Человек "с простой фамилией" Максимов стал крупным акционером Сбербанка

Расскажите друзьям
Илья
Илья

На место олигархов, которые продают "голубые фишки", приходит другая категория инвесторов

  После того, как миллиардеры из списка Forbes массово избавились от "голубых фишек", более чем 1% акций Сбербанка владеют только ЦБ (57,6%), ВЭБ и одно физическое лицо, инвестировавшее в бумаги банка совсем недавно. Им оказался бывший владелец металлургической компании "Макси-Групп" Николай Максимов. Еще до кризиса он продал свой бизнес структурам НЛМК и на полученные деньги скупил 1,4% акций Сбербанка - самых торгуемых бумаг на российском рынке сегодня.

Акции Сбербанка, которые за последние месяцы взлетели более чем на 85%, весной этого года купил новый акционер. "Вы его не найдете, сама с ним впервые познакомилась недавно именно в качестве нашего акционера", - приводит газета "Ведомости" вчерашние слова зампреда правления банка Беллы Златкис. По ее словам, это мужчина средних лет, "не из олигархов, работает в тяжелой промышленности". Широкой известности у этого бизнесмена нет, поведала Златкис, а фамилия "очень простая", из числа наиболее распространенных. По словам Златкис, он "вложил средства от продажи бизнеса в том числе в акции Сбербанка".

Простая фамилия Максимов

СМИ довольно быстро нашли "не олигарха" - им оказался совладелец металлургической "Макси-Групп" Николай Максимов, купивший 1,4% акций Сбербанка в марте 2009 г., когда котировки были на уровне 14-20 руб. за акцию. По информации одного из топ-менеджеров банка, еще 0,38% акций принадлежит одному из родственников Максимова.

Когда Максимов покупал акции Сбербанка, капитализация банка достигла дна: прежде котировки банка на ММВБ были на таком уровне (14 руб. за акцию) в январе 2005 г. По подсчетам "Ведомостей", всего исходя из средней капитализации Сбербанка в марте (без учета "префов") Максимов и его семья могли потратить на акции около 6,2 млрд руб. По сведениям "Коммерсанта", Максимов с группой лиц купили 1,8% акций по цене, близкой к 14 руб., и таким образом, пакет акций Сбербанка обошелся им в 5,5 млрд руб. ($165 млн).

Дешево купить, дорого продать

Бизнесмен совершил удачную инвестицию: с момента покупки капитализация Сбербанка уже выросла в 2,65 раза: подконтрольный Максимову пакет сейчас стоит 16,36 млрд руб. Массированная скупка бумаг банка весной привела к аномальному росту котировок - акции банка стали лидерами торгов по оборотам, опередив "Газпром". Это сейчас самая ликвидная бумага на рынке, говорят аналитики: за год капитализация Сбербанка может вырасти еще на 30%.

Источник "Коммерсанта" утверждает, что Максимов увеличивал свой пакет Сбербанка до 3%, а когда они, достигнув пика, стали снижаться, продал часть пакета, и таким образом уже заработал на акциях Сбербанка более $300 млн. По словам источника, близкого к бизнесмену, сейчас у господина Максимова около 1,5% акций Сбербанка. Такой пакет вчера стоил около $400 млн.

Примерно в то же время бумаги Сбербанка скупал новозеландский инвестор Ричард Чендлер. По словам источников газеты "Коммерсантъ", он приобрел более 3% бумаг банка, однако владеет ими не напрямую - они находятся в номинальном держании. Также бумаги банка покупал ВЭБ - на средства фонда национального благосостояния госкорпорация в декабре приобрела более 4% акций Сбербанка.

На место олигархов

Ранее среди крупнейших частных инвесторов Сбербанка фигурировали глава "Интеко" Елена Батурина (1%), совладелец "Евроцемента" Филарет Гальчев (1,8%), владелец "Нафта-Москвы" Сулейман Керимов (примерно 6%) и совладелец "Русагро" Вадим Мошкович (0,2%). Керимов продал свой пакет в начале прошлого года, Батурина - в мае-июне, чтобы расплатиться по кредиту Газпромбанка, а доля акций Филарета Гальчева сейчас существенно меньше 1%.

В отличие от этих фигур, 52-летний екатеринбуржец Максимов ни разу не попадал в "золотую сотню" русского Forbes. "Бизнесом я занялся в 1991 г. Взяв в банке кредит на 75 тыс. руб., мы <...> создали семейное частное предприятие "Никтан". Занялись куплей-продажей того, что пользовалось повышенным спросом: мебельных заготовок, древесины, бумаги. Весь кредит был пущен в дело, денег не было даже на то, чтобы отремонтировать разбитую "Волгу". Первые полгода ездил на трамвайчике", - вспоминал в 2006 г. Максимов в интервью "Эксперту-Урал".

В 1994 г., поднакопив денег, он начал инвестировать в металлургию. Сначала приобрел контрольный пакет акций Ревдинского завода по обработке цветных металлов, потом Ревдинского метизно-металлургического и Нижнесергинского металлургического заводов. Новый хозяин закрыл на заводах мартеновские цеха и сделал ставку на создание электрометаллургического производства ("Макси-Групп" входит в тройку крупнейших производителей лома). Максимов также собирался строить целую сеть мини-заводов по всей стране, и под этот проект и модернизацию производства "Макси-Групп" брала кредиты в банках, но большой долг ($1,8 млрд осенью 2007 г.) в итоге вынудил Максимова искать способа продать часть своей компании.

Тяжба с НЛМК

Покупателем стал НЛМК, купивший в конце 2007 г. 50% плюс 1 акцию "Макси-Групп" за $299,9 млн. По сведениям "Коммерсанта", сумма сделки составляла $600 млн, но их них пока получено только $300 млн.

Однако у НЛМК остались претензии к партнеру. Компания добивается, чтобы Максимов внес в "Макси-Групп" 7,3 млрд руб. По соглашению акционеров, подписанному с Максимовым в 2007 г., каждый из партнеров должен был предоставить "Макси-Групп" заем на такую сумму. НЛМК свои обязательства выполнила, утверждают в компании, а Максимов, предоставив заем в январе 2008 г., через месяц забрал 5,9 млрд руб. назад и обратился в Кировский районный суд с иском к "Макси-Групп" о возврате оставшихся 1,4 млрд руб. НЛМК в конце прошлого года также подала иски против Максимова, разбирательство в судах продолжается.



Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Web Summit 2017
6 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase