Печально известный дом

Расскажите друзьям

До реальных покупок на ул. Серафимовича редко доходит

Традиция давать жилым домам собственные названия сложилась в Москве всего несколько лет назад, и теперь редкий комплекс обходится без звучного имени. Раньше же похвастать уникальным официальным или «народным» названием могли лишь считанные единицы жилых строений столицы: «высотка на Котельнической» ─ название, из которого сразу понятно, что имеется в виду не абстрактный высокий дом, а один из семи сталинских небоскребов, «дома-книжки» на Новом Арбате, «дом Моссельпрома» в Калашном переулке. И самым известным из таких строений является, пожалуй, «дом на набережной», построенный в начале 1930-ых годов и ставший одним из первых образцов «элитного жилья» в Москве.

Есть у дома и отдельная печальная страница. Дом на набережной (кстати, впервые это название встречается в одноименной книге Юрия Трифонова, прежде его полуофициально называли "Домом Правительства") стал одним из символов репрессий конца 1930-ых годов. Из 2 тысяч жильцов арестам подверглись около 700 человек, почти 300 были расстреляны. 20 лет в первом подъезде открыт официальный музей Дома – в России аналогов подобного больше нет.

Ветхий лифт

Увидев предложение о продаже квартиры в этом доме, Тайный Покупатель решил ее осмотреть.

Все предложения на сайте снабжены одним объявлением, датированным еще апрелем 2008 года. В нем указан телефон маклера Елены, с которой я и связался для уточнения условий покупки и возможности просмотра квартиры. Сразу попасть в легендарный дом не удалось, пришлось подождать несколько дней – хозяева нужных квартир не каждый день бывают дома. Наконец, все формальности были улажены, и мы договорились с непосредственным продавцом о встрече. Елена, которая представилась риелтором агентства «Гильдия» повела меня показывать жильё. Первоначально меня интересовала трёхкомнатная квартира на 3-ьем этаже, с видом на Кремль, но её посмотреть не удалось. Мне предложили посмотреть другую -четырёхкомнатную ценой ровно в 1,5 млн евро, которой на сайте нет. «Кремль оттуда тоже видно», – заверила Елена.

Подъезд дома немного обескураживает – выглядит он ничуть не лучше подъезда в старой хрущевке, от ощущения упадка не спасает даже мраморная доска с именем жившего здесь архитектора всего здания Б.Иофана. Хотя, конечно, размер подъезда значительно больше, чем в «обычных» домах – маленькие дети даже могут использовать его как игровую площадку, чему подтверждением являются расставленные тут и там велосипеды и игрушки. Лифт тоже совсем ветхий – как пояснил приятель хозяина, который помогает с продажей квартиры, жильцы и рады бы его заменить, но это прерогатива московских властей и «Мосгорлифта», а они делать ремонт не торопятся.

Элитный вид

С разговорами о ремонте и московских пробках мы поднялись на 8-ой этаж и зашли в квартиру. Общая площадь квартиры – 105 квадратных метров, но кажется она значительно просторнее – вероятно, из-за высоких потолков (3, 8 м.). В квартире 4 комнаты разной площади: один большой зал (на глаз – не меньше 25-30 квадратных метров), две одинаковых комнаты поменьше и одна совсем маленькая. Есть также кухня, зажатая между залом и небольшим коридором («это наш спортзал»), совмещённый санузел и широкий балкон, откуда видно памятник Петру I и крыши соседних зданий.

– Отсюда вид не очень интересный, лучше посмотреть из других комнат. Вот в этой, – мы зашли в одну из маленьких комнат, где на стене среди семейных портретов висело письмо с автографом Джорджа Буша, – видите, храм Василия Блаженного, а вот в этой, – переместились в соседнюю, – если наклонить голову чуть-чуть в сторону видно Спасскую башню. (Действительно видно!)

– А почему вы продаёте квартиру? – поинтересовался я у хозяина. – Всё-таки дом с историей, всегда будет в цене.

– Сейчас дети выросли, такая большая квартира уже не нужна.

Серьёзного ремонта в квартире нет, общую обстановку можно назвать «творческим беспорядком» – в комнатах много книг и мебели непонятного назначения.

– Скоро планируем уезжать, всё вывезем, – хозяин и сам, видно, был не в восторге от лишних нагромождений.

– А сам процесс продажи вы как планируете производить? Какие документы оформлять, как расплачиваться?

– Ну, это уже ближе к делу можно обсудить. Можно вот через Елену. Продать и всё оформить мы можем довольно быстро.

Вложение капиталов

Позже, когда мы с Еленой вышли из лабиринтов подъездов на набережную, она рассказала, что с этой квартирой очень редкая ситуация – у квартиры один собственник на протяжении долгих лет. Как я понял, это означает, что квартира с момента заселения переходила по наследству.

– Так нечасто бывает, родственников старых жильцов практически не осталось, сейчас там в основном купленные недавно квартиры. Особенно много покупали в начале 1990-ых, когда квартиры можно было купить не так дорого. И сейчас перепродают.

– А много квартир вообще в этом доме продаётся? – поинтересовался я.

– Нет, не очень. Смотрят много, но до реальных покупок доходит редко. Здесь берут в основном те, кому важно имя и статус дома, а так – на рынке есть более выгодные предложения. Или как средство вложения денег – цены на квартиры достаточно высокие, а падать они будут гораздо медленнее, чем на квартиры в других домах.


Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
Say Future: Security
24 октября 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase