Истории
From Russia to Silicon Valley

«Прежде всего я предприниматель, а не видеоблогер»

Истории
Ксения Чабаненко
Ксения Чабаненко

основатель агентств А-ТАК и Yoken, ex-VP по коммуникациям Mail.ru Group

Екатерина Гаранина

Марина Могилко начала свое первое дело еще в университете — вместе с одногруппником Дмитрием Пистоляко, ставшим через несколько лет не только партнером по бизнесу, но и мужем. Они открыли агентство, которое отправляет желающих подтянуть иностранный язык за рубеж. Компания выросла от одного съемного стола в питерском офисе до 50 сотрудников, создающих онлайн-платформу с языковыми курсами Linguatrip.

В России инвесторы не верили в то, что обучение за границей кому-нибудь интересно. Но фортуна оказалась благосклонной к предпринимателям, и их пригласили пройти акселератор 500 Startups. Тогда Марина решила — пора переезжать в США. 

Кроме того, в России предпринимательница стала вести свой видеоблог. Однако новый опыт в Долине помог добавить туда еще больше яркого и полезного контента. После первой поездки Марина сняла видео об Америке, экзаменах и поступлении в университет и выложила их на YouTube. Теперь у девушки три популярных канала на онлайн-платформе и 2,5 млн подписчиков.

«Прежде всего я предприниматель, а не видеоблогер»

Rusbase продолжает рассказывать о женщинах из Кремниевой долины.
Читайте истории других героинь на странице специального проекта.


Первые шаги Linguatrip

Мы начали бизнес в России в 2011 году с моим одногруппником Димой Пистоляко — учились вместе на 4 курсе. Ему очень нравилось, как я говорю на разных языках — английском и немецком. И когда я приехала из очередной полугодовой стажировки в Германии, он сказал: «Давай откроем бизнес, будем помогать другим ребятам делать то же самое». В итоге открыли «турфирму», которая отправляет не отдыхать, а учить язык.

Сначала снимали стол, потом два, затем маленький кабинет — потихоньку начали масштабировать бизнес. Но пришло понимание, что оставаться в рамках Питера неинтересно. Тогда мы открыли офис в Москве и Ставрополе. Именно в этот момент я осознала, что постоянно ездить в разные города, нанимать людей, закупать мебель тяжело. Эта непонятная операционка была бессмысленной и не сильно влияла на бизнес.


В 2013 году мы стали масштабироваться в онлайн. В России не существовало Booking.com, где можно бронировать языковые курсы. Была пара конкурентов в Европе, но не хватало мирового лидера, — и мы решили, что в это нужно вкладываться. Тогда начали реинвестировать всю выручку в онлайн-направление. А в 2014 году обвалился доллар и все, что можно себе представить, — и доходы ушли почти в ноль.

Дима пошел работать в строительную компанию и всю свою зарплату инвестировал в разработчиков. Стало понятно, что сами мы никак не сможем с этим справиться. Начали искать финансирование в России, но нам везде отказывали — говорили, что рынка обучения за рубежом нет и «зачем вы вообще туда суетесь».

Но видя оборот нашего питерского офиса с одним столом, я понимала, что этот рынок есть. Кроме того, для меня важнее всего — отзывы клиентов. Мне дяденька заявил, что рынка нет, — но сегодня клиент забронировал у нас курс, а другой вернулся и сказал, что этот опыт изменил его жизнь.

Кремниевая долина

Когда не получилось с фандрайзингом, пришло осознание того, что международную компанию нужно строить из Америки — с точки зрения бренда, доступа к инвестициям, законодательства. И нам невероятно повезло. Мы познакомились с предпринимателем, который приехал из США в Россию консультировать стартаперов. Он представил нас людям из 500 Startups и помог подать заявку в Y Combinator. 

Я ехала вообще без ожиданий. Мне кажется, Америка — так же, как и Россия — это страна, которая учит тебя рассчитывать не на кого-то, а только на самого себя и свои старания. В Америке, когда ты прикладываешь много усилий, видишь отдачу.

С этого момента наша жизнь изменилась. Мы приехали в Долину, пошли на четырехмесячную акселерационную программу 500 Startups. Потом, правда, пришлось вернуться в Россию — нужно было получать визу. Тогда мы поняли, что должны выводить компанию на прибыльность, так как не хотим зависеть от инвесторских денег.


Еще одним вариантом было поступить на MBA с полным финансированием. И я попробовала — подала документы в несколько вузов.

Март оказался насыщенным месяцем: пришли приглашения от 500 Startups, на собеседование с Y Combinator и пять офферов из университетов.

Два из них были с полным финансированием: от University of Florida, на программу MBA, и от Johns Hopkins University, в магистратуру на факультете маркетинга. 

Но я решила сфокусироваться на стартапе, потому что конкурс в 500 Startups больше, чем в Стэнфорд. И в итоге получила намного больше, потому что попробовала все руками — получать инвестиции, развивать бизнес, разрабатывать маркетинговую стратегию. Экономическое образование — база, но на нее необязательно убивать годы. Есть что-то, что на практике осваивается намного быстрее.

В это время мы прошли две точки перелома. Первая — переезд в Долину, когда ты из никому не известного стартапа с отрицательным балансом и долгами превращаешься в стартап, который приняли. Мы были вторыми русскоязычными участниками 500 Startups после Димы Думика. Естественно, было много внимания прессы, потому что тогда такого еще не было. Это сейчас Долина — мейнстрим, уже все рассказали, как получить визы и попасть в акселераторы. Тогда, в 2015 году, там были мы, Дима Думик, Коля Давыдов только приехал, Либерманы — маленькая кучка русскоязычных предпринимателей.

Второй переломный момент — лето 2016 года, когда мы вышли на прибыльность и поняли, что слезли с инвестиционной иглы и не будем жить от раунда до раунда. Тогда же окончательно вернулись в Сан-Франциско и теперь живем здесь.

Блог на YouTube

В то время я не была популярным блогером. На момент поездки в США у меня было всего три ролика на русскоязычном канале — про GMAT, TOEFL и «Как получить полное финансирование в американском университете».

Но блог — это результат постоянной работы. И переезд в Америку очень помог его развивать, потому что моим первым виральным видео стало «Как купить полицейскую машину за 2700 долларов на аукционе». Я поняла, что на YouTube есть органический рост, который не зависит от вливаний. Просто делаешь контент, и он тебя продвигает.

И дело пошло. Удивительно, насколько интереснее русскоязычным людям американская картинка. По крайней мере, в моем блоге эта тема заходит. В начале 2016 года увидела, как растет русский блог, и подумала, что на английском эта информация тоже будет интересна — про экзамены и Америку. Сейчас в английском блоге уже больше 2 млн подписчиков.

Я не могла исключить личное из соцсетей.

Существуют люди, которые тратят часы своей жизни на то, чтобы посмотреть мой контент. И есть моя жизнь, которая сейчас на 90% состоит из ребенка — сложно делать вид, что его нет. Мне изначально казалось, что было бы нечестно скрывать от них Эмили. Ведь они хотят ее видеть, инвестируют время в просмотры, тратят деньги, покупая курсы. Кроме того, я разносторонний человек — мне интересно говорить и про бизнес, и про быт, и про жизнь в Америке, и про языки.

Но прежде всего я предприниматель, а не видеоблогер.

Даже к блогу у меня подход, как к бизнесу — смотрю на экономику, аналитику. Мне безумно нравится, что на канале Silicon Valley Girl я работаю с топовыми брендами, которые покупают рекламу. Интересно смотреть, как они себя преподносят, какие говорят стоп-слова. Вроде: «Нельзя произносить это слово по отношению к нам, потому что мы хотим быть вдохновляющими». Такие фишечки.

Сейчас все процессы выстроены. Когда я забеременела, поняла, что мне надо максимально освободиться. Теперь, как только я заканчиваю снимать видео, отдаю его монтажеру. Монтажер работает с редактором, который добавляет или убирает куски. Есть менеджер по продажам, который показывает видео бренду, если в нем есть интеграция. Есть дизайнер, который делает обложку. Это поставлено на поток. Съемка — это единственное, что я должна сделать сама.

Но мой образ не придуман специально. Есть телевизор, где все спланировано и прописана каждая реплика. А есть живой человек, который выкладывает видео на YouTube. Я пришла именно с таким подходом. И по сей день так и продолжаю. Пытаюсь делать документальные выпуски — до родов у меня была возможность делать большие видео про Лос-Анджелес, Долину, Сан-Франциско. Сейчас у меня влоговый стиль и говорящая голова.

Про изучение языка

Важно понять, для чего нужен язык. В любом деле цель очень важна. Если ты знаешь, что через год хочешь поступить на курс по предпринимательству в Стэнфорде и тебе нужен для этого английский, то ты сядешь и начнешь учить.

Акцент — это тоже труд. Я стала целенаправленно работать над американским акцентом, потому что видела — во время фандрайзинга у инвесторов есть недоверие.

Тогда у нас еще не было визы О-1, и наш стартап был просто одним из проектов, который попал в 500 Startups — больше американцы о нас ничего не знали.

Занималась и сама, и с преподавателем — моим другом, парнем из Сургута, который преподает у нас в Linguatrip. Он приехал в Лос-Анджелес абсолютно без акцента, поступил на актерское и сейчас поет на английском. Его песни передают на американском радио — все думают, что он из Америки.

Однако акцент у большинства людей все равно никуда не уйдет. И когда ты хочешь пойти учиться, он не так важен, потому что тебе и так все будет понятно и тебя поймут. Но сделать его более обтекаемым какими-то словечками и правильно поставленными звуками — это круто.

Советы для тех, кто хочет переехать в Долину

  1. В Долину нужно ехать с чем-то готовым, чтобы было что показать — это все говорят. Если твоей идее две недели и у тебя нет истории успеха, вряд ли кто-то будет инвестировать в проект. И сам быстро сдуешься, ведь нужно будет всем доказывать, что ты не столб.
  2. Долина — дорогое место. Поэтому в идеале должна быть выручка и запас денег, чтобы было возможно тут прожить.
  3. Нужно понимать, что не каждый проект венчурный. Если ты работаешь на маленьком рынке или делаешь узкую фишку, нужно всегда задавать себе вопрос: «Для чего я делаю этот бизнес?». 

И здесь существует три варианта ответа. Если проект для продажи, то в первую очередь надо определить, кому и на какой стадии его нужно продавать и с какими компаниями общаться. Если предприниматель делает бизнес для IPO, то он должен убедиться, что существует достаточный рынок и спрос. Третий вариант — бизнес для себя. Но Долина не всегда правильное место для таких стартапов.




Отдельное спасибо за помощь в создании проекта PlayMe и Multiways.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 «За пределами Калифорнии все смотрят на нас, как на ненормальных людей»
  2. 2 «Я приехала сюда, чтобы создавать новые правила»
  3. 3 «Я все еще хочу штурмануть Facebook»

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase