Несколько эмоциональных впечатлений о проектном сообществе и саморегулирова

Расскажите друзьям
Мария
Мария

Эмоциональных, потому что НЕТУУЖЕСИЛТЕРПЕТЬВСЕЭТО

Предыстория, уже ставшая историей...

Начнем с истоков, то есть с начала институционализации проектировщиков в единое саморегулируемое сообщество по  Великому Повелению Государства. Как же все это происходило?

Вышел закон, заменяющий привычные всем лицензии на какие-то непонятные в то время допуски, которые должны выдавать сами себе проектировщики. Подавляющее большинство институтов, мастерских и прочих субъектов проектной деятельности в это не поверило. Ну, никак не верилось многим из нас, что чиновники так просто отдадут лакомый кусок, которым кормился целый пласт людей от государства или рядом с ним, так или иначе причастных к этому бизнесу. Да и деньги на получение лицензий были невелики, на фоне громадного количества заказов, а о надвигающемся кризисе, как водится, у нас особо не беспокоились, жирок то был накоплен достойный. Самыми прозорливыми или торопливыми оказались некоторые руководители субъектов РФ, возжелавшие иметь в «своем» регионе «свою» СРО (Белгород, Башкирия, Барнаул, Кострома, Красноярск) и задолго до вступления в силу 148-го закона давшие отмашку проектировщикам, к тому времени уже структурированным в союзы и ассоциации, переоформляться в Некоммерческие Партнерства. В числе «торопящихся» оказались Союз Архитекторов, захотевший хоть как-то восстановить свое пошатнувшееся в течение последних 15 лет  реноме и создавший «свою» СРО (ГАРХИ - Гильдия Архитекторов), а также просто московские архитекторы, не пожелавшие иметь ничего общего с дискредитировавшим себя за эти 15 лет Союзом Архитекторов (так возникла СРО ГАП - Гильдия Архитекторов и Проектировщиков). Не оказались вне игры и ведомства, разрешившие создать свои ведомственные СРО (МОПОСС, СОЮЗАТОМПРОЕКТ). Кроме того, создали свои СРО и проектировщики, специализирующиеся на отдельных видах работ (газовики - СРО НП «Гильдия проектировщиков», г. Люберцы). Ну, и, конечно, был представлен в этой компании Питер - в лице «Союзпетрострой-Проект» - СРО, созданной под напором, наверное, одного, но очень активного и деятельного человека (по крайней мере, как кажется со стороны) Витлина Эдуарда Иохимовича. Итак, их было 11 - первых, получивших статус СРО.

И началось действие первое, напоминавшее уже тогда театр абсурда. Схлестнулись меж собой две конкурирующие тогда «фирмы»: первая - ГАРХИ (читай: Союз Архитекторов РФ, читай: Москвы), в лице своего представителя Александрова Дмитрия Всеволодовича, а вторая - СРО ГАП - НЕСоюз Архитекторов, но имеющая в своем составе слаженный тогда тандем, состоящий из известного московского архитектора Воронцова Алексея Ростславовича, якобы, вхожего в высшие круги власти, и архитектора малоизвестного, но зато пробивного и грамотного администратора - Першина Александра Васильевича.

На собраниях, проводимых в Москве и посвященных организации Национального объединения проектировщиков (НОП), первые (СРО ГАРХИ) всячески затягивали решение этого вопроса, прибегая к различного рода уловкам, т.к. было очевидно, что в Президенты НОП их представителя не изберут. Вторые (СРО ГАП) вместе с представителями остального большинства получивших регистрацию СРО не видели причин, препятствующих организации Национального объединения проектировщиков.

В конце концов, было решено провести 16 июля 2009 г. I Всероссийский Съезд СРО проектировщиков и учредить на нем НОП. И даже Александров Д.В. (СРО ГАРХИ) проголосовал «ЗА», чем сейчас очень гордится и постоянно напоминает об этом. А по сути, решили этот вопрос мы, «региональщики», во главе с Витлиным Э. И., который так «отбрил» представителя власти, засланного Союзом Архитекторов для давления с целью «не устраивать съезда кинематографистов», что тот, не солоно хлебавши, убрался восвояси.

Следующий важнейший вопрос - это Устав НОП. Никто особо его не читал тогда (а надо бы!). Но приняли, не обратив внимание на заложенную в нем мину замедленного действия - в виде положения, по которому Президента НОП избирает Совет НОП, а снимает Съезд. Кроме того, на Президента по Уставу были возложены несвойственные его статусу оперативно-хозяйственные функции.

И, наконец, «персональный» вопрос 1 Съезда - «КОГО В ПРЕЗИДЕНТЫ?». Предлагали тогда солидных, опытных, мудрых и «вхожих» во властные инстанции людей - и Опекунова Виктора Семеновича (но он отказался), и Новоселова Виктора Анатольевича, но его НП тогда почему-то (?!!!) задержали с регистрацией в Ростехнадзоре. Решили, в конце концов, остановиться на Воронцове А.Р. Не знали еще его «заслуг» в администрировании, но посчитали, что справится, с учетом того, что рядом с ним был Першин А.В., уже успевший зарекомендовать себя в среде проектировщиков в качестве хорошего администратора, владеющего, в отличие от большинства из нас на тот момент, тонкостями законодательства о саморегулировании.

Ну, что же, вперед, товарищи, ура!

Действие второе

21 сентября 2009 года - II Съезд, к моменту которого статус СРО уже получили 27 некоммерческих партнерств. С него-то и отсчитывается начало фактической работы НОП. В частности, был доизбран Совет в его нынешнем составе, который сейчас не ругает разве только ленивый. Также была утверждена структура НОП, образованы его Комитеты. И уже тогда, на II Съезде, развернулась острая дискуссия по самой «больной» для всех теме - величине членских взносов в НОП. Идею саморегулирования по-настоящему тогда еще никто не воспринимал, но все хорошо уже знали, что такое КРИЗИС, и не понаслышке. А тут еще непонятный взнос в компенсационный фонд, вступительные и членские взносы в СРО, платежи за страхование - совсем уж непознанная сфера. За что? За право РАБОТАТЬ? И кому платить? Ладно бы еще, как платеж в казну, как при лицензировании. Так платить надо в кассу, которая находится в руках таких же, как и ты, проектировщиков, на некоторое время раньше других оказавшихся у руля «народной власти», будь то руководство СРО или НОП.

В ситуации, когда почти все растеряны, всегда найдутся люди, которые эту неопределенность используют для своего пиара[1]. И тут началось... Все «знают», что делать, с чего начать... Все понятно и просто... И главное - высказаться, высказаться, высказаться! Только вот мнения зачастую диаметрально противоположные. И тут прозвенел первый звонок. Оказалось, что Президент НОП совсем не умеет вести подобные заседания - держать аудиторию в рамках регламента. Сам при этом говорит много, но не по делу, а по пиару. Правда, его никто не прерывает, ведь Президент все-таки. С шумом, но утвердили все-таки величину взносов в НОП, смету расходов, комитеты и прочее. Но осадок остался: конструктива маловато было. Но энтузиазм пока еще был, так как слово «саморегулирование» еще не приобрело того зловещего оттенка, которым оно сегодня, увы, уже обладает. Еще мы верили, что сможем сами безболезненно навести порядок в своем деле.

Действие третье

III Съезд 28 января 2010 г. перечеркнул все ожидания от президентства Воронцова, как представителя всех проектировщиков страны. И перечеркнуты они были благодаря его явному неумению вести столь масштабные всероссийские собрания с участием недовольных представителей более ста некоммерческих партнерств. А недовольны были тем, в частности, что не вошли в органы управления НОП (но тут многие сами виноваты, т.к. долго выжидали с образованием некоммерческих партнерств и с их регистрацией в качестве СРО). Правда, раздача «слонов» - регалий для визиток была проведена в полном объеме - в виде почетных статусов региональных представителей НОП. Но вот места в Совете НОП были уже заняты. Кстати, мне, как члену Совета НОП, до сих пор не понятно, почему мне должны завидовать нечлены Совета. Я на визитке даже не стал это рекламировать, да и кому, не знаю. У себя в Белгородской области мне достаточно своей репутации проектировщика, наработанной годами. В Москву ездить на заседания Советов раз - два раза в месяц, наверное, «почетно», не знаю. Ну, да ладно.

Так же на этом съезде наметился раскол в ИДЕОЛОГИЯХ по поводу саморегулирования между Воронцовым и подавляющим большинством членов Совета НОП. Но об этом позже. А тем временем, на III Съезде неугомонные люди от Союза Архитекторов, под предводительством Александрова, провели очередную нешуточную попытку переворота, направленную на смещение Воронцова. Пытались воспользоваться «свежей кровью» вновь влившихся в НОП членов, находящихся пока в неведении в отношении нашей «специфики». Но Президента тогда отстояли, благодаря тому, что бразды правления Съезда взял в свои руки опытный Опекунов. Но многие поняли тогда, что так продолжаться долго не может, и что уж элементарный порядок, но должен быть.

 С начала 2010 года началась активная деятельность НОП по нормотворчеству, то есть реальная, каждодневная кропотливая работа по исправлению непонятно кем разработанных нормативов для нашей проектной сферы. Крикуны и говоруны сразу куда-то пропали. Остался аппарат НОП, к которому все чаще и чаще стали обращать свои взоры представители власти и проектного сообщества. Работники аппарата через профильные Комитеты наладили связь с госструктурами, поправили, в пределах реально возможного, до более-менее разумного состояния перечень видов работ, разобрались в нюансах имущественной ответственности членов СРО и разработали рекомендации по страхованию, кто бы что ни говорил о них. Наконец, активно включились в работу по корректировке инициированных властью изменений в Градостроительный Кодекс. Казалось, дело пошло: нас начали слушать - так работай, развивай тему. НО... Видите ли, у Президента НОП есть свое особое видение того, как должен НОП влиять на законы. Например, он, как «практикующий архитектор», упорно не верил, в то, что можно отстоять минимизацию платы за генподряд и об этом своем неверии открыто заявлял во всеуслышание в самых высоких инстанциях.

 В ответ нарастало недовольство его обособленной позицией со стороны других членов Совета, которые в этих же инстанциях доказывали, что чрезмерное завышение взносов в компенсационный фонд неизбежно ударит по малому и микробизнесу в проектировании. Казалось бы, Президенту НОП в этой ситуации нужно было бы прислушаться к мнению коллег, постараться вместе с ними подыскать убедительные аргументы для властей... Но вместо этого, им, Воронцовым, был придуман конфликт ... с руководителем аппарата Першиным: лишил его доверенности, стал распространять какую-то информацию с намеками на нечистоплотность в хозяйственных и финансовых делах. Да для любого хозяйственника - руководителя проще пареной репы «разрулить» подобные подозрения: проведи ревизию или аудит, доложи Совету и - «привет», «до свидания», если есть конкретные нарушения. А проводить вместо этого какую-то неподкрепленную НИКАКИМИ фактами агитацию - это просто безграмотно, с точки зрения руководителя в общепринятом хозяйственном смысле этого слова, но, как оказалось, не в пиаровском смысле.

Чтобы как-то снять напряжение и не выносить на всеобщее обозрение конфликт большинства членов Совета и Президента, двум формальным участникам, так называемой, ссоры - Воронцову и Першину - Советом НОП было предложено уйти в отставку - без шума, на благо дела всего проектного сообщества. Першин согласился, Воронцов - нет.

И пошло- поехало

 Воронцов уезжает отдыхать, заблокировав работу аппарата. Совет восстанавливает Першину все его полномочия по хозяйственной деятельности, одновременно назначая проверку финансовой и хозяйственной деятельности НОП. А Воронцов не дает проверять, так как вся «бухгалтерия» да и сам бухгалтер находились до недавнего времени не в НОП, а у него под боком - в его частном офисе. В ответ на ряд несогласованных с Советом решений Воронцова, вызвавших, в частности, грубые нарушения финансовой дисциплины, Совет НОП лишает его полномочий по управлению финансово-хозяйственной деятельностью. Но делает все это Совет, опять пожалев самолюбие Алексея Ростиславовича, не в публичном режиме.

Казалось бы, в такой ситуации следовало набраться решимости и подать в отставку, опять же в интересах общего дела. Но нет, Воронцов, сначала делая вид, что согласился с критикой (поставил свою подпись под протоколом заседания Совета НОП), затем нагнетает напряженность, взяв, на этот раз в союзники своих недавних «заклятых» и непоследовательных «друзей» из ГАРХИ, которые, кажется, дружат всегда против кого-либо. И они вместе, теперь уже в тандеме, издают свое решение о дате проведения очередного заседания Совета - в пику уже назначенной ранее Президиумом. Абсурд какой-то! Да и банковский счет НОП, видимо, для усиления неразберихи и неопределенности Воронцов успел специально заблокировать, чтобы работники аппарата не смогли получать материальную компенсацию за свой труд в соответствии с заключенными им же, Воронцовым, трудовыми договорами. А мотивировка была выбрана замысловатая: «Много получают». Непоследовательно как-то! А что, когда трудовые договора подписывал, «мало» что ли было? Да и причем здесь люди? Они-то работают и интригами не хотят заниматься!  Но для Воронцова уж больно карта козырная в борьбе с его личными оппонентами: «На наши кровные взносы расплодили своих ничего не делающих бюрократов и чиновников, а мы уже и от государственных устали!». Как будто этих «бюрократов и чиновников» нанимал на работу кто-то другой, а не сам же Воронцов.

Действие четвертое: Настоящее

И вот кульминация театра абсурда. 30 июля - расширенное заседание Совета НОП (по версии Президиума Совета), куда приглашены наряду с Президентом НОП и членами Совета НОП еще и представители всех СРО проектировщиков (а не только СРО - членов НОП), зарегистрированных к этому моменту в России - с тем, чтобы посоветоваться и решить, что делать дальше накануне внеочередного Съезда, чтобы подойти к нему без скандалов, а с конструктивными предложениями. Например, как планомерно подготовить к Съезду новую редакцию Устава НОП, определить регламент выдвижения кандидатов для выборов Президента НОП и членов Совета НОП в соответствии с подписанными накануне Президентом РФ поправками в ГрадКодекс. Но началось все опять с ... заказушно- истеричных выкриков из зала: «Воронцова не пускают на Совет!!!». Но при внимательном разбирательстве выяснилось, что не пускают только охрану (от кого, кстати?) Воронцова и других людей из его личной свиты, не записанных заранее в список приглашенных. И все это несмотря на то, что и сам Воронцов, и Александров накануне призывали не участвовать в этом «нелегитимном» заседании Совета. Тем не менее, Воронцова в зал провели. Более того, посадили, правда, с третьей попытки (долго просить пришлось), в президиум, и ... начался нудный, много раз повторенный монолог о «нелегитимности этого заседания», о том, что «пока я президент», «я отстоял ГрадКодекс и отсутствие в нем контрольных функций НОП», «я практикующий архитектор, а вы все в Совете чиновники и бюрократы». В общем, я, я, я и т.д. и т.п. А по делу... опять ничего! Большого труда стоило ведущему заседание Шамузафарову Анвару Шамухамедовичу вернуть Президента НОП в конструктивное русло, приструнить разбушевавшихся «пиарщиков» и демагогов, спровоцированных популистскими лозунгами Воронцова. Но зерно сомнения было уже брошено на благодатную почву, и определенное противостояние членов Совета и присутствовавших на этом заседании некоторых представителей СРО проявилось. Теперь получается, раз член Совета, то ты уже плохой. Да Бог с ним - с этим членством! Пускай займут «теплое» место другие, более достойные. Пусть ведут нас по «правильному пути», если знают как. Вот только говорить - это одно, а делать - совсем другое! Тот же член Совета - Важнов Николай Владимирович - сколько правильных и умных вещей и советов наговорил и сколько критики высказал в адрес всех, сколько аплодисментов собрал. А что конкретно сделал, даже будучи членом Совета НОП и главой Комитета по малому и среднему бизнесу за год «деятельности», в ходе которой... не провел НИ ОДНОГО заседания своего Комитета? Интересно, кстати, что когда его кандидатуру предложили в качестве руководителя Оргкомитета по подготовке внеочередного Съезда НОП, Важнов срочно куда-то испарился. Ведь появился риск, что его работу, возможно, будут критиковать и придется нести ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. А ответственности говоруны боятся больше всего.

Теперь о выводах и о будущем

 К саморегулированию мы, по большому счету, не готовы, пока. Но к нему все равно надо идти - терпеливо, учась на ошибках. Чего греха таить, многие руководители СРО по-прежнему гонятся за количеством своих членов (читай: членских взносов), не обременяя себя проверками при выдачи допусков. И с этим что-то надо делать. Но время, как сказал Важнов, все расставит по своим местам. И именно в тот момент, когда произойдет первый же серьезный случай по возмещению ущерба из средств компенсационного фонда СРО. Хочется надеяться, что в новый Совет войдут такие представители СРО, которые будут РЕАЛЬНО действовать и проводить работу по формированию и продвижению интересов всех проектировщиков, а не в целях потакания собственному тщеславию и подыгрывания своему личному бизнесу, как это бывало зачастую ранее. Каждый проектировщик, который внес свой взнос в СРО, ждет отдачи от НОП в виде конкретной помощи - видоизменения законов, нормативов, обеспечения необходимой ему методической документацией. Надо активно работать по трем направлениям - посредством комитетов, секций и региональных представителей. Безусловно, все эти направления находятся в стадии формирования, но, в большинстве своем, функцию они свою выполнили и будут выполнять. Главное, определены методология и структура их работы. Другой вопрос, соотношение общественной работы и профессиональной в этих комитетах и секциях. Моя точка зрения такова, что любую работу надо делать на профессиональной, то бишь, на платной основе. Конечно, на стадии становления можно было еще говорить об общественной работе. Но не всегда люди могут приехать элементарно из-за географической удаленности, из-за занятости, наконец. Ведь и проектной работе, бизнесу своему надо уделять как можно больше времени. И по аналогии с комитетами можно выстраивать работу создаваемых в НОП секций по узкоспециализированным направлениям проектной деятельности. Сейчас формируются секции, в которых будут задействованы проектировщики с различных регионов, представители разных специальностей, лучшие в своей сфере деятельности. Изначально предполагалось создать 5-6 узкоспециализированных секций по основным видам проектных работ, но на сегодняшний день их уже будет около 20. И это очень хорошо, так как через работу секций реализуется, как раз, сам принцип саморегулирования. Ведь одна из идей саморегулирования в том, что оно, как элемент гражданского общества, должно формироваться снизу, а не сверху, как это сейчас происходит. Но государство издало закон и определяет рамки, в которых этот закон именно нам нужно реализовывать. Отрадно, что сами специалисты уже устали ждать от властей каких-то изменений, и обращаются с предложениями в НОП, зная, что у него есть выход на структуры в госорганах и есть возможность продвигать изменения, например, стандартов, СНиПов - через работу секций. Уже поступило несколько предложений о создании секций. И тут главное  - не мешать. Повторюсь, это хорошо, если люди хотят работать, приносить пользу на общественных началах, но все это до поры до времени. На стадии становления - да, а потом уже надо профессионально работать, за вознаграждение. По идее, если идет полемика о том, как должна выстраиваться деятельность НОП - в виде дискуссионного клуба или по принципу «делом заниматься», то лично я за то, чтобы делом заниматься. Потому, что есть Союз Архитекторов, творческие союзы - идеальные площадки для клубного общения. Но раз у нас нет дееспособного государственного органа, который бы все наши проблемы проектировщиков обобщал, формулировал и ставил задачи по их разрешению, то тогда НОП должно стать таким общественным органом. У большинства представителей СРО есть такое видение - что должен быть нормальный, эффективный орган по решению наших проблем. Кто, кроме нас, будет прорабатывать, например, вопрос актуализации СНиПов, ГОСТов, проблематику 87-го Постановления или же 94-ФЗ? Ответ очевиден - Национальное объединение проектировщиков, которое, кстати, уже привлекает к решению этой задачи лучших профессионалов.

 И еще... Во всем должен главенствовать здравый смысл, а не амбиции и тщеславие.

Автор - Сергей Семенович Ильяев, член Союза Архитекторов с 1985г., почетный архитектор РФ, председатель Коллегии НП СРО «БЕЛАСПО»



[1] PR (пиар) - общественные связи или связи с общественностью.


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Экосистема инноваций
30 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase