Истории

«Подкастер-блогер-модель-диджей»: как гигономика породила людей нескольких профессий

Истории
Анна Полякова
Анна Полякова

Редактор

Вероника Елкина

Человек нескольких профессий (англ. multi-hyphenate — «с несколькими дефисами») обладает таким количеством навыков, что ему нужен не один дефис для их перечисления. Никки Шейнер-Брэдфорд из The Outline разобралась, когда появилось это явление и как оно характеризует современный рынок труда.

«Подкастер-блогер-модель-диджей»: как гигономика породила людей нескольких профессий

Этот термин возник в 1970-х годах и в основном использовался в Голливуде для обозначения знаменитостей, которые вышли за рамки традиционной тройки занятий: пения, танцев и актерской игры. В статье Los Angeles Times 1988 года, посвященной забастовкам Гильдии писателей Америки, некоторых участников событий называли «дефисами» (hyphenates), «специалистами с двойной работой, названия должностей которых содержат дефисы».

Людей, которые занимаются несколькими видами деятельности сразу, все больше: на вечеринке будет непросто найти человека с линейной карьерой. В популярной культуре достижениями в разных областях известны такие звезды, как Рианна, Дональд Гловер и Дженнифер Лопес. Сейчас представление о работе сместилось с простого выполнения обязанностей к построению карьеры, и дефис стал связывать персональную идентичность с профессиональными способностями. По иронии судьбы, взлет «мультидефисности» полностью исключил необходимость в какой-либо конкретике, вместо этого подразумевая появление сложной творческой идентичности, основанной на идеале «мастер на все руки», который связывает производственный потенциал с индивидуальной ценностью.

Этот отказ от конкретики в роде деятельности противоречит идеологии индустриализации, которая продвигала разделение труда для ускорения производства. Причем именно этот метод, известный как «фордизм» из-за массовой сборки, применявшейся компанией Ford Motor в начале XX века, в значительной степени удешевил товары, открыв возможности для выбора более творческой или интеллектуальной работы.

Историк из Оксфорда Макс Шок рассказал, что «постфордизм» или «переход к ″гибкой специализации″» был инициирован работодателями, но в итоге сильно повлиял на культуру. «Полагаю, что теперь людей нескольких профессий можно рассматривать как часть более обширного процесса в постиндустриальных обществах, переходящих к экономике знаний, где акцент также делается на гибкости», — отметил он.

Но простая гибкость не в полной мере отражает суть «мультидефисности». Николас Хендерсон из Университета Миннесоты указал на теорию итальянского философа Паоло Вирно, говорящую о том, что в последние годы капитализм «перешел к формам труда, которые являются чисто интеллектуальными [и] в основном не существуют в форме материального продукта». Вирно назвал это термином «виртуозный труд», который Хендерсон объяснил мне как «любой вид труда, который [...] по сути является просто выступлением».

То, что следующая итерация рынка труда будет основана на производстве контента, кажется неразрывно связанным с реалиями эпохи интернета. Многие людей нескольких профессий, которых можно считать «виртуозными рабочими», являются продюсерами подкастов, фотографами, писателями, маркетологами, то есть их деятельность связана с аудиторией.

Хендерсон, чьи исследования сосредоточены на политэкономии цифровых медиа, считает, что использование дефисного обозначения деятельности в онлайн-пространстве «фактически демонстрирует беспокойство по поводу гомогенизации всех форм производства контента». Все создатели контента работают на одних и тех же платформах и сталкиваются с одними и теми же ограничениями. Хендерсон предполагает, что стремление идентифицировать себя с помощью нескольких слов является способом «преодолеть и компенсировать то, что все эти формы труда все больше напоминают одно и то же».

С появлением соцсетей для производства контента больше не требуется команда. Вместо этого появились блогеры, которые самостоятельно развивают личный бренд. «Часть того, что мы делаем в процессе культивации онлайн-идентичности, напоминает прохождение кастинга для получения той роли, которую мы хотим на себя взять», — добавил Хендерсон, сославшись на теорию феминистки Сирны Нгай. Она гласит, что работник «находится на грани гибкости, необходимой рынку, и ставит себя в практически опасные ситуации для достижения этой гибкости», пояснил исследователь.

Так что же заставляет обычных людей, тех, у кого нет аудитории или своего бренда, давать себе такое количество определений через дефис? Является ли эта пост-фордистская гибкость стремлением закрепиться на современном высококонкурентном рынке труда? «Возможно, в некоторых случаях ″мультидефисность″ можно считать просто признаком нестабильности. Люди берут на себя несколько ролей, потому что некоторые рабочие места просто не обеспечивают прожиточный минимум. Конечно, это далеко от тех, кто находится на вершине творческих индустрий (писатель-режиссер-продюсер-актер)», — считает Шок.

Он был не единственным, кто указал на различие между представителями творческих профессий, которые часто пользуются огромными привилегиями, и сотрудниками Uber, Amazon и других компаний из сферы услуг. Об этом говорят многие исследователи, хотя многие современные «мультидефисные» люди не нуждаются в нескольких местах работы.  Не говоря уже о том факте, что эта гибкость, как правило, наблюдается в достаточно благополучных странах, позволяющих своим жителям сосредоточиться на более интеллектуальных занятиях. Все это говорит о несомненном наличии связи между работой, выполняемой промышленными работниками с конкретной специализацией, и свободой, которой пользуются люди умственного труда.

Источник.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Как гигономика меняет наше будущее
  2. 2 Как работа нас убивает
  3. 3 Можно ли зарабатывать $100 в день, заполняя таблицы и подписывая фотографии
  4. 4 Гигономика в цифрах и фактах