Истории

«Час моей работы стоит в несколько раз дороже, чем в “Яндексе”». Как и почему люди меняют интеллектуальный труд по специальности на ручной

Истории
Анна Екомасова
Анна Екомасова

Журналист

Дарья Кушнир

Хорошее высшее образование считают гарантией высокооплачиваемой интеллектуальной работы. Но что если она не приносит тебе ни удовлетворения, ни удовольствия, и ты понимаешь, что карьеру пора повернуть на 180 градусов? 

Мы поговорили с тремя героями, которые выбрали ручной, а не интеллектуальный труд по специальности. Александра окончила журфак МГУ, магистратуру и аспирантуру РГГУ, была редактором в «Яндексе», а теперь стрижет кудрявых людей. Виктория получила образование бизнес-информатика, а сейчас счастлива в роли мерчендайзера – оформляет магазин и одевает манекены. Никита учится на культуролога в НИУ ВШЭ и работает бебиситтером. 

«Час моей работы стоит в несколько раз дороже, чем в “Яндексе”». Как и почему люди меняют интеллектуальный труд по специальности на ручной

Александра Шевелева, парикмахер

У меня несколько образований. Я окончила журфак МГУ, потом несколько лет работала по специальности в Русской Службе BBC. После рождения ребенка я пошла в магистратуру в Центр типологии и семиотики РГГУ, там же училась в аспирантуре, сдала ГОСы, но диссертацию я так и не написала. Еще я заканчивала Британскую высшую школу дизайна. То есть у меня три образования. Мне все время хотелось попробовать что-то еще, особенно после журфака, хотелось изучать культурную антропологию. Я не жалею ни об одном из своих образований.

После всего этого я еще несколько лет работала в журналистике, а потом устроилась редактором в «Яндекс.Такси», но уже в ноябре 2018 уволилась оттуда. Было ощущение бессмысленности этой интеллектуальной деятельности.

К сожалению, в офисной жизни результат труда очень отдален от нас, мы его не видим, не чувствуем и не получаем удовлетворение от того, что сделали. Плюс часто в офисной жизни ты очень много работаешь, вкладываешь массу сил, а потом выясняется, что этого даже не нужно было делать или это сделали несколько команд одновременно с тобой. Это все сильно расстраивает.

Параллельно с работой я развивала свое кудрявое коммьюнити. В 2017 году я завела свой телеграм-канал, и за два года он довольно сильно развился. В общем чате сейчас более 3,5 тысячи участников, существует 21 региональный чат для общения кудрявых людей по всему миру. Несмотря на все успехи, мне стало понятно, что монетизация блога может идти разными способами, но первый из них – продажа рекламы – мне совсем не по душе. Когда я пишу тексты не по зову сердца, мне это тяжело дается, чувствую в этом какую-то неискренность. Плюс все-таки кудрявая тема довольно узкая, в ней не так много специалистов.

 Я поняла, что моя аудитория нуждается в качественных услугах. Мастеров, которые умеют грамотно обращаться с кудрявыми волосами, в России просто нет. В российских парикмахерских школах не считают стрижку кудрявых волос чем-то специфическим, стригут их как обычные волосы. Мне захотелось поехать учиться в США, где методики по стрижке кудрявых людей существуют уже более 20 лет. Но обучение у американских кудреведов было довольно дорогим, я решила поехать в Каир. Это тоже было достаточно дорого, все мои отложенные деньги к этому моменту заканчивались, поэтому я попросила своих читателей о краудфандинге. За неделю мы собрали нужную сумму – 130 тысяч рублей.

Хочешь писать на темы предпринимательства, образования и технологий? Стать автором Rusbase Young может каждый. Узнать как

Когда прошлой осенью я пошла в парикмахерскую школу в Москве, чтобы меня научили для начала ножницы держать в руках нормально. Это совершенно другой мир, другие люди, другой тип мастерства. Мне было очень некомфортно там.

У меня было предвзятое отношение к ручному труду и людям, которые этим занимаются, – как к условным ПТУшникам. Ведь нас всех родители пугают, что «не поступишь в МГУ – будешь в ларьке торговать». В общем, худшие опасения подтвердились, и я пошла в ПТУ на парикмахера. 

Сейчас для меня нет противоречия между ручным и интеллектуальным трудом. Если подумать о том, чем занимается среднестатический менеджер в офисе, то для этого совершенно не нужно читать сложные философские трактаты. Для этого не нужно получать высшее образование. А для того, чтобы быть хорошим мастером, чтобы, например, починить стиральную машину или научить другого человека правильно мыть волосы и подбирать шампунь, надо, мягко сказать, поднапрячься.

В бьюти-сфере сейчас происходит интеллектуализация, потому что рекламные обещания больше не работают. Нужно понимать химические процессы, обладать основами органической химии. Поэтому я не вижу никакого противоречия между ручным и интеллектуальным трудом.

Например, чтобы отреставрировать мебель, нужно намного больше знаний, чем для работы продакт-менеджера. 

 С мая этого года я начала стричь людей. Что меня сразу поразило – это несопоставимый уровень дохода. Сейчас час моей работы стоит в несколько раз дороже, чем когда я работала в том же «Яндексе». Я считаю себя начинающим мастером. Естественно, я работаю не привычные 8 часов (как в офисе), а 10-15 часов в день. Меня поразило, что я стала зарабатывать намного больше, чем в офисе. В первый раз, когда я посчитала свой месячный доход, подумала, что я ошиблась, получилось слишком много. Но потом увидела, что это действительно так. Люди, которые работают в бьюти-сфере, получают неплохие деньги. Но и работаешь ты не 20 дней в месяц, а 15.

Сейчас я арендую кресло в салоне. Так проще и удобнее, ведь у меня своя клиентская база, привозная косметика. Скажу честно, работа с людьми очень сложная эмоционально: ведь все разные, кто-то уходит довольный, кто-то не очень. Все это субъективно, нет никаких объективных показателей. Ты можешь сделать все идеально с технологической точки зрения, а человеку не нравится.

 Первое время я стригла некоторых людей бесплатно, потому что по условиям краудфандинга, если люди жертвовали больше тысячи рублей, я обещала после обучения в Каире сухую стрижку. Некоторых людей я до сих пор стригу бесплатно. Когда я только приехала из Каира, у меня не было уверенности в собственных силах, поэтому я попросила своих друзей и знакомых, кто хочет, приходить ко мне, чтобы я смогла отработать технологию. Мне было важно понять, насколько то, чему нас американцы научили, применимо к славянскому типу волос.

Мои друзья очень рады за меня – что я поменяла сферу деятельности. Многие мои ровесники сами находятся в поисках, многие работают в корпорациях, но жалуются, что это не соответствует их представлениям. Близкие друзья меня поддержали. С родителями мы напрямую об этом не разговаривали. Они у меня довольно позитивные, видят, что я не голодаю с ребенком. В целом, не было знакомых, которые отговаривали или шеймили меня. 

Высшее образование помогает систематизировать информацию, которой на сегодняшний день очень много. Если у человека нет опыта работы с большим количеством информации, то он теряется при появлении новых данных. С каждым новым образованием мне хотелось узнавать все больше и больше. Если у человека нет способности постоянно учиться, то он будет отставать и проигрывать. Мне кажется, когда человек решает про себя, что он все знает в своем деле, – это самое страшное. 

Виктория Куликова, мерчендайзер

В школе я мечтала стать интерьерным или ландшафтным дизайнером, но передумала ближе к 8 классу, когда окончила художественную школу. Я поняла, что в этом деле нужны связи и начальная платформа – в общем, убедила себя, что лучше получить стабильную работу в будущем. Так как я училась в информационно-технологическом классе с экономическим уклоном, то выбор пал эту область. Но, к сожалению, на экономику я никуда не поступила, поэтому выбрала смешанное направление «бизнес-информатика» в Московском государственном университете экономики (МЭСИ).

Когда я только поступала, я примерно представляла, что речь идет о проектной деятельности, но что именно в будущем я буду делать – я не понимала вплоть до 4 курса. Только когда я села за диплом, задачей которого была разработка технического задания для предприятия, до меня дошло, что теоретически может входить в мои должностные обязанности.

Так как баллов на бюджет мне не хватило, пришлось учиться на коммерции. Довольно быстро встал вопрос с оплатой, я стала искать работу. А самый простой способ заработка для студента – магазины ритейла. В итоге я просто пошла в торговый центр рядом с домом и стала спрашивать во всех магазинах одежды, есть ли у них вакансия. В одном из них мне ответили «да» и сразу позвали на собеседование. Спустя две недели испытательного срока меня взяли в Mango продавцом-консультантом. На этой позиции я проработала чуть меньше года. 

В один из дней я помогала девушке-мерчендайзеру, и она рассказывала мне о должности, особенностях работы. Все это очень вдохновило меня, и я сообщила руководству, что хотела бы себя попробовать в новом качестве. Через некоторое время открылась вакансия мерчендайзера в нашем магазине, и я на нее подалась.

На самом деле, мало кто понимает, кто такой мерчендайзер. Этот человек занимается визуальной частью магазина – анализирует продажи, собирает и выставляет на витрины луки, которые клиент может полностью купить. По сути, от того, как мерчендайзер оформит витрину и зал, зависят продажи магазина. 

У любого мерча есть гайдлайны в оформлении, которым надо следовать. С годами пропадает творческая составляющая, ты уже делаешь многое на автомате. Я проработала в сети около пяти лет и не очень хотела уходить, хотя понимала, что надо расти дальше. Меня позвали на собеседование в ЦУМ, там я ужасно загорелась и подумала, а почему бы и нет. 

Уже год я работаю на новом месте и ничуть не жалею. Безусловно, для человека, который работал в масс-маркете, перейти в люксовый магазин – отличный карьерный рост. Рабочий день у меня творческий: смотрю новые коллекции, дизайнеров, изучаю подборки, придумываю, как можно по-новому оформить зал, слежу за стритстайлом. Если в будущем я захочу двигаться дальше, у меня хорошие перспективы, ведь мерчендайзер – это еще и опытный менеджер, который сможет занять руководящую должность (супервайзера, координатора нескольких магазинов сразу и так далее).

Когда в университет приводили людей, которые работают по специальности в проектной деятельности, было интересно, но мне настолько нравилась моя работа мерча, что я даже не думала о том, что могу заниматься чем-то другим. 

После написания диплома я поняла, что моя специальность связана преимущественно с офисной работой. Перспектива сидеть за компьютером весь день и встречаться с заказчиками меня не порадовала, хотя я люблю общаться и без проблем налаживаю контакты. Я люблю быть в движении, постоянно что-то делать, куда-то ходить. Мерчендайзеры – это вообще такие фитнес-тренеры. У меня почти каждый рабочий день – более десяти тысяч шагов стабильно.

Мои родители поддерживали меня с самого начала, я им сразу объяснила, чем конкретно я занимаюсь. А вот окружающие, когда узнавали, что я мерчендайзер, реагировали странно: «А-а, так ты в продуктовом раскладываешь товары?» 

При этом, когда начинаешь уже конкретно людям объяснять, чем ты занимаешься, они всегда удивляются, насколько это сложно. Даже в вузе, когда преподаватели спрашивали нас, кто где работает (на вечернем отделении, как правило, работают практически все), почти никто не знал, чем занимается мерчендайзер. Скажу больше, даже продавцы, которые работают вместе с мерчами, зачастую не понимают, в чем состоит задача последнего, что именно он делает. Как правило, даже на работе мы как-то отдельно общаемся, ходим обедать, каждый живет в своем мире. 

Несмотря на то, что бизнес-информатика – это смешанная область, мало что из пройденного я использую в своей работе, особенно экономические дисциплины, а вот всякий менеджмент, управление проектами помогали не раз.

И все же я считаю, что высшее образование получать нужно, неважно, будешь ли ты работать по специальности или нет. Если это направление тебе хоть чуточку интересно, то почему бы этому не поучиться? В любом случае это когда-нибудь в жизни пригодится. Ведь универ – это не школа, где тебя заставляют учить все, в вузе ты так или иначе выбираешь то, что близко к твоим интересам. Хотя есть и примеры тех же художников, которые без профильного образования стали успешными. Например, тот же Покрас Лампас. 

А еще вуз учит учиться. Знаю многих людей, которые не могут самостоятельно заниматься своим образованием, для них вуз – это образный куратор, который ставит задачи и цели. Мне кажется, если бы я не пошла в свое время на вечерку в МЭСИ, а сразу в магазин работать, то у меня было бы меньше амбиций, я вряд ли бы достигла того, что у меня есть сейчас. Высшее образование показывает тебе твои возможности и перспективы, и это очень важно. 

Никита Елизаров, бебиситтер 

Сейчас я учусь на втором курсе культурологии в Высшей школе экономики. От своих знакомых я узнал о специализированном сайте по поиску бебиситтеров. Почитав подробнее, я понял, что мне это подходит: можно совмещать работу и учебу, график очень свободный. 

Работа бэбиситтером была не первой, но именно для нее я проходил специальное обучение, за которое нужно было заплатить около пяти тысяч рублей. Жалеть на это денег точно не надо, ведь примерно через месяц работы все окупается.

В процессе обучения ты отвечаешь для себя на вопросы: «нужна ли мне эта работа?», «подхожу ли я для нее?», учишься общаться с родителями (сервисный аспект), решать возможные конфликтные ситуации. Самый важный блок – общение с ребенком, где нас учили, как распознать манипуляцию, как успокоить, как заинтересовать – в общем, детская психология. На обучении я обратил внимание, что было очень много взрослых людей с педагогическим образованием, молодых людей (студентов, как я), опытных нянь. То есть публика очень разнообразная.

Получив разрешение на работу, с апреля я стал брать заказы. Основная моя работа непосредственно связана с ребенком. Несмотря на обучение, выяснилось, что мне довольно сложно общаться с детьми. Я в принципе легко нахожу общий язык с людьми разного возраста и был уверен, что с детьми будет так же. В какой-то мере да, но не совсем.

Есть проблема с восприятием бебиситтера. Это самое главное, чему учат как раз на тех самых обучающих курсах. У бебиситтера нет задачи чему-то научить ребенка, как-то на него повлиять в долгосрочной перспективе. Я только присматриваю за ребенком. Поэтому бывают заказы и на 20, и на 30 минут, когда на совсем короткое время нужна помощь бебиситтера.

Конечно, иногда возникает запрос не только посидеть с ребенком, но и убраться. У меня таких заказов еще не было, но я знаю, что в подобных случаях это должно быть заранее оговорено и оплачено сверх того, что полагается за присмотр. Бебиситтеры по большей части знают, что входит в их обязанности, а что нет, это много раз повторяют на обучении.

Я совершенно не стесняюсь того, что сижу с детьми. Никакого снобизма у меня нет, ведь это такая же работа, как и другие. Работа бэбиситтером дает колоссальный опыт. Еще 20-30 лет назад не было такой возможности заработка, а сейчас можно каждый день сидеть с детьми и получать очень неплохие деньги. Когда мы с друзьями обсуждаем, кто где работает, то выясняется, что каждый зарабатывает, как может, по специальности мало кто сейчас работает, только если проходит где-то стажировку. 

Мои родители, когда узнали о моей работе, отнеслись к этому довольно странно. Они боятся, что это слишком большая ответственность – присматривать за ребенком.

Им кажется небезопасной мысль о том, что незнакомый человек может сидеть с чужими детьми. Их это шокировало, но сейчас, мне кажется, они поняли, что я справляюсь и в этом нет ничего такого.

У меня есть два младших двоюродных брата, с которыми я периодически проводил время. Но я бы не сказал, что это мне как-то помогает в работе. Ведь когда ты сидишь с братом, это не то же самое, что с незнакомым ребенком. Это совершенно другой уровень ответственности. Мне кажется, еще важно, что когда тебе платят за работу, у тебя появляется чувство, что ты должен все сделать максимально хорошо. Когда я сижу со своими братьями, у меня таких мыслей нет.

В основном меня просят посидеть с детьми от полутора до четырех лет. Иногда просят посидеть сразу с двумя, но я пока не готов к этому, выбираю заказы, где присмотр нужен для одного ребенка. Первое время я сталкивался с тем, что когда я откликался на заказ, его отклоняли и писали мне «извините, нам нужна девушка». Бывает, что даже из самого объявления понятно, что ты не подойдешь, потому что ищут бебиситтера-женщину. Дискриминации в этом плане много. Мне было очень обидно первое время, но после первых заказов и положительных отзывов на сайте стало легче. 

Когда ты учишься и каждый день тебе надо посещать универ, а потом дома делать задания, вариант работы бебиситтером – очень выгодный. Мне сложно представить, как бы я совмещал учебу и полный рабочий день или даже part-time. Никто не заставляет тебя брать заказы каждый день, можно делать длительные перерывы, однако если ты не активен более трех месяцев, то тебя могут отправить на переобучение. У меня нет мыслей по поводу того, сколько я еще буду работать бебиситтером. Пока меня все устраивает.

Фото на обложке: Мария Кушнир

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Инкубатор для ящериц, азбука Морзе и эффект парника: ученики школ-интернатов о том, как там все устроено
  2. 2 «‎‎В один месяц ты можешь заработать сотку, а в другой – всего пять тысяч»: Что такое реселл и почему этим занимаются подростки
  3. 3 Рыночные отношения: Почему бизнес по написанию курсовых и дипломов процветает, несмотря на запреты

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase