Истории

Проект Codename: как начиналась история Instagram

Истории
Ирина Печёрская
Ирина Печёрская

UGC-редактор RB.RU

Ирина Печёрская

В издательства «Бомбора» вышла книга Сары Фрайер No Filter, в которой журналистка рассказала историю появления одного из самых популярных и дорогих приложений планеты и как оно изменило культуру, бизнес и человеческие отношения. Мы публикуем отрывок из первой главы (с сокращениями), где описано, как Майк Кригер и Кевин Систром придумали Instagram.

Проект Codename: как начиналась история Instagram

В одном из конференц-залов Dogpatch Labs основатели (Майк Кригер и Кевин Систром — прим.ред.) раздобыли доску и провели мозговой штурм, заложивший основу их философии лидерства: сначала спросить, какую проблему надо решить, а затем попытаться сделать это самым простым способом. 

Кригер и Систром начали упражнение с того, что составили список из трех главных вещей, что нравились людям в Burbn. Одной из них были планы — функция, позволяющая людям сказать, куда они направляются, чтобы друзья могли к ним присоединиться. Другой были фотографии. Третьей был инструмент для получения бессмысленных виртуальных призов за активность, которая и была главной приманкой, заставлявшей людей возвращаться. 

Планы или призы нужны были не всем. Систром обвел «фотографии». Они популярны и полезны всем, а не только молодым горожанам. «В  фотографиях что-то есть», — сказал Кевин. Его iPhone 3G делал  ужасные снимки, но технологии только начинали развиваться.

— «Думаю, однажды настанет тот день, когда люди перестанут носить с  собой “мыльницы” и будут обходиться только телефонами». 

Каждый, у кого есть смартфон, при желании мог стать фотографом-любителем. Итак, если фотографии были уникальной особенностью, или киллер-фичей будущего приложения, то каковы были бы его основные возможности? На доске Систром и  Кригер попытались представить три главные задачи, которые предстояло решить. 

Во-первых, загрузка изображений в  сотовые сети 3G занимала целую вечность. Во-вторых, люди часто стеснялись делиться низкокачественными снимками, поскольку телефоны были далеко не так хороши, как цифровые камеры. В-третьих, раздражало, что фотографии приходилось размещать в разных местах. 

Что, если бы они создали социальную сеть, предусмотрев возможность размещения фотографий в Foursquare,  Facebook, Twitter и Tumblr одновременно? С новыми социальными гигантами было бы легче играть по-хорошему, чем конкурировать. Вместо того чтобы строить сеть с нуля, приложение могло бы оттолкнуться от уже существующих сообществ.

«Хорошо,  — сказал Систром. — Давай сосредоточимся на фотографиях». <...> Первый прототип был назван Scotch — по аналогии с бурбоном. Он позволял пользователям прокручивать фотографии по горизонтали и нажатием отмечать понравившиеся, как позднее стало возможно в Tinder. Они использовали его в течение нескольких дней, а затем, засомневавшись, вернулись к идее Burbn. Опробовали новую концепцию, которая позволяла людям прокручивать фотографии вертикально, показывая сначала самый последний пост, как в Twitter. 

Все фотографии должны были содержать как можно меньше пикселей для быстрой загрузки, помогая решить проблему №1: сторона всего в 306 пикселей была минимумом, необходимым для отображения фотографии на iPhone с добавлением 7-пиксельных границ с каждой стороны. 

Фотографии были квадратными, что давало пользователям такое же творческое ограничение, что дал Систрому его учитель во Флоренции. Это было похоже на то, как  Twitter позволял людям написать строчку всего лишь в 140 символов. И помогло решить, пусть и не полностью, проблему №2. 

Социальные сети могли быть двух типов: как Facebook, где люди становятся друзьями, или как Twitter, где пользователи следят за другими людьми, которых не обязательно знают лично. Они думали, что последняя модель будет более интересной для фотографий, поскольку тогда можно будет следить за кем-то, исходя из общих интересов, а не только дружбы. 

Отображение «Подписчиков» и  «Подписок» в  верхней части странички, как в Twitter, делало приложение достаточно конкурентным, чтобы люди захотели вернуться в него и оценить свой прогресс. Они также могли «лайкнуть» что-то, поставив сердечко, что напоминало «лайк» в Facebook. Выразить симпатию в этом новом приложении можно было и более простым способом: дважды щелкнуть по фотографии, не отыскивая маленькую кнопочку.  

И в отличие от Twitter и  Facebook никому не нужно было придумывать, что бы сказать умного: достаточно просто опубликовать фотографию того, что вы видели рядом. <...>

Они выбрали логотип — вариант полароидного фотоаппарата. Но как его назвать? Тема алкоголя без гласных очень привлекала. Но что-то вроде  Whsky вряд ли объяснило бы назначение приложения. Поэтому они отложили обсуждение вопроса, называя проект Codename. <...>

Телефонные камеры выдавали размытые изображения с  плохим освещением: каждый, кто покупал смартфон, будто бы получал цифровой эквивалент  крошечной пластиковой камеры <...>. Приложения-фильтры позволяли пользователям применять подход, аналогичный методу его учителя, изменяя фотографии уже после съемки и делая их более художественными. <...>

Он (Систром — прим.ред.) начал изучать в интернете программирование фильтров. Немного поиграл в Photoshop, чтобы создать желаемый стиль — тяжеловатые тени и  контраст, а также немного теней по краям изображения для эффекта виньетки. Затем, выпив пива и сидя в шезлонге на воздухе с открытым ноутбуком, он по-настоящему принялся за работу. 

Кевин назвал фильтр X-Pro II, намекая на аналоговый метод проявления фотографий, называемый кросс-процессом, когда фотографы намеренно используют химические реактивы, предназначенные для другого типа пленки. Вскоре после этого он проверил фильтр на фотографии собаки песочного цвета, встретившейся им у киоска с тако. 

На снимке собака смотрит на Шютц (Николь Шютц, жена Систрома — прим.ред.), обутая в сандалию нога девушки видна в углу кадра. 16 июля 2010 года эта фотография стала первой публикацией приложения, позже получившего название Instagram. <...>

Работая над приложением, они (Кригер и Систром — прим.ред.) получили электронное письмо от Коула  Райза — местного дизайнера, который прослышал, чем они заняты, и хотел стать тестировщиком. <...>

После того как Систром и Кригер приняли предложение Райза о  тестировании приложения, он взял телефон в поход на гору Тамалпаис, к северу от города. Он попробовал один из фильтров Систрома, названный Earlybird, и его поразило качество фото — он подумал, что оно похоже на его собственное творчество. И пригласил основателей выпить. <...>

После нескольких бокалов основатели спросили Райза, не хочет ли он на контрактной основе создать несколько собственных фильтров. Тестировщик  согласился, думая, что, если появится приложение, которое будет автоматически редактировать его фотографии именно так, как он того хочет, это значительно сэкономит время. Потратив годы на сбор текстур окружавших его вещей, он создал сложную систему. Теперь Райз накладывал эти текстуры на файлы в  Adobe Photoshop, а затем добавлял слои, меняя цвета и кривые. 

Тестировщик проверил каждую из своих идей на двадцати разных снимках с фотопленки: на восходах, закатах, на разных цветах и снимках, сделанных в разное время суток. В итоге он отобрал четыре фильтра, которые были названы Amaro, Hudson, Sutro и  Spectra. <...>

Систром и Кригер пытались придумать название, которое было бы легко произносить  — и диктовать, как Burbn. Также они хотели, чтобы оно выражало ощущение скорости коммуникации. Они позаимствовали трюк Gmail и начинали загружать фотографии, пока пользователи еще решали, какой применить фильтр. Много хороших названий стартапов, связанных с  фотографиями, уже было занято, поэтому они придумали Instagram, комбинацию instant (мгновенный, немедленный) и telegram» (телеграмма, блок данных для передачи).

Они уже могли заметить, что решение, позволяющее поделиться изображениями в  Facebook и Twitter, давало мощный эффект. Каждый раз, когда пользователи размещали одну из фотографий где-то еще, посетители других сайтов социальных сетей видели фото, потенциально могли заинтересоваться Instagram и загрузить себе приложение. 

Основатели тщательно подбирали своих первых пользователей, обхаживая тех, кто мог стать хорошим фотографом — особенно дизайнеров с большим количеством подписчиков в Twitter. Они помогли бы задать правильный художественный тон, создавая хороший, интересный для всех остальных контент, что стало, по сути, первой в истории кампанией инфлюенсеров в Instagram, за много лет до появления этого понятия. <...>

Когда 6 октября 2010 года Instagram открыли для публики, проект сразу же получил вирусную популярность благодаря тому, что фотографиями делились такие люди, как Дорси (создатель Twitter и Square — прим.ред.). Оно заняло первое место среди приложений  для камер в  AppStore. 

У Instagram был единственный компьютерный сервер, удаленно обрабатывающий все операции и находящийся в центре поддержки данных в Лос-Анджелесе. Теперь Систром пребывал в состоянии паники, задаваясь вопросом, не развалится ли все сейчас и не подумают ли все вокруг, что они с Майком идиоты. 

Кригер кивал и улыбался, не потакая страху Систрома главным образом потому, что бояться было непродуктивно. Нужно было быстро решать, что делать с неожиданно хлынувшим потоком пользователей и как удержать Instagram онлайн. Систром обратился за советом к  Д’Анджело, бывшему технологическому директору Facebook и одному из первых инвесторов Instagram.

Это был первый из нескольких звонков в тот день. Казалось, с каждым часом Instagram рос все быстрее. Д’Анджело помог компании перейти на арендованное у Amazon Web Services серверное пространство, а не покупать собственное. 

К  концу первого дня Instagram использовали 25 тыс. человек. К концу первой недели их стало 100 тыс., и Систром пережил сюрреалистический опыт наблюдения за незнакомцем, прокручивающим ленту приложения в автобусе в Сан-Франциско. Он и Кригер запустили электронную таблицу Excel, которая обновлялась в реальном времени с каждым новым пользователем. 

Успех при запуске редко является признаком долговечности. Люди скачивают новые приложения, приходят в восторг и забывают открывать их снова. Но Instagram остался сенсацией.

В преддверии курортного сезона Кригер и Систром решили отдохнуть от страхов за инфраструктуру, собраться у экрана компьютера с бельгийским пивом в  руках и посмотреть, как число в таблице Excel доберется до одного млн. Еще через шесть недель у них было два млн пользователей.

Позже в статьях об истоках Instagram его успех будут приписывать идеальному выбору времени. Он родился в Кремниевой долине, в разгар мобильной революции, когда миллионы новых обладателей смартфонов не понимали, что делать с камерой в кармане. Во многом это правда. Но, чтобы Instagram выделился на фоне других, Систром и Кригер также приняли много нелогичных решений. 

Вместо того чтобы продолжать разрабатывать приложение, которое они изначально обещали инвесторам, соучредители остановились и попробовали более масштабную идею. Они хотели делать только одно — фотографировать, — и делать это по-настоящему хорошо. Их история похожа на историю Odeo, когда Дорси и Уильямс смогли переключить свой фокус на Twitter. 

Вместо того чтобы пытаться привлечь к  использованию приложения всех, они приглашали только тех, кто, по их мнению, мог бы рассказать о  них подписчикам на других площадках, особенно дизайнеров и людей творческих профессий. Они продавали эксклюзивность даже тем инвесторам, которые были настроены скептически. 

В этом смысле они были подобны создателям роскошного бренда, окружающим свое детище хладнокровием и тонким вкусом. И  вместо того чтобы изобретать что-то новое и  смелое, как того хотели потенциальные инвесторы из Кремниевой долины, они улучшали то, что видели в других приложениях. 

Сгенерированный ими инструмент действовал намного проще и быстрее, чем у кого бы то ни было, и позволял людям, затратив гораздо меньше времени, пережить тот опыт, который им хотели передать, с помощью Instagram. И поскольку из-за отсутствия веб-сайта, сделать это нужно было с помощью телефонов, эмоции казались непосредственными и  интимными. 

Простота помогла Instagram привлечь внимание и зацепить публику, как раньше это удалось Facebook, когда Цукерберг ответил на шум Myspace чистым оформлением.

К  моменту запуска Instagram Facebook был переполнен  функциями — у  него была лента новостей, события, группы и даже виртуальные кредиты для покупки подарков на день рождения — и замешан в связанных с нарушением конфиденциальности скандалах. 

Разместить на Facebook фотографию с мобильного телефона было весьма хлопотным делом. Все снимки должны были быть загружены через Facebook Album — инструмент, ориентированный на людей с цифровыми камерами. Каждый раз, когда кто-то добавлял на Facebook фотографию с телефона, она помещалась в созданный по  умолчанию альбом «Мобильные загрузки». Это упрощало задачу Instagram. 

Основатели преуспели в разработке механики продукта, а  еще — в  игре на сильных сторонах других людей и компаний. Они понимали, что начинают не с нуля. В  технологической индустрии уже были победители, и, когда Instagram позволял гигантам показать себя в хорошем свете, он и сам получал толчок в развитии. 

Приложение стало жемчужиной в короне Apple App Store, и позже его демонстрировали со сцены при выпуске новых iPhone. Он являлся одним из первых стартапов, процветающих на базе сервисов облачных вычислений Amazon. Это был самый простой способ поделиться фотографией в Twitter. Плюсом такой стратегии сотрудничества было то, что однажды Instagram  тоже мог стать гигантом. Но на этом пути основателям пришлось пережить множество болезненных компромиссов. 

<...> Множество других фототехнологических сервисов пришли и ушли, не изменив мир. Чем же отличался от  них Instagram? Систром не сумел найти вразумительного ответа — смог только отметить, что оно, кажется, цепляет.

Ранняя популярность Instagram была связана  не столько с технологией, сколько с психологией — с тем, как оно заставляло  людей чувствовать себя. Фильтры позволяли реальности казаться искусством. И  люди, создавая каталог из собственных и чужих произведений, начинали  по-другому думать о  жизни, о  себе и о своем месте в обществе. 

Большинство стартапов Кремниевой долины — более 90% из них — погибли. Но что, если бы с Instagram этого не случилось? Если бы основателям компании очень повезло, если бы они обошли всех конкурентов, справились с потоком пользователей и однажды стали бы такими же большими, как Facebook, то они действительно изменили бы мир. Или, по крайней мере, то, как люди видят его — как линейная перспектива изменила живопись и архитектуру в  эпоху Ренессанса. 

Систром был не так уверен в себе, как могло показаться. Он по-настоящему нервничал перед встречей с Кроули, поскольку Foursquare в те дни обсуждала вся индустрия. Инфраструктура Instagram все еще с трудом справлялась с  обслуживанием новых пользователей. Они с Кригером плохо спали. 

Вокруг действовало много сильных конкурентов. Но притворяться, что все идет более гладко, чем на самом деле, было частью работы генерального директора стартапа. Все должны были думать, что ты на правильном  пути. Его позиция формировалась, возможно, под тем же давлением, что  оказывает Instagram сегодня, — давлением, из-за которого люди публикуют  только лучшие фотографии, заставляя жизнь казаться более совершенной, чем  она есть на самом деле.

Фото на обложке: AngieYeoh/shutterstock.com

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Пользователи Twitter смогут взимать плату с подписчиков
  2. 2 Instagram запустил две новых функции в России: Reels для коротких видео и музыку в stories
  3. 3 7 способов оценить эффективность работы с блогерами в Instagram
  4. 4 Любить или банить: как брендам относиться к хейтерам в соцсетях
  5. 5 Что такое клиентский сервис в соцсетях