Владелец Gunvor - человек, которому некогда встречаться с Путиным

Расскажите друзьям
Илья
Илья

Один из самых скрытных российских олигархов стал часто общаться с западной прессой

Геннадий Тимченко, совладелец третьего по величине нефтетрейдера в мире Gunvor, дал первое в жизни интервью, если не считать нескольких фраз, сказанных когда-то по телефону одному швейцарскому журналу. Газете Wall Street Journal в начале июня удалось провести с ним пространную беседу. Этот факт примечателен не только потому, что Тимченко считается одним из друзей Владимира Путина и его коллегой по КГБ, а успех его бизнеса приписывают ценному знакомству с бывшим президентом, но и потому, что Тимченко - крайне скрытная и загадочная фигура.

Первое публичное выступление Тимченко состоялось месяц назад в газете Financial Times. Тогда он написал письмо в ответ на статью, опубликованную этой газетой, в которой основой успеха Gunvor назывались близкие отношения Тимченко с Владимиром Путиным. "Слухи о моей близости с Путиным сильно преувеличены", - заявлял бизнесмен, а взлет Gunvor за последние пять лет объяснял профессионализмом его работников.

В нынешней публикации в газете Wall Street Journal он повторяет эти основные постулаты, но в добавок охотно рассказывает многие подробности, проливающие свет на его прошлое - в том виде, каком он его хочет представить публике.

Интересно, что прежде, чем дать согласие на интервью, Тимченко выдвинул два условия: газета не будет публиковать его фотографию, разглашать местоположение его офиса в Женеве (там расположена штаб-квартира Gunvor, там же Тимченко живет и работает).

"В ходе двухчасовой беседы, которая проходила в его офисе - аскетическом, если не считать русской иконы на стене, - 55-летний магнат охотно рассказал о своем бизнесе на английском с акцентом, - пишет газета. - В оборону Тимченко перешел, лишь отвечая на вопросы о предполагаемых связях с КГБ, назвав их сказками, а также об отношениях с Путиным".

Юность олигарха

Тимченко рассказал корреспонденту Wall Street Journal, что родился в Армении, в городе Ленинакане, в семье военного, которая постоянно переезжала с места на место. Когда ему исполнилось 6 лет, семья переехала в Восточную Германию, а еще через 6 лет - на Украину. С 1970 г. по 1977 г. будущий олигарх учился в Инженерном институте в Ленинграде на электромеханика. После чего получил работу на Ижорском заводе рядом с Петербургом, где участвовал в производстве оборудования для ядерных электростанций.

В 1987 году, после того, как правительство частично разрешило частное предпринимательство, нефтеперегонному заводу в Киришах понадобились специалисты для зарубежной торговли нефтью и нефтехимическими продуктами. Один из друзей Тимченко, который работал до этого в Академии внешней торговли, был приглашен на должность заместителя директора в торговую компанию, продающую за рубежом. Тот в свою очередь позвал Тимченко в свою команду. "Это была моя удача, - говорит Тимченко в интервью. - Мой успех начался с того момента. Я попал в правильную отрасль - очень интересную отрасль".

"Еды осталось на два дня"

Когда корреспондент WSJ спросил Тимченко о его предполагаемых связях с КГБ, тот, до того отвечавший охотно и пространно, сильно возмутился, пишет газета. "Я никогда не работал в органах. Это сказка, конспиративная история. Я не бывал в Восточной Германии в то время, когда там служил Путин. Все, что пишут обо мне - это чушь. И факты легко проверить".

Тимченко рассказал, что впервые познакомился с будущим президентом в начале 90-х, когда уже работал в нефтяном бизнесе. Его компания тогда собиралась реконструировать терминал в Санкт-Петербурге. "Чтобы это сделать, нам было необходимо пройти ряд процедур в мэрии города, - вспоминает Тимченко. - В то время мэром был Анатолий Собчак, а Путин - его помощником. Тогда, примерно в 1991-92 году, я впервые и увидел Путина, приехав в составе делегации на встречу". Кстати, тот проект до конца доведен так и не был.

"В то время в стране было трудно с наличными деньгами, и занять их было нелегко, - продолжает бизнесмен. - Поэтому московское министерство давало квоты нефтеперегонному заводу на продажу определенного количества нефти. Этим могла заниматься даже мэрия. Так государство поддерживало регионы. Вот почему у нас были контракты с офисом мэра. Мы были единственной профессиональной компанией в Петербурге и получили право стать "специальным экспортером"... После того, как мэрия Петербурга попросила нас выполнить некоторые имеющиеся квоты, например, на продажу керосина. Мы должны были продавать и приносить им деньги и продукты. Это были бартерные сделки. Им срочно нужны были продукты. Помню, как Собчак сказал: "Ребята, у нас осталось продовольствия всего на два дня, пожалуйста, сделайте что-нибудь". Мы продали тяжелое топливо в Исландию и немедленно закупили у них сельдь, потому что ее легко транспортировать. Это было уже хотя бы что-то".

Дружбу с Владимиром Путиным Тимченко полностью отрицает, настаивая, что знакомы они "шапочно" и общих дел не имели: "Это неправда, - отвечает он на вопрос журналиста о близких отношениях с нынешним премьером. - Я знал Путина по клубу дзюдо. Мы пересекались на тренировках и здоровались за руку. У меня нет времени встречаться с ним. И у него, вероятно, нет времени встречаться со мной. Последний раз я его видел два года назад на встрече с молодыми борцами-чемпионами дзюдо".

Интересно, что буквально через несколько дней после беседы с журналистом WSJ (она проходила в первых числах июня) Тимченко ездил в Санкт-Петербург на частный банкет клуба дзюдо "Явара-Нева", где присутствовал и Путин. Тимченко является одним из основателей клуба, а Путин - его почетным президентом.

В успехах нет ничего сверхъестественного

Успех Gunvor Тимченко объясняет своим умением поставлять нефть вовремя и не выходя за рамки бюджета. "У нас с Торбьерном Торнквистом, была уверенность, что цены на нефть пойдут вверх, - рассказывает предприниматель о начале партнерства с шведским трейдером и теннисистом, ныне совладельцем Gunvor. - И что производство нефти в России вырастет во много раз. Так почему бы не создать что-то глобальное, что будет работать на высоком уровне? Торнквист работал в индустрии много лет, начинал в BP. У меня тоже был определенный опыт. У нас возникло хорошее взаимопонимание. Он создал очень хорошую команду трейдеров, действительно лучших тредейров на рынке. Вторая причина нашего успеха в том, что и я, и он уже несколько лет вели бизнес в России. Он - свой, я - свой. Но когда мы объединили усилия, получилась синергия. В прошлом году у нас был оборот $40 млрд... В следующем году, возможно будет $70 млрд".

Секретом успеха своей компании Тимченко считает также и то, что компания удачно инвестировала в логистику и плотно ею занимается. "Кроме того, мы создали офисы - если не по всему миру, то в Нигерии, Сингапуре, Амстердаме. Это означает, что мы начинаем покупать нефть в других странах".

"Ко мне приезжал топ-менеджер из ТНК-BP, я говорил с ним вчера, - откровенничает Тимченко. - Он сказал, что у них покупают нефть пять компаний, а Gunvor имеет самую крупную долю из всех пяти. Не потому, что это своего рода привилегия, тут чисто экономические, деловые причины. Мы можем предоставить лучшие условия. В нашей системе есть определенные ноу-хау, с помощью которых мы назначаем лучшую цену. Возьмите Роснефть. У нас от 30% до 40% их объемов. Но все получено на открытых тендерах".

Также исключительно "экономическими факторами" объясняет Тимченко и плотное сотрудничество с Газпронефтью, Сургутнефтегазом и ТНК-BP. "У нас большой бизнес, потому что мы взяли действительно хороших трейдеров. Они хорошо работают, и им хорошо платят. Это рыночные условия".

О том, зачем Тимченко понадобилось "выходить из тени", остается только догадываться. После публикации его письма в Financial Times месяц назад обозреватель "Ведомостей" Кирилл Харатьян высказывал предположение, что Тимченко, видимо, срочно потребовалось откреститься от связей с Путиным в связи с переменами в правительстве: "Таящемуся человеку срочно требуется публичность только в том случае, когда ему начинает что-нибудь угрожать, - пишет Харатьян. - Оглядевши информационный ландшафт, я обнаружил только одно событие, которое мог бы отнести к числу угрожающих нефтетрейдеру Тимченко, - перемену в российской власти. Конечно, могут быть и другие, чисто внутренние: может, они там в Gunvor все перессорились? Но об этом я ничего не знаю, а вот риски лично для Тимченко, раз его давний знакомый больше не работает президентом, несомненно, увеличились. Пора открещиваться".


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.


Telegram канал @rusbase