Истории
Стартап-среда

Как превратить генеалогическое древо в технологичный сервис: история проекта «Фэмири»

Истории
Елена Черкас
Елена Черкас

Глава отдела интервью и лонгридов

Елена Черкас

«Фэмири» — сервис, который помогает пользователю самостоятельно исследовать свое генеалогическое древо, проводить архивный поиск и реконструировать судьбу конкретного человека или целого рода.

Артем Маратканов, основатель сервиса, 12 лет развивал Международный Генеалогический Центр (МГЦ) — агентство, ориентированное на состоятельную аудиторию, где чек за услуги достигает 30 млн рублей. Глубокий личностный кризис заставил Артема пересмотреть жизненные приоритеты и заново придумать бизнес на уже знакомом рынке. По его собственным словам, «Фэмири» — это в первую очередь ИТ-компания, ориентированная на широкую аудиторию.

Сервис запустился в пандемию, за 10 недель команда протестировала десятки гипотез, провела более 200 глубинных интервью с клиентами и потратила $5 тыс. на рекламные кампании. Общий объем продаж за 9 месяцев существования составил $50 тыс., выручка за последний квартал 2020 года — $15 тыс.

Как превратить генеалогическое древо в технологичный сервис: история проекта «Фэмири»

Артем Маратканов, основатель


Старт

Артем Маратканов впервые увлекся генеалогией в студенчестве, когда в качестве подарка отцу решил подготовить материал об истории его малой родины — небольшого поселка рядом с городом Набережные Челны: «Когда мы с отцом ездили на рыбалку или на дачу, он всегда показывал на гору и рассказывал, что там была деревня, откуда мы родом. Ее затопили, когда строили Нижнекамскую ГЭС.Отец часто говорил об этом, и я решил узнать больше об истории этого места».

Впервые столкнувшись с архивами и агентствами по генеалогической реконструкции, Артем был впечатлен стоимостью их услуг: «Я думал, что 640 тыс. рублей за какие-то непонятные черно-белые бумажки, пожеванные, засаленные — это неадекват. Все примеры работ, которые мне показывали, выглядели жалко. При этом сама история не отпускала, поэтому я начал искать фрилансеров, самостоятельно выходил на какие-то источники. В общем-то, занялся этим исследованием сам».

Впоследствии из личного проекта вырос Международный Генеалогический Центр — компания, которой Маратканов руководил 12 лет. К 2016 году команда насчитывала 110 сотрудников, среди клиентов — участники списка Forbes, а чек за услуги достигал 30 млн рублей.

К этому моменту, по признанию Артема, он столкнулся с первым в своей жизни серьезным внутренним кризисом: «Я понял, что достиг главных целей в своей жизни — женился, воспитываю сына, построил успешный бизнес. И я совершенно не знаю, что делать дальше. В конце 2016 года я бросил компанию, сына, жену, друзей, родителей, абсолютно все. Сел в свой мерседес и уехал. Мне тогда было 28 лет».

«Я всегда был про семью: семья, дети, семейные ценности, традиции, древо, которое я строил для клиентов. И тут я столкнулся с ситуацией, когда в моей собственной жизни все перевернулось с ног на голову. Я просто не мог больше говорить с клиентами и партнерами про ценности, духовность», — пока Артем пытался заново обрести жизненные ориентиры, управление компанией перешло в руки топ-менеджмента. Благодаря профессиональной и преданной команде МГЦ не просто выжил, но и продолжил успешно развиваться.

Сам Маратканов вернулся к работе спустя год, но быстро понял, что хочет запустить новое дело и что это должен быть технологичный проект. Знакомство с ИТ он начал как инвестор: поддержал детскую онлайн-школу программирования «Кодабру» и платформу голосовых и текстовых ботов с искусственным интеллектом Tomoru. В обоих проектах предприниматель принимает деятельное участие, многому, по его собственному признанию, он научился у этих компаний.

С приобретенным опытом в построении ИТ-команд и развитии стартапов Маратканов решился на запуск собственного проекта — «Фэмири». По замыслу основателя, он должен стать глобальной компанией, которая позволяет людям по всему миру самостоятельно изучать свое генеалогическое древо.

«Я бы сказал, что это условный масс-маркет, очень демократичный вариант по сравнению с МГЦ и другими компаниями в нашей сфере. Единственный аналог в мире — это сайт MyHeritage, но мы стремимся к тому, чтобы сделать более адаптированный для работы с архивами и более доступный продукт», — рассказывает предприниматель.


Разбег

Проект запустился в апреле 2020 года, уже после майских праздников были реализованы первые продажи. По словам Маратканова, пользователи регистрировались и платили по $10 за запрос в архив об истории своего рода. Примеры запросов можно увидеть на сайте: «Информация о браке моего прапрадеда», «Информация о смерти моего родственника по материнской линии». Пользователь заполняет анкету, далее запрос автоматически генерируется и отправляется в необходимый архив.

Чтобы привлечь первых клиентов, команда «Фэмири» экспериментировала с рекламными каналами: «В последние годы сильно выросла емкость рекламного рынка, можно вкладывать миллионы в продвижение. Мы использовали “Яндекс”, Google, Facebook». Всего на кампанию было потрачено $5 тыс. Это дало продаж на $35 тыс. со средним чеком $90 с одного пользователя.

Летом команда «Фэмири» прошла акселерацию во ФРИИ по программе Go Global, на что получила грант от правительства Москвы в размере 850 тыс. рублей. Грант был выдан Московским экспортным центром, чтобы поддержать стартапы, которые планируют выйти на зарубежный рынок. «Мы выбрали США, некоторые страны Европы, Канаду, Израиль, экспериментируем там с продажами Пока мы ориентируемся на русскоязычную аудиторию в этих странах».

Команда проекта во ФРИИ

Внешних инвестиций проект не привлекал, хотя, по словам Маратканова, предложения были: «Ко мне обращались частные лица, олигархи, которые были клиентами МГЦ. Но я все это ставил на паузу. Мы завершим разработку основного продукта. У меня уже есть представление о пуле инвесторов и о корпоративных партнерах».

Сотрудников в команду основатель набирал, опираясь на свой нетворк:.«Я не стал обращаться в digital-агентства для разработки MVP нашего сервиса, так как хотел сам научиться работать с ИТ-специалистами, понять, как все устроено в этой сфере. И мне повезло, моя знакомая остановила разработку из-за пандемии, и целая прекрасная команда временно перешла ко мне».

 

Результат

На момент публикации статьи в сервисе реализована лишь часть от задуманного функционала: не хватает стильного дизайна древа (информация представлена в таблицах и личном кабинете), некоторые работы вручную реализуют сотрудники сервиса и кураторы, которые помогают сориентироваться в сервисе и сформулировать поисковые задачи, обращаясь в архивы. По замыслу создателей, в в ближайшее время сервис будет полностью автоматизирован, а ручное сопровождение будет доступно только в премиальном тарифе.

«Сейчас куратор анализирует данные, общается с клиентом, создает задачи для исследователей, что-то проверяет самостоятельно. У него есть месячный бюджет, который он распределяет на различные исследовательские задачи. Сегодня минимальный тариф начинается от 29,5 тыс. в месяц. Это самая низкая цена на российском рынке и единственная доступная подписка в нашей отрасли. В дальнейшем большая часть работ будет автоматизирована, кураторы останутся только в премиальном тарифе», — рассказывает Артем.

Над сервисом постоянно работает 17 человек, плюс 11 занимаются организацией исследований, а также 74 аттестованных экспертов трудятся в качестве фрилансеров. И уже полторы тысячи исполнителей-исследователей по всей России и СНГ выразили свое согласие для работы с сервисом.

Отличительной чертой «Фэмири» основатель считает возможность инициировать исследования прямо из генеалогического древа в личном кабинете и хранить результаты и все находки в одном месте. Например, можно автоматически подгружать в древо аудио разговоры с родственниками и их расшифровки. Или запустить бота-интервьюера: то есть бот может самостоятельно дозвониться кому-либо из источников, опросить его на нужную тему, а результаты аккуратно добавить в древо в личный кабинет.

Интерфейс сервиса

С финансовой точки зрения проект опирается на средства МГЦ и личные сбережения Маратканова. По его словам, этого достаточно, чтобы в спокойном темпе доделать продукт — основной фокус команды сейчас направлен на его доработку и упаковку.

 

Планы

Прибыль

Мы делаем ставку на массовость. У нас есть план, как снизить базовый тариф до $100-150 — когда мы его реализуем, у нас не будет конкурентов.

Развитие

В первой половине 2021 года мы планируем привести в порядок визуальную составляющую продукта — конструктор генеалогического древа. После этого мы доработаем нашего бота, чтобы ему можно было доверить максимальное число функций.

Финансирование

Во второй половине 2021 года мы планируем заниматься инвестициями. Я могу приоткрыть тайну и сказать, что в акционерах проекта уже есть 6-7 очень крупных российских предпринимателей, которые совокупно создают в нашей стране больше 200 тыс. рабочих мест. Как только мы соберем необходимые материалы и доделаем продукт, мы сможем обсуждать финансовые вливания в проект.

Цель

«Фэмири» должен стать по-настоящему удобным рабочим инструментом для каждого, кто интересуется историей своей семьи или своих родных мест.


Мнение экспертов

RB.RU попросил экспертов в сфере генеалогии и инвесторов оценить проект.


Сергей Котельников, руководитель проекта «Всероссийское генеалогическое древо» 

Интерес к генеалогии растет, причем иногда парадоксальным образом. В прошлом году архивы закрылись из-за пандемии. Казалось бы, катастрофа для отрасли. Делать исследования стало практически невозможно. Это вылилось в то, что у людей появилось время, они подняли головы от ветхих талмудов и освободившуюся энергию направили на то, чтобы снимать обучающие видео, проводить вебинары, постить сторис в соцсетях — выложили столько контента, сколько никогда раньше в цифре не было. Мы это еще не осознали, но, кажется, в России этот период привлечет к изучению истории семьи больше людей, чем когда-либо ранее, и это касается всего пространства бывшего СССР.

Некоторое время назад мы проводили исследование на портале ВГД (vgd.ru) и выяснили, что новый пользователь знает примерно 3-4 поколения своих предков. Это очень мало. В США гораздо больше людей увлечено историей семьи, и нам только предстоит к этому прийти, но потенциально чуть ли не каждый человек — целевая аудитория для сервиса.

Создание сервиса, который упрощает доступ к услуге — шаг в правильном направлении. А создание моды — результат совокупных усилий всей отрасли, и в этом году есть заметный прогресс.

Я рад, что проект запустился. Вообще любой новый генеалогический проект идет на пользу всем участникам отрасли. Привлекает все больше людей к изучению семейной истории. Каждая успешная находка с помощью любого из сервисов привлекает больше людей к генеалогии, потому что люди видят что это реально, что вполне можно что-то найти.

Если экономика будет сходиться и можно будет масштабировать проект маркетингом, то мы увидим резкий взлет. Скорее всего, достаточно быстро цена привлечения увеличится, и рост остановится. Нужно будет расширять номенклатуру услуг на сервисе, искать более эффективные каналы рекламы и так далее. Это абсолютно нормально. Будет интересно посмотреть за этим процессом.

Сам сервис в любом случае найдет своего пользователя, уже нашел. Сервисов похожей направленности за последнее время запустилось несколько. «100 генеалогов» от Дмитрия Киркинского, GenMap от НГС, функции «Кто в архиве», «Частные генеалоги» на ВГД, есть и другие. Это, пожалуй, идет в плюс проекту «Фэмири» — есть другие люди, которые верят в похожую идею, а у кого будет лучше реализация и нюансы стратегии — покажет время.


Валентина Рудзинская, директор Научного центра историко-генеалогических исследований «Редкий Элемент»

На мой взгляд, работа с генеалогическим древом — это сакральный процесс, к которому нужно подходить ответственно и с уважением. На сайте «Фэмири» сказано, что в проекте задействовано 1,5 тыс. исследователей. Откуда такое количество? Я могу вспомнить от силы 5-7 исследователей со всей России, которые способны на профессиональном уровне заниматься генеалогией. В этой отрасли существует огромная проблема с кадрами.

Я не верю в то, что работу с древом можно доверить новичкам и тем более автоматизировать. Представьте себе сотрудника архива, который получает запрос, сформулированный роботом — да он просто разозлится и не будет отвечать.
В успех франшизы тоже не верю, по крайней мере заявленные 250 тыс. сервис приносить не будет — таких денег в отрасли сейчас нет.


Ирина Яшина, стартап-консультант

«Фэмири» — это хороший пример адаптации достаточно консервативных ниш к технологическим реалиям. Так как стартап был основан командой из Международного Генеалогического Центра, то сомневаться в экспертизе нет смысла.

Другой вопрос — как сделать экспертизу масштабируемой (и по автоматизации, и по ценообразованию). «Фэмири» выбрал путь бота на первом этапе (новая бизнес-модель через ИТ) и путь франшизы на последующем. Пока нет понимания, как две бизнес-модели уживутся, поэтому есть вопросы и сомнения. Если «перевесит» первый сценарий (через бота или через другие технологии), то «Фэмири» можно будет назвать стартапом в полном смысле слова. Если «перевесит» второй — то попытка инновационного «подрыва» не засчитается, а то и вовсе пройдет незаметно.

В любом случае главное — чтобы команда сама определила комфортный сценарий развития, а не потакала мнению общественности или чрезмерных амбиций. Больше — не всегда лучше. Лучше — значит, органичнее целям основателей.

Фото в тексте и на обложке: пресс-служба компании

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Юристы по подписке. Как устроен LegalTech-сервис Raketa.one
  2. 2 Tinder для легпрома: история российского стартапа Factory Base
  3. 3 ТО для организма: история российского MedTech-стартапа Checkme
AgroCode Hub
Последние новости, актуальные события и нетворкинг в AgroTech-комьюнити — AgroCode Hub
Присоединяйся!