YOUNG

«Я собрала все трудности, которые были возможны»: как создать социальный проект и помочь подросткам найти себя

YOUNG
Мария Передок
Мария Передок

Редактор

Мария Передок

Гузелия Махмутова — социальный предприниматель. В студенчестве она придумала благотворительный проект «Архидети» для социально незащищённых детей от 8 до 17 лет. Потом появились неклассический лагерь «Архисмена» для подростков и архитектурный фестиваль «Острова» для людей в возрасте от 14 до 30 лет, которые хотят реализовать свой потенциал. 

Сегодня проекты Гузелии доступны для любого ребёнка в независимости от его социального положения: они помогают ребятам развиваться творчески, понять, какая профессия подходит именно им, и почувствовать себя частью крутого сообщества. 

Мы поговорили с Гузелией и выяснили, как она создавала свои проекты, с какими сложностями сталкивалась и почему важно верить в чудеса и не ждать подходящего момента. 

«Я собрала все трудности, которые были возможны»: как создать социальный проект и помочь подросткам найти себя

       

— Гузель, расскажи, с чего всё началось? Как возникла идея проекта?

— Всё началось 11 лет назад, когда я училась в Казанском государственном архитектурно-строительном университете. Была проблема — поступить в архитектурный трудно, но всё равно там оказывались люди, которые не хотели заниматься этим в дальнейшем. В итоге те, кто реально мечтал стать архитектором, не могли поступить. К тому же шли работать по специальности около 40%. Остальные выбирали фотографию, иллюстрацию, дизайн.

У меня был внутренний бунт — желание найти ребят, которые действительно хотят быть архитекторами, помочь им проявить себя во время поступления и обучения. Мы собрались командой студентов, разработали программу. Изначально делали её самостоятельно, добавляя занятия по основам рисунка, композиции, черчению, живописи, моделированию. Потом мы начали привлекать практиков-профессионалов, подключать педагогов, психологов, методистов.

Программа каждый год менялась, мы консультировались со специалистами и добавляли больше практики.

Я не думала, что потом это перерастёт в бизнес. В начале пути мы не знали, как строить проекты и что делать, не было денег, но мы получили очень крутые результаты.

Наши дети начали сильно меняться в социальном плане, приобретали профессиональные навыки. 

— Насколько сложно было работать с детьми? 

— Сейчас часто слышу от людей, которые работали у нас на проектах впервые, что это сложно и очень ответственно. Сама я этого не чувствовала: для меня важнее результаты, мне легко с ребятами. Основные сложности вот в чём: с одной стороны, нужен опыт, чтобы решать сложные задачи, а с другой — нестереотипность мышления, чтобы раскрывать ребят и помогать им.

У меня была позиция не жалеть детей, а стать для них партнёром или наставником. Я в целом очень строгая, но всегда готова честно обсуждать работу и искать точки роста и развития. Все человеческие моменты я искренне проживаю с детьми, чувствую их, поддерживаю и верю. 

— Как к вашей инициативе относились со стороны?

— Многие были шокированы, что молодые действительно показывают крутые результаты: специалисты годами обучают ребят в детском доме, а результатов получают меньше, чем мы при обучении тех же детей. 

Тогда я поняла, что мне действительно нравится то, чем занимаюсь, и стоит развиваться в этом. Я видела изменения в детях и тех, кто с ними работал.

У окружающих были сомнения, что мне можно доверять — я не выгляжу взросло. Люди часто думают, что я, например, не могу организовать лагерь на 65 детей на острове. Но результаты за эти годы меняют отношение к нам и ко мне.

— С какими ещё трудностями ты сталкивалась? 

— Я собрала все трудности, которые только возможны. Мне было почти 19 лет, я приехала в новый для себя город, Казань, у меня не было вообще ничего — ни связей, ни места, где можно заниматься с детьми. В университете записывалась к проректору на приём, приходила и рассказывала идею.

Поскольку не было денег, я говорила про проект разным общественным деятелям в надежде, что они захотят его профинансировать. 

Однажды был скандал в студенческом активе университета из-за нашего проекта. Нас не воспринимали серьёзно, обвиняли в том, что мы решили зарабатывать на детях, что эксплуатируем их труд. Считали, что мы будем приглашать спонсоров, находить партнёров, а деньги тратить на наркотики. Этот скандал вышел громким, весь университет знал о нём.

— И как ты выбиралась из этой истории? 

— Сначала я просто ревела и ничего не делала. Я не понимала, почему нас обвиняют, придумывают непонятные слухи. Причём донос был в виде письма — это не просто сплетня, а официальный документ, который на нас написали. Мы могли вылететь из университета. 

Мне кажется, что в любой истории (политической, государственной или какой-то другой) есть место человечности. Я объяснила и показала, что мы уже делаем, как мы видим проект, почему этим занимаемся. Возможно, это сработало. Университет стал нашим союзником: мне предложили материальную помощь, дали аудиторию, где можно заниматься с детьми.

— Расскажи, кто партнёры проекта?

— Партнёров за всё это время было очень много. Для меня каждый из них — живой человек, профессионал в своём деле, который хочет поработать с нашими детьми. Он становится партнёром, когда мы находим точки соприкосновения и понимаем, какой опыт он хочет дать детям. Партнёром также может стать бюро, готовое обучать ребят в рамках одного из проектов.

Я тщательно выбираю, с кем сотрудничать, опираясь на наши ценности. 

У каждого проекта разные партнёры, каждый год они меняются. Например, у фестиваля «Острова» в этом году партнёрами были Worldskills.Татарстан, а наставниками — архитектурное бюро Headsgroup и «Архдесант». Нас поддержали Российский фонд культуры и Росмолодежь. 

У «Архисмены» наставниками являются хореограф объединения «Алиф» Марсель Нуриев или Нурбэк Батулла, музыкант Митя Бурмистров.

У «Архидетей» в целом за всю деятельность было более 35 партнёров, а наставников более 90.

— Кто становится наставниками детей? Они все обязательно должны быть архитекторами, или вы берёте и других специалистов?

— Мы везде стараемся брать наставников-практиков. Политика такая: человек, который только по книге преподаёт навыки или знания, очень грустный преподаватель. Зачастую он теряет актуальность, потому что не контролирует ситуацию в своей профессии. Если это архитектура, берём архитекторов, если нам надо поработать с конструкциями, то это инженер, конструктор, если — с деревом, зовём специалистов по дереву. 

Очень важно, чтобы практик передавал фанатизм к своему делу, и все понимали, что когда вот так пылает внутри, всё возможно. Иногда ребята видят профессионалов уставшими, недовольными, разочарованными, и им кажется, что они такие всегда. 

— «Архисмена» — это проект внутри «Архидетей», верно? Для чего он сделан? 

— «Архисмена» — это лагерь для творческих детей. Он помогает детям отдохнуть с пользой. Через игру они прокачивают какой-то необходимый навык — в профессии, в soft skills. «Архисмена» — альтернатива классическим лагерям, куда дети приезжают, участвуют в привычных играх и уезжают. 

Раньше мы размещались на базах: арендовали помещения и делали свою программу. Теперь мы делаем лагерь на острове в Татарстане: застраиваем его своими объектами, все идеи собираем от ребят, ведь на лето они —  жители этого города. Получается интересная история, когда ребята совместно с педагогами, профессионалами создают идеальную среду, которая им необходима для развития. 

«Архидети» не только про архитектуру, мы делаем проекты по фотографии, иллюстрации, дизайну. Когда у нас проходят образовательные мастерские или «Архисмена»,  мы делаем акцент на творчестве. 

— Ты говорила, что всё получилось благодаря тому, что была классная команда. Кто эти люди и какие у вас отношения внутри коллектива? Сложно ли тебе руководить?

— Изначально это была студенческая инициатива. Сейчас все ребята — опытные архитекторы, некоторые из них являются наставниками в проекте, приезжают на фестиваль «Острова». Когда мы только создали «Архидетей», каждый из нас жил вне стереотипов, был полон свободы. Мы тогда реально верили, что можем изменить мир. Это помогало бороться с трудностями. 

В дальнейшем, когда я выбирала людей под проект, понимала, что мне нужны определённые роли, типы ребят и компетенции, которыми они обладают. 

Одна из главных компетенций в нашей работе — креативность, умение находить нестандартные решения. Очень часто мы будто проходим новую, неизведанную ранее тропку.

Мы точно не сработаемся, если человек не смелый и ему нужны конкретные инструкции, что он должен делать. Есть такие задачи, которые даже я делаю впервые. У нас в команде все готовы брать ответственность на себя, все понимают, что работают с большим количеством детей.  

Сейчас основной состав уменьшился и состоит больше из координаторов проектов фестиваля «Острова», лагеря «Архисмены», постоянного иллюстратора, меня, как идеолога проекта. Ещё есть совет, с которым я обсуждаю стретегию развития организации.

На каждый проект мы привлекаем специалистов по необходимым ролям и должностям, и это в среднем от 12 до 48 сотрудников. 

— Надо ли получать дополнительное бизнес-образование, чтобы быть предпринимателем и делать своё дело? Или достаточно только какого-то профильного образования?

— Трудно сказать. Моё первое образование связано с проектированием, потом я получала педагогическое в Приволжском федеральном университете (г. Казань), потому что понимала — если работаешь с детьми, без него никуда. 

Меня вдохновляет дополнительное образование в формате небольших курсов. Например, Impact Hub Moscow (инкубатор социальных стартапов — Прим.). Это короткие программы, в которых можно попасть к супер наставнику. 

В выборе образования надо ориентироваться на себя: если чувствуешь, что не хватает каких-то навыков, приобретай их. 

— У вас есть инвестиции? 

— Инвестиций пока нет, но мы к ним стремимся. Были партнёрские ресурсы, гранты, в «Архидетей» мы вкладывали свои средства. В 2019 г. доход организации составил 4860 тысяч рублей. После проекты стали развиваться и окупаться. Прибыль мы тратили на развитие новых направлений — как раз так появилась «Архисмена», а потом и фестиваль «Острова». 

— На чём зарабатываете?

— Мы зарабатываем, продавая путёвки в лагерь «Архисмена». Участие в мастерских и проектах платное, но есть социальные путёвки для детей, оказавшихся  в трудной жизненной ситуации или проявивших себя в рамках нашей деятельности очень ярко. Плюс мы можем реализовывать творческие продукты для частных компаний. 

Иногда на коммерческие проекты действует партнёрская поддержка. Она может распространяться на детей из социальной категории, которые не могут оплатить своё обучение или поездки к нам. Когда компания хочет поддержать детей, она оплачивают их обучение.

Фестиваль «Острова» бесплатный для всех участников, которых мы берём. Здесь наша позиция такова — должна быть поддержка государственных структур, чтобы была возможность взять ребят из малых городов и деревень, которые не смогут пройти конкурсный отбор на фоне других ребят, поэтому проект бесплатный и равный по возможностям для разных людей. 

— Есть ли у вас грантовая система для детей, которые не могут оплатить участие в проекте?

— Да, но она закрытого типа. У нас есть рейтинг детей по уровню работ, по их успехам. Нет открытого конкурса, куда ты подаёшься и выигрываешь грант. Это просто наблюдение за детьми, которые к нам попадают. Если у них есть правда крутые результаты, мы найдём, кому написать, чтобы нас поддержали.

— Про фестиваль «Острова». Зачем вы его устраиваете?

— «Острова» — это полностью бесплатный проект. Первый полноценный фестиваль прошёл в 2019 году на Волге. 

У фестиваля несколько основных целей. Первая — это профессиональная реализация. Талантливые ребята, которые учатся в хороших университетах и делают проекты в стол, в какой-то момент чувствуют себя нереализованными.

На самом деле им важно знать, что их труд, опыт, мысли можно показать, что их профессионализм нужен городу. Это даёт силы развиваться. 

Вторая цель — обустроить малые города, которые сильно проигрывают развитым, современным мегаполисам. За счёт этого они выглядят неуютно, неинтересно, непривлекательно. Хотя природа и ресурсы, их уникальные территории — это супер возможность. Мы хотим соединять аутентичность с технологичностью, добавлять современное, чтобы это стало интересным и актуальным и люди хотели туда приехать. 

Третий момент, который нам важен — сформировать экологичные привычки и бережное отношение к природным ресурсам с помощью фестиваля. Мы верим, что через быт, через погружение в среду, человек понимает природу и её ресурсы гораздо лучше. Мы надеемся, что он будет бережно относиться к экологии даже в городе.

— Ребята принимают участие в разработке объектов на фестивале?

— Дети участвуют в стройке и разработке объектов. Первый год мы тестировали такой формат с подростками: разработали объект, узнали, какой функционал они хотят, учли их пожелания. Это был классный срыв шаблонов, ведь до этого, когда мы уговаривали профессиональных архитекторов поучаствовать в стройке с детьми, они говорили, что дети смогут стоять рядом и смотреть. Мне так не хотелось.

Детей можно и нужно погружать в профессию. Когда у нас была пилотная стройка, дети реально участвовали, им было кайфово работать с инструментами, понимать, как это всё делается, осознавать, что шаг за шагом вместо голой земли появляется конструкция. 

Потом занятия переросли в фестиваль, потому что мы стали делать более сложные и масштабные объекты. Например, строили душ, пристань, учебную зону, арт-объекты для музыкальных событий, просмотра кино и работы наедине с собой. 

— Что ты, как социальный предприниматель, хочешь транслировать в массы?

— Наша миссия звучит так — творчество раскрывает личность. Мы не навязываем творчество как профессию, а помогаем человеку сделать себя. Мы верим, талантливый в искусстве ребёнок может проживать в любом уголке мира и с любыми жизненными ограничениями. Наша задача — найти его и дать инструменты для развития. Мы работаем с детьми: у нас участвуют все дети и подростки. Сейчас нет отбора по особенностям ребёнка или его социальному положению.

Нам важно видеть в ребёнке, прежде всего, способности, чтобы помочь ему их развить. 

«Архидети» дают очень хороший путь в жизни: ребята профессионально начинают где-то развиваться, их берут на работу. Мы понимаем, что «Архидети» в начале были штампом, мол, здорово, ребёнок добивается успехов, но он же всё равно трудный. Потом решили изменить отношение и всегда говорить, что прежде всего ребёнок талантливый. Да, у него могут быть особенности, могут быть какие-то социально сложные моменты, но он прежде всего талантливый и готов развиваться. «Архидети» — для всех, кто хочет найти себя в профессии.

— Чему ты научилась в этих проектах, какой положительный опыт ты приобрела? 

— «Архидети» — часть меня. Занимаясь проектом, я росла профессионально и верила, что творческий человек своими работами может менять мир. 

Мне кажется, благодаря творчеству, я научилась показывать людям, что мы не просто так друг другу встречаемся, и иногда наше решение реально может что-то сломать, а может и что-то создать, что-то изменить. Очень хочется, чтобы эта история напоминала не только мне, но и другим, ради чего всё это делается.

Я бываю и во взрослом мире, и в детском. Во взрослом мире есть совещания и министерства. Потом я приезжаю к детям в проект и понимаю, что круто с ними взаимодействовать, потому что они верят в чудеса и знают, что всё возможно. 

Я поняла, что в социальном предпринимательстве можно увидеть людей с совершенно сложной судьбой. И при всех обстоятельствах, диагнозах и невозможностях человек берёт и живёт на сто процентов. Благодаря таким людям я научилась не откладывать моменты (идеальных нет!), а делать. Если я во что-то верю и вижу, что это важно и нужно, сделаю, несмотря на трудности. 

— Какие у тебя планы на будущее? Есть ли идеи новых проектов или мысли, как улучшить уже существующие?

— Основная история и цель — систематизировать то, что уже сделано. Хочется сделать так, чтобы проекты работали без моего постоянного участия.  У нас очень многое зависит от конкретного человека — это главная проблема. Технически можно сделать то же самое, а фактически получается совершенно другой результат. Но я считаю, что надо часть проектов систематизировать так, чтобы качество не терялось.

В дальнейшем хочется давать погружение в профессию, организовывать стажировки и профессиональные крутые истории для большего количества детей. Очень важно, чтобы творческий ребёнок, сидя дома и думая, что он такой один против всего мира, увидел других героев и понял, что чудесных ребят очень много. Хочется, чтобы ребята поддерживали друг друга, находили единомышленников и могли верить в себя, даже на расстоянии.

 

Фото на обложке и в тексте: архив героя материала

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Kinder Joy of Moving: как и зачем всемирно известный бренд развивает международный социальный проект для детей
  2. 2 7 подростковых интернет-трендов: подсказка для старшего поколения
  3. 3 Everland: как развивать социальный проект в России (почти) без инвесторов

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

03 декабря 2020

03 декабря 2020

04 декабря 2020