Как «Социальная карта москвича» объединяет в себе совершенно разные технологические продукты и зачем она нужна

Никита Стаценко
Никита Стаценко

Внештатный автор

Расскажите друзьям
Людмила Чумак

Серия интервью DZ Online посвящена диджитализации традиционных сервисов; организациям, для которых «цифра» — инструмент для изменения рынка и главное конкурентное преимущество. Мы будем публиковать самое интересное из интервью по тегу.

Добрый день! У нас в гостях Кирилл Кузнецов, руководитель направления «Социальная карта москвича», ДИТ Москвы. Здравствуйте, Кирилл. Расскажите, зачем нужен этот продукт? Кажется, что это инструмент для бабушек и дедушек, который молодым не нужен и ими не используется.

Добрый день. Казалось бы, да, однако, порядка миллиона владельцев карт — это молодежь: школьники, студенты, молодые мамы — на самом деле, одна из самых активных пользовательских аудиторий. Наверное, однозначно сложно ответить на этот вопрос, потому что тогда я начну рассказывать, какой он хороший, замечательный, сколько всего в себя включает.

А давайте обобщим как-нибудь это?

Ну, если просто, то это ключ к городу, дающий возможность и самоидентифицироваться, и получать различные услуги; доступ к городской инфраструктуре; к сервисам, начиная от скидок, заканчивая транспортом. При этом на текущий момент карта доступна, к сожалению, только ограниченному кругу лиц. Но это 5 миллионов человек, а мы сейчас реализуем совместно со Сбербанком проект, который позволит любому желающему эту карту получить. И достаточно просто: придя в отделение банка.

А сегодня она только для льготников существует?

Она де-юре существует и для не льготников, но, к сожалению, механизм в стародавние времена был прописан таким образом, что получить ее не льготнику крайне проблематично. Мы оттестировали эту карту как зарплатную на своем предприятии, и все работники Московского социального регистра, которые, собственно, и занимаются ее выпуском, теперь используют социальную карту москвича как зарплатную.

То есть, она одновременно является банковской картой?

Да, это банковская карта. Причем самая современная на текущий момент: с технологией бесконтактной оплаты, там очень мощный чип, который позволяет много чего на него записывать, с фотографией на оборотной стороне, то есть по ней можно идентифицировать владельца. С помощью этой карты можно осуществить запрос в базу данных и проверить наличие той или иной льготы. Она же — ваш транспортный билет. Есть возможность на нее записать электронно-цифровую подпись, что очень на самом деле…

Юридически значимую?

Абсолютно верно. Ее можно использовать, например, главным бухгалтером для подписания отчетности и отправки в налоговую. То есть, ставим обычный считыватель, к нему прикладываем эту карту и подписываем этой ЭЦП любую документацию.

Я правильно понимаю, что то, что вы сейчас делаете, — это реинкарнация УЭК? Некая универсальная карта, которая является ключом ко всему и закрывает идентификационные и финансовые задачи физического лица?

Отчасти да. Мы фактически продублировали технологии и развиваем проект снизу, договариваясь с различными акцептантами приложений; предприятиями, которые так или иначе занимаются сервисом, связанным с билетами: музеи, театры и так далее. Мы позволяем с помощью этой карты ходить туда, куда люди привыкли ходить, идентифицируясь как льготник и получая скидку, не принося с собой никаких документов.

Вы рассматриваете ее как в некотором потенциале единственную вещь, которая должна остаться в кармане горожанина, чтобы получить в городе все?

Я бы так сказал, мы об этом мечтаем. Но есть ряд ограничений. Они в основном технологического и юридического характера. Например, нужно синхронизировать правовые базы различных ведомств.

Некоторая идеальная картина просится, и хочется про нее помечтать. Карта-то зачем? Ведь есть распознавание лиц.

Биометрия — хорошая штука, мы работаем над этим процессом. Ограничений три. Первое — технологическое, мы находимся в процессе снятия. Второе находится в юридической плоскости. Нам нужно со всех пользователей собрать согласия. И здесь вступает в силу пункт номер один, потому что сделать это на бумаге крайне тяжело, значит надо каким-то образом сделать это юридически корректно, но просто и удобно для пользователя. Соответственно, процесс, если впрямую к нему подходить, может растянуться на пять лет. Потому что карта у нас действует пять лет. Вот в следующий раз пришел пользователь перевыпускать карту, и мы ему предложили написать согласие на обработку биометрических данных. А третье — это коммуникационная проблема. Она связана с тем, что человеку нужно объяснить, почему для него это выгодно и удобно.

Мы в этом направлении работаем. Я могу привести пример: когда человек делает заказ на карту на сайте, он прикладывает свою фотографию. Ее мы уже с помощью технологий распознавания лиц оцениваем. На качество, на то, что это монофотография, не групповое фото какое-то, на то, что она не смещена куда-то там, на то, что это мужчина, а не женщина. Сопоставляем с данными, которые указаны в анкете. То есть, многие вещи мы уже делаем автоматически. И постепенно увеличиваем и производительность труда за счет этого, сокращаем затраты, в том числе налогоплательщиков, на использование различных ресурсов, чтобы выпустить карту. Мы ускоряем процесс, минимизируем количество ошибок, неудовлетворенность граждан тем, что в конечном счете они на карточке могут получить некачественное фото. То есть, мы над этим активно работаем.

Другой вопрос, что надо работать еще активно в сфере разъяснения, почему это удобно, но, на мой взгляд, это произойдет очень быстро, и, к сожалению, наверное мы не будем здесь лидерами, хотя очень бы хотелось. Я думаю, что ритейл и банки будут впереди.

Кирилл КузнецовКирилл Кузнецов, фото: mos.ru

Наверняка в партнеры вы выбираете наиболее крупные и серьезные банки. Но человек, в общем, не привязан к какому-то одному игроку?

Нет, но и сами банки не сильно стремятся в этот проект. По разным причинам. Начиная от того, что люди воспринимают карту как скидки в аптеках или как бесплатный билет. И слабо воспринимают ее как банковскую карту. Хотя это действительно удобный банковский продукт. Человек может сейчас написать заявление, ему и пенсии, и все меры социальной поддержки будут выплачиваться на нее.

Мы договорились с ключевыми банками о том, что они входят в этот проект. Более того, они в него инвестируют. Сейчас город оплачивает эмиссию карты и, учитывая ее сложность и технологичность, она недешевая. Мы хотим перенести затраты на плечи банков и продумываем экономическую модель для того, чтобы им это было выгодно. Соответственно, им нужны обороты и остатки.

Возвращаясь к общей структуре сервиса. По сути дела, все делится на финансовую службу, в этом смысле вы не сильно нужны, потому что любая банковская карта, так или иначе, это закроет. Вторая часть — это идентификация. Это очень здорово, что она есть, но хорошо, чтобы она была не в рамках города, в рамках страны. И третья часть, которая именно городская, это льготы и локальные услуги, которые действительно должны быть именно к ней привязаны. Я правильно понимаю картину?

Картину поняли практически стопроцентно верно, ну, там есть еще какие-то минорные истории, которые дополняют карту. При этом надо понимать, что льготники, о которых мы говорим, зачастую даже не знают, что они имеют право на меры социальной поддержки. Я думаю, что практически каждый сидящий в этой студии так или иначе может получить эту карту. Чуть-чуть порывшись в запасниках своей памяти: а нет ли у него каких-то там прерогатив.

Знаете, вот я слушаю все это, и у меня возникает такой общий вопрос: какой KPI у вашего подразделения?

Счастье населения.

Но все-таки вы же как-то измеряете счастье?

У нас есть несколько критериев, по которым мы это счастье оцениваем. Первое — удовлетворенность пользователей. Как минимум, мы получаем обратную связь в виде обращений через электронную почту, и скоро запускаем мобильное приложение, где точно так же можно будет обратную связь дать. Второе — мы понимаем, что счастье в экономии времени клиентов.

Это неправильно, конечно, такой вопрос вам задавать по большому счету. Но, тем не менее, что стране-то делать?

Приходить к нам. Мы как предприятие открыты для регионов, поскольку мы ГУП, мы коммерческое предприятие, готовы сделать для них то же самое. При этом существенно дешевле, потому что город уже потратил огромные инвестиции на запуск сервиса, на разработку и на инновации.

Что нужно для этого другому городу, региону? Какой формат поддержки?

Это зависит от пожелания региона, потому что кто-то приходит и говорит: ребят, вы нам нужны только как консультанты, мы запустим все свое. Понятно, что бесплатным консультантом мы долго быть не можем, потому что, все-таки зарплату получаем за Москву и за то, чтобы москвичам жизнь лучше делать.

Соответственно, нужно определить масштаб задач, которые перед регионом стоят. Простой пример: они будут собственные сервера или наши использовать? Они будут собственных людей в call-центрах использовать или наших? Они будут карту запускать за свой счет или за счет банков? Вопросов очень много. То есть, надо согласовать техническое задание, фактически объявить конкурс. Мы в нем поучаствуем. Учитывая, что кроме нас таких регионов еще 2 — Башкирия и Татарстан, которые умеют делать близкие к нашим проекты, конкуренция будет небольшая.

Но карта при этом будет с вашей технологически идентичная, но не совместимая?

Почему? Совместимая. Объясню. Есть такая система — ЕГИСО, пенсионным фондом разработанная. В ней все льготники страны. А мы с ней интегрированы.

Давайте сделаем шаг чуть-чуть в сторону. Если посмотреть на эту карту как на ЭЦП, то возникает желание заинтегрировать ее в бизнес. Если я все равно ношу карту, давайте сделаем ее ключом ко мне в офис, ко мне домой. Давайте она как ЭЦП будет инструментом подписи у меня в документообороте.

Куда пойти? Что для этого стоит сделать? Вот нас сейчас читают люди, которые разрабатывают документооборот, например.

Как только мы начнем выпускать карту с банками (это должно произойти в ближайшие два–три месяца, остался вопрос согласования уже каких-то мелочей). Приходите, получаете эту карту, записываете на нее ЭЦП. И начинаете ее использовать в том же самом документообороте.

Есть открытые, свободные слоты, куда можно свое приложение вписать?

Дело в том, что там просто криптоконтейнер на карте. Вы с этой картой приходите в любой удостоверяющий центр, какой вам понравится. Записываете на нее ЭЦП, и начинаете использовать. При этом помимо ЭЦП карта обладает кучей других возможностей и сервисов. И если вдруг вы одновременно и руководитель предприятия, и многодетный отец или пенсионер, то у вас точно так же весь набор сервисов в одном месте.

Но если вы стали льготником после получения карты, то, к сожалению, так просто все не заработает. Но мы планируем, что в течение ближайшего года проблему решим и станет доступно перекодирование карты без похода в МФЦ и без ее перевыпуска. То есть, вы сменили статус и перестали быть льготником или, наоборот, вам надо будет перевыпускать карту в ближайшее время. Мы работаем над тем, чтобы можно было прислонить ее к смартфону и перезаписать. Опять же, смартфон тоже может быть этой картой. Когда вы с помощью технологии NFC…

Вообще говоря, сам телефон может ей стать?

Любой форм-фактор может стать.

Для этого мы должны с каким-нибудь там Apple Pay

Не обязательно. Есть технология USIM, которая позволяет использовать сим-карту как носитель. Мы можем вообще нашу соцкарту записать на сим-карту. Мы можем записать ее в приложение, тогда с помощью технологии NFC на смартфоне можно этой картой будет воспользоваться везде, где ответное оборудование умеет работать с NFC.

Смысл в том, что акцептант должен быть к этому готов. Акцептант — это условный музей. Должен быть готов клиент использовать новые технологии, и у него оборудование к этому должно быть готовым. Он может быть с брелоком, может быть с браслетом.

Последний вопрос. Паспортом станет?

Если мы о мечтах, то я надеюсь. А если о реальности, я не уверен, если честно, что это произойдет в ближайшее время. Мы сейчас не можем быстро, оперативно подружить технически между собой транспортных операторов, а представьте, нам нужно добавить еще базу МВД, куда влилась недавно база ФМС, которая была отдельна. Они там пока сейчас внутри сами разберутся, нам с ними нужно как-то туда включиться, это… Ну, это очень сложно и долго. Но я надеюсь, мы очень хотим.

Кирилл, спасибо вам большое, я желаю вам удачи! Не так много людей, у которых цель — это счастье москвича.

Спасибо большое.


Самые актуальные новости - в Telegram-канале Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
Ошибки венчурного инвестора
26 апреля 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase