 2018 года благодаря акселерационной программе Numa Moscow мы побывали на международной выставке Viva Tech в Париже и познакомились с экосистемой стартапов Франции. В Париже нам удалось провести CustDev c французскими компаниями. А в сентябре 2018 года в рамках конкурса «Инновационная Радиоэлектроника» мы приняли участие в Международной китайско-российской премии индустриальных инноваций Iinnovation Awards и смогли изучить китайскую культуру с ее особенностями ведения бизнеса и работы со стартапами.
— Расскажите подробнее о самом продукте — что представляет из себя прототип?
— Изначально это была система с рабочей зоной 2х2 м², которая состояла из стационарных якорей по ее периметру зоны и двух маркеров в руках человека. Человек перемещал маркеры и видел эти движения на экране компьютера. Вскоре мы поняли, что необходимо переходить на серийные мини-модули вместо учебных громоздких (17х15 см²), используемых в прототипе. Следующей задачей стал переход от запросного режима работы радиомодулей к беззапросному, что потенциально позволяет отслеживать неограниченное число маркеров (у запросного режима есть ограничение — не более 30 маркеров одновременно).

В результате мы пришли к текущей системе трекинга, построенной на базе радио-инерциальных миниатюрных модулей.
Радио-инерциальные модули — устройства, состоящие из радиопередатчиков, позволяющих измерять расстояния между модулями, и инерциальных датчиков (гироскопа, акселерометра, магнитометра) для определения пространственной ориентации модулей.
Запросный режим работы радиомодулей — режим, в котором маркер излучает ответный радиосигнал якорям, что обеспечивает более высокую точность измерения дальностей.
Беззапросный режим работы радиомодулей — режим, при котором маркер не излучает ответный сигнал, а только принимает его. Это позволяет осуществлять трекинг без ограничения на количество одновременно отслеживаемых маркеров.
— Какие проблемы решает ваш продукт?
— Сейчас у нас готов MVP, который позволяет отслеживать три точки на теле человека. Можно расположить их на запястьях и голове или же все три — на одной руке, чтобы следить за движениями всей конечности. Для отслеживания позиции всего тела необходимо 12 точек. Чтобы создать такую систему, нам нужно только закупить дополнительные радио-инерциальные модули. Много времени внедрение новых модулей не займет, основные алгоритмы в MVP уже отработаны.

Наш MVP решает первые две задачи на пути к трекингу всего тела нескольких игроков одновременно: он позволяет осуществить локальную навигацию, то есть определить, где конкретно в зоне находится человек, а также «видеть» в виртуальном пространстве перемещение собственных рук.

В простейших VR-зонах, например, для погружения в VR, используют шлемы и трекеры и/или ружья в руках. Для этого сегмента продукт практически готов.
— С какими сложностями вы столкнулись в процессе работы?
— Сложности можно разделить на две категории — внутренние (человеческий фактор) и внешние.

К первой категории можно отнести так называемый «выход из зоны комфорта» — как говорится, your comfort zone will keep you safe, but it will also keep you small. Без выхода из зоны комфорта обычному инженеру не стать успешным стартапером и инновационным предпринимателем. Например, мне как генеральному директору компании пришлось освоить различные функции и механизмы взаимодействия ООО и государственных структур — и это только малая часть новых знаний.

Ко второй категории можно отнести инвестиции. Высокотехнологичным стартапам необходимо дорогостоящее оборудование и специальные лаборатории. Где простому студенту взять на это средства?.. Нам повезло — аппаратную часть для R&D мы смогли закупить на грант и личные сбережения. Однако помимо R&D в проекте, прошедшем стадию прототипа, есть еще много новых и необходимых для полноценного функционирования затрат.
— К слову о сбережениях — на какие средства первоначально развивался проект? Как вам удалось привлечь раунд от Numa и Moscow Seed Fund?
— Первоначально проект развивался на деньги основателей, грант в рамках программы Kaspersky Start (250 тысяч рублей) и грант программы УМНИК (500 тысяч рублей). Еще мы получили денежный приз на конкурсе «Инновационная Радиоэлектроника» (200 тысяч рублей).

В декабре 2017 года наш проект был отобран в международный акселератор NUMA Moscow (заявки подали 300 проектов, в акселератор прошли всего 8) — так мы и привлекли инвестиции от NUMA Invest. Акселерация завершилась в июне 2018 года, но мы до сих пор поддерживаем связь и делимся полезной информацией и контактами с другими проектами. В рамках программы акселерации к нам приходили представители Moscow Seed Fund, рассказали о себе и о том, чем они могут помочь стартапам в развитии. Мы собрали первичный пакет документов, получили одобрение от фонда и выступили на очном заседании Moscow Seed Fund. Несмотря на нашу раннюю стадию, инвесторы поверили в проект и выделили нам финансирование. Общая сумма инвестиций от NUMA Invest и Moscow Seed Fund составила 2 млн рублей.
— Кто является вашим клиентом? Есть ли уже договоренности на проведение пилотов?
— Наш клиент — это интегратор многопользовательских VR-зон, который объединяет различные VR-технологии, как паззл, чтобы получилась полноценная VR-зона. Готовый продукт интегратор продает своим клиентам –— операторам VR-зон. Операторы предлагают публике VR-аттракционы, самостоятельные и в парках развлечений. Среди известных примеров — такие компании как the VOID, Zero Latency, Another World и AnvioVR.

Чем больше игровая зона, тем ярче впечатления игроков — и тем больше выручка аттракциона. Но большие зоны долго окупаются из-за дорогого mocap (motion capture — захват движения. — Прим. Rusbase). Мы на порядок снижаем себестоимость mocap и делаем VR-аттракционы экономически доступными для новых игроков.

Мы уже ведем переговоры с руководителями российских и зарубежных интеграторов. Наш следующий шаг — пилот с интегратором для проверки product market fit. Мы начнем пилотирование с российским интегратором, а после этого, сделав первые шаги на российском VR-рынке, будем выходить на рынок Европы.

Благодаря CustDev, участию в международных отраслевых мероприятиях и членству в ассоциации виртуальной и дополненной реальности VRARA у нас уже есть прямой контакт с руководителями и потенциал для увеличения количества контактов с клиентами.
Читайте по теме
«До нас никто не распознавал движения спортсменов. Мы решили это исправить»
— Какая у вас будет система монетизации?
— В качестве модели монетизации мы для себя выбрали лицензионную модель. Мы продаем лицензии на наше ПО на год, «железо» перепродаем по себестоимости. Одна зона — одна лицензия.
— Есть ли у вас прямые конкуренты на российском рынке? Есть ли зарубежные компании, на которые вы ориентируетесь?
— Основными нашими конкурентами являются оптические и инерциальные системы трекинга.
Оптическая система трекинга — система трекинга, основанная на инфракрасных камерах и светоотражающих маркерах. Трекинг осуществляется путем измерения расстояния и углового направления между камерой и маркером.
Инерциальная система трекинга — система, основанная на обработке измерений инерциальных датчиков: акселерометров, гироскопов, магнитометров.
Радио-инерциальная система трекинга — система трекинга на основе радио-инерциальных модулей и программного обеспечения, позволяющего получить данные о местоположении человека и повысить точность этих данных.
Среди оптических наибольшей популярностью пользуются системы компаний Vicon и OptiTrack. Однако основным недостатком таких систем является их стоимость, которая может составлять более 65% от стоимости всей VR-зоны. Из российских коллег можно выделить проект AntiLatency — известные резиденты Сколково. Наша гибридная радио-инерциальная система позволяет сократить затраты по сравнению с оптической системой.

Примером инерциальной системы может служить система Xsens. Из российских проектов стоит упомянуть Varya и Senso. Недостаток инерциальных систем — их накапливающаяся систематическая ошибка. Из-за этой ошибки вы можете наблюдать, как наша рука двигается в виртуальном пространстве, находясь в статичном состоянии в реальности. Наша гибридная радио-инерциальная система позволяет получать только преимущества обеих (радио и инерциальной) систем. Кроме того, становятся доступными масштабные VR-зоны площадью до 3 тысяч м².
— Какие у вас планы на дальнейшее развитие?
— Сейчас мы находимся на стадии product market fit и открыты для пилотов с интеграторами. После этого мы перейдем к следующей стадии — стартовые продажи в России (есть нежесткие договоренности с несколькими клиентами) и Европе (уже есть контакты с рядом клиентов во Франции и Великобритании). После этого будем масштабировать продукт в сегменте VR и выходить на рынки США и Азии, где сосредоточены VR-технологии. У нас есть договоренности с несколькими клиентами, но мы готовы обсудить эксклюзив с крупным игроком.

Параллельно мы будем проводить исследования и разрабатывать продукт для других сегментов, таких как, например, спорт (включая киберспорт) и медицина, где наша технология потенциально может быть полезна. В командном спорте наша система сможет собирать данные для спортивной аналитики и повышать таким образом показатели команд. В киберспорте система трекинга позволит управлять и взаимодействовать с игровым пространством посредством движений всего тела, а не только с помощью мышки и клавиатуры. В медицине технология поможет в реабилитации людей после инсультов или травм — позволит более точно отслеживать процесс восстановления человека, а в совокупности с виртуальной средой — повысит мотивацию и продуктивность тренировок.

Наша финальная цель — M&A с крупной корпорацией, такой, например, как Disney, Sony, Facebook, которые уже имеют свои разработки и инвестируют в проекты в области VR.
Если вы тоже хотите оказаться в рубрике «Стартап дня», пишите на почту startup@rb.ru. Мы ждем проекты на стадии не ниже MVP, готовые честно говорить о своем бизнесе.
©Rusbase, 2018
Автор: Татьяна Петрущенкова
Фото: СКМ



Людмила Чумак

Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.